Главная » Статьи » Наука » Исследования

Нанотехнологии как новая реальность (Часть 2)

<<В начало статьи

«Развитие нанонауки, нанотехнологии и наноиндустрии в мире, – отмечают Ю. Д. Третьяков и Е. А. Гудилин, – вполне возможно, станет самым тяжёлым испытанием для доминирующей в России жёсткой системы административно-бюрократических отношений, неотъемлемой частью которой… стали коррупция и сращивание чиновничества с бизнесом. Есть все основания полагать, что до тех пор, пока экстра-прибыли будут обеспечиваться за счёт нефтяного, газового и строительного бизнеса, воротилы оного предпочтут воздержаться от серьёзных инвестиций в развитие по-настоящему инновационных, но одновременно рискованных по последствиям вложений в создание наноиндустрии» (Третьяков, Гудилин, 2009, с. 5).

Большое значение для ускоренного развития наносферы в мире имеет международная кооперация. Российские управленческие структуры предполагают, в частности (а) обеспечивать взаимодействие с соотечественниками, занятыми научной, научно-технической и инновационной деятельностью за рубежом, активно привлекать их к реализации с участием России международных научных программ и проектов; (б) расширять практику подготовки и переподготовки зарубежных специалистов в российских высших учебных заведениях и ведущих научных центрах; (в) содействовать поддержанию и развитию международных контактов субъектов РФ в научно-технической области, а также в сфере образования; (г) поддерживать взаимодействие между наукой и гражданским обществом при международном обсуждении вопросов влияния нанотехнологий на здоровье людей, а также другие социально-гуманитарные аспекты влияния этих технологий.

Без соответствующего уровня фундаментальной науки не будет прорывных технологий. Между тем, по словам академика РАН В. Е. Захарова, «российская наука находится в критически плохом состоянии – худшем, чем когда-либо за 285 лет своего существования… времени для спасения российской науки почти не осталось… <…> Некоторое беспокойство правительство проявляет. Принимаются программы по привлечению учёных-эмигрантов к работе со студентами. Несомненно, следует приветствовать любую форму интеграции российской науки в мировую, но нужно понимать, что молодой специалист встанет перед выбором: уехать к своему наставнику в аспирантуру или остаться в России, где он будет работать в лабораториях с устаревшим оборудованием и никогда не сможет купить себе квартиру. Всюду в мире есть острая потребность в талантливой молодежи – её всегда не хватает, и она представляет собой огромную ценность» (Захаров, 2009, с. 4, 6 – 7).

6. Социальные и этические аспекты развития нанотехнологий. Как сложное междисциплинарное научное направление оно заключает в себе множество социальных и культурных аспектов. Они связаны с потребностями общества, гуманитарными и мировоззренческими ожиданиями от новой технологии, широким «полем» приложения нанотехнологий. Нанотехнологии по-новому ставят вопросы о жизни и смерти, месте человека в мире, о природе сознания и т. д, Нанотехнология становится особой субкультурой, элементом киберкультуры и знаком смены технологических парадигм, движения от микро- к наноуровню с локальными и глобальными цивилизационными последствиями. Проблемы этики и биоэтики становятся здесь неизбежными. Нанотехнология только начала развиваться, но уже идут серьёзные дебаты между нанофилами и нанофобами. В целом, перед учёными-нанотехнологами стоит важнейшая гуманистическая задача: получить от нанотехнологий максимальную пользу и вместе с тем показать, как минимизировать, взять под контроль возможные негативные последствия этой новой реальности. Аксиомой должно быть правило: успехи науки, оторванные от личной нравственности учёного и его социальной ответственности, толкают человечество в пропасть.

Между тем разрыв между традиционными моральными ценностями и техническими возможностями современных нанотехнологий осложняется растущим моральным плюрализмом и динамизмом общества. Не случайно в конце прошлого столетия была запущена программа «Этика, наука и технологии», в рамках которой сформировалась Международная комиссия (COMEST). Её задача состоит в том, чтобы не только решать этические вопросы, но и предвосхищать их.

С этой целью создаются и специальные центры. Скажем, имеется он в Государственном университете Аризоны (Arizona State University, ASU), в Калифорнийском университете Санта-Барбара (University of California, Santa Barbara) и других научно-исследовательских университетах. Их цель – изучение взаимодействия нанотехнологий с социальной средой, их влияние на общество, а также уяснение тех направлений развития этой области, которые задаёт само общество. Созданная центром ASU программа «Оценка технологий в реальном времени» (Real time technology assessment, RTTA) будет отслеживать динамику исследований в области нанотехнологий, проводить обсуждение по поводу их возможного будущего.

С 2005 г. функционирует международная рабочая группа, которая в центр своего внимания ставит изучение социальных последствий развития нанотехнологий. В октябре 2006 г. Международным Советом по нанотехнологиям опубликована обзорная статья, в которой проводится идея об обязательном ограничении распространения информации относительно нанотехнологических исследований в целях соблюдения безопасности. А организация «Гринпис» стремится добиться полного отказа от исследований в этой области.

Каково соотношение между наукой и моралью? С моей точки зрения, «внутри» науки и техники как специфических формах познания и деятельности, «внутри» научного и технического знания нет морального измерения, можно сказать: наука внеморальна, т. е. не аморальна и не моральна. Морально-этические аспекты возникают лишь там и тогда, где и когда она погружается в человеческие отношения, когда взаимодействуют друг с другом люди, научные сообщества. Именно реальный, целостный человек (а не его отдельное, узкое проявление и деятельность как учёного) или научное сообщество принимает решения относительно приложения знания, делает выбор между добром и злом (политические и идеологические факторы мы оставляем в стороне).

Вся история научной и философской мысли полна размышлений о взаимоотношении знания и нравственности: «мудр не тот, кто знает много, а тот, чьи знания полезны» (Эсхилл); «нравственным может стать только знающий, просвещённый человек» (Сократ); «кто двигается вперёд в науках, но отстаёт в нравственности, тот более идёт назад, чем вперёд» (Аристотель); «нельзя признавать наличие технического прогресса, если он превосходит прогресс нравственный» (К. Э. Циолковский); «в наши дни существует опасность, что научные открытия, содержащиеся в секрете, могут послужить не всему человечеству, а могут быть использованы в эгоистических интересах отдельных политических и национальных группировок» (П. Л. Капица); нужно научиться мыслить «по-новому» и избрать «путь непрерывного прогресса в счастье, знании и мудрости» (Б. Рассел, А. Эйнштейн); «проникновение в сокровенные тайны природы должно находиться в неразрывной связи с прогрессом нравственным» (А. Тарковский); «я принадлежу к тому поколению, для которого единство науки и нравственности является аксиомой» (А. П. Александров)…

Единство знаний и нравственности выражается в том, что знания должны служить нравственности и наполняться гуманистическим содержанием. Кроме того, как едины ум, сердце и воля, так «триедины» истина, красота и добро. Это имеет прямое отношение и к области нанотехнологий. Интеллект – это тот рычаг, с помощью которого можно поднимать науку, экономику, культуру, образование и другие сферы бытия. Соединяя интеллект человека с его нравственными идеалами, Н. В. Гоголь (1809 – 1852) замечал, что ум «идёт впереди, когда идут вперёд все нравственные силы в человеке. Разум не даёт полной возможности человеку стремиться вперёд».

Единство знаний и этических ценностей на протяжении более чем 2500 лет успешно реализуется в медицине. Как никакая другая сфера культуры, медицина пронизана нравственными проблемами. Её знание непосредственно «сопрягается» с человеком, его организмом и здоровьем. Начиная с V в. до н. э., все лечебные методики контролировались рядом обращённых к врачу этических императивов, сложившихся в «клятву Гиппократа». То есть изначально медицина шла от нравственности, от стремления спасти человека, сохранить его жизнь и здоровье. Во второй половине XX в. гуманистические аспекты медицины и биологии трансформировались в новую форму социогуманитарного знания – биоэтику. Сегодня под биоэтикой понимается учение о нравственной стороне деятельности человека в медицине и биологии. При её возникновении ставилась задача – обосновать возможность этического контроля в биомедицинском воздействии на человека.

В научный обиход это понятие ввёл американский биолог-биохимик и учёный-гуманист В. Р. Поттер (1911 – 2001), Он характеризовал биоэтику как «соединение биологического знания и человеческих ценностей»; как «науку о выживании»; как «научный гуманизм и новую культуру»; как новую этику, способную противостоять тому вызову, который бросили человечеству научно-технические достижения; как «новое этическое учение, объединяющее смирение, ответственность и компетентность»; как междисциплинарную науку, которая «объединяет все культуры и расширяет значение слова “гуманизм”». В своей фундаментальной работе «Биоэтика: мост в будущее» (1971 г.) он писал, что если существуют «две культуры» (естественнонаучная и гуманитарная), то мы «можем построить “мост в будущее” при помощи этой новой дисциплины как моста между двумя культурами». В своей книге он стремился показать, что противостояние и противопоставление фундаментальных общечеловеческих моральных ценностей и ценностей науки становится одной из причин кризиса, угрожающего человечеству и самой жизни на Земле. «Человечеству срочно требуется новая мудрость, которая бы являлась “знанием о том, как использовать знание” для выживания человека и улучшения его жизни».

Сегодня «новая мудрость» связана с генной инженерией, которая позволяет переосмыслить функционирование живых организмов на генном уровне. Накопленные за последние два десятилетия знания о человеке и генетике живых организмов поставили перед человечеством трудные задачи: «во-первых, необходимо научиться читать и анализировать генетические тексты; во-вторых, осуществить переход к манипулированию известными генами и созданию новых генетических текстов, не существовавших ранее в природе; в-третьих, «человечество должно перейти к созданию системы, которая бы позволила вносить в организм генетическую информацию, создавать новые организмы» (Скрябин, 2009, с. 243).

Какие достижения в медицинской бионанотехнологии вызывают гордость и тревогу у человека?

Целенаправленное изучение генома человека осуществляется около 10 лет. Заметно нарастание темпов и результатов исследований. Сейчас расшифрованы геномы шести человек. Но если на прочтение в 2001 г. первого генома ушло 10 лет, а в 2007 г. – 1 год, то сегодня расшифровка индивидуального генома возможна за 100 дней. В перспективе чтение генома сократится до одного дня. «Чтение единичных молекул, – говорил академик К. Г. Скрябин, – это и есть нанотехнология. К 2010 – 2012 гг. сделать это можно будет так же легко, как сейчас сделать анализ крови» (там же, 2009, с. 244).

Сегодня, «взяв у человека анализ крови, с помощью чипа можно определить, есть ли ошибки в его генетическом материале, есть ли у него предрасположенность к каким-либо заболеваниям» (там же). В перспективе важная задача – создание этно-генетических карт территории России. Это станет вкладом в создание мировой генетической карты.

Молекулярная биотехнология способна изменить «направленность» клетки: «отремонтировать» клетку, откорректировать функции клеток, а также функции того или иного органа, перестроить работу тканей человеческого организма, излечить безнадёжно больных людей, а также, возможно, тех, которые были заморожены методами крионики и т. д. Не исключено, что учёным удастся «переделать» программу, записанную в ДНК, с целью задержать или ликвидировать старение. Созданы нанороботы, позволяющие установить причины старения; открыт фермент теломераза, который многие учёные склонны считать «ферментом бессмертия», ибо он придаёт клетке способность делиться неограниченно долго; выяснена регенерирующая роль стволовых клеток, которые могут помочь омолодить или заменить больные (изношенные) органы и т. д. Что касается источников стволовых клеток, то они могут быть получены не только от эмбрионов (во многих странах запрещены подобные работы) или из костного мозга, но и из зубов мудрости. Благодаря усилиям японских учёных из Национального института промышленной науки и технологии (National Institute of Advanced Industrial Science and Technology) пульпа зубов мудрости стала ещё одной «этической альтернативой» эмбриональным стволовым клеткам (ЭСК). Исследователи доказывают, что стволовые клетки (СК), полученные из зубов мудрости (а они в большинстве случаев после хирургических операций выбрасываются), не только проще хранить (до 3-х лет в специальном холодильнике), но и по своим свойствам они лучше тех, что получены из костного мозга. Обнаружены и изучены редкие свойства магнитных частиц, находящихся в тканях мозга, что позволяет наблюдать и выявлять механизмы заболеваний этого органа, а также проектировать такие технические устройства, в основе которых лежат принципы функционирования тканей мозга. Наночастицы значительно меньше живых клеток, не влияют на кровообращение, проходят через капиллярные сосуды, но не проникают через их стенки в ткань организма человека. В силу этого, если суспензию из полупроводниковых нанокристаллов поместить в кровеносный сосуд, то на экране монитора прямо через кожу можно наблюдать капиллярную сеть в форме миниатюрного «кораллового деревца». И в зависимости от наблюдаемых изменений «кроны» этого деревца, можно сделать выводы о поражении ткани, скажем, в результате тромбоза сосудов.

Подобная визуализация процессов в организме человека с использованием контрастных наночастиц (биомаркеров) представляет уже сегодня одно из важнейших направлений в наномедицине.

В медицине уже сформировалось самостоятельное направление исследований под названием нанотоксикология. Разворачиваются нанотехнологические исследования и в стоматологической индустрии. «Можно ожидать, – пишет Н. Кобаяси, – что лекарственные препараты в XXI в. будут выпускаться буквально в индивидуальном порядке (т. е. для каждого конкретного пациента на основе его генной информации будут разрабатываться препараты, обеспечивающие максимальный лечебный эффект при данном заболевании и т. п.). Такая ориентированная на заданного человека система лечения уже даже получила название «индивидуальной» терапии или «лечения по заказу» (tailor-made therapy) и она, безусловно, открывает перед практикующими врачами огромные перспективы. Дальнейшие исследования позволят перейти от генома человека к изучению молекулярной структуры белков, особенностей их функционирования в живых организмах, механизмов их взаимодействия…» (Кобаяси, 2007, с. 23 – 24).

Обобщая, можно выделить такие основные области применения нанотехнологий в медицине, как доставка активных лекарственных веществ, новые методы лечения на нанометровом уровне, диагностика, медицинские имплантаты.

С развитием био- и нанотехнологий возникает множество принципиально важных этических вопросов. Конкретизируем некоторые из них: имеют ли право родители создавать генетически изменённых детей? Есть ли право у человека клонировать самого себя и вмешиваться в свою генетическую информацию? Этично ли увеличивать продолжительность жизни человека и делать его бессмертным? До какой степени права и интересы нынешних поколений людей должны преобладать над правами и интересами будущих поколений, и наоборот? Должны ли быть разные критерии отбора для интеллектуальных, спортивных, музыкальных и иных видов соревнований (одни для «чистых» людей, а другие для людей, стимулированных лекарственными препаратами, бионикой, генной инженерией и т. п.)? Есть ли у человека право менять свои генетически определённые зародышевые характеристики с целью избежать наследования тех или иных болезней или нарушений в организме у будущих поколений? Какую экологическую угрозу человечеству несут отходы нанотехнологий? Этично ли использовать ДНК в качестве материала для изготовления нового типа компьютеров? Допустимо ли взаимодействие между живой клеткой и роботом (киборгом)? Каков уровень токсичности наночастиц? Не нарушат ли нанотехнологии принцип неприкосновенности частной жизни человека и его гражданских прав? Останется ли тайной только врача генетическая информация того или иного человека? Этично ли обществу создавать будущие «элиты», которые бы совершенствовали себя с помощью искусственного интеллекта и генной инженерии? Уменьшат ли или даже устранят полностью нанотехнологии пределы государственной безопасности? Приведут ли нанотехнологии страну к экономической и военной независимости? Как будет функционировать та или иная политическая система?

Это множество вопросов, с одной стороны, показывает гуманитарную направленность нанотехнологий и нановеществ в медицинской и социальной практике, а с другой – требуют от человека быть предельно осторожным. Обозначим несколько групп тревожных обстоятельств.

Во-первых, не выявлено до конца всё то, что связано с безопасностью нанотехнологий. Между тем мир быстро насыщается искусственно созданными нанообъектами, входящими в состав строительного материала, бытовой техники, одежды, продуктов питания, лекарств, косметики и т. д. Если нанообъекты (в силу их малости) будут носится в воздухе, питьевой воде, попадут внутрь организма человека, внутрь его клеток, то какие изменения они могут там произвести? Следовательно, необходимы специальные методы контроля за поведением нанообъектов.

Во-вторых, здесь не ясны социальные последствия. Замена традиционного промышленного производства новым может привести к сокращению рабочих мест, возникнут новые коллизии в образе жизни, в семье, в воспроизводстве поколений. Многих людей вполне удовлетворяет их нынешняя жизнь, не возникнет ли острая консервативная реакция против вала новшеств?

Эти проблемы дополняются многими другими: контроль за коммерческим и личным перемещением, контроль за местонахождением сотрудников по магнитным бейджам, информационное считывание и распространение данных о генетическом коде того или иного человека; генетический выбор потомства, его пола, физического здоровья, интеллектуальных способностей и т. п. Не приведёт ли это к новой форме евгеники? Навсегда может остаться тайной как для учёных, так и родителей что «подправлено» (и зачем) в геноме зародыша нового живого существа. Поистине мы создаём новый дивный мир. Это будет принципиально другой мир. И если информационная революция (персональные компьютеры, мобильные телефоны, Интернет и т. п.) коснулась лишь «внешних» контуров жизни человека, то нанотехнологическая революция тотально изменит как человека, так и среду его обитания. Будет новое общество, новая страна. Таковы вопросы, прогнозы и гипотезы, высказанные в рамках американской Национальной технологической инициативы. Эти инициативы многие страны восприняли с энтузиазмом.

Но, как пишет Г. Эрлих, «распространить эту модель в полном объёме на всё человечество невозможно в принципе, для этого не хватит, в частности, материальных ресурсов. Если использовать аналогию из мира науки, то самоорганизующаяся структура в лице США сможет существовать лишь за счёт притока энергии и вещества из внешнего мира, пребывающего в состоянии детерминированного (и контролируемого) хаоса. А мы, жители этого внешнего мира, будем с завистью, недоумением, сожалением (дело вкуса) заглядывать за новый железный занавес, без которого в этой ситуации никак не обойтись и который в общем-то уже возводится» (Эрлих, 2008, с. 37).

Думается, что какой бы характер ни носили вопросы и ответы, принимаются или отвергаются они научным сообществом, главное, чтобы не забывался категорический императив И. Канта: поступай только согласно такой максиме, руководствуясь которой ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом. Человек должен осознавать, что нанотехнологии не дадут ему неограниченную власть над природой, её законами и многообразием проявлений материи, но к улучшению качества его жизни они, несомненно, уже ведут.

Для иллюстрации можно сослаться на двойственный эффект шарообразных молекул C60, которые называют фуллеренами. Они могут вызывать серьёзные заболевания и вредить окружающей среде. Поэтому не случайно американская Комиссия по безопасности пищевых продуктов и лекарств (FDA) заявила о необходимости лицензирования и регулирования широкого спектра товаров (продуктов, косметики, лекарств…), изготовленных с помощью нанотехнологий. Вместе с тем учёные предполагают, что негативное воздействие фуллеренов можно использовать и на благо человека – для лечения раковых опухолей. Двигаясь в этом направлении, на основе фуллеренов можно создавать сверхэффективные антибактериальные препараты.

Что касается клонирования, то о социальных последствиях искусственного вмешательства в геном человека мы знаем слишком мало. Представим себе, что будет создано несколько его копий. Но будет ли сохранена тождественность различной пространственной локализации во всех носителях? Ведь каждый человек уникален. Всё острее осознаётся, что даже простая небрежность экспериментатора (или некомпетентность персонала лаборатории) может привести к необратимым последствиям. Скажем, будет создан организм с совершенно новыми, а главное – нежелательными наследственными признаками, которых нет сегодня на Земле.

В числе прямых угроз, идущих от молекулярных нанотехнологий (МНТ), нарушение принципов сосуществования государств, прав людей на неприкосновенность частной жизни. Найдутся «экспериментаторы», которые лозунг «совершенствование биологической природы человека» сделают средством политической борьбы. «Косвенная угроза, исходящая от МНТ, – пишет О. В. Летов, – связана с тем обстоятельством, что её развитие способно существенно изменить геополитическую карту мира» (Летов, 2008, с. 125).

А. А. Давыдов замечает, что «перспективы развития нанотехнологий, особенно возможных изменений биологической природы Homo Sapiens, бросают вызов традиционным постулатам многих религий. Эксперты предполагают, что в будущем нанообществе возможны идеологические конфликты между традиционными религиями и Nanoscale Science (нанонаукой – В. М.), религиозные конфликты с новыми нанорелигиями, в основе которых, возможно, будет лежать постулат о тождестве Nano sapiens и Бога, адаптация традиционных религий к новым нанотехнологическим реалиям, обратное влияние религии на нанотехнологии» (Давыдов, 2007, с. 123).

7. Нанотехнологии, бессмертие и трансгуманизм. Хотя некоторые вероисповедания относятся к проблеме бессмертия негативно, она не лишена научных и гуманистических аспектов. Нам думается, что по мере развития техногенной цивилизации, а также успехов в области нанобиотехнологий, проблема бессмертия перемещается с системы «религия – природа – естествознание» на систему культуры («второй» природы), в мир технической, искусственной реальности.

В свете современных нанотехнологических возможностей, процесс клеточного повреждения (смерть) можно устранить с помощью молекулярного «ремонта», осуществляемого нанороботами. Как уже отмечалось, они «ремонтируют» ДНК, останавливают («обращают») биологическое время в текущем физическом времени.

В данном случае можно вспомнить мысленный эксперимент (1867 г.) английского физика Дж. Максвелла. Он вообразил некое гипотетическое разумное существо микроскопического размера, которое способно нарушать «Второе начало термодинамики»: «Невозможен процесс, при котором теплота переходила бы самопроизвольно от тел более холодных к телам более нагретым». В повести братьев Стругацких «Понедельник начинается в субботу» такое существо названо «демоном Максвелла». А в их повести «Стажёры» рассказывается о гигантской флуктуации (случайном отклонении системы от некоторого среднего положения): ваза с водой забрала в себя энергию комнаты, в которой она находилась, довела воду до кипения, а в комнате же выпал иней.

Воображаемое разумное существо Максвелла способно было понижать энтропию (функцию состояния) системы, комбинируя атомы и молекулы. А это как раз то, что позволяет делать нанотехнология. Отсюда, понимая смерть человека как проявление процесса увеличения энтропии, этот процесс можно «обратить» (понизить энтропию системы – организм человека), подарив тем самым человеку и человечеству вечную молодость (или даже бессмертие). Следовательно, новая наука и техника (нанонаука и нанотехнология) переводит фантастические идеи в реальную плоскость.

Идеи бессмертия прослеживаются как в русской литературе, так и в философии. Основное произведение А. Н. Радищева (1749 – 1802) называется «О человеке, его смертности и бессмертии». А. И. Герцен (1812 – 1870) в работе «Концы и начала» пишет, что «смерть не лежит в понятии живого организма» (Герцен, 1959, с. 175). Один из основоположников русского космизма Н. Ф. Фёдоров (1828 – 1903) в «Философии общего дела» выдвигал две философские предпосылки в отношении к смерти: 1) «Как ни глубоки причины смертности, смертность не изначальна: она не представляет безусловной необходимости. Слепая сила, в зависимости от которой находится разумное существо, сама может быть управляема разумом» (Фёдоров, 1995, Т. II, с. 201); 2) «Смерть есть свойство, состояние, обусловленное причинами, но не качество, без коего человек перестаёт быть тем, что он есть и чем должен быть» (Там же, Т. I, с. 258). По его мнению, смерть (как явление ещё совершенно не изученное) должна стать предметом всеобщего, всестороннего и самого исчерпывающего исследования как гуманистическая проблема.

Идеи Н. Ф. Фёдорова удивительным образом сопрягаются с размышлениями учёного и изобретателя, основоположника космонавтики К. Э. Циолковского. Около 100 лет назад он высказал гениальную гипотезу, соответствующую нашему времени. Речь шла о том, что в космосе «везде жизнь», понимая её функционально, сопрягая с разумом. Эта «жизнь» распространится на все планеты, но это будет «особенное животное, – писал основоположник теоретической космонавтики. – В него не проникают ни газы, ни жидкости, ни другие вещества. Из него также они не могут и удалиться… Оно живёт только солнечными лучами, не изменяется в массе, но продолжает мыслить и жить как смертное или бессмертное существо… Такое сформированное существо уже может обитать в пустыне, в эфире, даже без тяжести, лишь бы была лучистая энергия» (Циолковский, 1929, с. 22). В его стремлении к бессмертию выражается желание абсолютного господства разума (науки и техники) над природой, её эволюцией. Бессмертие – это апофеоз (прославление) ноосферы.

В статье «Ум и страсти» К. Э. Циолковский писал, что время сделает человека когда-нибудь хозяином Земли, который будет распоряжаться растениями, животными и собой. Он будет преобразовывать не только Землю и всё живое на ней, но и самого себя. Его особый интерес к индийской философии, к идее инкарнации побудили к написанию повести «Грёзы о Земле и небе и эффекты всемирного тяготения». В ней мы находим описание путешествия души по астероидам и планетам, а также встреч с «мудрыми существами», живущими там без страданий и «почти одним духом». Размышляя о бессмертии, автор увидел преимущества индийской философии по сравнению с христианством: в христианстве душа имеет одну жизнь, а в индуизме она получает бесконечное число воплощений. Этот механизм и рисуется Циолковским в «Очерках о Вселенной. Субъективная непрерывность высшей жизни» (1993 г.). Причём его заботило не столько конкретное живое существо (ибо его жизнь конечна), сколько судьба атомов, являющихся первичными носителями жизни, вечно путешествующими из неорганического мира в органический, из тела в тело. В причудливой философии Циолковского материя содержит «бессмертную сущность, бессмертный дух, вечно возникающий, никогда не умирающий, распространённый по всей бездне Вселенной»; жизнь не имеет определённого размера и может быть удлинена до тысячи лет; «неопределённого удлинения жизни наука рано или поздно достигнет». «Всеобщее счастье и устранение страданий» – таков категорический императив космической этики и гуманизма К. Э. Циолковского. Земля необходима как базис для распространения могущества человека в просторах Солнечной системы.

Размышляя о бессмертии, русские космисты имели в виду посюстороннее, а не сверхъестественное «практическое бессмертие человека». Профессор И. В. Вишев определяет его как реальную возможность обретения человеком «биотически и социально детерминированной способности беспредельно длительной жизни, сохраняя оптимальные параметры телесной и духовной деятельности, настолько долгой, что можно было бы утверждать: человек стал практически бессмертным. Вместе с тем, достижение такой способности не исключает, в принципе, возможность его смерти по тем или иным внешним причинам, что делает актуальной задачу восстановления временно утраченной человеческой жизни, то есть воскрешения человека» (Вишев, 2007, с. 714). Чаще всего, когда речь заходит о достижении человеком практического бессмертия, это воспринимается верующими как желание человека стать равным Богу. Однако те, кто с научных позиций размышляет об этих проблемах, менее всего думают о Боге. Их интересуют возможности достижения практического бессмертия на основе доступных людям (и постоянно увеличивающихся) ресурсов в условиях той физической, биологической и культурной реальности, в которой они рождаются и живут. Космистов, философов и этиков интересуют прежде всего моральные проблемы.

Представим, что учёными будет получен «эликсир молодости» и будут достигнуты пути в земное или космическое бессмертие. Сразу же возникает множество этических, правовых, философских и экономических вопросов. Что, в конце концов бессмертие даёт человеку и человечеству? Кому оно должно быть доступно? Ведь и Н. Ф. Фёдоров понимал, что реализация его утопической идеи «Возвратить сердце отцов сынам» и достижение живущими бессмертия средствами науки и техники порождает глубочайшие противоречия. Тем не менее он считал, что «возвращение живущими жизни всем умершим для жизни бессмертной есть добро без зла». И опять вопросы: не обессмертим ли мы новых тиранов, злодеев и преступников? Кому и по каким критериям будет дано право отбирать людей достойных воскрешения и бессмертия? Как это повлияет на процесс рождения детей и отношений между полами? В каком возрасте их воскрешать? Имеют ли «воскресители» право воскрешать людей без их согласия и нужно ли умерщвлять тех, кто после воскрешения будет выражать недовольство этим? Вопросов возникает столько, что их невозможно даже перечислить.

Среди философов, по преимуществу материалистов, были и есть такие, которые считали, что смерть является следствием действия объективных законов природы, что смерть естественна. Они стремились обосновать необязательность и даже ненужность личного бессмертия. «Согласно законам природы, – утверждал китайский философ Ян Чжу (440 – 360 до н. э.), – нет ничего, что не умирало бы». Человеку достаточно ста лет, «чтобы всё ему надоело, ни тем более ли горькой показалась ему долгая жизнь?» (Древнекитайская философия, 1972, с. 215 – 216). По существу, те же убеждения выражали Эпикур, П. Гольбах, Л. Фейербах, Ф. Энгельс и др.; В. Г. Белинский, А. И. Герцен и др.; современные естествоиспытатели и философы В. Ф. Купревич, Л. В. Комаров, Г. Д. Бердышев, В. М. Дильман, Л. Е. Балашов и др.

Но вернёмся к основной теме и назовём те основные направления нанотехнологий, с помощью которых можно если не обессмертить, то хотя бы продлить жизнь человека.

Во-первых, – это генетическое бессмертие (клонирование) человека. Во-вторых, информационное бессмертие (речь идёт об электронном бессмертии, которое основано на механизме «перевода» личности на другой материальный носитель. Ему дано название «Способ постепенного перемещения»). В-третьих, квазиматериальное бессмертие (замена тех или иных «частей» организма человека, в том числе и путём клонирования).

Безусловно, эти и другие исследования проблемы бессмертия чрезвычайно важны в мировоззренческом, методологическом и нравственно-гуманистическом отношениях. Вместе с тем современный просвещённый человек не может не настаивать на том, что человек свободен перед лицом смерти, свободен в выборе между старостью и молодостью, добром и злом. Иначе говоря, он имеет право не только на свою жизнь, но и на смерть, что, впрочем, не должно пониматься как «свобода» самоубийства или тем более одобрение его. Объективно бессмертие, наряду с созданием высокоинтеллектуальных машин и решением проблемы межпланетных путешествий, является одной из основных стратегических целей науки и техники.

Идеи Н. Ф. Фёдорова, его предшественников и последователей лежат в основе течения, называемого трансгуманизмом (лат. trans – сквозь, через, за). Зачастую понятие «трансгуманизм» связывают с понятием «постгуманизм», а также «иммортализм (лат. immortalitas – бессмертие).

Трансгуманизм – это новый этап в развитии гуманизма 2, подготовленный всем ходом научно-технического и культурного прогресса. В нём способы улучшения бытия человека не ограничиваются лишь образованием, а включают в себя достижения в нанотехнологиях и робототехнике. Считается, что гуманитарное образование и генная инженерия находятся в отношении взаимного дополнения, увеличивают интеллектуальные и физические возможности человека, улучшают качество его жизни.

Понятие «трансгуманизм» в научный обиход ввел английский философ и биолог Дж. Хаксли (1887 – 1975) в 1957 году, хотя в художественно-фантастической литературе и поэзии это понятие использовалось значительно ранее: скажем, в поэме «Божественная комедия» Данте Алигьери (1265 – 1321).

Один из принципов трансгуманизма гласит, что сознание есть граница биологической эволюции и дальнейшее изменение человека возможно в рамках технологической эволюции. Отделяя искусственные ценности от естественных, трансгуманизм обосновывает своё право на вмешательство в природу: нет морально-этических причин, по которым нельзя разумно регулировать природу, улучшать её в соответствии с жизненно важными потребностями человека.

Для трансгуманизма улучшение человеческого организма становится главной целью. Его сторонники желают уяснить, кем человек может стать, используя новейшие технологии и нанотехнологии. Ограничивается (или полностью исключается) лишь нанотехнологическое вмешательство в эмбрион человека. Трансгуманисты предполагают, что в будущем человек сможет реализовать все свои мечты, а творческое самовыражение станет доступно каждому.

В человеческой сущности перестроятся такие параметры, как ограниченность человеческого и искусственного интеллекта, невозможность выбора собственной психологии, неизбежность старения. Учёные-геронтологи на «междусобойчиках» доказывают, что старение организма человека уже не является неразрешимой биологической проблемой. Общество должно быть более открытым по отношению к новым биотехнологиям, ибо тогда каждый человек сам сможет их «примерить» на себя. Они защищают благополучие всего того, что наделено способностью чувствовать.

Для того, чтобы реализовать свою главную цель (бесконечное совершенствование человека с использованием всех возможных для этого средств) трансгуманисты предлагают: а) поддерживать технический прогресс; б) изучать достижения науки и техники; в) вовремя предотвращать социально-нравственные проблемы, обусловленные внедрением этих достижений; г) расширить свободу каждого человека на основе научно-технических изобретений; д) противодействовать тем учениям, которые имеют противоположные трансгуманизму цели.

Вместе с тем, трансгуманисты отвергают тезис об особых правах человека по отношению ко всему другому живому, а также неживому. И если исходить из того, что главным в человеке является не физическая, а нравственная составляющая, то можно считать, что любой киборг, способный быть разумным и нравственным, приобретёт большую социальную ценность, чем безнравственный человек.

По мнению трансгуманистов, смерть есть необратимая потеря информации о человеке. Следовательно, чтобы сохранить информацию о нём, сохранить его индивидуальность как личности, достаточно, в принципе, сохранить те структуры мозга, которые управляют (обеспечивают) долговременную память человека. Поэтому, задача состоит в том, чтобы зафиксировать тонкую структуру (то есть пространственное распределение связей между нейронами) мозга человека в течение некоторого времени после его биологической смерти. Сохранившейся информации о человеке будет достаточно, чтобы медицина будущего осуществила мечту Н. Ф. Фёдорова – «вернула сердца отцов сынам».

Исследования проблем трансгуманизма осуществляют Оксфордский университет (Великобритания), Университет штата Аризона (США). Что касается России, то в конце 2003 г. было создано «Российское трансгуманистическое движение» (РТД). Стимулирующим фактором к дальнейшему развитию РТД явилась встреча российских трансгуманистов в августе 2004 года на VII-м международном философско-культурологическом конгрессе в Санкт-Петербурге, где была выработана стратегия продвижения и развития трансгуманистических идей в России. В январе 2005 г. РТД провело первый междисциплинарный семинар по трансгуманизму и иммортализму в Москве. Позже он был зарегистрирован как первичная ячейка Российского Философского общества при РАН. Ежемесячные семинары дают возможность учёным и философам обсуждать острые трансгуманистические проблемы. С марта 2007 г. в Москве стал выходить первый в России трансгуманистический журнал «Послезавтра». На философском факультете МГУ читается спецкурс «Биотехнологии и трансгуманизм».

***

Современные реалии, знание закономерностей развития индустриального и информационного общества позволяют представить «сценарий» разработок и внедрения нанотехнологий. В общем виде он может выглядеть следующим образом.

1. На первом этапе будет преобладать международный обмен (как начальная интеграция) научной информацией в печати, на конференциях, конгрессах. Он уже очевиден сегодня.

2. На втором этапе – разработка и внедрение нанотехнологий. Она будет происходить в рамках секретности и соперничества между странами мира. Значение преимущества в этой области более чем очевидно.

3. На третьем этапе потребуется новая международная интеграция научных и промышленных достижений наиболее технологически развитых стран.

Что же ожидает человека и общество в будущем?

На основе принципов системной социологии профессор А. А. Давыдов рассматривает возможные тенденции возникновения нанообщества (см.: Давыдов, 2007). По его мнению, «нанообщество – это тип биосоциотехнической системы, состоящей из разнородных взаимосвязанных элементов и подсистем, свойств и отношений, созданных индивидами на основе нанотехнологий, целью которой является реализация экстремальных принципов в жизнедеятельности индивидов с помощью законов и социологических алгоритмов, действующих в определённых границах» (там же, с. 120 – 121). Главными порождающими элементами такой системы сначала выступает Homo Sapiens, а затем Nano Sapiens, а образующими – материальные и идеальные продукты нанотехнологической деятельности Homo и Nano Sapiens через механизмы прямой и обратной связи.

Развитие нанотехнологий идёт от простого к сложному и с течением времени может приобрести экспоненциальный характер (описываться не линейной, а показательной функцией).

Философское осмысление нового научно-технического интеграционного направления убеждает нас в том, что создаётся такое пространство, в котором существенно расширяются возможности человека. Он становится более свободным и разумным. Однако это не приходит к человеку самопроизвольно и автоматически. От него требуются интеллектуальные усилия и высоконравственные принципы. Факт значимости научного знания, образования и культуры для всех членов общества выражает приоритет гуманистических ценностей и идеалов. И есть надежда на то, что гуманистическая ориентация науки и просвещения придаст человечеству новые импульсы созидательного движения.

Литература

Алферов Ж. И. О программе Российской академии наук в области нанотехнологий // Вестник РАН, 2008, Т. 78, № 5.
Аристотель. Никомахова этика // Сочинения: В 4 т. М.: Мысль, 1984, Т. 4.
Асеев А. Л. Нанотехнологии: вчера, сегодня, завтра // Наука из первых рук. 2008, № 5.
Балабанов В. Нанотехнологии. Наука будущего. – М.: Эксмо, 2009.
Бердяев Н. А. Судьба России: Сочинение. – М.: Фолио, 1999.
Вишев И. В. Человек: реальность личного бессмертия и воскрешения // Человек в современных философских концепциях. Материалы Четвертой международной конференции. – Волгоград, 28 – 31 мая 2007 г. В 4 т. Т. 4 – Волгоград, Изд-во ВолГУ, 2007.
Герцен А. И. Собрание сочинений: В 30 т. Т. 16, М.: Академия наук CCCР 1959.
Давыдов А. А. В преддверии нанообщества // Социологические исследования, № 3, 2003.
Древнекитайская философия: Собрание текстов в двух томах. Т. 1. М.: Наука, 1972.
Захаров В. Е. Что и как нужно спасать в российской науке // Здравый смысл, 2010, № 1.
Иншаков О. В., Фесюн А. В. Государственная политика развития нанотехнологий: российский и зарубежный опыт. – Волгоград, Изд-во ВолГУ, 2009.
Кобаяси Н. Введение в нанотехнологию / Пер. с японск. – М.: Бином. Лаборатория знаний, 2007.
Летов О. В. Нанотехнологии и этика: аналитический обзор // Рж. Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Серия 3. Философия. – 2008, № 2.
Максвелл Дж. К. Статьи и речи. – М.: Наука. 1968.
Наливайко Н. В., Паршиков В. И. О взаимодействии философии образования и философии // Философия образования. Новосибирск, 2002, № 5.
Негодаев И. А. Нанотехнология сквозь призму философии // Вестник Донского государственного технического университета. 2004, Т. 4, № 2 (20).
Ратпер М., Ратпер Д. Нанотехнология: простое объяснение очередной гениальной идеи. Пер. с анг. М: Вильяме, 2007.
Роко М. Нанотехнологии в ближайшем десятилетии. – М., Мир, 2002.
Рыбалкина М. А. Нанотехнологии для всех. – М.: Эдиториал УРСС, 2005.
Скрябин К. Г. Фундаментальная и прикладная биотехнология – ответ на вызов XXI века // Вестник РАН, 2009, Т. 79, № 3.
Стрельникова Л. Нано по-американски // Химия и жизнь, № 3, 2008.
Третьяков Ю. Д. Проблема развития нанотехнологий в России и за рубежом // Вестник РАН, 2007, Т. 77, № 1.
Третьяков Ю. Д., Гудилин Е. А. Уроки зарубежного нанобума // Вестник РАН. 2009, Т. 79, № 1.
Фёдоров Н. Ф. Собрание сочинений: В 4 т. М.: Традиция, 1995.
Циолковский К. Э. Растение будущего. Животное космоса. Самозарождение. – Калуга, 1929.
Чижевский А. Л. На берегу Вселенной: Годы дружбы с Циолковским: Воспоминания. – М.: Мысль, 1995.
Эйнштейн А. Собрание научных трудов. В 4-х т. Т IV. М.: Наука, 1967.
Энциклопедия для детей. Физика. – Ч. II Т. 16. М.: Аванта+, 2002.
Эрлих Г. Нанотехнологии как национальная идея // Химия и жизнь, № 3, 2008.

1 См. http://ru.wikipedia.org/wiki/%D1%E8%ED%E5%F0%E3%E5%F2%E8%EA%E0

2 Полемика членов РГО с трансгуманистами выявила принципиальные разногласия между ними. Главный аргумент против трансгуманизма состоит в том, что уже сама установка на «транс», т. е. на переход от человека к чему-то такому, что лежит «за» ним, «после» него означает уход от человека, «преодоление» его. Таким образом, речь идёт уже не о человеке, а о чём-то другом, и слово «homo» – «человек» – оказывается здесь неуместным. Конечно, некоторые люди хотят быть богами, киборгами, или трансформерами, но если речь идёт о потере человеком самоидентичности, его Я, о прекращении его как такового, то ни о каком гуманизме, имеющем в виду человека и только человека, не может быть и речи. С этой точки зрения термин «трансгуманизм» является либо противоречием в определении, либо попыткой ницшеанского «преодоления» человека, превращения его в сверхчеловека, заведомо считающего человека чем-то низшим, неполноценным (примеч. ред.).
Категория: Исследования
Добавлено: 06.01.2012
Просмотров: 5164
Рейтинг: 5.0/2
Темы: футурология, биотехнологии, развитие нанотехнологий, Нанотехнологии как новая реальность, Бессмертие, наука, нанотехнологии, общество, Трансгуманизм
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]