Главная » Статьи » Наука » Исследования

Заметки о лженауках и их сторонниках

В последнее время редкое массовое издание обходится без гороскопа, рекламы колдуна, рассказа о таинственном мистическом случае; надо признать, что подобные материалы вызывают у публики определенный интерес. Всё это было бы вполне невинно, если бы мутные волны подобных публикаций, да ещё с претензией на научный статус, не захлестывали сознание людей, формируя их мировоззрение и заменяя собой истинное понимание окружающего мира, общества, природы. Но сторонники лженаук на этом не останавливаются, понимая, что их «творчество» противоречит науке настоящей. Они переходят в открытую атаку на неё, выдвигая при этом не отличающиеся глубокомыслием аргументы, что позволяет говорить даже о существовании некоторого стандартного набора агрессивных антинаучных высказываний, часть из которого представлена ниже.

«Официальная наука, отрицая неизведанные явления, становится на позицию пресловутого чеховского героя, утверждавшего: "Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда"».

Потенциально существовать может всё что угодно, собственно, суть науки и состоит в постижении нового, сама научная терминология: «исследование», «поиск», «открытие», «находка» – свидетельствует о том, что основной характеристикой плодов научного труда является их неординарность, неожиданность. Но чем неожиданнее высказывание, тем больше труда (и не только умственного, а порой и физического) необходимо приложить для доказательства его истинности. В методологии науки выделяется несколько стадий становления истины. На первоначальной стадии обобщения фактов, не вписывающихся в традиционное миропонимание, она носит название гипотезы. В том случае, если предположение способно не только объяснять, но и предсказывать новые факты, оно становится теорией. Теорий может быть как угодно много, несовершенство каждой из них допускает существование альтернатив, например, количество теорий старения более двухсот. Всё большее и большее число фактов, подтверждающих теорию, сводит сомнение в её состоятельности на нет и превращает её в доктрину. При этом даже новые, не вписывающиеся в неё факты приводят к её модификации, но не к отрицанию. Так, классическая физика стала частным случаем теории относительности, а отнюдь не была замещена ею, несмотря на то, что теория относительности в принципе описывает физические явления иначе, чем физика Галилея и Ньютона. Доктрина антропогенеза постоянно обогащается новыми фактами, отбросив сомнения в происхождении человека и обезьян от общих предков, которые еще допускались в XIX веке (отчего учение о животном происхождении человека называлось в то время симиальной, от латинского названия обезьяны – simia, теорией) в силу существования альтернативного, теологического толкования происхождения человека.

Что же касается различных лжеучений, то малопочётную приставку «лже-» они получают оттого, что придают гипотезам неправомерно высокий научный статус. Таким образом, «не за то волка бьют, что сер, а за то, что овцу съел» – не оттого всякие лжеучения отрицаются, что они вступают в противоречие с точкой зрения конкретных личностей – «научного начальства», а оттого, что они основаны на недостаточной (а точнее, ничтожной) доказательной базе. А столь ненавистная ими «официальная наука» есть не что иное, как опыт человечества в познании истины. Этот опыт постоянно совершенствуется, меняется не только количественно, но и качественно, но для того, чтобы результаты чьих-либо исследований вошли в арсенал интеллектуального достояния человечества, от исследователя требуются упорный труд, вдохновение и профессиональное использование научной методологии. Единственное же, что способны предъявить апологеты лженаук, – энтузиазм, вещь полезную, но явно недостаточную, в основном их научное творчество сводится к голословным утверждениям. Если же они и используют какие-то научные факты, то интерпретируют их крайне тенденциозно, а инструменты познания, производящие проверку истинности собственных предположений, такие, например, как конкурирующие гипотезы или контрольный эксперимент, не применяют.

Следующий аргумент в защиту всякого рода антинаучных построений основывается на попытках проведения исторических параллелей: «Генетику и кибернетику сначала тоже отвергали, так же как сейчас официальная наука отвергает астрологию, парапсихологию и т. д.»

Генетику и кибернетику (а также социальную психологию, психологию труда и вообще все течения зарубежной психологии, некоторые разделы физиологии и даже физики) отвергали не учёные, а агрессивные невежды, компенсировавшие клеветой и доносами собственную неспособность вести научную дискуссию. Таким образом, гонители генетики и кибернетики состоят в родстве скорее со сторонниками лженаук, а не с представителями «официальной» науки.

Очередной аргумент из разряда гносеологических таков: «Наша теория даёт объяснения данному факту, а официальная наука это явление объяснить не в состоянии», из чего само собой делается вывод о «посрамлении» (очередном!) официальной науки.

Одна из максим, предложенных античными агностиками, звучит следующим образом: «Чем больше мы знаем, тем больше мы не знаем». Она может пониматься и в позитивном смысле – плодами процесса познания становятся не только новые сведения, но и постановка новых исследовательских задач, которые на определенном этапе наука решить не в состоянии. Но это не значит, что любое изотерическое либо мистическое по происхождению объяснение состоятельно, потому что отсутствует научное. Например, в Средние века природа звёзд была не известна, но означает ли это, что истинным было распространенное в то время объяснение их как лампад, зажигаемых ангелами?

Близок к предыдущему ещё один перл глубокомыслия: «Мы постулируем нижеследующее положение, докажите, что это не так».

Прежде всего, согласно максиме древних римлян: «Доказывать должен утверждающий». В противном случае получается – чем нелепее утверждение, тем более оно верно. Например, попробуйте опровергнуть утверждение, что «характеристика процессов в атмосфере Юпитера определяется особенностями пищевого рациона карасей в Клязьме». Серьёзное отношение к подобным нелепостям исключено, но чем лучше следующее голословное утверждение: «В сущности кармический двойник – это продолжение нашего физического тела, которое в несколько раз больше и сильнее» (Лолита Матус, болгарская ясновидящая. Кармический двойник // Необъявленный визит, 1998, № 11).

Кроме того, псевдонаучные рассуждения выдают ослиные уши софизмов, натянутых аналогий и тенденциозных интерпретаций. Вот типичный пример извращенной логики: отсутствие каких-либо эффектов при объективной проверке паранормальных явлений апологет лженаук объясняет тем, что «представители официальной науки, к которым часто обращаются с подобными проблемами, не в состоянии оценить результаты воздействия» (Кульский А. Л. Призраки истории. – М.: Сталкер, 1998).

Следует добавить, что красной нитью через труд, цитата из которого была приведена выше, проходит мысль, что лица, отвергающие научную состоятельность паранаук, – жалкие марионетки в руках (лапах, щупальцах, псевдоподиях) существ, противодействующих развитию истинных знаний о природе, потому что только на основе паранаук возможно разоблачение захватнических планов пришельцев из иных миров. Типичный случай, когда комментарии излишни…

Следующий класс источников сомнительных теорий – психологический; рассмотрение этих факторов в отдельности весьма условно, на практике они тесно переплетены. Лидирует среди них психическое отклонение в форме паранойи. Нередко авторами различных лжеучений становятся лица, страдающие вялотекущей стертой параноидной шизофренией, которые выступают под личиной различных целителей, биоэнерготерапевтов, космоэнергооператоров и так далее. Причём следует отметить, что они отнюдь не всегда производят впечатление больных людей: в своё время автор этих строк, будучи молодым сотрудником Института психиатрии, был шокирован тем, что, во-первых, пациент с диагнозом шизофрения выглядел совершенно нормально, а во-вторых, его явно бредовые рассуждения о природе ДНК на первый взгляд казались вполне логичными. На редкость благообразное впечатление оставляет Алан Чумак, однако никто не станет отрицать, что тот способ, которым он получил своё учение (по его словам, основы учения были продиктованы невидимым голосом), не свидетельствует в его пользу.

Психопатологические обстоятельства усложняются тем, что и у вполне здоровых людей могут возникать так называемые доминирующие идеи, при которых исключительно эмоциональное отношение к плодам своих рассуждений «вклинивается» в мыслительный процесс и мешает объективно оценить их состоятельность. Такие люди невольно напоминают мать, которая, несмотря на отсутствие доказательств, согласно американской пословице, «в глубине души всё равно считает своё дите выдающимся». При защите своих взглядов они используют аргументацию, которую в силу её «притянутости» иначе, как убогой, не назовёшь, однако их самих она вполне устраивает. А зачастую они вообще считают ниже своего достоинства нисходить до «жалкой и мелочной возни» с доказательствами, заменяя её пафосными лозунгами. Например, один сторонник экзотического вида терапии при указании на то, что он, фиксируя динамику предложенных им неизвестных науке показателей, не соотносил их ни с субъективными жалобами, ни с традиционными объективными показателями, после некоторой паузы разрубил гордиев узел сомнений, провозгласив: «Сама жизнь подтвердила правильность моего метода!». Другой пример: женщина-химик в ответ на критику астрологии в её присутствии, не вдаваясь в подробности аргументации, просто заявила: «Народ выбрал астрологию!».

Близок к вышеприведенному психопатологический феномен индуцированного бреда, то есть высказывание явно неадекватных идей, внушенных другим лицом. Как правило, это сторонники (или точнее – поклонники) какого-либо проповедника. Не стоит недооценивать степень потенциального воздействия на неискушенных лиц подобных «пророков»: многие владеют даром слова виртуозно и способны увлечь за собой значительные массы людей.

Следующий психологический фактор, свойственный различного рода неординарным специалистам, – сверхактивная предприимчивость. Его вряд ли правомерно называть патологическим, так как при его реализации не проявляется основное следствие болезненных качеств психики – социальная дезадаптация. Даже наоборот, в отношении приспособления к социуму они достигли выдающихся результатов, как моральных, так и материальных. Данное утверждение справедливо, например, по отношению к пророческой деятельности Вангелии Гуштеровой. Достаточно сказать, что как только некритичная вера заменялась объективной проверкой, то правомерность владения Вангой званием «пророка» начинали вызывать сомнение. Например, один немецкий турист, пришедший на приём к ней с диктофоном, при анализе диалога обнаружил, что представленная ему скудная информация была выужена из него путём наводящих вопросов. Поклонники прорицательницы умалчивают тот факт, что число правильных предсказаний Ванги весьма далеко от ста процентов. (И было бы удивительно, если бы их не было вообще, – Вангу ежегодно посещало до ста тысяч человек, причём общаться с некоторыми посетителями она категорически отказывалась.) Что же касается предсказаний, даваемых ею известным людям, то в этих случаях ей помогал либо здравый смысл (тем более, что прогнозы были весьма туманны), либо она терпела фиаско. Так, например, когда посетивший Вангу вторично писатель Леонид Леонов попенял ей за то, что она ничего не сказала о смерти его жены, та ответила, что подарила ему кофейную чашку в единственном числе, что и означало это печальное событие. Тодору Живкову Ванга детально рассказала о его прошлом, даже то, о чём он сам забыл, но будущее предсказала ему неконкретно и уклончиво. А между тем лидера болгарских коммунистов ожидали падение социалистического строя, арест, угроза сурового приговора – но ни о чём подобном Тодор Живков не услышал даже в метафорической форме. Что же касается социально-политических предсказаний Ванги, то лишь изощренная фантазия способна увидеть какую-либо прогностическую ценность в благих, но расплывчатых пожеланиях, вполне соответствующих уровню развития пожилой неграмотной женщины из глубокой провинции.

Наша соотечественница – знаменитая поэтесса, художник, генерал Джуна вряд ли любит вспоминать, что при экспериментальной проверке её способностей (которую, кстати, организовала она сама) в стенах Института радиоэлектроники она добивалась гораздо меньших успехов по сравнению с рядовым врачом Первого московского медицинского института (теперь – Московская медицинская академия им. И. М. Сеченова). Автор этих строк участвовал в регистрации инструментальными методами изменений, происходящих с пациентами.

Следующий психологический фактор, присущий всякого рода нетрадиционным деятелям, – истероидность. В психиатрии этот термин в отличие от бытового толкования означает болезненную склонность к самолюбованию, стремлению быть в центре внимания. Чего стоят одни регалии, которыми они себя награждают: «Посвященный ученик Храма бессмертия "Черный лотос"», «Академик Академии нового мышления», «Магистр народной медицины», «Экстрасенс-призрак международного класса (высший уровень)», «Великий Магистр и Приор Ордена Храма Вселенной» и так далее (Целители и маги России: Краткая энциклопедия. – М.: Терика, 1997).

Очевидно, главное качество, которым должны обладать всякого рода пророки и целители, – полное отсутствие чувства юмора. Свои воззрения они излагают с предельно серьёзным, мрачно-торжественным видом. А самые невинные шутки в свой адрес воспринимают исключительно негативно. Очевидно, к проверяющему высказывание на истинность критерию фальсифицируемости, предложенному К. Поппером, следует добавить пробу на отношение автора высказывания к юмору. (Принцип, сформулированный английским философом-позитивистом Карлом Поппером, определяет, что подлинными научными высказываниями должны считаться только те, которые можно опровергнуть опытом. Наука развивается за счёт выдвижения разнообразных гипотез, которые затем стараются опровергнуть. Чем больше следствий, способных опровергнуть гипотезу на опыте, можно вывести из неё, тем более содержательна данная гипотеза.)

Как правило, у подобных личностей встречается одна и та же слабость – собирать вокруг себя людей и рассказывать о собственных уникальных способностях, которая, впрочем, сочетается у них с нелюбовью, вплоть до отвращения, к экспериментальным проверкам их талантов.

Кроме того, лица, характеризующиеся истероидностью, нередко рассказывают о различных таинственных, не объяснимых наукой случаях, якобы происшедших с ними. Потом эти «случаи» теоретики лженаук используют в качестве неопровержимых свидетельских показаний для построения собственных «оригинальных» теорий.

Очень часто источником феноменальных открытий служит элементарное невежество. Так, один из экстрасенсов «демонстрировал» сотрудникам Первого московского медицинского института им. И. М. Сеченова метод визуального наблюдения «ауры», заключающийся в том, что в полутёмной комнате на просвет можно видеть некоторое полупрозрачное повторение контура кисти руки. Автор «открытия» не подозревал о существовании явлений, именуемых саккады – неосознанное дрожание глазного яблока и послеобразы – наличие сигнала, продолжающего поступать с сетчатки при объективном отсутствии стимуляции; именно они служат причиной туманного образа.

Следует заметить, что карьерный рост в той или иной области не всегда сопровождается значительными интеллектуальными данными. Типичный пример – экс-президент Америки Рональд Рейган, который считал, что имя Ленина – Николай, что в русском языке нет слова «свобода», путал названия стран. Совсем неудивительно, что в своей политике он пользовался предсказанием астрологов (правда, советовавшись при этом с женой). К сожалению, многие отечественные лица, облеченные властью, не скрывают своей приверженности к различным сомнительным теориям, а астрологию искренне считают наукой.

Самым неприглядным фактором существования лженауки служит деятельность некоторых профессиональных учёных, направленная на доказательства её истинности. Кроме указанных выше психопатологических причин чисто психологических факторов, способствующих данному явлению, может быть несколько. Первый из них относится к области педагогической психологии. Основа обучения в средней и высшей школе – усвоение предъявленного учащимся материала (как фактов в гуманитарных науках, так и техники решения задач в естественных). Поэтому бывает, что при контроле знаний учащийся получает отличные оценки за счёт преобладания в структуре его интеллекта внимания и памяти в ущерб мышлению. В школе такой ученик хорошо и даже отлично учится, поступает в вуз, заучивает факты, теории, статистические методы обработки данных. После окончания вуза он добросовестно пишет статьи, благополучно «кропает диссер». Но подобный исследователь оказывается, по словам писателя Ильи Варшавского, учёным только в смысле «ученый кот». Он не способен выйти за рамки того, на что его натаскали, не может самостоятельно отличить плевел от зёрен истины и поэтому охотно «клюёт» на приманку сенсационности различных паранормальных учений. В результате в стане сторонников лженаук появляются обладатели научных регалий.

Но подобные «учёные» хотя бы искренни в своих заблуждениях, куда более отталкивающее явление представляют собой конъюнктурщики от науки. В настоящее время сложилась ситуация, при которой профессиональные учёные бедствуют, а всякого рода шарлатаны-целители процветают. Поэтому иной биоэнерготерапевт в состоянии уделить от своих доходов малую толику какому-нибудь научному подразделению для апологии своей деятельности. Для того чтобы предъявить Urbi et Orbi научные доказательства состоятельности явного шарлатанства, нет никакой необходимости прибегать к прямому подлогу: достаточно подойти тенденциозно к получаемым фактам, всеми правдами и неправдами вытянуть какой-нибудь статистический критерий на уровень вещественности, приближающийся к десяти процентам, сопроводить экспериментальные данные двусмысленной интерпретацией, ссылками на работы других авторов – и полученные деньги можно считать честно отработанными.

Вред от разного рода шарлатанов и личностей с психическими отклонениями, естественно, не лежит исключительно в плоскости чистой материи науки, не ограничивается надругательством над истиной. Зло, которое они приносят, состоит во вполне материальном воздействии на жизнь и здоровье человека. Прежде всего, функционирование армии целителей основано на существовании плацебо-эффекта – психологического результата самого факта воздействия – уж что-что, а впечатление на простодушных людей они произвести могут. Однако реальное воздействие чисто психологического фактора в лучшем случае анальгетическое, болеутоляющее. В результате типичная динамика «лечения» сводится к тому, что на первоначальных этапах боль уменьшается, пациент воспринимает это как победу над болезнью, но затем заболевание закономерным образом прогрессирует. Когда пациент обращается к врачам традиционной медицины, он нередко слышит: «Что же вы пришли так поздно? Патологический процесс зашел слишком далеко…»

Обращение к астрологам – отнюдь не безобидное увлечение, когда оно служит руководством к действиям. Одна женщина-психолог была вынуждена обратиться в Министерство гражданской авиации с требованием отделить научно-исследовательскую работу, в которой она участвовала, от работы её коллеги, так как та собиралась выполнять её с использованием астрологии. А ведь занималась она профессиональным отбором лётчиков гражданской авиации, то есть ответственными за жизнь многих тысяч людей могли стать лица, которые по своим психологическим качествам для этого не годились.

В результате деятельности религиозных сект, основанных на различных эзотерических теориях, люди могут уйти из мира реальности в мир бредовых фантазий, потерять контакты с близкими, забыть о своих профессиональных и семейных обязанностях, лишиться имущества, а то и жизни. В свете приведённых выше фактов трата народных денег на исследования всякой чертовщины не кажется уж столь трагичной.

Особо следует отметить роль журналистики в распространении «разумного, доброго, вечного»: художественно-публицистические издания охотно печатают высказывания различного рода теоретиков, без малейших колебаний берущих на себя смелость выступать от лица науки, заявляя, например, следующее: «По знаку зодиака рекомендуется спать так: Овен – север, северо-восток, Телец – северо-восток и восток…» и т. д. (Каленикин С. Своя зона… жизни // Смена, 2001, № 2). А основанием для подобных рекомендаций считаются интересные, но пока ставящие больше вопросов, чем дающие ответов, исследования физических явлений в местах геологических разломов земной коры. Редакторы не нашли нужным рецензировать статью с претензией на новое слово в науке, и в результате неискушенный читатель, знакомясь с материалом в солидном издании, вместе с научными фактами «проглотил» очередную чушь.

Средства массовой информации несут ответственность за существование (если не благоденствие) различных мифов. Именно они, а не научная литература подхватили и активно муссируют понятие «экстрасенсорика». Для настоящей науки такие явления, как гипноз, идеомоторные акты, подсознание, интуиция, феноменальная память и многое другое, служат постановкой вопроса для исследований. У лженауки проблем нет: введён без всяких научных оснований универсальный объяснительный принцип – и все «загадки разгаданы». Тем не менее есть настоящие врачи-психотерапевты, есть психологи, есть артисты, демонстрирующие либо феноменальные возможности памяти, либо (с некоторой долей лукавства) элементы цирковой магии. А кто такой экстрасенс? Вряд ли можно толком объяснить, что это такое, без апелляции к непризнанным наукой теориям.

Журналисты в погоне за тиражами активно способствовали расширению социальной базы шарлатанства из-за того, что обыватель покупается на элемент занимательности фантастических сказок, выдаваемых за действительность. Часто, например, в пригородных электричках можно слышать: «Покупайте газету "Аномальные новости": "Воспоминания похищенной пришельцами", "Медиум общался с духом Бен-Ладена 10 сентября", "Пришельцев надо искать на Луне", "Как стать колдуном", "На Землю вторглись вирусы-убийцы"» («Аномальные новости», 2001, № 47).

Кто-то улыбнётся, кто-то чертыхнётся – однако в электричках коробейники (или коммивояжеры – кому как нравится) продают только то, что реально находит спрос.

В заключение следует сказать, что в борьбе со всяческими проявлениями лженауки нельзя ограничиваться только проведением «независимой и объективной экспертизы, рецензированием работ», как это предложено в резолюции Международного симпозиума по лженауке (см. «Наука и жизнь», 2001, № 12). От активной обороны необходимо перейти к широкомасштабному наступлению, «расставив точки над i», провести системное исследование шарлатанства в гносеологическом и социально-психологическом аспектах с освещением результатов этих исследований в средствах массовой информации, чтобы любой гражданин знал, что такое лженаука и кто её апологеты на самом деле.

В. П. Гудков, психолог
Вячеслав Петрович Гудков, выпускник факультета психологии МГУ им. М. В. Ломоносова, автор многих научных и научно-популярных работ в области практической психологии, с профессиональным интересом следит за антинаучными тенденциями и в нашей стране, и за рубежом.

Категория: Исследования
Добавлено: 22.04.2011
Просмотров: 2274
Рейтинг: 3.7/3
Темы: Дебилизация, истина, политика, квазинаука, псевдонаука, СМИ, лженаука, Заметки о лженауках, наука, астрология
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]