Главная » Статьи » Наука » Футурология

Проектирование будущего, мониторинг и прогноз в контексте национальной безопасности

Выступление на Первой Всероссийской конференции «Комплексная безопасность в использовании инновационных инфокоммуникационных технологий.»
Государственная Дума

Малинецкий Г.Г.

Вызов будущего

Наш Институт – Институт прикладной математики им. М.В. Келдыша РАН (ИПМ) был создан в 1953 году для решения стратегических задач, стоявших перед страной. Речь шла о тех задачах, которые требовали использования компьютерных технологий, математического моделирования, эффективных алгоритмов управления и прогноза. В первые годы существования Института перед ним были поставлены проблемы совершенствования ядерного оружия и атомной энергетики, обеспечение конструирования и управления межконтинентальными баллистическими ракетами и космическими аппаратами. От решения этих задач, без преувеличения, зависела судьба нашего отечества. Они были успешно решены.

В сходной ситуации сейчас находится новая Россия. Её безопасность вновь оказывается самым тесным образом связана с прогнозом, с компьютерными системами мониторинга и моделирования.

В самом деле, последние 20 лет показали, что у нашей страны нет эффективной, научно обоснованной национальной политики ни в одной области. Её нет ни в экономике, ни в обороне, ни в демографии, ни в здравоохранении, ни в промышленности, образовании или науке. Причина этого - отсутствие стратегии – долговременных целей, определяющих будущее страны на десятилетия вперед, путей их достижения и конкретных ориентиров. Отсутствие стратегии связано с тем, что ни у элиты, ни в массовом сознании нет ясно сформулированных национальных интересов. Отсутствие таковых определяется тем, что в обществе нет понимаемого и принимаемого большинством населения и политическим классом образа желаемого будущего. Его предстоит обрести.

Известный американский социолог и политолог С. Хантингтон считает нашу цивилизацию – мир России – расколотой. И действительно, около трети населения считают себя людьми Запада и готовы быть «второсортными американцами», и более половины подчёркивает, что родились в СССР, что в будущем идеи социальной справедливости, коллективизма должны найти своё новое воплощение. Образ будущего должен объединять народ России. В формировании образа будущего огромную роль играет осознание смыслов и ценностей нашей уникальной самодостаточной российской цивилизации. И здесь многое зависит от политиков, руководителей, депутатов Государственной Думы, общественных организаций.

Не менее важна роль ученых в создании большого проекта для России. Проекта, в котором сейчас страна нуждается как в воздухе. В самом деле, создание стратегии требует определения коридора возможностей России, понимания альтернативных сценариев мировой и региональной динамики. Управление подразумевает выбор. И учёные должны на основе современных междисциплинарных подходов и компьютерных технологий показать, между чем делается выбор, какую цену придется заплатить за принимаемое решение, и какие риски с ним связаны.

Не может не радовать, что валовый внутренний продукт (ВВП) России, как утверждает Росстат, увеличился в 2007 году на 8,1%, что по этому параметру экономика страны заняла 10-е место в мире, а по паритету покупательной способности 7-е. Однако при всей симпатии к разработчикам национальных проектов следует отметить, что они не очень-то «национальные» и не очень-то «проекты». Их масштабы намного меньше требуемых, а ожидаемые результаты не согласуются ни с мировыми тенденциями, ни с накопленным опытом, ни с имеющимися научными разработками. Нельзя жить только сегодняшним днем. Чтобы разумно и эффективно принимать решения сейчас нужно заглядывать дальше.

Приведем конкретный пример. В конце 2007 года мы в Институте прикладной математики провели международную конференцию по недавно возникшей области исследований – математической истории. Один из американских коллег сделал очень интересный доклад о том, как военные и политики представляли Первую мировую войну за десятилетие до того, как она началась. (В те же годы были глубокие, прозорливые прогнозы учёных, впоследствии оправдавшиеся, которые были проигнорированы). Иллюзии о будущем стоили миллионы жизней и глубокого кризиса, выход из которого преобразил мир.

Накануне Второй мировой войны И.В. Сталин предсказывал, что будущая война будет войной моторов. Он оказался прав! Исходя из такого видения, форсированно развивались научные разработки и целые отрасли промышленности. Достаточно напомнить, что в легендарный танк Т-34 за годы войны было внесено более 200 нововведений, усовершенствований. Немцы за маневренность называли его «легковой машиной на поле боя» и несмотря на огромные усилия лабораторий Круппа они не смогли сделать аналога. Вот оно «инновационное развитие»! Политики, услышавшие экспертов, и верно выбравшие приоритеты, учёные и инженеры тогда выполнили свою задачу.

Естественно спросить сейчас – какими будут войны XXI века? К чему следует готовиться России? Это тем более уместно, поскольку в соответствии с новой программой вооружений России в течение ряда лет на создание и закупки новых систем оружия в стране будет затрачено несколько триллионов рублей. На чем следует сделать акцент сейчас?

Чтобы ответить на этот вопрос следует заглядывать, по крайней мере, на 30 лет вперед. В самом деле, от момента начала финансирования до того, как новое оружие поступит в войска, как показывает мировой и советский опыт, проходит около 10 лет. И ещё около 20 лет это оружие должно работать, создавая противовес не только нынешним, но и перспективным системам вооружений противника. Каковы они? Каких противников следует иметь в виду? На каких театрах военных действий России, возможно, придется отстаивать свои интересы?

Отвечать на эти вопросы должны учёные и эксперты. Научный прогноз и соответствующие информационные технологии становятся в XXI веке столь же важны, как атомные бомбы , ракетные системы и надежные шифры в ХХ-м. Соответствующие технологии – их часто называют технологиями проектирования будущего очень активно создаются и используются в развитых странах. В США проектирование будущего возложено на национальное разведывательное сообщество. В стране ежегодно проводится более 30 конференций по этим проблемам. Будущее находится в поле зрения общественности - достаточно посмотреть на открытый сайт ЦРУ – www.cia.gov. И это также является инструментом управления и борьбы в столкновении цивилизаций. К работе над этими проблемами привлечены Нобелевские лауреаты, ведущие риск-менеджеры страны, мозговые центры – RAND (более 5000 экспертов, аналитиков, исследователей), Институт сложности (Санта-Фе), Национальная лаборатория в Лос-Аламосе и многие другие. Такой системы проектирования будущего в России пока нет. Она должна появиться. Без неё ряд программных положений, недавно выдвинутых В.В. Путиным и Д.А. Медведевым, реализовать не удастся.

Войны XXI века, видимо, будут войнами в пространстве смыслов, ценностей, образов массового сознания, в информационном пространстве. Если в ХХ веке победу обеспечивало превосходство в высоких военных и производственных технологиях (high-tech), то в XXI веке на первый план выйдут высокие гуманитарные технологии (high-hume). Рефлексивное управление, информационные атаки, организационное оружие, технологии управления хаосом, методы воздействия на массовое сознание и установки элиты – область активной работы наших оппонентов. Борьба систем управления, мониторинга, прогноза новых поколений и «умного оружия» - те реальности, к которым следует готовиться в России.

Отрадно понимание вызовов будущего руководством страны. На встрече с руководством РАН 03.12.2001 Президент РФ В.В. Путин поставил перед научным сообществом России две задачи:

– независимая экспертиза государственных решений, прогноз и отработка мер по предупреждению бедствий, кризисов и катастроф в природной, техногенной и социальной сферах;

– отработка мер по переводу страны от нынешней «экономики трубы» на инновационный путь развития.

К сожалению, к решению этих ключевых задач на современном уровне и в необходимых, с точки зрения национальной безопасности, масштабах российские исследователи за прошедшие годы пока не приступили. Хочется надеяться, что это дело ближайшего будущего.

Когда специалисты по прикладной математике и информационным технологиям начали работать с выдающимся авиаконструктором П.О. Сухим, они поинтересовались, на чём следует сосредоточить внимание. Он ответил, что помогать следует прежде всего ему, а, может быть, и только ему, поскольку ошибки, сделанные на стратегическом уровне, являются самыми дорогими и тяжелыми – их обычно не удается скорректировать на более низких уровнях иерархии. По-видимому, то же относится и к государственному управлению – Администрацию Президента, Правительства РФ, Государственную Думу должны поддерживать первоклассные научные коллективы, опирающиеся на современные информационные технологии. Сейчас это становится вопросом национальной безопасности.

Возможности систем мониторинга и прогноза

Возможности прикладной математики в задачах прогноза развития социально-экономических систем, динамики систем вооружения, предвидения кризисов и катастроф существенно расширились. Приведем несколько наглядных примеров.

Девятнадцатый век прошёл под знаком геополитики (вспомним знаменитое высказывание Карла Клаузевица о войне, как о продолжении политики другими средствами). Двадцатый век стал веком геоэкономики, когда судьбы стран определяли производительность труда, потоки ресурсов, финансовые инструменты. По мнению многих экспертов, XXI век будет веком геокультуры, в котором разные цивилизации будут отстаивать свои смыслы и ценности, свой тип жизнеустройства. Борьба уже происходит за умы и души. И перспективы цивилизаций будут определяться тем, насколько активно они готовы поддерживать «своих» и противостоять «другим». (Именно это главное в проекте, связанном с глобализацией или с американизацией мира).

В последние годы на основе теории самоорганизации – синергетики - появилась возможность описывать конкуренцию носителей разных проектов, различной «ценной информации», как говорят математики [1].Именно эта информация может быть связана с ценностями и большими проектами. Модель, построенная в рамках этого подхода, сотрудником ИПМ А.С. Малковым показывает, какой будет политическая карта России к 2030 году в случае инерционного сценария развития без военного вмешательства, если сверхусилия, необходимые для того, чтобы изменить облик страны, не будут вложены. Курилы и Сахалин отходят к Японии, на Дальнем Востоке возникает зона китайского влияния, Камчатка, Чукотка, Восточная и часть Западной Сибири оказываются в зоне влияния США, появляется мусульманский анклав в Поволжье и Северо-Западная республика. Это согласуется с мнением, высказанным рядом американских аналитиков.

К сожалению, будущее, перспектива 2030 года выпадает в России из массового сознания и представителей элиты. Это особенно опасно – в конце ХХ века мы начали жить в мире самосбывающихся прогнозов. Кроме того оружием, направленным против предлагаемого оппонентом прогноза или большого проекта, может быть только другой прогноз или проект. Последние выступления Президента РФ дают надежду на изменение ситуации.

При прогнозировании, естественно, основное внимание должно быть уделено главным факторам, ключевым процессам. Каковы же они в современном мире? Традиционный подход связан с экстраполяцией, с планированием « от достигнутого». Однако проведенные исследования показывают, что мир за время жизни одного поколения принципиально изменился[2]. В нем происходит событие, не имеющее аналога в истории (самая близкая аналогия – это неолитическая революция). Это событие, составляющее основное содержание переживаемой исторической эпохи – глобальный демографический переход. В соответствии с представлениями священника и профессора Мальтуса численность любого вида в условиях избытка ресурсов растёт по геометрической прогрессии (N' = aN), где - численность популяции). Исследования историков и палеодемографов, выполненные в конце ХХ века, показывают, что это не относится к человеку. В течение сотен тысяч лет скорость роста числа людей была пропорциональна их квадрату (N' = a N2). Это приводило к гиперболическому закону роста (N ~ 1/ (2026 год - t), гораздо более быстрому, чем геометрическая прогрессия. И на протяжении последних 20 лет этот закон роста, действовавший на протяжении всей истории, меняется. Происходит резкое замедление роста числа людей - отклонение от предыдущего гиперболического закона уже составило 2 миллиарда человек! На фоне этого грандиозного изменения многие экономические, политические, социальные проблемы представляются второстепенными. Прогнозы ООН, ЦРУ, исследования проведенные в ИПМ, предсказывают стабилизацию численности населения мира (в наиболее благоприятном варианте) на уровне 9-12 млрд. человек. Это совершенно другая реальность. В течение десятилетий человечеству предстоит изменить свои алгоритмы развития, набор жизнеобеспечивающих технологий. Возрастает вероятность глобальных переселений народов. Проектируя будущее на уровне страны, естественно иметь в виду эти глобальные мировые тренды.

Многие важнейшие процессы, нуждающиеся в мониторинге и прогнозировании, сейчас происходят на уровне регионов. Формально каждый регион должен прогнозировать и планировать своё развитие. Однако привлечение в эту область профессионалов и современных технологий мониторинга и прогноза даёт новое качество. Оно позволяет губернатору, министрам, правительствам регионов, директорам предприятий, депутатам увидеть будущее тех структур, которыми они руководят, и оценить, как их сегодняшние действия могут это будущее изменить.

Для работы с регионами мы в ИПМ создали «Центр компьютерного моделирования и экспертного анализа» (им руководят Н.А. Митин и В.В. Шишов). И результаты прогноза развития регионов и для исследователей, и для руководителей оказались парадоксальными. Оказалось, что несмотря на огромный научно-технический потенциал Московской области, Москва съедает её, превращая в регион складов, свалок, спальных районов. При инерционном развитии роль этого региона в экономике России будет падать. И здесь есть своя точка бифуркации (точка принятия решения) после которой траекторию региона уже не изменить. Однако сейчас есть возможность резко ускорить развитие, опираясь на большой потенциал имеющейся на территории области наукоградов, и построить другое будущее. Ключ к этому - повышение восприимчивости экономики региона к нововведениям.

Другая работа, выполненная в Центре, касается рисков регионов, связанных с вступлением России в ВТО. Только один пример. В соответствии с принятием Думой рядом законов школы, предприятия и институты должны перейти на лицензированные программные продукты. Сейчас сотрудники ОБЭП изымают компьютеры, накладывают штрафы, привлекают к ответственности в сотнях организаций России. По сути, интересы корпорации Microsoft наши правоохранительные организации защищают в ущерб отечественным предпринимателям и работникам. Сделанные оценки показывают, что только для малого и среднего бизнеса Московской области это обойдется в несколько миллиардов рублей. Для малого бизнеса это не маленькие деньги. Разработки Центра показывают, как можно избежать этих затрат.

Имея в виду задачу, поставленную Президентом РФ перед Академией, сотрудники 10 институтов РАН в 2002 году во главе с ИПМ выдвинули идею создания Национальной системы научного мониторинга опасных явлений и процессов в природной, техногенной и социальной сферах. Повышение наблюдаемости опасных явлений , связанное с их мониторингом, комплексным анализом может защитить граждан России от многих бед[3]. В мире происходит революция в области мониторинга. Это противоречивый процесс, но одним из его результатов может стать существенное повышение безопасности, значительная экономия средств, улучшение управляемости регионов, отраслей промышленности, страны в целом. Однако это исключает ведомственный и местнический подход, преобладающий в настоящее время. Можно сказать, что государственный аппарат оказался не подготовлен к использованию инновационных технологий в сфере мониторинга и телекоммуникации. Предложение академических институтов начало воплощаться только в 2006 году, в настоящее время в ИПМ создается экспериментальный стенд этой системы.

Получены интересные результаты. Однако масштаб работ и использование результатов пока гораздо меньше необходимых.

Суть современного подхода к мониторингу многих сложных явлений очень проста. У нас нет хороших математических моделей для человеческого организма. Однако если у нас есть градусник и температура превышает 37°, то есть основания беспокоиться и принимать меры. Модели атмосферы весьма сложны. Однако если барометр «падает», то можно ждать изменения погоды, а если «падает» очень сильно, то и бури. Многие алгоритмы прогноза опираются на аналоги температуры или атмосферного давления, а компьютерные системы ориентируются на поиск предвестников катастрофических событий. Такие системы обучают на предыстории системы.

Такой подход применим к очень многим объектам. На этой основе дается среднесрочный прогноз землетрясений (российская наука в этой области занимают передовые позиции). Аналогом температуры здесь являются 8 величин, которые рассчитываются с помощью усреднения данных сеймостанций. Когда 7 из них пересекают опасный уровень (именно эти уровни и определяются в результате настройки или "обучения" компьютерной системы) объявляется тревога.

Как показали исследования, проведенные в ИПМ и в Международном институте теории прогноза землетрясений и математической геофизики РАН в последние годы, таким образом можно прогнозировать кризисы в социально-экономических системах. Более того, на этой основе удается предсказывать скачки тяжелых преступлений (убийства, изнасилования, разбой) на региональном уровне. Это было сделано на материале Ярославского и Тамбовского регионов. В мире пока нет аналогичных результатов.

Возможности мониторинга и прогноза за последние годы существенно выросли. Для решения этих задач создана серьёзная научная основа[4]. Осталось добиться, чтобы эти возможности активно использовались во благо России.

Неотложные задачи и предложения

Обратим внимание на несколько наиболее острых проблем и кратко их прокомментируем.

· Обеспечение вычислительной безопасности России. В настоящее время в нашей стране нет собственных пакетов прикладных программ для расчета ряда авиационных конструкций, поиска и обустройства нефтяных и газовых месторождений, квантовохимических расчетов, компьютерного проектирования лекарств и ряда других принципиальных вычислительных технологий. Сплошь и рядом отечественные разработки используют западные пакеты в режиме "черного ящика", не понимая используемых в этих пакетах алгоритмов и областей их применимости. Переход к инновационному развитию предполагает изменение этой неприемлемой, с точки зрения национальной безопасности, ситуации и соответствующие усилия государства в этой области.

· Ликвидация монополии Microsoft в России. В настоящее время значительная часть правоохранительной системы России поставлена в положение, при котором она вынуждена отстаивать интересы мировой компьютерной монополии Microsoft в ущерб отечественным производителям, науке и образованию. Развитие России требует разработки и внедрения собственной операционной системы (полумера – переход к свободно распространяемому программному обеспечению, системам с открытыми кодами) и принципиально важных программных инструментов, позволяющих избавиться от зависимости в сфере программного обеспечения. Это также вопрос национальной безопасности.

· Создание национального банка моделей и данных. Прогнозирование и мониторинг на государственном уровне требует адекватных инструментов и надежных верифицированных данных. Это есть во всех развитых странах, занимающихся проектированием будущего. Это должно появиться и в России.

· Разработка национальной стратегии в области компьютерных наук в контексте мирового развития. Российские программисты успешно работают и часто занимают ведущие позиции в западных компаниях, в то время как Россия не имеет ни амбициозных проектов в сфере инфокоммуникационных технологий, ни фирм мирового уровня, и главное – не имеет национальной стратегии и, соответственно, и политики в этой важнейшей сфере, определяющей развитие "новой экономики". Развитие России требует разработки такой стратегии в ближайшее время.

· Рывок в области образования в сфере компьютерных наук, мониторинга и прогноза. Мировой отечественный опыт показывает, что инновационный рывок начинается с форсированного развития системы образования в соответствующих областях. Более 30 лет назад вторым директором ИПМ, академиком А.Н. Тихоновым был создан факультет вычислительной математики и кибернетики (тогда эти слова были наиболее подходящими) МГУ им. М.В. Ломоносова (ВМК). СССР был компьютерной сверхдержавой и в течение нескольких лет были созданы программы и учебники мирового уровня. Они тиражировались по всей стране. Однако сейчас ситуация изменилась – у нас не готовят специалистов во многих важных областях компьютерных наук, нет учебников, программ и т.д. (Студенты факультета ВМК на студенческих олимпиадах занимают 30-50 место в России!) Образование в сфере компьютерных наук нуждается в коренной модернизации.

Использование результатов прогноза и мониторинга лицами, принимающими решения, управление в инновационном секторе экономики требует других специалистов, которых сейчас высшая школа России не готовит. Если сейчас в России копируется западная схема подготовки управленцев в торговле, традиционных отраслях, банковской сфере (МВА – master business administration), то нужны для инновационного развития специалисты, владеющие методами прогноза, мониторинга, проектирования будущего. Их можно назвать специалистами по инновационному развитию (MIA – master innovation administration). Существуют проекты, программы, энтузиасты, но достучаться до Министерства образования пока не удается. Министерство занято формой и подражанием западным стандартам (бакалавры, магистры, единый государственный экзамен и т.д.) в то время как рывок нужен в области содержания.

Исходя из сказанного и учитывая что главная функция Государственно Думы РФ – законотворческая, можно выдвинуть ряд предложений. Сформулируем их с краткими комментариями.

- Разработка Закона о прогнозировании. В настоящее время работа по прогнозу оказалась вне правого поля. С одной стороны, те, кто занимаются этой работой, сплошь и рядом не несут никакой ответственности за свои прогнозы, за использование адекватных алгоритмов и методик (в результате исследователи и серьёзные специалисты оказываются на одной доске с шарлатанами и гадалками). С другой стороны, лица принимающие решения, вольны использовать или не использовать результаты прогнозов (даже в тех случаях, когда речь идёт о человеческих жизнях), не неся никакой ответственности за их игнорирование. Однако без изменения нынешней ситуации прогноз не станет эффективным инструментом для движения России в будущее.

- Разработка Закона о мониторинге. В настоящее время отсутствуют правовые основания для комплексного мониторинга социально-экономической, природной и техногенной сферы России. Информационные потоки оказались "приватизированы" министерствами, ведомствами, другими госструктурами. Координировать деятельность нескольких министерств (в том числе и в информационной сфере) по существующим законам имеет право лишь Президент, вице-президент (если таковой имеется) или премьер-министр. Ведомственность парализует работу по мониторингу. Огромные возможности, предоставляемые информационными и телекоммуникационными технологиями, не используются. Мониторинг в сфере здравоохранения, образования, жилищно-коммунального хозяйства, технологий, ряде других областей позволяет многократно уменьшить издержки и повысить эффективность принимаемых мер, программ, национальных проектов. С другой стороны, права личности на сохранение конфиденциальности разных типов информации должны обеспечиваться значительно надежнее, чем сейчас.

- Разработка Закона о национальном банке данных, моделей, компьютерных технологий. В настоящее время, как показывает работа исследователей с представителями исполнительной власти (в частности с МЭРТ и с Минфином), отсутствует система моделей, объективных верифицированных данных, которые необходимы для прогнозирования, планирования и оптимизации развития. Объект управления становится непрозрачным, решения субъективными, управление неэффективным. Принятие и исполнение соответствующего закона помогло бы начать выправлять ситуацию.

- Создание Комиссии по образованию в сфере мониторинга, прогноза и компьютерных наук. Информационно – телекоммуникационные технологии сейчас составляют основу новой экономики (экономики, основанной на знаниях), базу пятого технологического уклада. Подготовка специалистов современного уровня – программотехников, аналитиков, модельеров, инновационных менеджеров – становится государственным делом. В аналогичной ситуации несколько десятилетий назад в США была создана комиссия по образованию в области информатики при Конгрессе США. В её обязанности входило привлечение ведущих учёных страны для разработки программ нового поколения, проведение конкурсов на написание современных адекватных учебников, лицензирование и инспекция ВУЗов, в которых готовят специалистов такого профиля. Это дало отличные результаты. Возможно, следует пойти на создание нового ВУЗа для обкатки этих методик и программ (Например, "Высшей школы компьютерных наук", как предлагает профессор И.Б. Петров – заведующий кафедры информатики Московского физико-математического института) или найти иные формы. Эта проблема должна решаться на государственном уровне.

- Обеспечение экспертизы по существу законов, принимаемых Государственной Думой. Существенно повысить эффективность работы Государственной Думы и дать мощный импульс информационным и компьютерным технологиям может экспертиза принимаемых законов по существу. В самом деле, практика показывает, что во многих случаях "на уровне здравого смысла" не удается оценить, сколько стоит реализация закона, насколько эффективны механизмы, обеспечивающие его выполнение, каковы последствия, в том числе и отдаленные, такой правоприменительной практики. Работа Государственной Думы нуждается в гораздо более серьёзной научной поддержке, чем ныне, включающей мониторинг, прогноз, моделирование, анализ и корректировку своей деятельности, обеспечиваемой петлей обратной связи, создание которой намного упрощает современные инфокоммуникационные технологии.

Подведем итоги. В настоящее время в России есть и специалисты, и научно-инженерный потенциал, и технические средства, чтобы решать многие задачи государственного управления, в том числе и связанные с национальной безопасностью, на новом, более высоком уровне. И от руководителей страны, депутатов Государственной Думы зависит, насколько быстро и эффективно появившиеся возможности будут использованы во благо России.

[1] Это удалось сделать в рамках так называемой динамической теории информации. Подробности представлены в книге Д.С. Чернавского «Синергетика и информация (динамическая теория информации, 2-е изд. – М.:Едиториал УРСС, 2004, 288с.

[2] Капица С.П., Курдюмов С.П., Малинецкий Г.Г. Синергетика и прогнозы будущего. 3-е изд. – М. Едиториал УРСС, 2003, 288с.

[3] Будущее России в зеркале синергетики /Под ред. Г.Г. Малинецкого. М.: КомКнига, 2006.-272с.

[4] Обращу внимание на две книги, где представлены научные основы этой деятельности. Владимиров В.А., Воробьёв Ю.Л., Малинецкий Г.Г. и др.Управление риском. Риск, устойчивое развитие. синергетика.- М.:Наука, 2000, 431с.; Малинецкий Г.Г., Потапов А.Б., Подлазов А.В. Нелинейная динамика: Подходы, результаты, надежды – М.: КомКнига, 2006, 280с.

Источник: http://smi-svoi.ru/

Категория: Футурология
Добавлено: 17.01.2011
Автор: Projecting the future
Просмотров: 3493
Рейтинг: 3.5/2
Темы: вто, ОБЭП, Mia, Шишов, Microsoft, глобальные мировые тренды, ран, 2030, МВА, Россия
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]