Главная » Статьи » Наука » Исследования

Возможна ли модернизация России при нынешней государственной политике в области образования ?!

Вряд ли найдутся те, кто открыто будет возражать против призыва Президента страны: «В ХХ I веке нашей стране вновь необходима всесторонняя модернизация . …Вместо примитивного сырьевого хозяйства мы создадим умную экономику , производящую уникальные знания, новые вещи и технологи, вещи и технологии, полезные людям». Естественное, понятное предложение. Не вызывает оно возражений, но энтузиазма - тоже! А скепсиса – хоть отбавляй! Почему!?

1 . Реально проводимая в стране экономическая политика – тарифно-ценовая, налоговая, бюджетная, заработной платы - не содержит никаких предпосылок для перехода к «умной» экономике, наше «примитивное сырьевое хозяйство» находится на нулевой отметке восприимчивости к любым инновациям .

Зачем они – эти инновации, если старые, советские нефтеперегонные заводы, с одной стороны, дают глубину переработки нефти около 60% ( против 95-98% во внешнем мире), а с другой - при себестоимости переработки одного литра нефти в 40 копеек и, соответственно, себестоимости одного литра бензина в 1,5-2,5 рубля и цене на внутреннем рынке 25 рублей – обеспечивают норму прибыли в тысячу и более процентов ! Принципиально та же картина в угольной промышленности, металлургии, энергетике. Правда, здесь норма прибыли исчисляется всего лишь (!) сотнями процентов.

Начавшаяся в 1992 году так называемая либерализация цен имела в основе своей неафишируемый, но практически последовательно реализованный умысел: путем явного государственного повышения внутренних цен на энергоносители вывести их на уровень среднемировых. В результате, вследствие несопоставимо малой себестоимости нефтедобычи и переработки в сравнении с мировыми ценами, возник беспрецедентный экономический перекос : с одной стороны, возникли гигантские сверхприбыли , присваемые новыми собственниками и государством, и, с другой – исчезли экономические стимулы для какого-либо повышения эффективности производства в самих «энергетических» отраслях, а в остальных отраслях из-за элементарного отсутствия средств.

Таким образом, вследствие мнимой «либерализации» у новых собственников и государства появилась возможность присваивать наряду с природной рентой вновь созданную, искусственную ценовую ренту , при этом не нести никакой ответственности перед обществом ни за характер, ни за эффективность использования этих гигантских средств. И дело здесь не в пресловутом « ресурсном проклятии» , а в элементарно безграмотной, тупиковой ( с позиций интересов и перспектив развития всего общества) экономической политике.

Лукавство ситуации состоит в том, что официальная статистика не показывает этой немыслимой прибыли – там все в пределах «разумного» - от 0% до 20%. Для преодоления барьера официальной отчетности, т.е. для установления реального соотношения между издержками производства и прибылью, требуются немалые и целенаправленные усилия.

Есть, правда, и в официальной статистике удивительные откровения. В отчете Росстата об исполнении ВВП в 2009 году находим: чистый экспорт (экспорт минус импорт) был равен 7,3% ВВП , или 2855,8 миллиарда рублей , что составляет 158% (!!!) к уровню 2008 года . Вот один из явных, но не единственных, источников личных доходов «старых» 32 и 45 вновь возникших в пиковый кризисный год российских долларовых миллиардеров . При этом из той же статистики следует: оплата труда 14,5 миллионов человек , занятых в бюджетной сфере , в последние годы составляет в среднем те же 7,3% ВВП !

Таким образом, наша российская действительность имеет следующую картину: там, где есть деньги, нет нужды в инновациях – в «умной экономике», и, наоборот, - где инновации и умная экономика возможны и необходимы – денег нет ! Государство пытается как-то откорректировать этот перекос, но делает это не в тех масштабах и весьма неэффективно.

2. Инновационный потенциал России.

Советский Союз оставил в виде наследства мощную интеллектуальную инфраструктуру. За истекшие двадцать лет это наследство настолько истончилось, что существует реальная угроза его полного исчезновения. Справедливости ради следует отметить, что деградация началась в советские времена, задолго до кончины СССР, особенно это касалось системы образования. Сейчас этот процесс вступил в завершающую фазу. Некоторые меры, принимаемые руководством страны в отношении и науки, и образования, по существу ничего не решают, так как не затрагивают глубинных, коренных основ существования и развития этих сфер человеческой деятельности. О чем идет речь!?

-массовая невостребованность обществом и бизнесом специалистов высокой квалификации и компетентности, а также научных достижений и результатов;
-состояние материально-технической базы науки и образования, куда уже более двадцати лет практически ничего не вкладывается, ниже критического уровня;
-относительно низкий уровень зарплаты в этих сферах в течение последних 30-40 лет, что привело к вымыванию особенно из системы образования наиболее способной и талантливой части работников; этот процесс продолжается;

3. О роли государства в решении проблем модернизации.

В истории России известны два эпизода (Петр Первый и Сталин) глобальной конструктивной модернизации страны с нулевым начальным инновационным потенциалом. В обоих случаях государство проводило полную мобилизацию всех внутренних ресурсов и на начальном этапе опиралось на зарубежных специалистов и их технические достижения. Не забыта и горбачевско-ельцинская «перестройка», провалившаяся при наличии далеко не нулевого инновационного потенциала по одной единственной причине – абсолютной некомпетентности её авторов, в данном случае – руководителей государства.

В новейшей истории наиболее впечатляющих успехов в модернизации страны добились США, Китай, Япония, Южная Корея, Малайзия и ряд других стран. Наиболее характерные особенности проводимых в этих странах реформ:

- Определяющую роль играло государство , как инициатор, главный стратег и практический организатор всего процесса.

- Главным средством достижения стратегической цели выбиралась система образования, прежде всего – высшая школа , как система, обеспечивающая подготовку квалифицированных и компетентных специалистов; при этом самый передовой, наивысший уровень достигался путем сочетания приоритетного финансирования и развития науки . Наиболее поучителен пример США (кстати полностью построенный на опыте СССР) – 1958 год, высшая школа «получает» 1,1% ВВП, принимается закон «Об образовании в целях национальной безопасности»; уровень финансирования начинает неуклонно расти: 1960 год – 1,4% , 1970 год – 2,7% , 2005 год – 2,9%, 2010 год – 3,0% ВВП. Как известно, сейчас высшая школа США стоит на первом месте в мире.

- Прямое финансовое и иное участие государства в США и ряде других развитых стран в вопросах образования, науки и в целом инноваций составляет не более одной трети . Главная «заслуга», точнее его роль состоит в том, что государством создана правовая, экономическая, организационная (эффективные механизмы), морально-нравственная среда , понуждающая и позволяющая эффективно участвовать и всему обществу, и бизнесу в деле развития этой интеллектуально-экономической области.

-Важнейшим элементом этой среды является востребованность как научных результатов, новых технических и технологических предложений, так и специалистов, обеспечивающих широкое использование (не внедрение!) этих достижений; решающими факторами востребованности специалиста выступают два момента: а) наличие массы соответствующих рабочих мест, б) политика заработной платы – чем выше уровень компетентности, т.е. чем выше уровень образованности и опытности, - тем выше уровень оплаты труда. Что касается востребованности научных результатов и новых предложений, то оно выражается в простой готовности и возможности государства, общества и бизнеса оплачивать процесс их получения и покупать их, когда они получены (без пресловутой чьей-либо необходимости их куда-то внедрять, т.е. впихивать, преодолевая сопротивление – собственно это то, на чем сломалась советская экономика, и то, что никак не возникнет в современной российской !).

-По данным Мирового Банка в течение двадцатого столетия роль государства существенно выросла. Так по группе стран ОЭСР доля государственных расходов в ВВП с конца 19-го века к началу 21-го века возросла с 8-10% в среднем почти до 50%. Этим обстоятельством роль государства не исчерпывается.

Возникло очень ёмкое понятие эффективное государство. В функции такого государства входит его прямая ответственность за качество и темпы экономического развития страны. Государство создает специальные рычаги и механизмы развития добросовестной конкуренции там, где имеют место рыночные отношения, и осуществляет прямое регулирование деятельности предприятий естественных монополий даже там, где у государства нет собственности.

Особенно наглядным является пример Великобритании . Во времена Тэтчер там была проведена широкомасштабная приватизация государственного сектора экономики, но государство не ушло из экономики. В отраслях естественных монополий – газовая, нефтяная промышленности, электро- и теплоэнергетика, телекоммуникации, водоснабжение и канализация городов – наряду с преобразованием предприятий из государственных в частные в каждой из перечисленных отраслей были созданы специальные внеправительственные комитеты по регулированию деятельности этих частных предприятий. Комитеты напрямую подчиняются парламенту и имеют собственный, финансируемый государством бюджет. В основе деятельности комитетов лежит закон о защите прав потребителя, закон, в котором в отличие от аналогичного российского закона в понятие «потребитель» входят все, кто приобретает товары или услуги на рынке – от государства до конкретного человека. Полномочия комитета позволяют ему анализировать реальный процесс производственно-экономической деятельности отдельного предприятия и всей отрасли, устанавливать норму прибыли и тарифы, управлять инвестиционным процессом с целью постоянного роста производительности труда.

Вот некоторые количественные показатели: четыре комитета по регулированию газовой промышленности, электроэнергетики, водоснабжения и телекоммуникаций в совокупности имеют около 500 сотрудников и годовой бюджет порядка 40 млн. ф. ст., регулируют деятельность компаний с годовым оборотом, в совокупности превышающим 50 млрд. ф. ст., и обслуживающих более 25 миллионов потребителей.

Результатом установления такой системы взаимодействия государства и частного сектора явилось резкое повышение экономической эффективности этих отраслей – качество услуг и товара стало неуклонно возрастать, а тарифы – снижаться! Этот пример достаточно ярко и убедительно иллюстрирует один из главных итогов 20-го века – эффективность экономики определяется не формой собственности, а качеством управления ! По существу опыт последних десятилетий существования СССР и нынешней России подтверждает эту же истину.

-Еще одна весьма существенная черта современной модернизации – не элитарная, а массовая подготовка высококлассных специалистов, ибо речь идет не о создании отдельных уникальных образцов чего бы то ни было, а о массовом промышленном производстве и потреблении, соответственно и обслуживании.

-Достигнутый в передовых странах уровень производительности труда и продолжающийся его рост привел к тому, что необходимый для жизни общества объем материальных ресурсов и благ производится двадцатью процентами трудоспособного населения. Поэтому перед государством и обществом стоит уже несколько десятилетий недвусмысленная задача – как определить и отделить эти 20% будущих производителей материальных благ и как и чему учить остальных.

Общее направление развития достаточно ясно выражено в одном из документов ЮНЕСКО ( «Всемирная декларация о высшем образовании для 21 века», Париж, октябрь 1998 года) «…в конечном счете целью высшего образования должно быть создание нового общества, не знающего насилия и эксплуатации, члены которого высоко и нравственно развиты, полны энтузиазма, руководствуются любовью и мудростью».

4. Еще раз о нашей российской действительности.

Планы правительства до 2023 года:
декларируются следующие показатели: физический объем ВВП возрастет в 2,5 раза, объем промышленного производства – в 2,1 раза, ежегодный рост производительности труда составит 6,9%, физический объем экспорта нефти не изменится, а газа возрастет на 57%, в целом доля экспорта снизится с 26% ВВП до 13% ВВП, а доля импорта несколько повысится – с 17% до 20% ВВП, доля фонда зарплаты вырастет с 25% до 29% ВВП;
фискальный характер налоговой системы не только сохраняется, но даже несколько усиливается;
планируется снижение доходов бюджетной системы с 40,2% ВВП в 2007 году до 31,7% ВВП в 2023 году;
финансирование образования государством (через бюджетную систему):

-консолидированный бюджет: 4,1% ВВП – 2010 год; 4,8% ВВП – 2023 год;

-федеральный бюджет: 1,0% ВВП – 2010 год; 1,1% ВВП – 2023 год ;

-Высшая школа финансируется преимущественно из федерального бюджета, в настоящее время это составляет 0,6% ВВП, возможная перспектива – 0,7% ВВП;
- по оценкам министерства образования и науки вклад частного сектора в образование в настоящее время составляет 1,2-1,3% ВВП, к 2020 году этот вклад может достигнуть величины 1,6 – 2,1% ВВП;


Таким образом, уровень вложений во всю систему образования в нынешней России составляет 5,3 – 5,4% ВВП, через десять лет он может составить 6,4 – 6,9% ВВП, т.е. существенно меньше уже имеющегося сейчас уровня вложений в крупных частных собственников (> 7,3% ВВП)!

Для сравнения : в США уже в течение нескольких десятилетий этот уровень составляет - для высшей школы более 2,5% ВВП, для остальной системы образования не менее 5,0% ВВП! Надо иметь в виду, что у нас основной вклад в образование делает население, по крайней мере, в высшей школе платное обучение приносит не менее 30 – 40% доходов, в США доля платы студентов за обучение не превышает в среднем 14% бюджета вуза.

-по данным Минфина среднемесячная заработная плата в системе образования в 2007 году составляла 65% от среднероссийского уровня, правительством фиксируется, что несмотря «на имевшие место в последние годы увеличение финансирования в сфере образования (действительно, в 2000 году средний уровень зарплаты составлял 55,8%) еще остаются серьезные проблемы, которые снижают эффективность деятельности: отсутствие стимулов у учителей, региональные различия в финансировании, …, недостаточное качество образования»; никаких мер, кроме совершенствования системы расходования бюджетных средств и введения внешней системы оценки качества, по решению этих проблем не предлагается (более подробно см. приложение).

-нынешнее состояние науки в России характеризуется не иначе как катастрофическое («глубокая яма» - С.П. Капица); финансирование РАН из госбюджета составит в этом году 50 млрд. рублей, что эквивалентно 0,012% ВВП; финансирование науки в вузах таково, что этот вид деятельности в вузах на грани исчезновения – только 16% преподавателей «вовлечено» в научные исследования, соответственно доля студентов близка к нулю; в целом общие расходы на науку можно видимо оценить в объеме не более 0,8-1,0% ВВП; судя по планам правительства и реально предпринимаемым мерам, ничего кардинального в состоянии российской науки в ближайшие годы не произойдет. – и это на фоне того, что во многих странах в течение десятилетий объемы финансирования науки составляют 2-4 % ВВП.

5. Заключение

Оценивая состояние нашей «примитивной сырьевой экономики», проводимую и планируемую финансово-экономическую политику, можно сделать однозначный вывод – призывы к модернизации носят пока чисто декларативный характер, не учитывают реального мирового и отечественного опыта.

Этот опыт требует одновременного решения нескольких ключевых вопросов:

-кардинального изменения положения дел в образовании, прежде всего в высшей школе, и науке; государство должно обеспечить массовый приток в эт и сферы наиболее способной, талантливой части общества – главным (естественно, не единственным) способом решения этой задачи является установление необходимого уровня оплаты труда: в системе среднего образования – равный среднему по стране, в высшей школе и науке – на 30-50 % выше среднего уровня;*

-материально-техническое оснащение вузов и науки отстало от современного уровня на десятки лет; широким фронтом задачу быстро не решить, но и то, что сейчас делается относительно федеральных и исследовательских университетов по существу не приближает нас к ее решению;

Где взять средства! ?

Анализ практически реализуемой в России финансово-экономической политики показывает, что делается попытка ускоренными темпами якобы повторить опыт США – ограничить долю государства в распределении ВВП на минимальном уровне, достигнутом в ХХ столетии наиболее развитыми странами, – 32-33% (при среднем уровне около 50% ВВП) и создать относительно широкий класс крупных собственников; считается, что сочетание этих двух факторов и обеспечит необходимый прогресс: государство уходит из экономики, обеспечив тем самым необходимую свободу остальным участникам процесса, а крупные собственники, воспылавшие путем нравственного совершенствования социальной ответственностью, организуют и возглавят инновационный процесс.

Но опыт США этим не исчерпывается. Более того, именно США впервые в мире в лице президента Ф. Рузвельта решительно развернули политику в сторону усиления роли государства и ограничения влияния крупного капитала. Доля государства США в использовании ВВП не эквивалентна его роли в финансово-экономической политике в целом.

Мировой Банк в своем отчете за 1998 год «Государство в современном мире», скрупулезно изучив историю и состояние вопроса, опираясь в значительной мере на опыт США, сделал несколько принципиальных выводов:
рынок недофинансирует развитие человеческого капитала; задача государства нести ответственность за состояние и развитие образования и фундаментальной науки;
рынок недофинансирует создание новых технологий; в зоне ответственности государства лежит этот вопрос, а также – создание эффективных механизмов их распространения.

Таким образом , с нашей точки зрения, основанной на изучении мирового опыта, нашему государству необходимо, исходя из интересов всего общества и не уповая на сомнительную социальную ответственность толстосумов:
выработать политику эффективного использования тех самых процентов ВВП, которые пока служат только личному обогащению группки олигархов:

А) часть направить в бюджетную систему для решения задач развития науки и образования**;

Б) оставшиеся, по примеру остального мира, через специально разработанные механизмы и законы направить целевым образом на решение прямых задач модернизации;
создать экономические и правовые предпосылки заинтересованного и массового участия в процессе модернизации бизнеса и общества при участии и регулирующей роли государства.

*имевшее место в текущем десятилетии повышение оплаты труда с 58% до 66% в системе среднего образования принципиально не могло ничего изменить , т. к. с позиций данной постановки вопроса только равенство или превышение среднего уровня зарплаты может иметь заметные социальные последствия ;

Что касается высшей школы и науки, то во времена СССР такой разрыв действительно обеспечивал решение проблемы; сейчас, когда Россия стал открытой, этот разрыв видимо не решит полностью проблему, нам необходимо ориентироваться на реальный уровень оплаты труда за пределами России.

** простая логика подсказывает, казалось бы, очевидное решение – коль скоро мы серьезно отстали от «развитого» мира, и наш ВВП гораздо скуднее, чем у наших конкурентов, то следовало бы увеличить долю ВВП, направляемую на решение ключевых задач модернизации, в сравнении с «ними»; «мы» же, осознавая это, открыто делаем все наоборот !

приложение

К ВОПРОСУ - об ЭКОНОМИКЕ ОБРАЗОВАНИЯ

В серьезно развитой науке для оценки качества состояния или направленности процессов используется система безразмерных параметров и критериев.

В нашей экономической науке более или менее привычным стало применение в качестве оценочного параметра доли используемых на те или иные цели средств либо из бюджета, либо из ВВП.

Пробивает себе дорогу и признание другой параметр – относительный уровень оплаты труда.

В последние годы государством активно внедряется «подушевой метод финансирования», т.е. в системе образования работает следующая схема: сумма выделенных в бюджете, например, на высшую школу средств делится на общее количество «бюджетных» студентов, тем самым определяется «подушевой» расход, а вуз получает объем средств в зависимости от количества «душ». Конечно работает некая система поправочных коэффициентов. В нынешней российской действительности эта система, призванная якобы повысить эффективность расходования бюджетных средств, в лучшем случае не дает никакого эффекта, на самом деле приводит к обратному эффекту – вуз должен максимально увеличивать число «душ» и в конечном счете выдавать дипломы специалиста тем, кто заведомо таковыми не являются.

Однако этот подход имел бы иной результат, если бы был дополнен следующим образом (обычным для «точных» наук – например, в газовой динамике – переход от дозвукового течения к сверхзвуковому происходит при числе Маха, равном единице; переход от ламинарного течения к турбулентному при некотором критическом значении числа Рейнольдса и т.д.):
«душевой» расход должен быть безразмерным, т.е. абсолютную величину этого расхода надо соотнести, например, с ВВП на душу населения;
Определить критическую* величину этого параметра, т.е. такую величину, ниже которой подготовка современного специалиста оказывается невозможной; это критическое значение можно определить, либо расчетным путем, либо эмпирическим, опираясь на мировой опыт.

Критические значения остальных параметров, характеризующих состояние системы образования следовало бы иметь также.

Мировой опыт свидетельствует:

Доля ВВП (параметр D о ), расходуемая в целом на образование, не должна быть ниже 7,0 -7,5%, а на высшую школу (параметр D во ) – не ниже 2,5 –3,%, т.е. D о * = 7,0% и D во * = 2,5%; (1)
Относительный уровень зарплаты в системе образования, т.е. отношение средней зарплаты в образовании к средней зарплате по стране (параметр Z о ), должен быть равен или больше единицы; а в высшей школе и науке (параметр Z во ) должен составлять 1,3 – 1,5, т.е.

Z o * = 1 ,0 и Z во * = 1,3; (2)

• Относительный уровень «подушевого» финансирования, т.е. отношение затрат на одного учащегося к ВВП на душу населения (параметр F ):
в системе образования в целом ( параметр F o ) не ниже 0,2 ;
в высшей школе (параметр F во ) должен быть в среднем не ниже 0,5 ;
для вузов, определяющих характер и темпы модернизации (параметр F мво ; в современной России их число должно быть не менее 50 с количеством студентов не менее 500 тысяч – с обязательным включением в этот перечень ведущих педагогических вузов) – не ниже 2,0 – 5,0 , т.е.

F о * = 0,25; F во * = 0,5; F мво * = 2,0; (3)

Ясно, что параметры эти взаимозависимы: если условие (1) не выполнено, то условия (2) и (3) могут быть выполнены либо частично, либо полностью невыполнимы.

Применяя этот подход к оценке состояния системы образования, а, главное, к оценке эффективности принимаемых руководством страны мер, мы приходим к однозначному выводу: российская система образования находится в закритическом состоянии, а принимаемые меры никаких принципиальных положительных результатов дать не могут.

Действительно, в настоящее время значения указанных параметров равны следующим значениям:

D o =< 5,3-5,4%; D в o =< 1,0%; Z o = Z во =< 0,7%; F o =< %; F во =< 0,3%; F мво =< 0,5%;

Планируется через 10-15 лет выйти на следующие показатели:

D о = 6,4-6,9%; D во = 1,0-1,5%; Z о = ?; Z во =?; F о =?; F во = ?; F мво = ?; т.е. по большинству параметров ничего не планируется , а по двум первым параметрам не планируется даже выход на уровень, уже достигнутый развитыми странами .

Таким образом, практически все меры по изменению состояния отечественного образования, принимаемые правительством, не подкреплены серьезной экономической политикой. И потому, хотя, на первый взгляд, они носят даже системный характер ( детские сады, начальное образование, новая школа, одаренные дети, информатизация, федеральные и исследовательские университеты, наука и вузы, и т.д. и т.п.) все это не может привести к фундаментальным сдвигам в жизни общества.

В 2006 году в Чувашской Республике величина норматива подушевого финансирования для государственных и муниципальных общеобразовательных учреждений, расположенных в городской местности, составляла 5897,2 руб. В 2007 году она возросла на 18% и составила 6961,3 руб. С учетом введения новой системы оплаты труда работников общеобразовательных учреждений и увеличения доли учебных расходов в нормативе до 8,0% в 2008 году и до 10% в 2009 году, по прогнозным данным, в 2008 году величина норматива подушевого финансирования для общеобразовательных учреждений, расположенных в городской местности, возрастет на 50,9% по сравнению с 2006 годом и составит 8899 руб., а в 2009 году возрастет на 81,4% по сравнению с 2006 годом и составит 10698 руб .

Следовательно, величина параметра F o равна 11тыс.руб./300тыс.руб =< 0,04 =< 4%; возможно в среднем по России и с учетом дополнительных, внебюджетных источников финансирования эта величина несколько больше. Примем ее равной 0,1, т.е. на одного на учащегося в России расходуется около 30 тысяч рублей в год, что существенно меньше, чем в странах ОЭСР – 0,25 (США – 10 тыс. долларов в год на одного учащегося).

Соколов В.С.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

* Применительно к проблемам образования критическое значение всех параметров означает следующее: если реальное значение параметра ниже критического , то система не просто не развивается, она деградирует, если же значения выше критического , то она имеет возможность развиваться и прогрессировать .

Источник
Категория: Исследования
Добавлено: 13.03.2012
Просмотров: 2938
Рейтинг: 5.0/1
Темы: экономика, соколов, образование, политика, в области образования, Возможна ли модернизация России, модернизация, при нынешней государственной полити
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]