Главная » Статьи » Наука » Исследования

«Суть времени»: объяснение сути или увод в сторону от сути? (часть 2)

<<Назад к началу статьи

§4. Россия и современность.

В оценке современной ситуации и положения в ней России манифесту свойственны все его основные качества, с которыми мы сталкивались в ходе нашего анализа, а именно: антидиалектичность, надклассовость, неправомерная абстрактность, идеалистическое понимание истории.

В манифесте постоянно подменяется вопрос анализа производственных отношений и классовой борьбы вопросами о «России, которая спасет мир» или сравнения «Востока и Запада» и пр. Вместо научного анализа сути нашего времени мы видим фактически мистику типа «человечество в каком-то смысле перестанет быть человечеством. Этот сценарий был бы единственным, если бы не Россия». Но почему? Что в России такого особенного, что она должна непременно спасти все человечество от гибели? И читаем ответ: «Россия являлась и является… монопольным обладателем такого нематериального актива, как альтернативная Модерну парадигма развития. Россия веками не хотела интегрироваться в Модерн. Но она веками же развивалась. Из этого логически проистекает … ее способность сформулировать, а главное – реализовать немодернистский способ развития».

Тезис о том, что Россия может стать снова маяком развития для всего человечества, мы поддерживаем, но по-коммунистически. С нашей точки зрения, Россия отличается от остального мира тем, что знает, как решаются многие вопросы строительства социалистического общества, так как она уже имеет опыт такого строительства. Не стоит забывать и про территориальное положение России, которая в силу обладания природными ресурсами способна в одной отдельно взятой стране строить социализм, противостоя всему остальному капиталистическому миру, в отличие от любой другой страны, не обладающей столь исключительным положением как Россия.

Но Кургинян отнюдь не в этом видит особенность России. Вместо того чтобы провести хотя бы подобие научного анализа, Кургинян скатывается в своих рассуждениях и в их «доказательности» к уровню средневековой философии а-ля «Москва - третий Рим». Он говорит, что, дескать, есть Запад и Восток, но есть и альтернативный Запад и альтернативный Восток. Читаем: «Как мы видим, необходимость определения историософской сущности своего Отечества порождает расщепление понятий, с помощью которых можно дать такое определение. Понятие «Восток» расщепляется. Появляются два очень разных Востока. Но жизнь понятий, как ее ни назови: диалектикой или как-то иначе, – имеет свои законы. Согласно этим законам, коль скоро понятие «Восток» расщепилось, породив два Востока, должно расщепиться и понятие «Запад», породив два Запада. Существование двух Западов вытекает не только из подобной диалектики понятий, которая, в конце концов, абстрактна и умозрительна. О существовании двух Западов говорит нам и история».

Мы готовы согласиться с этим, если понимать под двумя «западами» и «востоками» миры двух классов, есть запад пролетарский, который бунтует, борется за свои права, и таким западом мы восхищаемся, но есть и буржуазный. Есть запад Маркса, а есть запад Ротшильда. Одним западом мы восхищены, другой презираем. Аналогично и с двумя «востоками». Но, увы, Кургинян, говоря о двух западах и востоках, ведет совершенно не к тому, про что мы подумали. Читаем далее: «Два Запада существуют с древнейших пор. Они воспеты еще Гомером в «Илиаде». Ибо война между Троей и ахейцами – это и есть война одного Запада с другим… Византийцы называли себя ромеями и при этом прекрасно понимали, что они являются альтернативой Риму, а не его повторением. Эту тянущуюся из глубины веков альтернативность Византия передала Москве. Дело тут вовсе не в Третьем Риме. А в том, что, приняв дар этой альтернативности, Россия окончательно оформила себя в качестве второго Запада. Альтернативного тому классическому, который связал свою судьбу не с Грецией, а с Римом. А теперь всмотримся внимательно в контуры той альтернативной парадигмы развития, которая одна лишь и противостоит Модерну, оставаясь именно парадигмой развития. Модерн, дробя традиционное общество, бросает его в топку и движется вперед, формируя общество индивидуумов. Общество атомизированное и лишь потому регулируемое созданными Модерном институтами. Институтом права, который является для Модерна социальным суперрегулятором. Политическими институтами и так далее. Россия после Петра уже не может использовать регуляторы Премодерна, эффективные лишь в случае, когда общество остается традиционным. Петр слишком сильно разорвал с традицией. Но Россия не признает право в виде суперрегулятора, а значит, не переходит на территорию Модерна. И при этом Россия развивается, причем стремительно».

Во-первых, у Кургиняна анализ двух типов Запада происходит не на основе анализа их базиса, анализа двух типов социального строя, который в реальности как раз таки общий, а в анализе надстроечных явлений, выдаваемых за базисные. Кургинян выбрал категорию «регуляторы». Он утверждает, что Россия не может опираться на традицию, так как выбросила ее при Петре I, но и не может опираться на право.

Во-вторых, абсолютизируется роль какого бы то ни было регулятора. Как будто западное общество везде и всюду опирается на правовые нормы, а восточное исключительно на традиционные?! Как будто весь вопрос в том, признает кто-то или не признает право или еще какие-либо нормы регулирования поведения основными или не основными? Ведь само собой понятно, что выбор регулятора зависит от конкретных условий и в каждую эпоху он может быть разным. Право никогда не может стоять выше классового интереса и общественного строя, в рамках которого оно формируется и существует. Потому, когда господствующим классам выгодно, они плюют на это право, когда право или любые иные нормы регулирования перестают соответствовать производственным отношениям, де-факто они перестают соблюдаться, при формальном их закреплении. Традиции, само собой разумеется, постоянно видоизменяются в большей или меньшей степени. Когда-то вполне нормальным и «культурным» было поедание пленных. Теперь это вроде как «каннибализм». Когда-то вполне естественным были наказания в виде порки розгами. Сейчас это, наверное, отнесли бы к чему-то вроде «нарушения прав личности» или к «унижению человеческого достоинства», или к еще какому-нибудь «тоталитаризму». Кургинян остаётся верен своему методу, суть которого состоит не в исследовании условий появления тех или иных социальных институтов, а в постулировании неких «идеалов», «моделей», выявлении некоей несуществующей метафизики и притягивании к этой метафизике реальной живой жизни.

Именно в силу такого метода Кургинян снова ставит заведомо бессмысленный вопрос и дает на него столь же бессмысленный ответ: «Что же является суперрегулятором, позволяющим России сформировать быстро развивающееся немодернистское общество? Анализ показывает, что таким регулятором является культура. Которая в России играет совсем иную роль, чем на Западе. На Западе никто не будет говорить, что театр – это кафедра. Никто не будет воспринимать даже самых гениальных писателей как пророков. И моральных (а в чем-то даже религиозных) учителей. Между тем, так Россия отнеслась и к Толстому, и к Достоевскому. Итак, Россия сохраняет коллективизм, обеспечивая развитие. А Модерн как западный вариант развития опирается на разрушение коллективизма. Россия создает в советский период уникальный индустриальный и даже постиндустриальный коллективизм».

Как видим, наш автор пришел к тому же, от чего отталкивался в самом начале: к самобытному особому российскому пути, который основывается на очередных абстракциях: коллективизме и культуре.

Во-первых, культура понятие широкое и отождествлять культуру и искусство ошибочно. Если уж говорить о культуре в широком ее понимании, то надо включить в это понятие всю нематериальную (а если рассматривать культуру совсем широко, то и материальную) сферу жизни общества. Это и мораль, и законы, и менталитет, и определенные традиции, и религия, и идеология, и философия, и искусство. Также к культуре (в совсем широком смысле) можно отнести и все произведенное человечеством. Если же говорить о роли искусства, то везде и всюду оно отражает социальные чаяния общества. И даже если где-то отношение к нему более или менее серьезное это не должно затмевать главную мысль.

Во-вторых, говоря о том, что Россия обеспечивает развитие, сохраняя коллективизм, а модерн, мол, коллективизм разрушает, значит вообще не знать истории. Гитлеровская Германия, которую сторонники идеи модерна относят именно к модерну, тоже развивала коллективизм, да еще какой. Однако развитие это не очень нас привлекает. С другой стороны, опять-таки, отсутствует социально-классовый анализ. Ведь, повторимся, современный пролетариат Запада зачастую проявляет куда больше коллективизма, чем российский пролетариат. Поэтому рассуждения такого плана изначально обречены на провал.

Но после всего этого в Манифесте встречаем пример, в очередной раз иллюстрирующий алогичность и противоречивость рассуждений Кургиняна. Читаем: «Россия приняла большевизм. С одной стороны, как западное марксистское учение. А с другой, – как нечто свое, глубоко народное. Но, приняв западное марксистское учение, Россия приняла не капитализм, не Модерн как способ легитимации капитализма, а нечто альтернативное. Мы вновь видим верность России фундаментальному принципу альтернативного Запада».

Итак, «с одной стороны западное марксистское учение», то есть мы имеем дело с принятием Россией западного учения, суть которого состоит в отрицании капитализма и призыве строить новое коммунистическое общество. Сразу отмечаем, что, во-первых, оно антикапиталистическое (по логике Кургиняна антизападное), во-вторых, это западное учение принимает Россия, которая вроде как «альтернативно западная». Налицо две логические неувязки.

Во-первых, западное учение само противоречит западным идеалам, но если Запад это отдельная единая цивилизация, то по логике западное учение должно, и проповедовать западные ценности, которые, согласно Кургиняну, глубоко буржуазные (не считая так называемого «альтернативного Запада» куда он относит Россию). Тут видна условность такого надклассового подхода к абстрактному Западу и Востоку, ведь это показывает нам, что в действительности и на западе и на востоке есть противоположные группы с противоположными интересами, а, следовательно, и мировоззрениями.

Во-вторых, почему Россия, которая, по словам Кургиняна, антизападная и несовместимая с капитализмом страна, принимает антикапиталистическое учение марксизма, если в ней нет капитализма, и она обладает «альтернативной западу парадигмой»? Значит, все-таки есть капитализм? Или учение марксизма тоже альтернативно Западу? Но тогда, что остается от слов «запад», «восток», «альтернативный запад», «альтернативный восток»? Вероятно, только слова.

Таким образом, Кургинян, с одной стороны говорит, что Россия обладает альтернативной западу парадигмой развития. Потом Россия, обладая альтернативной западу парадигмой, все же принимает западное учение, но не принимает капитализм. Получается так, что западное антикапиталистическое учение приняла страна с альтернативной западу парадигмой развития. Если у России «особый путь», то почему она отказалась от альтернативы марксизму, которая имела место в лице народничества, почвенничества, «русского социализма» Булгакова, Бердяева и пр.? Но спор народников, которые исходили из такой же точки зрения, что и Кургинян, и Ленина, который исходил из «западного» марксистского учения, закончился победой точки зрения Ленина! Ленина, который не отмахивался фразами о «совместимости» России с капитализмом, а провел объективный научный анализ реальности, которая показывал, что такая совместимость не только существует, но она исторически необходима[8]. А философов исконно «русской» школы в итоге отправили на пароходе в далекий путь, и это не вызвало особого возмущения в рядах русских трудящихся.

Но в таком случае, что остается от избранного особого русского пути и всей философии, которую нам преподносит Кургинян? Что остается от этой альтернативной культурной парадигмы, которая спасет весь мир? Западное учение немца Маркса, который призывал свергнуть капитализм? Несовместимая с капитализмом Россия, которая приняла западное антикапиталистическое учение Маркса (которое возможно принять только стране с хотя бы зачатками капиталистического уровня развития), отвергнув «исконно русских» философских мыслителей? Тут мы видим всю путаницу, в которую закономерно попадет человек, принявший установку о надклассовом понимании запада и востока, о выделении особого российского пути.

На самом деле, как мы уже писали выше, везде и всегда существовало, существует и будет существовать, пока есть капитализм, два востока, запада и две России. Одна Россия олигархов, другая Россия рабочих. Одна Россия Прохорова, другая Россия Этманова и ни больше, ни меньше. Так же и с Западом. Один запад представлен транснациональными корпорациями, правительствами - и такой запад мы презираем равно, как презираем и восток, и саму Россию олигархов. Но есть западные активные рабочие, есть компартия Греции, есть борцы с империализмом в странах востока, есть рабочий класс России - и мы именно с такой Россией, и за такую Россию мы будем биться до конца.

§5. Что предлагает нам Манифест?

После столь длинного разбора теоретической части Манифеста, возникает вопрос, а что же предлагает нам делать Манифест? Мало ли какие там теоретические тонкости, какая разница, как ты назовешь современный строй - модерном ли или капитализмом, суть то одна: кучка паразитов грабит массу тружеников. Может быть, вся критика надуманна, и связана с тем, что «догматиков коммунистов-марксистов» не пускают в эфиры федеральных ТВ, а Кургинян новым языком и современным подходом пробился, завладел левым электоратом и это, мол, просто раздражает «догматов»?

Может быть, то, что предлагает Кургинян, мало чем отличается от того, что предлагают ортодоксальные марксисты-ленинцы? Но нет! В этом манифесте мы видим образец связи теории с практикой, связи, когда ошибка в базовом теоретическом подходе приводит к грубым и неверным искажениям в практической программе действий и политической линии движения, которое руководствуется данной программой

Во-первых, ни слова не говорится о той самой практической борьбе. Заявляется, что «Нам нужен Четвертый проект, который вобрал бы в себя все лучшее из растоптанного советского прошлого. Который одновременно с этим учел бы некую, лишь сейчас проявленную произошедшей трагедией, великую и загадочную традицию». Сам подход виден здесь очень рафинированно: ничего про борьбу, про классовое самосознание, про роль масс, про необходимость организации пролетариата в класс, зато апломб на то, что «мы напишем лучший проект», а вы уж реализовывайте. За последние годы было много проектов, как бредового толка, так и приличных и даже марксистских. Взять хотя бы Программу нашей партии, которая научна и раскрывает явления современной политической жизни с позиции марксизма. И то пока она не овладела сознанием масс в той мере, в какой это требуется для ее реализации хотя бы на стадии «минимума». А здесь на полном серьезе говорится о том, что «главное это проект». Но в чем суть проекта «Сути времени»?

Не приводя путаных цитат из этого проекта, отметим лишь то, что он целиком и полностью ориентирован на «исправление ошибок СССР», то есть отталкивается опять же от прошлого, вместо того, чтобы говорить о будущим. Безусловно, мы приветствуем желание разобраться в причинах гибели СССР и ошибках, которые были допущены руководством КПСС. Но в данном случае мы не будем перегружать этим работу, ибо это тема для отдельного исследования. Интерес представляет вопрос, кто будет реализовывать этот проект. Кто все эти ошибки будет исправлять? И тут мы встречаем очередной перл:

«Мы признаем, что место интеллигенции как прослойки занимает когнитариат

как класс, обладающий в XXI веке всеми правами, вытекающими из того, что

наука стала полноценной производительной силой».


Что это за такая химера - когнитариат? Чем он отличается от интеллигенции? Чем он отличается от пролетариата? В чем состоит объективная основа силы этого слоя? (кроме общего рассуждения о том, что наука стала производительной силой). Ответа нет, есть только заявления и постулирования в духе того, что этот самый когнитариат все решит и реализует этот самый «четвертый проект». Хотя, на самом деле, если оставаться верным научному подходу, несложно догадаться, что научная интеллигенция, про которую говорит Кургинян, называя ее когнитариатом, является на самом деле самым что ни на есть пролетариатом, который лишен средств производства, работает на «дядю» и обладает единственным товаром - своей рабочей силой или, в случае умственного труда, интеллектуальными способностями. Выделение так называемого когнитариата выгодно буржуям, так как оно противопоставляет работников физического и умственного труда, затушевывает пролетарское самосознания научной интеллигенции, вводит читателя в терминологическую путаницу (ведь что такое пролетариат, более или менее ясно, а вот когнитариат вряд ли кто без пол-литра разберет).

По вопросу, что конкретно делать, мы не видим в манифесте ни слова о борьбе рабочего класса, о методах борьбы, ни слова о хоть каком-то намеке на решение конкретных задач, на изменение жизни рабочего класса и всего трудового народа к лучшему, ни слова про классовую организацию пролетариата и классовую борьбу. Вообще в манифесте мы не встречаем ни слова про реальную борьбу. Одни абстракции с претензией на научность и мессианство, постулирование спорных идей без их аргументации, словом, вместо сути времени нам подсовывается очередное искажение и увод в сторону от сути.

Позже в одном из выпусков «Сути времени» Кургинян озвучил свою программу действий, которая сводилась к умеренному государственному капитализму с социально-ориентированным уклоном. И то конкретных методов борьбы за даже такой «цивилизованный» капитализм дано не было. Все сводилось к хотелкам: хочу снижение цен, хочу национализацию природных ресурсов, хочу доступного образования и пр. А делать все должно, по-видимому медвепутовское государство, которое все эти годы проводило диаметрально противоположную политику. Так кому предлагаете, гражданин Кургинян? Кто делать-то будет?



§6. Миф о «перестройке-2» и тактика движения «Суть времени» на этапе обострения политической борьбы.

Предложения манифеста, озвученные в предыдущем параграфе, очень гармонируют с еще одним теоретически неверным и практически вредным постулатом манифеста, будто сейчас в стране началась «перестройка-2». Крушение СССР, несомненно, явилось не только откатом назад в социальном отношении, но и геополитической катастрофой для России, которая во времена СССР была сверхдержавой, достигла своего пика развития, а в 1990-е была превращена в сырьевой придаток Запада, являющийся, по сути, полуколониальной страной. Подобная ситуация породила наряду с марксистским подходом государственно-патриотическое течение, которое считает крушение СССР, прежде всего, геополитической катастрофой, а уже только потом реставрацией капитализма. Тем не менее, власть за нулевые годы сделала существенные продвижения вперед по пути своей внутренней централизации управления и определенного усиления на международной арене. Потому в настоящее время Россия не только не является полуколониальной страной, а, напротив, по оценкам исследований ряда публицистов марксистского толка, относится к империалистическим странам[9]. Конечно, РФ не США и масштаб ее империализма намного меньше, но факт есть факт – амбиции РФовских властей существенно увеличились, и сегодня Россия претендует на роль регионального империалиста.

Государственники в таком случае либо продолжают ругать власть за «недостаточность» государственности, чем ставят под удар все оппозиционное движение, ибо только наивный обыватель (или сознательный враг) может всерьез требовать усиления СОВРЕМЕННОГО БУРЖУАЗНОГО ГОСУДАРСТВА. Кто-то из государственников начинает хвалить Путина, а часто противопоставлять государственника Путина либералу Медведеву, рассказывая про «новую перестройку». Этим, по-видимому, занят и Сергей Ервандович. В Манифесте читаем: «России теперь, двадцать лет спустя, навязывается новая перестройка, «Перестройка-2». И именно эта перестройка, коль скоро ей не удастся дать отпор, станет окончательной русской смертью».

Если перестройка СССР была понятной: в стране происходила перемена строя с социалистического на капиталистический, то утверждения о перестройки сегодняшней России выглядят, по меньшей мере, странными. От чего к чему перестраиваемся? Капитализм поэтапно коренится в России, власть ничего не собирается перестраивать, напротив, государство буржуазной диктатуры проводит последовательную буржуазную политику, направленную на фашизацию политического режима, экономические и правовые гарантии награбленной крупной частной собственности, десоциализацию государства в области социальной сферы, дебилизацию и клерикализацию в идеологической сфере и образовании. Все это проводится планомерно, поэтапно и последовательно. С точки зрения крупнейшей сырьевой буржуазии, это вполне прагматично и правильно. Зачем нужно думающее население в стране, где прибавочную стоимость можно извлечь из продажи нефти и газа, металла и древесины? Зачем строить, развивать? Конечно, особенно в свете последних событий, мы видим, что разные кланы господствующего класса грызутся между собой, используют обострение народного гнева в своих узких целях. Они противопоставляют себя друг другу в частностях, но в одном они едины: и Немцовы-Навальные, и Путины-Медведевы заинтересованы в сохранении того строя, который сейчас существует в России, – капитализма. И в критический момент против трудового народа они всегда выступят единым фронтом. Говорить же о некоей «перестройке-2» означает считать борьбу между разными группами буржуазии борьбой за перемену строя, тем самым допускать глубочайшую теоретическую ошибку, вводить в заблуждение массы и косвенно становиться на сторону одной из этих враждующих группировок.

Обращаясь к событиям послевыборной серии протестных акций в России, мы видим как этот миф о «перестройке-2» сказался на тактической линии движения «Суть времени». Вместо того, чтобы проводить анализ условий, сложившихся в стране, анализ социальных и политических сил, которые пытаются оседлать народный протест, Кургинян, а вслед за ним и его движение попросту открестились от этого дела, обозвав все выступления «оранжевой проказой», «шабашом» и пр., тем самым оскорбив и настроив против себя громадное число недовольных существующей властью людей. Кроме этого, подобная оценка событий в России привела Кургиняна к глубоко ошибочному смешению в кучу и «арабской весны» (которая во многом прошла под антиамериканскими лозунгами), и «Ливию», и «цветные революции» в Украине, Грузии, Киргизии, и ситуацию в России.

Естественно, что, руководствуясь таким поверхностным, теоретически ошибочным, взглядом на происходящие события, у движения «Суть времени» сложилась столь же ошибочная и тактика. Вместо того, чтобы общими усилиями вместе с другими лево-патриотическими организациями прийти на оба митинга и отвоевывать массы на болотно-сахарных площадях из-под влияния либералов, вместо того, что бы развивать народный протест в сторону его радикализации и социальности, Кургинян созывает отдельный митинг в 2-5 тыс. человек и акцентирует все свое внимание на «оранжевой угрозе», и практически ничего не говорит о тех «оранжевых», которые ныне сидят в Кремле и грабят Россию, фальсифицируют выборы и плюют людям в лицо.

Мы солидарны с «Сутью времени» в оценке той псевдооппозиционности либералов, которые пытаются оседлать и слить народный протест, мы благодарны руководству движения «Суть времени» за предоставленную возможность выступить нашему представителю на митинге 24 декабря http://www.krasnoetv.ru/node/12770 (на либеральные трибуны представителей РКРП-РПК на пушечный выстрел не подпускают, «демократия» - как не крути, все равны, но кто-то равнее). Вместе с тем, это ни в коем случае не должно означать, что задачей современных лево-патриотических сил является консолидация только лишь против «оранжевых». Ведь если бросить всю мощь критики и сил против «оранжевой проказы», как это делает Кургинян, то косвенно мы оказываем поддержку Путину и тем «оранжевым», которые поддерживают его политику. В действительности тот, кто выступает против оранжевых всех мастей, на деле должен быть вместе с народом, а сейчас народ, как показала практика, приходит в своей массе не на кургиняновские, а на болотно-сахаровские митинги, и отдавать на откуп Немцовым-Навальным десятки тысяч простых граждан, не имеющих опыта в политической борьбе, пришедших впервые на политическую акцию, недопустимо и в определенной степени преступно. Проведение же микромитингов параллельно большому митингу - заведомо проигрышный вариант и обрекает такой митинг на малочисленность, а, следовательно, дискредитирует лево-патриотический фланг оппозиции в целом. Здесь же подчеркнем, что мы не против самостоятельных митингов как таковых, но не параллельно с крупными общегражданскими акциями протеста типа 10 и 24 декабря.

РКРП-РПК и ориентирующийся на нее Революционный Комсомол выработали собственную линию по данному вопросу, которая состоит в активном участии во всех массовых народных выступлениях против фальсифицированных выборов, стремлении радикализации протеста, что должно выразиться в создании народных комитетов как постоянно действующих органов социальной борьбы по месту жительства и работы граждан. С другой стороны, наши организации исходят из необходимости соединения общедемократического протеста с борьбой за насущные социальные права[10]. Только при таком соединении возможно добиться не только количественных, но и качественных системных изменений. Смена лиц у руля - это не выход, выход в смене системы.


Заключение.

Итак, мы только что разобрали Манифест движения «Суть времени», в котором была предпринята попытка объяснить текущее состояние мира и страны, а также дать рецепт выхода из плачевной ситуации.

В теоретическом плане Манифест страдает рядом существенных недостатков и ошибок. В нем дано конспирологическое объяснение причин развала СССР, ложное толкование капитализма как исключительно западного явления, а отсюда и неверный вывод о несовместимости России с капитализмом. Подобная трактовка привела автора к разделению буржуазии на «хорошую» историческую и «плохую» современную российскую. Мол, там буржуи копили богатства «по закону», «трудолюбиво» в 19 веке, а у нас «криминально». Конечно же, идеализм, соединенный с вполне искренним патриотизмом приводит Кургиняна к тезису об «особом пути России», которая обладает «особой парадигмой развития» (правда, сама эта парадигма формулируется крайне аморфно и не выдерживает никакой критики). Отказ от классового подхода также является закономерным итогом методологических ошибок Кургиняна, который, заявляя о «перестройке-2», тем самым придает борьбе разных группировок буржуазии значение борьбы за смену строя, а, следовательно, косвенно встает на сторону одной из клик буржуазного класса.

Когда же речь подошла к вопросу о том, что же нам делать сегодня, то Кургинян, вместо того чтобы говорить о рабочей борьбе, о мерах конкретного характера по низвержению того строя, который сейчас существует, вместо того чтобы показать, что он видит в будущем, выдает нам малопонятную кашу о том, что «мы в будущем исправим те ошибки, которые были в СССР и напишем новый четвертый проект». В конце Кургинян называет свою социальную базу, которая состоит из так называемого когнитариата, который в действительности является пролетариатом умственного труда. То есть опять даже в этом вопросе идет запутывание сути времени вместо ее объяснения.

Практика поведения движения «Суть времени» в условиях реального обострения борьбы полностью подтвердила все наши выводы. Кургинян волей или неволей сосредоточивая все острие критики и пропаганды на борьбе с «оранжизмом», этим играет на руку существующей ныне клике буржуазии, возглавляемой Путиным.

Подводя общий итог, хочется отметить, что подобные документы как Манифест «После капитализма», при всей их искренности в благих намерениях, из-за своей теоретической несостоятельности очень выгодны современному господствующему классу. Они написаны честными людьми, как говорится «от души», в них дается критика современного строя, даже дается критика капитализма и даже делаются ссылки на Маркса. В подобных документах при этом используется более сложная терминология, придавая тем самым документу показную научность и показную «новизну». Но тут нет главного – нет подлинно научного подхода, нет грамотно поставленных вопросов, а раз нет этого, то нет и внятного объяснения «что делать?». Здесь мы наглядно видим, какое важное значение имеет теоретическая борьба, которой иногда пренебрегают современные левые активисты. Перед нами искренний советский патриот, стоящий на антимарксистских, а, следовательно, антинаучных теоретических позициях. И эти ложные теоретические позиции во многом сводят на нет все его усилия в защите советского прошлого и в каком-то смысле играют против того дела, за которое он борется. То есть ошибки в казалось бы сугубо академических вопросах (таких как понимание базиса и надстройки, капитализма, места России в мире) привели Кургиняна и его движение к ошибочной практической политической линии в условиях обострения борьбы.

Кургиняна мы оцениваем как попутчика, не союзника и не врага, а именно попутчика. На данном этапе он, скорее, приносит больше пользы, чем вреда, но эта польза становится все меньше по мере обострения ситуации в стране. Если в период «мирного» развития событий Кургинян приносил огромную пользу своей работой в проектах «суд истории» и «исторический процесс», пропагандируя советизм и воодушевляя многих просоветски настроенных людей, то теперь, когда пришло время переходить от защиты СССР к практике борьбы, мера прогрессивности Кургиняна падает и использование его деятельности сегодняшним правящем слоем становится все сильнее. А это не может не наводить на мысль, что в скором времени сей политолог может скатиться в окончательное государственническое пропутинское болото и стать по другую сторону баррикад.

[1] См. См. Ленин В.И. Развитие капитализма в России. ПСС. Т. 3. М. 1971.

[2] См. Маркс. К. Наброски ответа на письмо В.И. Засулич // Маркс К. и Энгельс Ф. Т. 19.

[3] Энгельс Ф. Письмо К. Шмидту, 5 августа 1890 г. – Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 37, с. 370.



[4] Энгельс Ф. Письмо В.Боргиусу, 25 января 1894 г. – Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 39, с. 174-175, 176.

[5] Энгельс Ф. Письмо Ф. Мерингу, 14 июля 1893 г. – Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 39, с. 82-84.

[6] См. Маркс К. Капитал. Том 3. М. 1955.

[7] В терминологии Кургиняна это «Трест Даешь Капитализм», то есть та группа капиталистов, которая была заинтересована в уничтожении СССР и осуществляла это уничтожение.

[8] См. Ленин В.И. Развитие капитализма в России. ПСС. Т. 3. М. 1971.

[9] См., к примеру, Современный российский империализм Батов Александр, Марков Сергей, Сергей Е., Магов Алексей, Орлов Владимир // http://www.rksmb.org/get.php?1485

[10] На эту тему см. более подробно О честных выборах и нечестной демократии. Заявление Комиссии по рабочему движению и Идеологической комиссии ЦК РКРП-РПК http://rkrp-rpk.ru/content/view/6363/44/ ; Власть миллионам, а не миллионерам Заявление Бюро ЦК РКСМ(б). http://rkrp-rpk.ru/content/view/6378/44/; Протесты: пора делать следующий шаг. http://www.rksmb.org/get.php?5025; Служить Росии – значит служить трудовому народу http://rkrp-rpk.ru/content/view/6471/1/


Источник: http://rkrp-rpk.ru/content/view/6571/1/
Категория: Исследования
Добавлено: 13.01.2012
Просмотров: 1685
Рейтинг: 5.0/1
Темы: политика, объяснение сути или, Кургинян, манифест, увод в сторону от сути?, После капитализма, «Суть времени», СССР, капитилизм, движение суть времени
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]