Главная » Статьи » Наука » Исследования

Пародийные религии



За последнее десятилетие приобрели широкую популярность разного рода теории intelligent design — «разумного замысла». Все они варьируют примерно одну и ту же схему рассуждений. Эволюция привела к появлению сложных форм жизни, а затем и человека. Однако почему именно человека? Почему она не завершилась раньше или не пошла в сторону роста многообразия, например, динозавров? Следовательно, полагают сторонники такого рода теорий, в порядке природы просматривается если не прямое вмешательство разумного творца, то по крайней мере определённый разумный замысел. Нетрудно заметить, что эти теории представляют собой своеобразное сочетание эволюционной теории и доктрины креационизма, то есть пытаются совместить два типа объяснения происхождения живых существ, которые долгое время (со времён появления теории Чарльза Дарвина) считались взаимоисключающими.

Столь широкое распространение теорий «разумного замысла» в настоящее время можно объяснить духом толерантности, возобладавшим, в частности, в системе образования, которая до этого имела непримиримо светский характер. Например, в курс биологии в школах оказывается сейчас возможным ввести если и не креационизм в первозданной библейской форме, то по крайней мере его ослабленную версию — вроде теории разумного замысла. Эта общая тенденция в России была только усилена политическим крахом прежней сциентистски ориентированной доктрины марксизма-ленинизма. Ренессанс новых форм религиозности, в том числе религиозности, стремящейся аккуратно вобрать и подчинить себе элементы научного взгляда на мир, — это общая тенденция.

Но по сути это означает: уже вековые усилия философии по разработке различных систематических критериев различения науки и ненауки тихо, но всё более заметно идут коту под хвост. Конечно, и сейчас мы слышим голос учёных-интеллектуалов вроде Ричарда Докинса или Дэниела Деннета, публично занимающихся критикой различных форм теизма. Но едва ли эти отдельные голоса смогли противостоять общему тренду, если бы за дело не взялись другие силы. Не академические пропагандисты идей светского гуманизма, а «чоткие и дерзкие пацаны», как можно выразиться на манер одной из утончённых имитационных субкультур российского интернета.

Речь идёт о пародийных религиях, появляющихся спонтанно, так сказать, снизу. Таких пародийных религий довольно много, но я выберу две из них, которые, на мой взгляд, обладают всеми характерными для них чертами. Это Церковь Летающего Монстра из Спагетти (в русской «Википедии» значится как Летающий Макаронный Монстр) и Церковь Невидимого Розового Единорога. Летающий Монстр появился в 2005 году по воле одного человека. Некий Бобби Хендерсон обратился с открытым письмом, размещённым на его сайте, к комитету по образованию штата Канзас. Поводом послужило начало слушаний, посвящённых введению элементов креационизма в программу среднего образования — предполагалось заменить дарвинизм теорией разумного замысла. Хендерсон был лишь одним из многих протестовавших, но, несомненно, его протест оказался наиболее оригинальным. Слушания, кстати, вопреки надеждам новых креационистов, закончились в 2007 году признанием незыблемости научных стандартов, согласно которым наука даёт объяснения тому, что наблюдается во Вселенной с точки зрения природных процессов. А поскольку «разумный замысел» явно не наблюдается, то, следовательно, такого рода теории не могут преподаваться как естественно-научные.

Пастофарианец

Пастофарианец

Так что же с нашим монстром? Хендерсон указал в своём открытом письме, что теория Летающего Монстра из Спагетти — создателя мира, как и теории разумного замысла, также вполне может претендовать на место в системе всеобщего образования, поскольку, в частности, эксплицитно не использует слово «Бог». Вот знаменитая цитата:

«Я надеюсь, что в будущем три теории получат равное количество часов в образовательных программах нашей страны, а затем и всего мира. Одна треть для «разумного замысла», другая для Летающего Монстра, и третья — для логических следствий из эмпирических данных».

Письмо получило значительную поддержку в виде подписей и в виде бурной одобрительной реакции на форумах в интернете. Конечно, эксцентричная публика в интернете поддерживает всякого рода шуточки, но здесь речь о вещах довольно нешуточных. Например, сайт boingboing.net анонсировал премию сначала в 250 тыс. долларов, а затем и в миллион тому, кто докажет, что Иисус не был сыном Летающего Монстра из Спагетти. Монстр оказался настолько популярным, что ему были посвящены заседания Американской ассоциации по изучению религии, одной из крупнейших мировых религиоведческих организаций, основанной в 1909 году, то есть институции вполне серьёзной. Конечно, шутки шутками, но новые разновидности креационизма уже успели создать соответствующую базу общественного внимания для попыток его опровергнуть.

Религия Летающего Монстра является пародийной, шуточной инверсией креационистских, прежде всего авраамических, религий. В ней делаются поправки на традиционно трудные для этих религий вопросы. Например, утверждается, что Монстр создал Вселенную с похмелья, именно поэтому мы имеем дело с таким количеством недостатков в мире. Пастафарианцы, а именно так должны называть себя члены новой конфессии, также верят в рай и ад. Но есть и отличия: они считают, что в раю полно холодного пива и стриптизёрш, а в аду пиво тёплое, а стриптизёрши так себе.

Сторонники этой системы верований обнаруживают также различные таинственные закономерности в истории. Оригинальной находкой является, например, установленная таинственная божественная связь между пиратами и глобальным потеплением. В письме комиссии по образованию Хендерсон указал на то, что всё уменьшающееся поголовье пиратов с начала XIX века напрямую связано с ухудшением состояния окружающей среды. Этот момент доктрины пастафарианцев также пародирует структуру аргументации, распространённую в различных религиозных рассуждениях о мире, а именно когда корреляция принимается за причинность. То есть подоплёка графика зависимости средней температуры по планете от сокращения численности пиратов вполне серьёзна, поскольку в наглядной форме обнаруживает логические ошибки религиозных и креационистских рассуждений.



Что же касается новейшей актуализации темы пиратов, то нас уже не может удивить то, что в 2008 году Хендерсон заявил, что феномен сомалийского пиратства является следствием наименьшей загрязнённости окружающей среды в Сомали. Таким образом, гипотеза пастафарианцев о пиратах получила очередное эмпирическое «подтверждение».

Вызывает интерес также пастафарианский аналог Декалога — восемь тезисов «Лучше бы ты этого не делал», их можно найти в Евангелии от Летающего Макаронного Монстра. Включают в себя множество аспектов жизни, от сексуального поведения до приёма пищи. Согласно пастафарианству, они были даны Пирату Мосею (ЛММ-эквивалент библейского Моисея) самим Летающим Макаронным Монстром. Изначально их было десять, но две таблицы упали «по дороге с горы Сальса».



Обретение Заповедей

Сам Мосей называл их «Заповедями» (Commandments), а его пиратская шайка — «Приправами» (Condiments). Отсутствие двух «Лучше бы ты этого не делал» предположительно частично объясняет шаткие пастафарианские моральные стандарты:

1. Лучше бы ты не вёл себя как самовлюблённый осёл и святоша, когда проповедуешь Мою макаронную благодать. Если другие люди не верят в Меня, в этом нет ничего страшного. Я не настолько самовлюблён, честно. Кроме того, речь идёт не об этих людях, так что не будем отвлекаться.

2. Лучше бы ты не оправдывал Моим именем угнетение, порабощение, шинкование или экономическую эксплуатацию других, ну и сам понимаешь, вообще мерзкое отношение к окружающим. Я не требую жертв, чистота обязательна для питьевой воды, а не для людей.

3. Лучше бы ты не судил людей по их внешнему виду, одежде, или по тому, как они говорят. Веди себя хорошо, ладно? Ах да, и вбей это в свою тупую башку: Женщина — это личность. Мужчина — это личность. А зануда — это всегда зануда. Никто из людей не лучше других, за исключением умения модно одеваться — извини уж, но Я одарил в этом смысле только женщин и лишь кое-кого из парней — тех, кто отличает пурпурный от пунцового.

4. Лучше бы ты не позволял себе действий, неприемлемых для тебя самого или твоего добровольного и искреннего партнёра (достигшего допустимого возраста и душевной зрелости). Всем несогласным предлагаю идти лесом, если только они не считают это оскорбительным. В таком случае они могут для разнообразия выключить телевизор и пойти прогуляться.

5. Лучше бы ты не боролся с фанатическими, женоненавистническими и другими злобными идеями окружающих на пустой желудок. Поешь, а потом иди к этим сволочам.

6. Лучше бы ты не тратил уйму денег на постройку церквей, храмов, мечетей, усыпальниц во имя прославления Моей макаронной благодати, ведь эти деньги лучше потратить — выбирай, на что:

- на прекращение бедности
- на излечение болезней
- на мирную жизнь, страстную любовь и снижение стоимости Интернета

Пускай Я и сложноуглеводное всеведущее создание, но Я люблю простые радости жизни. Кому, как не мне, знать? Ведь это Я всё создал.

7. Лучше бы ты не рассказывал всем окружающим, как Я говорил с тобой. Ты не настолько всем интересен. Хватит думать только о себе. И помни, что Я попросил тебя любить своего ближнего, неужели не дошло?

8. Лучше бы ты не поступал с другими так, как хочешь, чтобы поступили с тобой, если речь заходит об огромном количестве латекса или вазелина. Но если другому человеку это тоже нравится, то (следуя четвёртой заповеди) делай это, снимай на фото, только ради всего святого — надевай презерватив! Ведь это всего лишь кусок резины. Если бы Я не хотел, чтобы ты получал удовольствие от самого процесса, Я бы предусмотрел шипы или ещё что-нибудь в этом роде.



Пародийная аргументация Хендерсона, разумеется, не оригинальна. Среди его знаменитых предшественников можно назвать лорда Бертрана Рассела, который в памфлете 1952 года «Есть ли бог?» приводит следующее рассуждение:

«Если бы я предположил, что существует чайник из фарфора, вращающийся по эллиптической орбите вокруг Солнца, то никто не смог бы опровергнуть моё утверждение, если бы я добавил, что чайник слишком мал для того, чтобы быть замеченным на наших телескопах. Но если бы я продолжил, заявив, что так как моё заявление не может быть опровергнуто, то само сомнение в нём нелепо, меня вполне можно было бы воспринять как несущего полную чушь. Однако если существование такого чайника было бы записано в древних книгах и т.д., то отказ верить в него станет признаком эксцентричности самого сомневающегося…».

Своим примером Рассел иллюстрировал следующую логическую несообразность: в религиозных спорах бремя доказательства ложится на сомневающегося, хотя объективно доказывать должен тот, кто берётся нечто утверждать.

Таким образом, фарфоровый чайник Рассела смело можно зачислить в ранние прототипы Летающего Монстра. Но не только его. Широчайшей популярностью пользуется и главная культовая фигура другой пародийной религии — Невидимый Розовый Единорог.

Качества этого Единорога, как легко видеть, являются взаимоисключающими: нечто может быть либо невидимым, либо розовым. Но по замыслу адептов Единорога такое сочетание ничем не отличается от сочетания взаимоисключающих качеств у божеств традиционных теистических религий. Первое упоминание Единорога относится к 1990 году, когда на одной из американских фидошных новостных групп анонимный пользователей разместил текст, в котором шла речь о единороге как существе, сочетающем в себе противоречивые атрибуты. Напомню, единорог, так же как и Пегас, является традиционным объектом анализа в примерах, разбираемых философами языка. Согласно традиционным представлениям о языке, имена имеют смысл лишь постольку, поскольку обозначают какие-то вещи — единичные предметы или универсалии. Но как быть с именами несуществующих существ, например, литературных или мифических? Можно допустить, что они существуют особым образом — в вымышленном мире. То есть обычные единороги и Пегасы существуют в особых идеальных мирах. Однако как быть с вещами, которые сочетают в себе несочетаемые качества, обладают противоречивыми свойствами? То есть с вещами, которые не могут существовать по определению? Круглый квадрат здесь является одним из наиболее известных примеров. В размышлениях над такого рода головоломками рождались основные философские направления XX века, которые отличает повышенное внимание к языку и его употреблению.

Вернёмся, однако, к нашим гламурным единорогам. Как заявил один из активистов движения Единорога, «единороги являются сущностями, обладающими не сравнимой ни с чем духовной силой. Мы знаем это благодаря тому, что они могут одновременно оставаться розовыми и невидимыми. Как и все религии, вера в таких единорогов одновременно является логически обоснованной и несёт в себе черты веры. Мы верим в то, что они розового цвета, одновременно с этим мы знаем, что они невидимы, так как мы не можем их видеть».

Но постепенно Невидимый Розовый Единорог изменил своё символическое предназначение. В 2007 году Ниам Уоллес заявил, что Невидимый Розовый Единорог больше не является пародией на теизм, а, скорее, символ современного атеизма. Во многих случаях, как мы это наблюдали в России в случае с дискуссией о введении элементов религиозного преподавания в школах, а также в случаях ведущихся в других странах споров о преподавании биологии и других естественных наук, атеисты оказываются меньшинством в силу своего рассеянного характера. Зафиксировав же при помощи символа Невидимого Розового Единорога свой тип мировоззрения (см. несколько его исполнений здесь), разобщённые группы обретают новые возможности. Гламурный единорог подходит для этого, конечно, несравненно лучше Летающего Монстра из Спагетти.

Но как нетрудно видеть, и в том и в другом случае за пародийной формой скрываются вполне серьёзные логические и аргументативные проблемы, с которыми сталкивается любая форма теизма.

Популярность креационизма в Европе объясняется не религиозностью, а научной безграмотностью

Любому мало-мальски квалифицированному биологу трудно себе представить, как можно сомневаться в реальности эволюции в наши дни, когда эволюционная биология добилась небывалых успехов, а доказательства эволюции, полученные генетиками, молекулярными биологами, палеонтологами, эмбриологами, сравнительными анатомами и т. д., стали настолько многочисленными, разнообразными и неоспоримыми, что не видеть и не понимать этого, казалось бы, совершенно невозможно. Не исключено, что именно из-за этой столь очевидной ученым бесспорности факта биологической эволюции европейское научное сообщество долго отказывалось воспринимать всерьез угрозу распространения креационизма в Европе. Многие привыкли считать креационизм «чисто американской проблемой». Действительно, проводимые в США опросы регулярно показывают, что более половины американских граждан отрицают эволюцию. Не секрет, что это напрямую связано с непримиримой позицией протестантских церквей, имеющих очень большое влияние на умы американцев, особенно в южных штатах.

Однако в последние годы в ряде европейских стран креационисты тоже стали громко заявлять о себе, в том числе и на самом высоком уровне. Конечно, имеется в виду «высокий уровень» не в научной иерархии, а в политической (кто дал право политикам и журналистам брать на себя решение вопросов, относящихся строго к компетенции науки, — это отдельный вопрос). Например, в 2004 году правительство Сильвио Берлускони попыталось запретить преподавание эволюции в итальянских школах. В 2006 году заместитель министра образования Польши Мирослав Ожеховски (Mirosław Orzechowski) назвал эволюцию «ложью». В 2007 году Карин Вольф (Karin Wolff), министр культуры земли Гессен (Германия), выступила за преподавание креационизма в школах.

Общеевропейские социологические исследования на эту тему пока не проводились, однако на конференции были представлены весьма тревожные результаты опросов, проведенных в отдельных странах. По мнению организатора конференции Диттмара Графа (Dittmar Graf) из Дортмундского технического университета, представленные результаты убедительно показали, что креационизм — не только американская проблема.

Даже на родине Чарльза Дарвина креационизм, как выяснилось, довольно силен. Опрос, проведенный в декабре 2008 года среди 923 школьных учителей Англии и Уэльса показал, что 37% учителей поддерживают идею преподавания креационизма наряду с эволюцией. Даже среди учителей биологии и других естественных наук целых 30% оказались сторонниками креационизма.

В 2007 году Совету Европы с большим трудом удалось принять резолюцию со словами о том, что Совет «решительно против преподавания креационизма как научной дисциплины наравне с теорией эволюции, и в целом — против представления креационистских идей на любых уроках, кроме уроков религии». Резолюция в итоге была принята, однако она встретила неожиданно сильное противодействие со стороны ряда депутатов.

По мнению многих участников конференции, причины живучести креационизма в Европе следует искать не только в церквях, но и в школьных классах. Диттмар Граф привел крайне любопытные результаты тестирования 1228 германских студентов, собирающихся стать учителями. Тестирование выявило ряд удивительных пробелов в их образовании. Лишь треть будущих учителей биологии смогла удовлетворительно ответить на базовые вопросы о механизмах биологической эволюции. Самый важный и неожиданный вывод этого исследования состоит в том, что наилучшим предиктором креационистских взглядов среди будущих учителей является не религиозность, как можно было бы ожидать, а общее непонимание основ науки и методологии научного познания. Иными словами, людей толкает к креационизму не столько религия, сколько базовая научная безграмотность.

Однако в целом Германия является относительно благополучной страной в этом отношении (лишь 20% населения отрицают эволюцию). Гораздо хуже дело обстоит в мусульманских странах. Более половины учителей биологии в таких странах, как Сенегал, Ливан, Марокко, Тунис и Алжир, согласны с утверждением о том, что «жизнь, несомненно, сотворена Богом».

В Турции, которая активно стремится стать членом Евросоюза, школы, по идее, должны быть светскими. Более того, преподавание креационизма в турецких университетах официально запрещено. Однако тестирование, проведенное по той же методике, что и в Германии, показало, что 75% студентов Университета Хаджеттепе (Анкара, Турция), готовящихся стать школьными учителями, отрицают эволюцию. В отличие от Германии, в Турции наилучшим предиктором антиэволюционных взглядов является степень религиозности.

Одной из главных причин распространения креационизма в европейских странах является то обстоятельство, что креационисты начали с большим успехом применять к школьникам методику ранней индоктринации. В ряде стран, в том числе в Германии, школьники начинают получать религиозное образование уже в младших классах, тогда как об эволюции они впервые слышат на уроках биологии лишь в старших классах. Неудивительно, что многие ученики приходят на эти уроки уже убежденными креационистами. По мнению Графа, необходимо начинать знакомить школьников с эволюцией намного раньше. Кроме того, преподавание базовых принципов науки и научного метода в школах, судя по всему, является недостаточно эффективным. На сегодняшний день многие европейские школьники и даже учителя фактически не понимают, что такое наука, как она работает, на чём основаны ее выводы и почему ей следует доверять. И в этом, возможно, состоит главная причина удивительной живучести креационизма и других лженаучных идей в европейских странах, да и во всём мире.

Источник: Andrew Curry. Creationist Beliefs Persist in Europe // Science. 2009. V. 323. P. 1159.
Категория: Исследования
Добавлено: 13.10.2012
Просмотров: 4143
Рейтинг: 5.0/1
Темы: Бог, Пародийные религии, Пастофарианец, Иисус, креационизм, пастофарианство, религия, религия 21 века, церковь, Летающий спагетти-монтр
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]