Главная » Статьи » Наука » Исследования

Эра болтунов

Власть сама разрушает своё будущее — отечественное станкостроение

В медицине существует такой термин: анамнез. Это история жизни больного и развития болезни. Российское промышленное производство, в том числе его основа основ — станкостроение, практически смертельно больно. Попросить поставить диагноз и наметить пути возможного лечения «Аргументы Недели» попросили последнего советского министра станкостроительной и инструментальной промышленности Николая Паничева.

Одностаночник Христенко

— Николай Александрович, проверьте «анализы» своей отрасли и сравните результаты периода застоя и нынешней, уверенно вставшей с колен, страны.

— В конце восьмидесятых годов СССР вышел на третье место по производству среди станкостроительных мировых держав. Первое место держала Япония, второе — ФРГ, США — четвертое место. СССР также был на втором месте в мире по потреблению оборудования, так как машиностроительная промышленность — авиация, автомобили, ВПК — развивалась очень активно. Союз экспортировал станки не только в развивающиеся страны, но и в Японию, Канаду, США, ФРГ.

Сокращали выпуск устаревших станков, но наращивали производство «автоматов». В 1986 году отрасль выпускала 220 тысяч станков в год. В 1991 году — 76 тысяч. Но среди них было уже 26 тысяч станков с числовым программным управлением (ЧПУ), 5,5 тысячи обрабатывающих центров и гибких производственных модулей (ГПМ). Они полностью заменили огромное число универсальных станков.

Существовала проблема с импортными системами ЧПУ. Но к 1991 году уже половина комплектующих для них были отечественными. Занимались робототехникой. А гибкие производственные системы (ГПС) на некоторых предприятиях успешно работают до сих пор.

— Но люди, отвечающие сейчас за российское промышленное производство, говорят, что в СССР фактически не было конкурентоспособной станкостроительной продукции. Все изготавливалось чуть ли не на коленке или на станках, выпущенных при царе Горохе.

— Врут. В парке металлообрабатывающего оборудования страны 94% было отечественное. Все промышленные товары, оружие, изделия для покорения космоса — лучшие в мире, выпускались на отечественных станках. До нанотехнологий мы дошли, когда о Чубайсе еще никто не слышал.

— Что удалось сохранить и что потеряли безвозвратно?

— Сохранилось около 180 станкоинструментальных предприятий и организаций. Это примерно 70% от мощности Минстанкопрома СССР по РСФСР. Объем продукции — 5% от уровня СССР. Из этих 5% половина станков и инструментов идет на экспорт.

Уже полностью уничтожено 42 станкостроительных предприятия. Навскидку в Москве: Московский станкостроительный завод, Завод им. Орджоникидзе, «Фрезер», Завод координатно-расточных станков, Институт ЭНИМС и завод «Станкоконструкция».

И сейчас уходит кому-то в карман знаменитый «Красный пролетарий». В Санкт-Петербурге: Завод им. Свердлова — почти половина сделанного на нем оборудования поставлялась на экспорт. Фактически уничтожен Санкт-Петербургский завод прецизионного станкостроения. То есть — точного станкостроения. Уникальное производство!

— Как уничтожен? Ведь именно ему принадлежат технологии изготовления подшипников и станков для гироскопов, которые используются в авиации, в космосе, для атомных подводных лодок? Технологии тоже уничтожены?

— Чертежи пока хранятся в нескольких арендованных нашей Ассоциацией «Станкоинструмент» закрытых комнатах. Мы создали ЗАО и храним документацию. Сделали микрофильмы. Но никому это не нужно, где хранить дальше — неизвестно. Мы обращались к Медведеву, Путину, Христенко, в Минпромторг, которому подчиняются заводы. В Совет безопасности. А в ответ — тишина. Только принимаются многочисленные программы, которые не выполняются. Эра казнокрадов и болтунов.

Маленький подшипник огромного механизма

— Но, наверное, сейчас в рамках огромного гособоронзаказа документация будет востребована. Ведь закладывают новые субмарины, корабли. Производство на контроле у первых лиц страны.

— Отношения первых лиц характеризует такой пример. На одном из совещаний я напрямую обратился к вице-премьеру и председателю военно-промышленной комиссии Сергею Иванову с просьбой сохранить завод прецизионного станкостроения. Он мне во всеуслышание ответил: «Вы отстали. Мы переходим на электронные гироскопы». И я заткнулся. Вдруг действительно перешли на что-то электронное, а я отстал от веяний времени. Но в мае этого года был в Самаре, на предприятии НПО «Прогресс», которое изготавливает космические корабли и ракеты. Удалось попасть в цех управляющих систем. И там увидел наши обычные гироскопы. Электроника может обеспечить программное управление гироскопом, но заменить его даже в отдаленном будущем просто нечем.

А насчет подшипников — сейчас используют еще советские запасы, которые подходят к концу. Буквально через несколько лет ставить на новые лодки и самолеты будет просто нечего.

— Правительство уповает на то, что можно все закупить за рубежом. Это дешевле и качественнее.

— А кто нам их продаст?! По печально известным Вассенаарским соглашениям, только правительство страны дает разрешение продавать технологии двойного назначения. Сегодня любую технологию можно считать двойной. Те же подшипники для гироскопов кроме нас выпускает единственная фирма в мире — американская «Браян». Ни в Европе, ни в Японии таких вещей не делают. Никто не будет помогать нам создавать современное вооружение и его носители.

На предприятиях оборонно-промышленного комплекса сейчас уже работает половина систем ЧПУ импортного производства. По определенному сигналу эти ЧПУ могут либо вообще отключить, либо задать ошибочную программу. Внешне продукция будет выглядеть качественной, а на деле — бесполезной или даже опасной.

— То есть при имеющихся станкостроительных мощностях, которые работают на экспорт, мы, наоборот, закупаем станки у иностранцев?

— Надо знать, кто и что закупает. Анализ экспорта металлообрабатывающего оборудования приводит к печальному выводу: в Россию завозится в три раза больше оборудования, чем производится внутри страны. Например, в 2008 году завезено 11,5 тысячи станков. Из них только полторы тысячи станков с ЧПУ и 250 обрабатывающих центров. 80% импорта — Китай и Таиланд, 5–7% — Европа. Почему-то мы забыли, что станкостроение в Китае создавали мы. Китайские станки сегодня ненадежные, быстро изнашиваются и теряют точностные параметры. Наши же заводы выпускают абсолютно конкурентоспособную продукцию, половина которой идет на экспорт.

— И как тогда выживают заводы? Ведь экспортный рынок давно поделен.

— Члены нашей Ассоциации «Станкоинструмент» — 182 предприятия и организации занялись конверсией станкостроения. И вышли на изготовление более 55 наименований машин и изделий для нефтегазовой промышленности. С гидрокрепей для угольной промышленности до полного цикла изготовления угольных комбайнов, очистных станций для шахт, транспортеров. Освоили глубинные фильтры и насосы для нефтегазовых скважин. Очень сложная инженерная и конструкторская задача — отделение вредных фракций еще на глубине, чтобы не испортить компрессоры для перекачки. На Рязанском заводе кузнечно-прессового оборудования такие изделия освоены и поставляют их всем фирмам наших олигархов: ЛУКОЙЛу, Сургутнефтегазу, Роснефти и другим. Они закупают и импортное оборудование, но в мизерных количествах. Наши — надежнее на порядок.

Уфимский моторный завод заказал на Стерлитамакском станкостроительном заводе 26 обрабатывающих центров для обработки турбинных лопаток. «Уралвагонзавод» купил 15 обрабатывающих центров. Оборудование поставлено и работает как часы.

Но из общего объема выпускаемой валовой продукции станкостроительных заводов именно станков процентов 20. Остальное — другие изделия. Коллектив надо сохранить.

Аргумент министра

— Что происходит сейчас со знаменитым заводом «Красный пролетарий»? Он же начал выпуск отечественной системы очистки крови от холестериновых бляшек, аналогов которой просто нет.

— Варварский рейдерский захват. Кроме уникальных аппаратов, о которых вы говорили, завод выпускал токарное оборудование с ЧПУ для российской оборонки. Сейчас акции завода похищены. Территория захвачена. Производство закрыто, мощности сдают в металлолом. Сдано, например, оборудование мобилизационного назначения — порядка 140 единиц. Появились объявления о продаже земли завода. Идут суды, ни шатко ни валко идет расследование.

Самое неприятное, что активное участие в уничтожении предприятия принимает некий Дмитрий Павлов. Он был рекомендован законной дирекции завода как «спаситель» от рейдеров руководителем Группы советников госкорпорации «Ростехнологии» Олегом Черновым.


Как Чубайс нанозубы сделал

— Но сейчас все-таки новый век, нанотехнологии и инновации и общенародный фронт. Чубайс показал премьеру планшетник для школьников стоимостью 12 тысяч и производительностью, как у 486-го компьютера. Теперь изобретут в Сколково что-то новое, и не нужны будут ваши станки…

— Нанотехнологии, Сколково — все это профанация. В России загублено множество научных центров и школ, пример с которых брали зарубежные ученые. Я в прошлом году был на выставке, которую организовала корпорация «Нанотехнологии». Там был стенд недавно с помпой открытого инструментального Рыбинского завода. Раструбили на весь мир, что отныне работают по новой технологии, которая в 4–5 раз увеличивает срок службы инструмента. А это огромная номенклатура: сверла, метчики, плашки для нарезания резьбы и так далее. Смотрю, на стенде наши инструменты с покрытием из карбида титана, которые мы делали еще в семидесятые годы прошлого века. Посмотрел характеристики — один в один. Только тогда слово «нанотехнологии» не знали. Хватило у людей совести, чтобы преподнести это как «ноу-хау» и при этом распилить бюджет. Все довольны.

— То есть Чубайс по-жульнически выдал советские разработки за «новейшие», разработанные Роснано?

— Да. Но, видимо, какое-то число со многими нулями было освоено во время такой «разработки». Миллиарды в постройку завода вбуханы, списаны, Минпромторг принял за чистую монету и подписал. Специалисты все понимают, но кто их слышит?

Чьи в лесу миллиарды?

— Сейчас значительные средства выделяются на развитие отрасли. Что мешает станкостроителям участвовать в тендерах на проведение работ? Ведь конструкторы еще остались.

— Да, премьер Путин утвердил Подпрограмму развития отрасли. 13 миллиардов рублей до 2016 года только на НИОКР. Но до нас дойдет в лучшем случае половина.
Уже сейчас пошли конкурсы и, как мухи на мед, на них налетели непонятные фирмы и фирмочки, которые вообще не имеют отношения к разработкам в станкостроении. А вот наши КБ и заводы необходимую банковскую гарантию, в отличие от «Рогов и копыт», получить не могут. Следовательно, к конкурсам их просто не допустят. Сознательно выстроенная система, выгодная всем, кроме производителей.

Программ развития было уже принято много. Только по станкостроению свыше 30 правительственных документов. Ничего не сдвинулось.

— Пессимизм в ваших словах явно чувствуется…

— Нужны не программы, а реальные дела. Государству нужно целевым методом выделять средства на развитие отрасли. Создать условия для производства. Японская фирма «Фанук» имеет 40% мирового рынка систем ЧПУ. Для того чтобы помочь ей удержаться на этих позициях, Токио не берет с этой фирмы налоги за землю, налог со средств, вложенных в развитие новых технологий.

У нас все наоборот: производство падает, инновационных продуктов нет, а власть требует все большие налоги за землю, растут тарифы на энергию, ЖКХ, тепло. А с чего платить коммуналку, зарплаты, если власть сама своими действиями топит отрасль, которая могла бы приносить миллионы долларов в бюджет.

О лидерах надо судить не по словам, а по делам. С первым все в порядке. А вот со вторым — полный провал.

Александр Чуйков
Категория: Исследования
Добавлено: 20.01.2012
Просмотров: 2792
Рейтинг: 5.0/1
Темы: Эра болтунов, экономика, неолиберализм, производство, политика, Экономика современной России, отечественное станкостроение, СССР, Россия, инновации
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]