Главная » Статьи » Наука » Футурология

Россия завтрашнего дня...

...глазами режиссера-кинодокументалиста



 

«Русская карта» - так называется серия документальных фильмов, создаваемая вот уже несколько лет питерским режиссером и экономическим географом Иваном Сидельниковым. Фактически, его ленты – попытка заглянуть в возможное русское будущее. В грядущее России не как придатка к «нефтегазовой трубе», а как динамичной, инновационной страны. Четвертая лента «Русской карты» так и называется – «Из сегодня в завтра». 


Каковы же черты этого Завтра? Каковы условия старта сегодня? 

ПЕРЕОСВОЕНИЕ РУССКОГО ПРОСТРАНСТВА


Гражданам РФ – постоянно внушают, что государство наше стоит на пороге больших свершений. Появляются новые финансовые институты – Инвестиционный фонд и Банк Развития. Создаются госкорпорации – олимпийская и нанотехнологическая. Из Восточной Сибири к Тихому океану тянется новый нефтепровод, а по дну Балтийского моря в Европу побежит российский газ по трубопроводу «North Stream»...

Однако это – всего лишь красивые декорации, что скрывают отсутствие действительно масштабных, исторически значимых проектов, поскольку вместо реального роста страна продолжает тупиковый вектор «развития»: строительство экономики сырьевого придатка, доставшийся нам в наследство от позднего Советского Союза. Формально мы существуем в глобальной экономике, но никак не можем зажить в ней полноценно: почти не видно новых отечественных товаров и услуг, нет масштабного развития инфраструктуры. Стране не хватает внятной стратегии развития, отвечающей требованиям нового времени. Обо всем этом говорили на круглом столе «Образ будущего: новое освоение пространства России», прошедшем недавно в Санкт-Петербурге в рамках фестиваля «Мир знаний». 

Появляются новые финансовые институты, множатся госкорпорации, прокладываются новые подводные пути для углеводородов. Стабфонд ломится от нефтедолларов, а набравший мышечной массы отечественный бизнес всерьез готовится к зарубежной экспансии. Путинская стабильность, приправленная здоровым оптимизмом преемника, вот-вот обернется всеобщим процветанием… 

Однако ни на минуту не оставляет ощущение того, что это – лишь красивая бутафория, а за нею скрывается отсталая, обветшавшая инфраструктура, неуклюжая, неэффективная система управления и отсутствие действительно важных для страны проектов. Да, мы стали частью «большого мира», но в глобальной экономике существуем очень формально. Мировой рынок давно привык к экспорту отечественных энергоресурсов еще с советских времен, и не знает, что такое новые российские товары и услуги, и уж, тем более, что такое спрос на них. 

Робкие подвижки в сторону реального обновления слишком явно контрастируют с сумасшедшими темпами развития тех стран, которые еще вчера относились к третьему миру. Недавние аутсайдеры – Индия и Китай – вместо разглагольствований о многовековой культуре и особом пути встали на рельсы реальной модернизации, уверенно вписались в мировой экономический процесс и «дают прикурить» традиционным лидерам. На этом фоне отсутствие в РФ внятной стратегии развития, отвечающей современному контексту глобальной конкуренции, становится критичным. 

Именно на кругом столе «Образ будущего: новое освоение пространства России» Сидельников и продемонстрировал новую ленту, посвященную конструкторам и изобретателям, разрабатывающим российские технологии XXI-го века. Их поистине прорывные разработки способны эффективно организовать пространство страны, улучшить социальную жизнь, вдохнуть новый смысл и содержание в российскую экономику. Однако, пока эти проекты не нашли отклика у государственных чиновников.

Перед зрителем проходит череда впечатляющих образов.

Владимир Фисенко, (энергосбережение). Струйные теплогенераторы, разработанные профессором Фисенко, позволяют в несколько раз снизить расходы на электричество и тепло. Технология «фисоников» универсальна в применении: она подходит как для загородного дома, так и для крупного завода.


Сергей Сибиряков, (массовое малоэтажное строительство). «Венчурный капиталист» Сибиряков строит заводы-конвейеры по выпуску домов-конструкторов, широко используя в производстве и традиционное дерево, и новые материалы. Срок возведения дома – один день, поселка на 400 коттеджей – один месяц, себестоимость с коммуникациями и частичной отделкой - 350 долларов. В перспективе – 5000 рублей за квадратный метр.

Анатолий Юницкий, (струнный транспорт). Юницкий убрал недостатки и объединил преимущества автомобильного, железнодорожного и авиационного транспорта в экологически чистой струнно-транспортной системе высокой степени безопасности. Основные элементы – железобетонные сваи, натянутый рельс-струна и составы с вагонами. Дорога может проходить по тайге, тундре, вечной мерзлоте, горам и болотам. Скорость передвижения состава – 350-450 км/ч.

Анатолий Ермишин (альтернативная авиация). На производствах в Нижнем Новгороде и в Саратове развивают давние разработки легендарных советских конструкторов – Ростислава Алексеева и Льва Щукина. Экраноплан Алексеева – корабль со скоростью самолета, который перемещается над водой, тундрой, песками и льдами на высоте до 10 м со скоростью 450-500 км/ч. Летающая тарелка «небесного деда Щукина» (ЭКИП) осуществляет взлет и посадку с неподготовленных аэродромов и водных площадок, перевозит сотни тонн груза или тысячи пассажиров. Превосходит любые современные лайнеры по таким показателям как дальность полета, экологичность, уровень комфорта и энергосбережение.

Глеб Тюрин, (социальный консалтинг). Агент социальных изменений Тюрин разработал методики по выходу российской деревни из глубокого системного кризиса. Он превращает депрессивный деревенский народ в позитивно настроенных людей, нацеленных на развитие своей территории. В богом забытых медвежьих углах Архангельской области и Приморского края от воплощает успешные проекты местного самоуправления. Европейская ассоциация местного развития объявила его опыт в деревнях архангельской области «европейской ценностью» и выдала медаль «за выдающееся развитие гуманитарных технологий».

Таковы только некоторые «разведчики будущего» Русской земли. Но почему они пока остаются практически невостребованными? Об этом мы беседуем с Иваном Сидельниковым.

КОРРУПЦИЯ – ЭТО ИЗЛЕЧИМО

 

- Иван, почему государство не пытается реализовать инновационные инфраструктурные проекты на основе показанных в фильме разработок? Все дело в лоббировании ведомственных интересов, банальной коррупции или забитости собственников предприятий?


- Отчасти вы правы, но не стоит все сваливать на коррупцию. Коррупция была всегда и везде, а мир тем временем как-то развивался. Посмотрите на важные инфраструктурные проекты, проекты мирового масштаба – они же все не с нуля появлялись. Например, Суэцкий канал построили только с четвертого раза, да и в истории с Панамским каналом – коррупция была максимальная. До этого собирались акционерные общества, воровали деньги и лопались. А как в США строили трансконтинентальные железные дороги – сами американцы не любят вспоминать. Сколько там денег исчезло, сколько шерифов и губернаторов перестреляли! Но в итоге дороги построили.

Поэтому не стоит демонизировать коррупцию. Это излечимая болезнь. Те же США в 1930-е годы, во время Великой Депрессии, проходили поэтапно почти то же самое, что мы проходим в современной России. Сначала – поголовный бандитизм и перестрелки. Потом жуткая коррупция, взятки берут буквально все: от врачей и сантехников до чиновников федеральных министерств. Но постепенно жизнь преобразилась: американцы экономически повзрослели, вывели из моды взятки. Теперь вот возглавляют глобализацию в мировом масштабе. Так что современный уровень коррупции в России – это болезнь роста, которую мы со временем преодолеем.

- Интересно, каким образом и, главное, когда это произойдет?


- Что касается механизма… Россия – страна с вертикальным социальным устройством. В ней особенно велика роль «начальника». Это значит, что модернизация – процесс обновления страны, он начинается «сверху», из президентской администрации. Я думаю, в один прекрасный день главный по стране устроит показательную чистку – посадят человек 30 крупных чиновников. Тогда люди во власти поймут, что правила изменились, и сразу начнут перестраиваться. Вместо 50% «отката» будут брать 10%, и то по большим праздникам. И вообще, чтобы оставаться на занимаемой государственной должности, нужно будет делать что-то реальное: помогать создавать рабочие места, открывать новые производства, стимулировать рост малого и среднего бизнеса – и эти индикаторы, критерии работы чиновников уже начинают гласно обсуждаться. А кто не адаптируется, не примет новые правила, тот выйдет из игры – на пенсию, на погост или на нары за взятки. Таким образом, класс управленцев постепенно начнёт обновляться.

Что же касается вопроса «когда», здесь сложно делать точный прогноз. Но, судя по мировому опыту, такие процессы занимают около 30 лет. У нас уже половина срока вышла.

НОВЫЙ «МЕЙНСТРИМ» ФОРМИРУЕТСЯ СЕГОДНЯ? 

 

- Но свежие идеи могут перезреть или уплыть к иностранным капиталистам. Каковы их шансы пробиться если не сейчас, то хотя бы в ближайшие годы?

- Шансы-то есть. Просто мы сейчас переживаем такой период, когда многое зависит от существующей конъюнктуры. И не только мировых сырьевых рынков. Есть основной поток, можно сказать, государственный мейнстрим, и некоторые проекты туда не вписываются.

Вот, например, в начале четвертой «Карты» я рассказал про академика Валерия Легасова. 20 лет назад он написал статью. Фактически, манифест о технологической модернизации, о том, как должна быть преобразована экономика индустриальной страны – СССР. Он говорил: не нужно догонять и копировать западную промышленность, а надо создавать свою собственную, на основании новых разработок. То есть, перешагнуть через несколько технологических ступеней. Но тогда статья просто не попала в общее течение. А сейчас эти идеи находят отклик в умах разных людей, в том числе и чиновников.

Современный пример – Владимир Яковлев. В 2005 году он возглавлял Министерство регионального развития и опубликовал программную статью в «Известиях». Там было много правильных мыслей, а основной мотив звучал примерно так: Федерации необходимо пространственное развитие, которое бы связывало экономические, экологические и социальные интересы регионов с национальными интересами России. Тогда Яковлев, опять же, не попал в мейнстрим: «верхи» делили ЮКОС и другие нефтепотоки, до каких-то там регионов дела не было. А сегодня выходит Дмитрий Козак, новый министр регионального развития, и говорит то же самое: нужно серьёзно менять федеральное устройство, передавать власть муниципалитетам, развивать пространство страны. Сейчас это уже попадает в «генеральную линию партии», потому что дефицит инфраструктуры начинает сдерживать всё, включая экономический рост. Отсюда «растут ноги» современных планов: колоссальных инвестиционных программ госкорпораций, стратегий развития новых отраслей и региональных программ развития.

Кстати, с сериалом «Русская карта» случилась аналогичная история. Недавно один продюсер с государственного телеканала мне прямо заявил: «Знаешь, почему мы не показывали твои фильмы по каналу «Россия»? Мы понимали: покажем – народ будет буянить. Потому, что все очевидно и понятно, но также очевидно и понятно, что «наверху» это до поры до времени никому не нужно. Вот скоро время придет. Наверное, на будущий год поставим в ротацию». То, что мы делали два-три года назад, становится востребованным только сейчас.

- Два-три года – это, слава богу, не пятнадцать. Но все же, можно ли попасть в основной поток как-то побыстрее?


- Вряд ли. Прорывная идея – она на то и прорывная, чтобы не попадать в мейнстрим. Она должна пережить три стадии: «Этого не может быть!», «В этом что-то есть…» и «кто же этого не знает?». Вот в свое время, например, Циолковский предсказывал развитие ракетной техники, орбитальных комплексов и так далее. Что это было — фантастика? Проповедь? Миссионерство? Конечно, нет. Просто он был ученым, который на основе первого и второго законов Ньютона, закона сохранения импульса — понял то, как может развиваться эта техника – техника для освоения космоса. Дал научный, системный прогноз, который сбылся на сто процентов. Когда Циолковский об этом говорил в начале ХХ века, это казалось фантастикой и чудачеством, но спустя шестьдесят лет все убедились, что калужский мечтатель оказался абсолютно прав. Можно привести множество других примеров на ту же тему, но вернемся к сегодняшней ситуации.

Если хочешь быть услышанным, нужно постоянно «пинать» и тормошить людей, «капать на мозги», пока тебе не скажут: «Все, это мы уже знаем, не стучись в открытую дверь». Я в своих фильмах так и делаю – провожу ликбез, разрушаю стереотипы. Чиновникам ведь тоже их показывают. И пусть большинство не обратит внимания. Все равно кто-то посмотрит и запомнит, и даже если тема совсем не его, в голове все равно отложится. И он где-нибудь на корпоративной вечеринке случайно расскажет, что появился такой-то тренд, ребята что-то делают. А потом мне звонят и говорят: «Это вы там кино про мост между Западом и Востоком делали? Приезжайте к нам на семинар, нужны свежие идеи».

- Тем не менее, некоторые интересные словечки, обозначающие прогресс, в мейнстрим РФ уже включены: «нано-», «инновации», «нацпроекты». Что мешает не равнодушным чиновникам включить в этот список, например, струнный транспорт или технологии энергосбережения? 


- Дело не в том, что им что-то мешает. Дело в том, что наши чиновники ничего не видят дальше собственного носа. Они существуют в координатах своей карьеры. Их занимают исключительно вопросы движения финансовых потоков, кадровых перестановок и своевременной подстройки под нового «начальника». А чтобы давать жизнь реально прорывным, стратегически значимым проектам, нужно мыслить категориями десятилетий, нужно уметь проектировать горизонт. Нужно понимать, что есть страна, которая 1000 лет жила до тебя и еще, дай Бог, столько же проживет после.

Именно в этом, а не в коррупции, заключается главная проблема. В отсутствии настоящих стратегов и желании действовать на благо России.

- А откуда возьмутся такие люди? Петр Аркадьевич Столыпин – разве популярен у госчиновников? 


- Сложно сказать. Люди будущего вообще редко появляются. А сегодня ситуация усугубляется еще и тем, что нынешняя правящая элита в основном укомплектована людьми из прошлого. Эти люди справедливо не понимают, зачем делать что-то новое, когда у них и так все есть, включая по госкорпорации на брата. Вот, например, экс-министру экономического развития Герману Грефу принесли промышленные разработки транспортной системы Юницкого, позволяющей перевозить что угодно – грузы, людей – с принципиально новыми скоростями, в среднем, около 400 км/ч, в противовес нынешним усредненным 40 км/ч российских железных дорог. Попросили жалкие полтора миллиарда долларов инвестиций на доработку и внедрение скоростного транспорта в реальную экономику. А министр недоуменно спрашивает: «А зачем нам что-либо возить с такой скоростью? Нам хватает пропускной способности железнодорожной сети». Он искренне не понимает, зачем строить в России транспорт, не имеющий мировых аналогов – тут и коррупции никакой не надо.

И так почти везде. Под боком есть дешевые решения и новые ресурсы, но управленцы ничего об этом и не знают, и знать не хотят. Не умеют они решать задачи, управлять проектами, проводить реформы. Это, в общем-то, дремучие люди, живущие устаревшими стереотипами. Я видел чиновников, занимающих высокие посты в региональных администрациях, которые не знают, что такое Интернет, да и вообще боятся к компьютеру подойти. А увидев космические снимки своего дачного участка из программы «Google Earth», они по привычке звонят в Первый отдел с вопросом: «Кто разрешил»?

НУЖНО СОЗДАТЬ ПОКОЛЕНИЕ, ДУМАЮЩЕЕ ПО-ДРУГОМУ

 

- Так нужно переучивать старых управленцев и воспитывать новых!


- Все правильно, но опять же – на это требуется время. Что утешает – процесс обновления чиновничьих мозгов проходил медленно и трудно почти везде в мире. Государство – инерционная система. В масштабах страны перестроить идеологию удается не сразу, на это требуется несколько десятилетий. И даже примеры Японии, Германии, раннего СССР – стран, взрывным образом восстанавливавшихся после войн и революций – это все-таки 20-25 лет.

- Опять мы возвращаемся к 15 годам ожидания?


- В некоторых вопросах точно придется подождать. Есть такой закон: если хочешь решить глобальную проблему, нужно потратить либо много времени, либо много денег. А если денег нет и прямого решения тоже, нужно подумать, каким маневром ты добьешься результата. То есть, приложить смекалку и грамотно воспользоваться временным ресурсом. 

По этому поводу у меня есть отличная история про американских экологов. Вот смотрите, забота об окружающей среде – одна из базовых ценностей современных американцев. Но ведь раньше, еще каких-то 40-50 лет назад, такого и в помине не было. В середине ХХ века ситуация была просто ужасной. США тех лет – это индустриальный бум. Бизнесмены рубят все, копают везде, тянут нефтепроводы через самые уникальные ландшафты. «Гринпис» бьет тревогу, но ничего не решается. Потому что везде та же коррупция, то же промышленное лобби, те же «уважаемые люди», которые «решают вопросы» чуть ли не напрямую с президентом. Что делать? 

Экологи сообразили, что в лоб проблему не решить, и разработали долговременную стратегию. Они собрались в дирекции Йеллоустоунского национального парка, договорились между собой и по-тихому провели при поддержке министерства образования госпрограмму, по которой каждый второй или третий американский школьник и студент за время образования должен побывать в десятке самых красивых мест страны. Среди них – Аляска, Ниагара, Великий Каньон, болота с гнездовьями во Флориде, всё тот же Йеллоустонский парк с медведями-гризли и т.д. В общем, организовали подрастающему поколению ландшафтно-просветительский туризм, такую «дорогу впечатлений», когда яркая картина природы Родины плюс интересный эмоциональный рассказ «впечатываются» в сознание навсегда. 

В первые годы, конечно, не наблюдалось практически никакого результата. Но через десять лет вырастает около 20 миллионов человек, которые уже знают, что такое природа и экология, зачем их охранять и как с ними дружить. Они становятся менеджерами, инженерами, сотрудниками компаний и администраций. Им уже не нужно объяснять, почему следует принимать управленческие решения или разрабатывать технологии с учетом проблем окружающей среды. В результате в Великих озерах, где раньше тонули танкеры и куда было сброшено полмиллиона сгнивших автомобилей, теперь разводят форель и возят туристов со всего света. То есть, американцы создали поколение, которое думало по-другому.

- А у нас запускаются подобные механизмы?


- Кто-то наверняка над этим работает, просто мы их усилий пока замечаем. Ведь можно действовать в любых условиях. Нужно только избавиться от иллюзий, ясно осознать среду, в которой придется работать, ну и как следует подумать. И прецеденты уже есть. 

Мне как географу близка тема экологии, поэтому опять приведу пример из этой области. Мало кто знает, но у нас в России есть такое замечательное место – Путоранский заповедник. Это уникальной красоты ландшафт, который входит в список всемирного наследия ЮНЕСКО и в десятку особо охраняемых природных территорий планеты. А рядом с заповедником расположен Норильск – один из самых грязных городов мира. Сказать, что там есть проблема загрязнения окружающей среды – это ничего не сказать. Так вот, директор Путоранского заповедника, Владимир Ларин, не стал ждать 15 лет, а решил конкретную проблему в существующих условиях.

Поступил очень просто: пригласил директоров металлургических производств «Норильского никеля» облететь заповедник. Два дня показывал им каньоны, водопады и все остальные природные чудеса. Домой промышленные начальники вернулись в глубокой задумчивости. И через неделю эти солидные дядьки потянулись к нему по очереди, как ходоки. Приходят один за другим и говорят: «Володя, ведь надо что-то делать, надо как-то решать…» Потом они потащили в заповедник своих менеджеров, сотрудников, кого-то из московского офиса привезли. В итоге гендиректор «Норникеля» (на тот момент – Михаил Прохоров) интегрировал тему защиты окружающей среды в программу развития компании до 2015 года. Они реально собираются сокращать на 70% вредные выбросы и модернизировать производство в соответствии с экологическими нормами. Конечно, дело не только в Ларине – на мировых рынках существуют санкции на «грязный металл», есть штрафы Росприроднадзора, есть и другие причины. Но просветительская деятельность Ларина занимает здесь не последнее место.

- Но просветительская деятельность героев вашего фильма в отношении госчиновников пока не увенчалась успехом. Как они поступают, когда видят, что в лоб проблему не решить?


- По-разному. Главное, что они уже поняли, в каких условиях существуют, и стали действовать более рационально и эффективно. Вот, например, Юницкий. Он ведь искренне полагал, что его проекту струнно-транспортных магистралей жутко обрадуются и сразу закажут ему трассу «Москва-Токио». Потом рассчитывал оснащать своим транспортом столичные аэропорты. Еще были проекты внутригородских транспортных систем, но в Москве «победил» монорельс, а в Питере – канадский скоростной трамвай. Как и почему они победили – об этом мы уже говорили. Так вот, поняв, что напрямую пробиться невозможно, Анатолий Эдуардович изменил стратегию – стал участвовать в небольших тендерах, проводимых на уровне региональных администраций, начал подстраиваться под потребности бизнеса. На основе своей струнной технологии придумал новый продукт – довольно дешёвые пешеходные переходы над транспортными шоссе и развязками. В итоге недавно выиграл тендеры в Хабаровске и Ханты-Мансийске – для первых строит что-то в плане транспорта, соединяя удаленные районы, для вторых – в плане развлечений – городок невелик, но богат и красив. Пешеходные переходы оказались интересны сетевым гипермаркетам, расположенным вдоль автотрасс. Есть и другие примеры внедрения. Вот профессор Фисенко реализовал успешный проект на Кировском заводе в Питере. Заходите, взгляните. Заказчики довольны.

- Иными словами, один из способов внедрения «технологий будущего» – ориентация на интересы бизнеса?


- Да, это вполне эффективный способ. Бизнес у нас более восприимчив к инновациям, что, в общем, неудивительно. Предприниматели всегда должны опережать чиновников – и сметкой, и хваткой. Иначе, зачем они нужны? Просто наши люди, в том числе и эти замечательные изобретатели, о которых мы говорим, привыкли за годы Советской власти, что ходить можно только к чиновникам. А на самом-то деле, свежие идеи – это товар, на который существует реальный спрос. У бизнеса, у рынка есть потребность в новых технологиях. Поэтому нужно ориентироваться на бизнес, но при этом продолжать капать на мозги чиновникам. Ничто не мешает развивать эти направления параллельно.

- А насколько вам, как режиссеру-документалисту, интересна тема бизнеса и предпринимателей?


- Тема, безусловно, интересная. Тут сразу рождается много образов и сюжетов. Предприниматели как костяк новой экономики, как строители новой России, новой жизни. История предпринимателей, которые своей энергией решали вопросы подлинно государственного масштаба. Есть и о чем снимать, и о ком – уже появились герои нового времени. Тот же дизайнер Тёма Лебедев сделал качественным и узнаваемым Рунет на мировом уровне. Предприниматель Евгений Чичваркин – в позитивном смысле «безбашенный» человек. Часто делает то, что считает нужным, доказывает свою правоту и выигрывает, даже если для этого нужно согнуть и сломать силовые структуры государства. И это, кстати, интересный сюжет. Предприниматель идет в суд, подключает журналистов. Потом Федеральная антимонопольная служба включается или Торгово-промышленная палата. Предприниматели должны организованно и системно воздействовать на государство, когда оно неправо. Это же точка роста! В этом направлении нужно просвещать людей, в том числе и с помощью документального кино.

- Вас уже посещала мысль снять такой фильм?


- Да, посещала, и неоднократно. Но сейчас не совсем подходящий момент. Вот начнется в РФ переход от «экономики друзей» к «экономике граждан» - и тогда можно будет продвигать тему бизнеса и предпринимателей. Пока они работают вопреки государству – вопреки налоговым службам, регистрационным конторам, другим надзорным органам. Закаляются в боях. А когда государство потихоньку начнет давать им больше «воздуха», в процесс начнет включаться все больше и больше активных людей. Это время скоро придет – тогда и сделаем фильм…

                                                                                                                                 Братство.su
Категория: Футурология
Добавлено: 29.02.2012
Просмотров: 1885
Рейтинг: 5.0/1
Темы: банк развития, развитие, экономика, Россия завтрашнего дня, глазами режиссера-кинодокументалист, мир знаний, наука, Россия, Образ будущего
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]