Главная » Статьи » Наука » Исследования

К истории элитного инженерного образования

Н. В. КАРЛОВ, Н. Н. КУДРЯВЦЕВ

(Московский Физико-технический Институт)


Слово «инженер», введенное в русский язык Феофаном Прокопо-
вичем при Петре Великом, восходит к латинскому «ingenium» - «остроум-
ное изобретение» и по своей исходной сути означает творца новых жиз-
ненных благ и новых умений, новых орудий труда и нового оружия для
войны и охоты, новых приспособлений и сооружений, средств транспорта
и способов развлечения... Говоря более общо, инженер – это творец новых
товаров и услуг.

В свою очередь, слово «элита», ставшее затасканно модным в совре-
менном русском языке в течение последнего десятилетия, через француз-
ское elite восходит к латинскому electus и означает отборную, лучшую
часть чего-то, рассматриваемого как коллектив, большая группа или сово-
купность предположительно функционально одинаковых сочленов.

Вместе с тем, образование -- понятие очень глубокое и как таковое трудно
определимо. Отнюдь не претендуя на общность, чисто технически и в кон-
кретной области интересов этого сообщения образование можно определить
как регулярный способ дать (желательно входящим в жизнь молодым) лю-
дям набор стандартных навыков, знаний и умений, необходимых сообщес-
тву людей и востребуемых ими. Природа знания такова, что носители его
поневоле немногочисленны. Трудно судить о временах доисторических, но
на заре письменной истории человечества образованность означала принад-
лежность к элите. В древности правильное, даже по тем временам, образо-
вание давало своим носителям статус существ высшего порядка, обла-
дающих сакральными знаниями небесной воли и божественного умения.

Среди прочих умений сакрализировалось и инженерное искусство.
Легко привести примеры из истории Европейской цивилизации, иллюстри-
рующие сказанное. Могучий кузнец и искусный оружейник Гефест-Вулкан
обожествлялся в классической древности греками и латинянами. В титулату-
ру римских императоров со времен Юлия Цезаря входил термин «верховный
понтифик ».И сейчас Римский Папа, т.е. римский первосвященник и верхов-
ный жрец западных христиан именуется понтификом, а время его правления
понтификатом. Из этого всего и с учетом того, что слово « понтифик» в
переводе с латыни означает «мостостроитель», вытекает ясное представлен-
ие о том месте, которое занимали именно в силу своей профессиональной
подготовки образованные инженеры в элите древнего мира.

Для непосвященных процесс подготовки инженерной элиты выглядел как
предельно закрытый, трепетно таинственный, полный священного ужаса, мис-
тический ритуал. С одной стороны это защищало высокое инженерное ис-
кусство от недоучек, профанов и волевых решений малограмотного полити-
ческого руководства, а с другой – приводило к кастовой замкнутости, отсут-
ствию притока свежей крови, стагнации и декадансу.

Распад античного мира в той форме, в которой он произошел в Запад-
ной Европе, прервал «связь веков» прежде всего в инженерном деле. Акве-
дуки и виадуки, шоссированные дороги и мосты, крепостные сооружения и
корабли -- умение строить все это пропало вместе с желанием сохранять по-
строенное. Особняком стояла Византия, где сохранилась сильная государст-
венность, соответственно чему поддерживалась и инженерная культурность
общества в рамках имперской политики государственного строительства. Наи-
более известными примерами выдающихся достижений византийских инже-
неров являются греческий огонь и храм Святой Софии в Константинополе.

В Западной Европе непосредственные последствия краха Римской импе-
рии постепенно уходили в прошлое. Жизнь брала свое. В течение всего
средневековья потребности общества в плодах сложного высококвалифици-
рованного труда удовлетворялись ремесленниками, профессионально объеди-
нявшимися в некие цеховые организации. Подготовка кадров при этом шла
по веками отлаженной схеме: ученик – подмастерье – мастер с обязательным
квалификационным экзаменом перед лицом цеховых старейшин.

Этот надежный способ подготовки кадров дал Европе инженерные осно-
вания индустриальной революции, завершения Средневековья и начала Но-
вого Времени. Цеховой путь технического прогресса, путь тщательного ос-
воения уже наработанного умения, высококачественного тиражирования хо-
рошо апробированных образцов при медленно, но неуклонно нарастающем
улучшении известного и редких, но сильных качественных изменениях при
изобретении принципиально новых приемов и продуктов создал современ-
ную Европу, но в сущности его возможности оказались исчерпанными к на-
чалу XIX-го века. Суть в том, что до этого времени инженерное дело не
нуждалось в фундаментальной науке, в знании того сокровенного, того неоче-
видного,что лежит в природе вещей. Не зная термодинамики, инженер изо-
бретал, строил и применял паровую машину; не зная законов дифракциии
света, он изготовлял микроскопы и телескопы; не зная гидродинамики, стро-
ил шлюзы и корабли; не зная органической химии красил ткани; не зная
механики Ньютона, создавал артиллерийские орудия и с успехом стрелял из
них; без знания микроструктуры металлов варил чугун и лил сталь...


Два столетия назад стало ясно, что очевидное исчерпано, что на по-
верхности вещей и явлений ничего ценного и неиспользуемого не осталось,
что нужно идти в глубь, нужно постигать природу вещей и суть явлений,
если хотеть получить принципиально новые возможности, найти принци-
пиально новые инженерные решения.

В соответствии с этим именно два столетия насчитывает история по
настоящему современного элитного инженерного образования.

В 1795-ом году Конвент Французской Республики основал l Ecole
Polytechnique --знаменитую Политехническую Школу, ставшую первой в ря-
ду высших учебных заведений нового для своего времени типа. Франция
переживала тогда трагически трудное время. Только, только прошел терми-
дорианский переворот, покончивший с ужасами якобинской диктатуры и
вернувший Французскую революцию на исходный путь буржуазного разви-
тия. Страна была со всех сторон окружена врагом и казалась беззащитной.

Стране был нужен внутренний порядок, воодушевленная национальной иде-
ей армия и военные инженеры. Именно для подготовки таковых и была
создана Политехническая Школа. ( 1 )

В первые десять лет своего существования, во время первой респуб-
лики, Директории, Консулата, во время Египетского похода Наполеона
Школа, ее выпускники, ее профессора, ее ученые блестяще продемонстри-
ровали свою отдачу, свою необходимость в деле обеспечения националь-
ной безопасности Франции. В 1804-м году Наполеон дал Школе военный
статут, даровал ей знамя и полный высокого смысла девиз: «Pour la
patrie, les sciences et gloire» -- «Во имя Родины, наук и славы».

По современному законодательству Политехническая Школа, управ-
ляемая на основе декретов Президента Республики совместными указания-
ми министров обороны, образования и науки, имеет своей задачей приви-
вать своим выпускникам высокую общую и научную культуру, давать им
специальное, как правило, инженерное образование, должные позволять им
выполнять работу, требующую высокой квалификации и ответственности в
самых общих интересах нации. Студенты -- политехники становятся государ-
ственными служащими высокого ранга, крупными исследователями, инжене-
рами высокой квалификации и директорами процветающих корпораций.

Гордость Школы составляют такие ее выпускники как Френель, Карно,
Беккерель, Пуанкаре, Коши, Леверье, маршалы Франции Фош и Жофр,
промышленник-бизнесмен Ситроен, президент Франции Жискар д Эстен...

Учебный план Школы довольно своеобразен. Первый год обучения по-
священ военной службе, в ходе которой студенты-политехники получают
реальную лейтенантскую подготовку в войсках и соответственно обретают
это звание. После этого, став офицерами, они получают мощную двухго-
дичную фундаментальную научную подготовку. В обязательное ядро учеб-
ного плана при этом наряду с математикой, физикой, химией, биологией
и компьютерными науками входят экономика и гуманитарное знание, такое
как философия, политика, искусство, иностранные языки. Высокое качество
предварительной подготовки абитуриентов этой элитной институции фран-
цузского высшего образования, первой по престижности и по трудности
конкурсного зачисления, позволяет считать образование, полученное в По-
литехнической Школе за два года, эквивалентным стандартному общеобра-
зовательному уровню американского или британского магистра наук.

Существенным является требование общего учебного плана Школы пос-
ле завершения 2-х летней базовой подготовки выполнить в каком-либо на-
циональном исследовательском центре или в конструкторском бюро пере-
довой индустриальной корпорации реальный рабочий проект инженрно-ис-
следовательского плана и публично защитить результаты.

Самое замечательное состоит в том, что все это в целом прямо отве-
чает и злободневным сиюминутным, и глубоким стратегическим потребно-
стям Франции в создании и сохранении корпуса элитных инженеров, фун-
даментально подготовленных в естественно-научном плане и свободно вла-
деющих современными техническими умениями.

Нелишне заметить в заключение, что дух элитарной исключительности,
тщательно культивируемый в Ecole Polytechnique и вызывающий, надо при-
знать, завистливое раздражение во многих «Grandes Ecoles» -- «Больших
Школах» Франции, служит совершенствованию учебного процесса в этом
замечательном учебном заведении -- знаменитом детище Французской Ре-
волюции и Наполеона. ( 2 )

В России общие основания делу инженерного образования заложил
Петр Великий. Елизавета Петровна и Екатерина II поддержали и укрепили
начатое Петром. Николай I в иных исторических условиях, после страш-
ных государственных потрясений конца XVIII -- начала XIX века, корен-
ным образом перекроивших политическую карту Европы и Америки, в
преддверии серьезных социальных изменений в России создал основы со-
временной Российской высшей технической школы. Достаточно указать
на основанные им три действительно инженерных вуза: Санкт-Петербургс-
кий технологический институт (1828-й г.), Московское высшее техничес-
кое училище (1830-й г.) и Институт гражданских инженеров в Петербурге
(1842-й г.),что вместе с созданными ранее Петербургскими горным (Екатери-
на II, 1773), лесным (Александр I, 1803-й г.) и путейским (Александр I, 1809-й
г.) институтами полностью перекрыло весь массив известных тогда инже-
нерных специальностей. ( 3 )

Все они были основаны и долгое время функционировали как средние
по сути своей учебные заведения, готовившие квалифицированных руко-
водителей производственного процесса среднего звена управления -- техни-
ков и мастеров, как бы мы сказали сегодня. Характерно, что ставшее в пос-
ледствие знаменитым Московское высшее техническое училище было ос-
новано именно как ремесленное училище «для подготовки искусных мас-
теров с теоретическими сведениями». Последнее оказалось очень важным,
так как позволило этому (с 1868-го г.) Императорскому техническому учи-
лищу создать великолепную научно-методическую школу подготовки инже-
неров, стать подлинно элитным техническим университетом.

Дело в том, что во второй половине XIX-го века инженерное дело во
всем мире развивалось по пути расщепления единого и все нарастающей
дифференциации специализаций инженеров. Это сопровождалось резким
увеличением спроса на инженерный труд вообще и, соответственно, значи-
тельным ростом числа инженерных вакансий. Рынок труда, прямолинейно
понимаемая экономика настоятельно требовали прекратить подготовку ин-
неров широкого профиля, требовали перейти к узкопрофильной, моноот-
раслевой подготовке инженеров. Московское высшее техническое учили-
ще не пошло по этому как бы легкому пути, предпочитая готовить широко
образованных инженеров в тесной связи глубокого теоретического обучения
с практическими занятиями, с самостоятельным лабораторным, а то и натур-
ным экспериментированием.

Результат хорошо известен: МВТУ, ныне Государственный технический
университет, являет собой пример того, каким должен быть элитный инже-
нерный вуз. Имена Н.Е .Жуковского, А.Н. Туполева, В.Г. Шухова, С.П. Ко-
ролева, С.А. Лебедева, прямо ассоциируемые с МВТУ, говорят о многом.

После великих реформ шестидесятых годов XIX-го века, открывших
России пути-дороги буржуазного развития, в российской высшей школе
широко достаточно остро обсуждались вопросы инженерно-промышленно-
го образования. Естественно, в этой связи привлекалась в рассмотрение и
практика, как тогда выражались, «великой заатлантической республики» с
ее техническими университетами.

Своеобразна и сложна история развития высшего образования в
Новом Свете, на противоположном берегу Атлантики. Особенно здесь сле-
дует отметить, что в самый разгар Гражданской войны, на втором году
президентства А. Линкольна, в июле 1862-го года Конгресс США принял
закон, дающий право администрациям штатов выделять (даровать) боль-
шиее участки земли из федеральных резервных фондов для жизнеобеспе-
чения высших учебных заведений. Эти вузы на дарованных землях (Land
grant colleges) возникли на новых территориях как по мановению вол-
шебной палочки и начали массовую подготовку главным образом инже-
неров—аграриев и инженеров—механиков. Всего было основано 68 вузов
на дарованных землях. Этим был дан ответ на острый (агротехничес-
кий, лесотехнический, машиностроительный, вообще -- технологический и
инженерный) вызов времени. Так была удовлетворена жгучая потребность в квалифицированных кадрах в молодой, грубой, в массе своего населен-
ия безграмотной стране, только что вышедшей из трагедии гражданской вой-
ны. Но бурно развивавшейся стране этого было мало. ( 4 ).

В 1861-м году был официально основан, а в 1865-м году начал функ-
ционировать Массачусетсский Технологический Институт (МТИ). Столь
длительный срок между объявлением решения об основании института и
реальным началом его деятельности объясняется тем, что все эти годы масса-
чусетсские янки были истово вовлечены в гражданскую войну.

Создание технологического высшего учебного заведения исподволь на-
зревало с развитием индустриального капитализма в Америке. Реализовалось
оно как официальное решение с началом новой эры в истории США -- из-
бранием Линкольна президентом страны. Война затормозила прогресс, но
сразу же после победы институт был реально открыт. Дело в том, что необ-
ходимость преодоления послевоенной разрухи, реструктурирования народно-
го хозяйства и отказа от колониальной экономики, процесс индустриализа-
ции и резкой урбанизации США требовали наличия инженерных кадров
действительно высочайшей квалификации. Требовались не только хорошие,
грамотные, знающие инженеры – прекрасные исполнители, требовались ин-
женеры – творцы, инженеры – создатели нового и руководители этого про-
цесса. Весь массив новых вузов на новых территориях, вся совокупность
традиционных университетов Новой Англии не смогли решить так постав-
ленную задачу.

С самого начала, по основополагающему статуту подготовка инже-
нерных кадров высокой квалификации в Массачусетсском Технологичес-
ком Институте велась так, чтобы процесс обучения органично сочетал фун-
даментальное изучение естественно-научных, инженерных, гуманитарных и
социальных дисциплин с практической деятельностью и обучаемых, и обу-
чающих. Это было впервые, это было абсолютно новым во всей мировой
истории традиционной, гражданской, невоенной, инженерной высшей школы
университетского плана. Недаром МТИ стал крупнейшим центром приклад-
ных исследований США и признанным символом научно-технического
прогресса.

Вместе с тем отнюдь неслучайно то обстоятельство, что массачусетсские
янки создали МТИ в непосредственной близости от Гарвардского универ-
ситета – старейшего в США (1636-й год), рядом с ним, но не в нем. Буду-
чи каждый в своем роде старейшим и авторитетнейшим, эти независимые
вузы тесно взаимодействуют друг с другом, позволяя, что нетривиально,
всем обучающимся в МТИ посещать занятия в Гарварде и наоборот, имея
общие исследовательские проекты и, в особых случаях, общих профессоров.

Это довольно сильно напоминает те отношения сотрудничества, которые
сложились к концу XIX-го века в Москве между Высшим Техническим
Училищем и Императорским Университетом. ( 5 ).

Возникновение МТИ на фоне богатой сети традиционных университетов
и в условиях резкого роста числа регулярных вузов во вновь осваиваемых
регионах (Land grant colleges) есть свидетельство необходимости создания в
бурно развивающейся стране элитного технического университета.

Массачусетсский Технологический Институт, созданный республикан-
ским Конгрессом США и президентом Линкольном, по обстоятельствам
времени учреждения, по задачам и методам подготовки кадров во многом
подобен L Ecole Polytechnique, созданной Конвентом Французской Респуб-
лики и императором французов Наполеоном.

В другой стране молодого и, несмотря ни на что, бурно развивающе-
гося промышленного капитализма --- в императорской России 19-го февраля
1899-го года был высочайше утвержден всеподданейший доклад Мини-
стра финансов С.Ю. Витте, в ясной форме аргументирующий необходи-
мость организации в Санкт-Петербурге Политехнического института.

К этому времени страна прошла за 38 пореформенных лет большой
и тяжкий путь перехода от общества, по сути своей феодального, к общес-
тву буржуазному. К концу века наиболее одиозные аспекты, наиболее дур-
но пахнущие составляющие крутого процесса первоначального накопления
капитала отошли в сторону, остались в прошлом. В России наблюдался
промышленный рост, Россия очевидным образом двигалась к экономичес-
кому процветанию, следовательно, России были нужны хорошие инжене-
ры и в немалых количествах. Это понимали и наиболее дальновидные
представители правящей бюрократии (С.Ю. Витте), и Государь (Николай II).

Глубоко укоренившиеся традиции как культурной жизни, так и медленного,
в рамках внутрицеховой преемственности, совершенствования тех уме-
ний, что давно достигнуты и хорошо разработаны, весьма почтенны и ста-
билизируют общество, хотя и способствуют известной стагнации. Быстро
развивающиеся молодые общества как и общества, пережившие глубокий
шок, в известном смысле свободны от таких традиций. Поэтому в них при-
кладные разработки идут наиболее быстро, пользуются наивысшим приори-
тетом и в общественном мнении, и при финансировании, и в стратегии
подготовки кадров.

Индустриальная эпоха требует индустриально ориентированного обуче-
ния. Инженер должен быть конкретен и жить жизнью производства мате-
риально осязаемых благ. И при этом он должен гибко реагировать на из-
менение характера и способов материального производства. Но эта нова-
торская конкретность инженера только тогда плодотворна, когда она
опирается на фундаментальную образованность достаточно общего плана.
Монодисциплинарность подготовки приводит к дисперсии знания, фрагмен-
тарности областей компетентности, воспитывает недалекий технократизм,
сводящийся часто к узкому утилитаризму. Противоречие между потреб-
ностью в конкретной специализации и необходимостью широкого образо-
вания могло быть в серьезной мере разрешено путем создания политехни-
ческих институтов.

Политехнический институт с широким спектром факультетов, гибкая
структура которых оперативно откликается на требования реальной жизни,
является хорошим решением. По самой своей сути такой институт эквива-
лентен университету, сам факт пребывания в котором в годы формирова-
ния личности молодого человека существенно расширяет кругозор буду-
щего специалиста, придает ему общую культурность, делает его фунда-
ментально образованным, дает возможность стать широко мыслящим и все-
сторнне развитым творцом новой техники, организатором и руководителем
производства.

Олицетворением остро актуальной для России идеи политехнического
института и стал основанный 101 год назад Петербургский Политехничес-
кий Институт, явивший собой новый тип высшего технического учебного
заведения, новый как по фундаментальности общеинженерного образования,
так и по составу факультетов (отделений). Институт с самого начала имел
имел в своем составе коммерческий, кораблестроительный, металлургичес-
кий и электромеханический факультеты. ( 6 ).

Элитный и, что особенно важно, находившийся вне сферы админис-
трирования Министерства Просвещения, а подчинявшийся Министру Фи-
нансов политехнический институт был нужен России, и он был создан.

В своих воспоминаниях С.Ю. Витте с известной горечью пишет о тех
трудностях, которые пришлось ему преодолеть, чтобы «провести это вели-
колепное учреждение», что удалось «только благодаря (его) влиянию, ко-
рым (он) в это время пользовался как у Его Величества, так и в Государ-
ственном Совете». Но доклад, коим «министр финансов приемлет долг все-
подданнейше испрашивать Его Императорского Величества соизволения»,
хорошо мотивирован, краток, выразителен и конкретен. Государь согласил-
ся со своим министром, ученый мир поддержал их обоих.( 7 ).

Учрежденный в 1899-м году институт реально открылся в 1902-м году.
Он славен в истории наших научных и инженерных достижений. Достаточ-
но назвать имена академиков А.Н. Крылова, А.Ф. Иоффе, Д.В. Скобельцина,
Н.Н. Семенова, П.Л. Капицы, И.В. Курчатова, Ю.Б. Харитона, Я.Б. Зельдови-
ча, И.К. Кикоина...

Эти имена говорят сами за себя, здесь и инженер-механик, и физи-
ки-теоретики, и физики-экспериментаторы, и, что весьма характерно, инже-
неры-физики. Последнее особенно важно.

К концу XIX-го, началу XX-го века физика совершенно непосредствен-
но и в явном виде становилась основой новой техники. Возникала новая
элитная инженерная специальность -- инженер-физик. Далеко не все это
понимали. В общественном мнении, среди педагогов и инженеров, да и
среди ученых тоже господствовало привычное: наука -- это одно, а инже-
нерное дело, техника -- это совсем другое. Носителем правильного понима-
ния важности сочетания фундаментального научного знания и конкретно-
го инженерного умения в голове и в руках одной высокообразованной и
должным образом воспитанной личности был профессор Петроградского
политехнического института Абрам Федорович Иоффе.

В 1918-м году, сразу же после революции, в тяжелейшее для страны
время, в голодном и холодном Петрограде, в условиях военного коммуниз-
ма, гражданской войны и острейшей классовой борьбы профессор Иоф-
фе организовал в составе Политехнического института физико-механичес-
кий факультет для подготовки инженеров-физиков. Это был новый тип
физического и вместе с тем инженерного факультета, новый как с точки
зрения классического университета гумбольтовского плана, так и с точки
зрения высшей технической школы. Новое, причем принципиально новое
состоит здесь в том, что практическая подготовка осуществлялась на базе
Физико-технического отдела Рентгенологического и радиологического ин-
ститута -- научно-исследовательского учреждения, отнюдь не призванного
готовить выпускников вузов. Заметим, что Рентгенологический институт был
создан в том же 1918-м году декретом Ленинского Совнаркома по иници-
ативе А.Ф. Иоффе, а Физико-технический его отдел стал впоследствии
(в 1921-м году) Физико-Техническим Институтом Академии Наук (ФТИАН).

Финишному обучению студентов в процессе реальной научно-исследо-
вательской работы, выполняемой в составе соответствующих творческих
коллективов, предшествует при этом серьезная математическая, естественно-
научная и инженерная подготовка. Так идеи L Ecole Polytechnique по
подготовке национальной инженерно-технической элиты начали реализо-
вываться в Советской России и тоже в революционное время. Для даль-
нейшего оказалось определяюще важным то обстоятельство, что должность
заместителя декана этого принципиально нового (физико-механического)
факультета в 1918-1921-м годах, т.е. с самого начала, исполнял П.Л. Капица-
будущий основоположник Московского Физтеха.

Практически одновременно с созданием в Петрограде Физико-меха-
нического факультета Политехнического института, хотя и несколько позд-
нее, в США 29-го ноября 1921-го года Совет попечителей провозгласил
создание Калифорнийского Технологического Института (КТИ, Калтех).

Выйдя из первой мировой войны единственным реальным победителем,
США на фоне, казалось бы, благоприятной экономической конъюнктуры
в 1920-м — 1921-м годах столкнулись с политическим и социальным кри-
зисом -- предтечей великой депрессии 1929-го – 1930-го годов. ( 4 ).

Обладая неслыханным финансовым могуществом и высочайшим эко-
номическим потенциалом, американский капитал понимал необходимость
«готовить ученых или инженеров творческого типа, остро необходимых
для нашего (американского) образовательного, государственного и промыш-
ленного развития». Услышав первый звонок к началу экономических потря-
сений, наиболее прозорливая часть истеблишмента поняла необходимость
инвестиций сегодня в обеспечение себе неоспоримых технологических пре-
имуществ завтра. Способ тому существует только один -- элитное фунда-
ментальное образование прикладной, инженерной направленности.

Не рассматривая подробности учебного процесса на Калтехе, целесооб-
разно отметить, что в этом небольшом элитном техническом университете
на 2000 студентов приходится свыше 550 преподавателей. К тому же чис-
ленность студентов корпуса додипломной (undergraduate) подготовки (900
чел.) меньше таковой корпуса постдипломной (graduate) подготовки (1100
чел.). Принципиально важно то, что обучение на всех уровнях проводится
в атмосфере творческого исследования и исследовательская работа охваты-
вает всех студентов без исключения. Именно исследовательская активность
делает жизнеспособной образовательную работу Калтеха.

Калифорнийский Технологический Институт уже около 80-и лет успеш-
но следует декларации своих основателей от 21-го ноября 1921-го года,
продолжая «проводить основательную подготовку по инженерной и чистой
науке, базируя эту подготовку на исключительно глубоком обучении фун-
даментальным наукам математики, физики и химии, щедро расширяя и
обогащая учебный план такими предметами как английский, история и
экономика, активизируя деятельность института щедрым вливанием иссле-
довательского духа». ( 8 ).

Выпускниками и сотрудниками этого института получено 26 Нобе-
левских Премий, что рельефно оттеняет его подлинную элитность.

Известно, что по окончании гражданской войны в США начался бур-
ный рост числа инженерных вузов очень конкретной практической на-
правленности. Там и в то время нужды общества резко концентрирова-
лись в области конкретного производства, что и требовало соответствую-
щих специалистов.

В Советской России по завершении гражданской войны также законо-
мерно возникла ситуация, в которой реконструкция народного хозяйства
страны, ее индустриализация требовали большого количества технических
специалистов инженерной квалификации. В тех конкретных условиях жест-
кой борьбы за форс-мажорную индустриализацию страны ощущалась остр-
ая нужда в быстрой подготовке командиров производства узкоцелевой на-
правленности. Как свидетельствует вся история нашей высшей школы,
именно это было сделано и сделано правильно.

Но вместе с тем людям прозорливым и мудрым было ясно, что наметив-
шееся к концу тридцатых годов неприятие инженерной высшей школой
естественно-научной фундаментальности становилось опасным. К тому вре-
мени в Ленинградском политехническом институте постепенно сошла на
нет идея физико-технического подготовки инженеров путем сочетания фун-
даментального естественно-научного обучения с практической направлен-
ностью образования. Первую попытку четко указать выход из сложивше-
гося положения сделала газета «Правда», 4-го декабря 1938-го года опу-
бликовав (в порядке обсуждения) письмо группы ученых под характерным
названием «Нужна высшая политехническая школа».

Авторы этого письма, а среди них были, в частности, такие крупные
ученые как академики М.А. Лаврентьев, Н.И. Мусхелишвили, С.Л. Соболев,
С.А. Христианович, члены-корреспонденты АН СССР А.О. Гельфонд, Н.Е. Ко-
чин, четко и недвусмысленно заявили о насущной необходимости подготов-
ки инженеров-исследователей, инженеров-ученых, соединяющих в себе со-
вершенное знание той или иной отрасли техники с глубоким общим фи-
зико-математическим образованием. Подчеркнув государственную значимо-
мость вопроса, авторы формулируют принципы реализации предлагаемого
ими -- отбор талантливой молодежи в процессе конкурсных двухступен-
чатых испытаний, комплектование преподавательского состава только из
крупных ученых, интенсивно ведущих творческую исследовательскую рабо-
ту, обучение в стенах вуза в течение трех-четырех лет и два-три года обу-
чения в процессе работы в научно-исследовательских институтах и конст-
рукторских бюро.

Все это было глубоко пронизано духом элитарности и находилось в
резком противоречии с господствовавшими в то время советскими идеями
эгалитарности. Но «Правде», да еще на первой полосе в то время (1938-й
год) ничего просто так не печатали. Значит, в партийном руководстве
идея подготовки элитного инженерного корпуса уже не казалась чудовищ-
ной.
Но время еще не приспело. Политическая обстановка в стране, на-
двигавшаяся война, да и известная инерция мышления первых пятилеток
индустриализации и их видимый успех не позволили принять это мудрое
предложение, общество и его руководители к тому еще не созрели. Но
именно опыт войны, очевидная роль науки и технологий в послевоенном
мире и в обеспечении безопасности страны заставили вернуться к воп-
су создания соответствующего высшего учебного заведения.

Таковым стал Московский Физико-Технический Институт (МФТИ),
начавший функционировать как факультет Московского Государственного
Университета в 1947-м году, ставший независимым институтом в 1951-м
году и получивший статус Государственного Университета в 1997-м году.

Первые послевоенные годы -- 1945-й и 1946-й шла упорная борьба за
воплощение идеи такого вуза, идеи, уже витавшей в воздухе, но не на-
ходившей путей реализации. Здесь следует особо отметить титанические
усилия П.Л. Капицы, предпринятые им при создании Физтеха. В серии пи-
сем, им подготовленных и направленных на имя И.В. Сталина, Г.М. Ма-
ленкова, Л..П. Берия, утверждается, что опыт мировой войны совершенно
изменил представление о роли и значении науки, аргументируется необ-
ходимость создания особого учебного заведения «Московский физико-тех-
нический институт» и формулируются основные принципы его работы:

«Специальный отбор по всей стране наиболее способной к научным
исследованиям и талантливой молодежи.

Привлечение в качестве преподавателей наиболее активных и талант-
ливых ученых.

Специальные методы обучения, рассчитанные на максимальное разви-
тие творческой инициативы и индивидуально приспособленные к особен-
ностям каждого учащегося.

Обучение на экспериментальной базе наших лучших исследователь-
ских институтов.» ( 9 ).



И вот, 10-го марта 1946-го года за подписью И.В. Сталина Совнарком
СССР принял Постановление «Об организации Высшей физико-техни-
ческой школы СССР»

Обстоятельства, в которых принималось это Постановление, были до-
статочно серьезными. За пять дней до его подписания (5-го марта 1946-го
года) Уинстон Черчилль в присутствие Президента США Гарри Трумена
выступил в г. Фултоне (Миссури, США) со своей печально знаменитой
речью о холодной войне и железном занавесе, призывая Великобританию
и США объединиться в военно-политическом союзе против СССР. Внут-
реннее состояние страны также было далеко не благополучным. Мучитель-
но тяжелы были людские потери только что закончившейся войны. В
Европейской, наиболее развитой части страны практически вся промыш-
ленность была уничтожена, многие города лежали в развалинах. Продо-
вольственное положение было предельно тяжелым. Но преобладающими
были дух оптимизма, гордость победителей в самой тяжелой в истории
Отечества войне, живое чувство осознанного патриотизма.

В 1945-м, 1946-м годах страна наша стояла перед жесточайшим воен-
но-политическим и научно-технологическим вызовом.

Создание Физтеха отвечало этому вызову. Однако все было не так
просто. Предлагаемая система Физтеха шла вразрез с уже хорошо и плот-
но сложившимися традициями Советской высшей школы. Возникло резкое
противостояние. Подписанное И.В. Сталиным Постановление правитель-
ства не выполнялось, его пришлось отменить. Все лето, всю осень неуро-
жайного, голодного и холодного 1946-го года шла борьба за выживание
идеи Физтеха. В конце концов, здравый смысл победил.

25-го ноября 1946-го года И.В. Сталин подписал Постановление Совета
Министров СССР № 2538

Этим постановлением Министерству высшего образования СССР
вменялась в обязанность для подготовки высококвалифицированных специ-
алистов по важнейшим разделам современной физики, таким как физика
атомного ядра, физика низких температур, физика горения и взрыва, ра-
диофизика, оптика, аэро- и термодинамика, организовать в Московском
государственном университете им. М.В. Ломоносова физико-технический
факультет. В этом же документе формулировались основные принципы
работы факультета и конституировались его права и обязанности. ( 9 ).

Постановление от 25-го ноября 1946-го года было реализовано почти пол-
ностью. Хотя в этом постановлении и не удалось в полной мере сохра-
нить все организационные формы задумываемого при проектировании Выс-
шей физико-технической школы, все основополагающие принципы работы
Физтеха, сформулированные П.Л. Капицей, были оставлены в силе. Именно
с этого момента начинает историю своей жизни Московский Физтех.

Так в другую историческую эпоху, в другой стране, в другом городе
нашли свою реализацию идеи Парижской L Ecole Polytechnique и Физи-
ко-механического факультета Петроградского политехнического института.

Не входя в дальнейшие подробности текущей истории Физтеха, целе-
сообразно все же отметить дату окончательного конституирования МФТИ.
17-го сентября 1951-го года Совет Министров СССР предписал Министер-
ству высшего образования для подготовки инженеров-физиков преобразо-
вать Физико-Технический Факультет МГУ в Московский Физико-Техни-
ческий Институт. При этом было оговорено сохранение в МФТИ всей
специфики учебного процесса, правил приема студентов и вообще обра-
за жизни ФТФ МГУ. ( 9 ).

Выше, в связи с предисторией Физтеха было упомянуто имя круп-
нейшего английского государственного деятеля XX-го века сэра Уинстона
Черчилля. Последние годы своей долгой и полной великих свершений
жизни сэр Уинстон был существенно озабочен тем, что образовательная
система Великобритании производила малое число квалифицированных ин-
женеров и техников. Дело в том, что, в отличие от США, Англия вышла
из второй мировой войны существенно ослабленной. Потеря статуса «мас-
терской мира», послевоенные неурядицы, потеря колоний и морского вла-
дычества силой выдавили Британию с ее места под солнцем процветания.

Присущее британцам чувство национальной самодостаточности и гордого
стровного изоляционизма было оскорблено экономической слабостью и
взаимосвязанной с нею технической отсталостью. В горькое утешение анг-
личанам оставалось сравнение Британии с древней Элладой, передающей
эстафету веками выработанной культуры молодому и грубому Риму, т.е.
богатой и мощной Америке. Наиболее прозорливая часть британской правя-
щей элиты не могла не ощущать эту опасность.( 10 ).

Для Черчилля, как и для его давнего партнера Сталина, было очевидно,
что «кадры решают все». Будучи озабочен необходимостью резко поднять
производительность британской индустрии и качество труда в ней, сэр Уин-
стон совершенно справедливо поставил вопрос о подготовке инженеров
высшей квалификации, настоящих инженеров, инженеров-исследователей.

После долгого рассмотрения разного рода вариантов было решено
(1957-й год) в знак уважения и признания жизненного подвига сэра Уин-
тона основать специально с этой целью новый колледж как Черчилль-кол-
ледж в составе Кембриджского университета. В 1958-м году Сенат универ-
ситета одобрил идею создания и направления работы колледжа, который
после обеспечения финансовой поддержки был в 1960-м году удостоен кон-
ституирующей его Хартии Основания. Только в 1966-м году он стал полно-
правным «Колледжем Университета». ( 11 ).

Национальным британским памятником Уинстону Черчиллю стало создан-
ное по его инициативе образовательное учреждение, которое готовит интел-
лектуальную силу нации, нацеленную на усиление конкурентноспособности
английской наукоемкой промышленности и увеличение удельного веса вы-
соких технологий в ней. Ясное понимание того, что настоящему инженеру
необходимо фундаментальное понимание природы вещей и сути явлений,
творческое воображение, умение работать в коллективе и искусство управ-
лять людьми, определяет учебный план колледжа и общие принципы по-
строения его жизни, направленные к тому, чтобы, по словам Черчилля,
«готовить продвинутых технологов».

Элитарность подготовки, ее высокий уровень обеспечивается, кроме
всего прочего, тщательным отбором абитуриентов, малым размером сту-
денческих групп и индивидуальным характером учебной работы с каж-
дым студентом.

Рассматривая Черчилль-колледж в целом, следует признать, что и
Великобритания в форсмажорных обстоятельствах намечающегося техноло-
гического отставания пошла на создание элитного естественно-научного и
инженерного высшего учебного заведения. И это с полным учетом уникаль-
ных особенностей британского характера, британского индивидуализма и
любви к независимости, британского образа жизни, британского традицио-
нализма и снобизма, британской экстравагантности. И сделано это было
не где нибудь, а в самом сердце, в цитадели британской элитарности, в
Кембридже, первый колледж которого (Питерхауз) был основан в 1280-м
году.

С поправкой на то, что Англия -- это не Россия, Черчилль --это не
Сталин, Кокрофт -- это не Капица, а Долгопрудный --это не Кембридж,
и замысел, и реализация Черчилль-колледжа Кембриджского университета
очень напоминают таковые Московского Физтеха.

В заключение целесообразно подчеркнуть следующее.

Элитные учебные заведения призваны в поворотных точках историчес-
кого процесса формировать те когорты первопроходцев, которые не только
способствуют выбору правильного направления движения, но и обеспечи-
вают существенные условия реализации этого движения, да и само дви-
жение тоже. В наше время в общем строю элитных учебных заведений
своей народно-хозяйственной полезностью, своей «нужностью»
выделяются инженерно-технические. Необходимым условием их элитарно-
сти является широкая и глубокая естественно-научная, математическая и
гуманитарная фундаментальность даваемого ими образования. Такая фун-
даментальность должна сопровождаться обучением конкретному делу путем
включения обучаемого в процесс добывания нового знания, поиска нового
инженерного или управленческого решения, разработки новой производ-
ственной или социальной технологии.

Делать все это надо как можно ранее -- настоящая элита воспитыва-
ется с младых ногтей и в реальном деле.

ЛИТЕРАТУРА

1. Breve Histoire de l Ecole Polytechnique Internet
http://www.polytechnique.fr./infoEcole/historique/brevehistoire.html

2. Ecole Polytechnique WebMuseum
http://www.sai.msu/ wm/about/ Polytechnique.html

3. Кинелев В. Г. -- редактор, Высшее образование в России. Очерк истории

4. Blum J.M., Mc Feely W. S., Morgan E. S., Schlesinger Jr. A. M.,
Stamp R. M., Van Woodward L. National Experience, A History of the
United States. In two parts, 7-th edition, San Diego New York Chicago,
``HBJ`` 1989

5. Иванов А. Е. Высшая школа в России в конце XIX -- начале XX века
М. «Институт истории СССР» 1991

6. Данилевский В. В. История основания Ленинградского политехничес-
кого института Труды ЛПИ им. М.И. Калинина 1948 вып.1 с.с. 3-58

7. Витте С.Ю. Воспоминания, в 3-х т.т. М. «Соцэкономиздат» 1960

8. The California Institute of Technology. An Introduction Internet
http://www.caltech.edu/catalog general./html @ skatch.

9. Карлов Н.В. Симонова Н.Ф. Скороварова Л.П. -- составители
Я -- Физтех. ( Книга очерков) М. «Центрком» 1996

10. Morgan K. O.—editor The Oxford illustrated History of Britain
Oxford New York ``Oxford University Press`` 1996

11. 1960 Churchill College founded Internet
http:// www.myspace.co.uk./steves/cantab/item/1960-churchill-found.html
About the Churchill College Internet
htpl://www.chu.cam.ac.uk/about.html
Категория: Исследования
Добавлено: 18.07.2011
Просмотров: 2320
Рейтинг: 5.0/1
Темы: история, инженеры, инженерное образование, МФТИ, образование, МИФИ, элитное образование, К истории элитного инженерного обра
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]