09:58

Цифровое будущее

Большие данные - цифровое будущее

Обычный современный человек создает немногим менее одного терабайта данных каждый год. Но некоторые люди превосходят усредненный показатель. Один из таких людей – Дуэйн Рой, младенец, живущий в Бостоне. Он регулярно производит подобный объем данных в течение каждых выходных.

Почему же Дуэйн создает так много битов? Нужно сказать, что он – сын профессора Деба Роя, управляющего работой группы Cognitive Machines в MIT Media Lab, и профессора Рупал Пател, изучающей патологию речи в Северо-Западном университете. Оба родителя Дуэйна с большим интересом изучают то, как дети учатся говорить. Это важно для Пател, поскольку именно это входит в выбранную ею область исследований. Для Роя это важно, поскольку он хочет использовать те же самые принципы для обучения роботов общению на человеческом языке. Супруги поняли, что для понимания того, как дети овладевают речью, нам недостаточно данных. Никто и никогда подробно не документировал того, как развиваются по мере взросления отношения детей и языка.

Когда Пател забеременела, пара решила заняться этой проблемой. Для этого родители стали тщательно фиксировать все, происходящее в первые три года жизни их новорожденного ребенка. Получив грант от Национального научного фонда на проект Human Speechome Project (проект «Речома человека», по аналогии с «геномом»), Рой оснастил свой дом одиннадцатью видеокамерами с высоким разрешением и четырнадцатью микрофонами. Около тысячи километров кабелей соединяют эти устройства с центром обработки данных, расположенным в подвале. Каждый день в этом подвале накапливается более 300 гигабайт информации о Дуэйне. Каждый его шаг, любой производимый им шум, всякий слышимый звук и все, что он видит, фиксируется для научных целей (камеры выключаются, когда ребенок засыпает, и, очевидно, не могут проследить за ним, когда он находится за пределами дома).

Очевидно, что при столь большом объеме входящей информации центр обработки данных, расположенный в подвале, постепенно заполняется до предела. Именно поэтому старшему Рою приходится регулярно вытаскивать из компьютера множество жестких дисков и архивировать эти данные на более мощной компьютерной системе, созданной им на работе. Для отслеживания происходящего с одним маленьким мальчиком он использует целую сеть дорогостоящих процессоров и дисков, способных хранить петабайт, или один миллион гигабайт информации. Название этого проекта в точности отражает его суть: TotalRecall («Вспомнить все»).

В наши дни Дуэйн Рой может считаться исключением. Жизнь мало кого из нас пытаются записать и сохранить на видео. Однако по мере того как цифровые СМИ и человеческая жизнь переплетаются все теснее, информационный след такого рода станет вполне привычным. Мы уже можем наблюдать, как некоторые типы устройств участвуют в этой трансформации. Не так давно Google представила очки Google Glass, систему добавленной реальности, веб-камера которой отслеживает все, находящееся в поле вашего зрения, а небольшой монитор снабжает вас информацией о том, что вы видите и делаете в режиме реального времени. Вы собираетесь готовить пирог? Очки распознают это, найдут для вас рецепт и покажут пошаговую инструкцию. Вы не узнаете подошедшего к вам человека? Нет проблем – с помощью системы распознавания лиц Google Glass напомнит вам его имя. Пока что эти очки кажутся глупыми. Но помните ли вы, насколько глупо выглядели люди, громко разговаривавшие сами с собой, на заре существования мобильных телефонов? Вне зависимости от успеха идеи Google Glass у технологии подобного рода впереди большое будущее.

Подобные устройства значительно упрощают фиксацию происходящего в нашей жизни в стиле Дуэйна Роя (концепции регистрации жизни, «носимые» устройства и набирающее популярность понятие «измерения личности» тесно связаны между собой). Поначалу они не будут особенно популярны – ведь это явное вторжение в частную жизнь. Однако Интернет уже меняет наши представления о нормах частной жизни, побуждая людей делиться все большими объемами личной информации, будь то дневники или объявление об изменении семейного положения. Мы знаем, как заканчиваются истории такого рода: кто-нибудь неминуемо начнет добровольно фиксировать малейшие подробности своей жизни, и появится множество веб-сайтов, помогающих в этом.

У этого есть очевидные преимущества. При такой фиксации жизни вы ничего не забудете: вам будет достаточно просто пересмотреть информацию о том или ином пережитом сенсорном опыте. И это может быть благом (иногда). Это обезопасит нашу жизнь. В конце концов, кто будет причинять вред другому человеку, если информация о любом преступлении тут же попадает в эфир? Вы будете получать от людей со всего мира советы, как поступить в каждой жизненной ситуации (хотя это может вам быстро надоесть). Время от времени вы захотите выйти из Сети, отключить устройство фиксации своей жизни для какого-то интимного момента или принятия ванной. Скорее всего, так будут поступать большинство людей (но не все). Подобная запись жизни станет одновременно окном и в населяемый нами мир, и в наши тела.

«Носимая» электроника вроде Nike+ FuelBand и Fitbit уже отслеживает, сколько шагов вы сделали, на сколько ступенек взобрались и сколько калорий сожгли в течение дня. Устройство под названием Scanadu Scout выполняет более важную задачу. Этот небольшой диск за несколько секунд отслеживает и фиксирует температуру вашего тела, пульс и уровень кислорода в крови. Также он способен сделать электрокардиограмму и даже проанализировать состав мочи. По сути, Scout представляет собой устройство, которое раньше можно было увидеть разве что в фантастических фильмах типа «Звездного пути». Полученные данные позволят превратить информацию о вашем состоянии в своеобразный медицинский отчет, наполненный подробностями обо всех бессознательных процессах, заставляющих функционировать наши тела. Если что-то идет не так, устройства такого рода смогут немедленно уведомить об этом врачей. Привычная сегодня практика посещения доктора в рамках ежегодной диспансеризации в корне изменится. Используя подобные устройства телемедицины, врачи смогут постоянно отслеживать происходящее с вами. При необходимости они позвонят вам даже раньше, чем вы к ним обратитесь. Регистрация жизни позволит нам записывать в мельчайших подробностях все происходящее как в нашем теле, так и вне его. Но как насчет нашего самого изменчивого опыта – человеческой мысли?

Мы думаем, что описанные в научной фантастике приборы, способные расшифровывать каждую мысль пользователя, вряд ли станут реальностью в ближайшем будущем. Основная проблема здесь состоит в том, что машину сложно научить придавать смысл обычным волнам, возникающим в мозге. Однако возможны и другие, достаточно мощные обходные пути. В течение последнего десятилетия ученые успешно разрабатывают интерфейсы «мозг – машина», позволяющие парализованным людям двигать протезы силой мысли или без проводов передавать команды для перемещения компьютерной мыши. Некоторые интерфейсы используются для общения с людьми, которые, по обычному медицинскому определению, находятся в коме. Иногда такие интерфейсы уже используются в игрушках.

Эти интерфейсы основаны на том обстоятельстве, что, хотя обычные мозговые волны непонятны для механического считывающего устройства, мы можем натренировать свой мозг так, чтобы сделать его деятельность более ясной для машины. Это достигается за счет сознательной генерации конкретных нейронных сигналов, которые машина уже может распознать. В каждом интерфейсе такого рода – будь то сканер функционального МРТ, отслеживающий ток крови в мозге, электроэнцефалограмма, отслеживающая его электрическую активность, или имплантант, присоединенный к небольшой группе клеток мозга, – все, что делает машина, это ищет согласованный заранее сигнал и отвечает на него заранее спрограммированным образом. Данный подход оказался невероятно успешным. Несложно представить себе системы, позволяющие нам использовать собственный мозг для управления различными приспособлениями или даже отправки сообщений друг другу. И это – лишь начало.

Когда мы думаем, наши размышления часто приобретают форму последовательности слов. Для описания этого процесса используется специальное выражение – поток сознания. Существование потока сознания не может по-своему не удивлять. Слова используются для общения с другими людьми. Не вполне очевидно, почему мы также используем их для организации своих внутренних мыслей, когда в процесс не вовлечен никто со стороны. Но тем не менее мы все это делаем.

С точки зрения мозга, нервный сигнал для интерфейса между мозгом и машиной не особенно отличается от слова, произнесенного вслух. По сути, клетки мозга всего лишь «выстреливают» определенные последовательности. Основное отличие состоит в том, что вместо использования этой последовательности для разговора с человеком мы применяем его для разговора с машиной. Нет ничего невероятного в том, что люди в какой-то момент привыкнут сопровождать свой внутренний монолог определенными специфическими терминами, создавая работающую в режиме реального времени закрытую систему, взаимодействующую с компьютерами. Тем самым мы сможем зафиксировать свой внутренний монолог.

Каждый чувственный опыт, каждое биение нашего сердца, каждое урчание в животе и каждая мысль, возникающая у нас в мозгу, – все это, в принципе, может быть загружено в память компьютера. На самом деле регистрация всех этих состояний может невероятно изменить нашу жизнь. И изменится не только сама жизнь. Эта система позволит записям о нашей жизни пережить нас самих. Нам удастся оставить полную хронику своего существования детям и любимым. Они запомнят наши триумфы и сожаления, нашу мудрость и нашу глупость – цифровую загробную жизнь. При желании вы могли бы продать эту запись своей жизни какой-нибудь компании или поделиться ею с учеными. В библиотеке будущего биографический раздел будет содержать не только истории людских жизней, но и полную их трансляцию.

Данные – это власть

С момента зарождения фотографии ее сопровождало странное суеверие, согласно которому фотокамера, создающая ваше изображение, крадет крошечный кусочек вашей души. В этой идее что-то есть. Как мы только что увидели, одно-единственное изображение человека способно порой дать над ним власть. Могут ли большие данные украсть вашу душу? Ответ на этот вопрос нужно отыскать как можно быстрее. В былые времена требовалось немало сознательных усилий для сохранения информации о нашей жизни для потомков, поэтому люди фиксировали довольно мало. Но мы прошли немалый путь с тех пор, как стали делать изображения на стенах пещер. Совсем скоро нам будет настолько просто фиксировать все, происходящее с нами, что многие станут это делать не задумываясь. И каждый раз придется вновь решать, что нужно фиксировать, а что – нет. В результате сохранение информации превращается из технологической загадки в моральную дилемму, которая касается огромного количества вещей. Что лучше не фиксировать? А если у нас есть запись всего происходящего с нами, то кто имеет к ней доступ?

Сложно сказать, какими будут ответы на эти вопросы. Нам куда проще размышлять о будущем технологий, чем о будущем наших собственных ценностей. Возьмем пример Дуэйна Роя. Даже если проект призван развивать науку, нормально ли, что степень защиты частной жизни у двухлетнего мальчика меньше, чем у президента Соединенных Штатов? Многие люди будут выступать против того, чтобы их жизнь документировалась таким образом. Однако социальные сети стремительно меняют социальные нормы. Сейчас мы делимся в Сети множеством вещей, которые тщательно охранялись 20 или даже 5 лет назад. Возможно, это будет неважно для ребят из поколения Дуэйна. Возможно, они даже будут думать, что не иметь записи всего, происходившего с ними в первые годы жизни, – это совсем не круто.

Считайте нас старомодными, однако нам очевидна вся опасность публичных записей происходящего в частной жизни. Конечно же, специалисты по маркетингу будут использовать их для того, чтобы и дальше топить нас в море раздражающей рекламы. Уже сейчас розничная сеть Target может использовать свои аналитические данные для вычисления того, кто из его клиенток ожидает ребенка. Как-то раз купоны Target донесли информацию о беременности девушки-подростка ее ничего не подозревавшим родителям. Можно только представить себе, насколько неприятным для нас будет нерегулируемый доступ специалистов по маркетингу и глобальных корпораций к нашей личной информации.

Однако вмешательство со стороны корпораций – это не главное, чего стоит опасаться. Нужно помнить о том, что может сделать правительство. Уже сейчас компании типа Google и Facebook открывают свои записи для федерального правительства в случаях, когда на кону стоит национальная безопасность. Иногда правительству удается получить доступ к этой информации, нравится это компании или нет. В сентябре 2012 года уголовный
суд Нью-Йорка обязал Twitter предоставить доступ к частным сообщениям Малкольма Харриса, одного из лидеров движения Occupy Wall Street («Захвати Уолл-стрит»). В 2013 году разоблачения Эдварда Сноудена вызвали немалое возмущение в стране и заставили президента Обаму убеждать американцев в том, что никто не прослушивает их телефонные звонки. Где проходит граница между законным общественным интересом и деятельностью Большого Брата? Очевидно, что она должна существовать. В мире, где правительство может получить доступ к личной информации любого человека в любой момент времени, сопротивление будет бесполезным.

Еще страшнее антиутопии, представляющиеся в том случае, если регистрация мышления станет технически возможной. Представьте себе, что некое тоталитарное правительство вынудит всех жителей постоянно фиксировать каждую свою мысль. Граждан будут наказывать за отказ это делать, а частные мысли станут делом прошлого. И это еще не самый пугающий сценарий. Представьте себе, что правительство станет навязывать гражданам определенный тип мыслей, граждане будут обязаны повторять их раз за разом, подобно школьникам, заучивающим наизусть клятву верности или катехизис. Потерявшись в обязательном потоке сознания, граждане станут узниками собственных мыслей.

Это не может не пугать. Хотя регистрация жизни разрабатывается пока лишь в теории, уже заметны некоторые шаги в обратном направлении. Так, владельцы кафе 5 Point в Сиэтле обеспокоены, что присутствие технологий регистрации жизни помешает людям заниматься привычными для них развлечениями. Очевидно, что отказ от развлечений плохо скажется на бизнесе, поэтому владельцы бара запретили заходить туда людям, носящим Google Glass. Сетевой стартап под названием Snapchat предлагает своим пользователям отправлять сообщения, которые удаляются после определенного периода времени. По мере того как регистрация жизни становится все более распространенным делом, возникает необходимость в незаписываемых местах, незаписываемом времени и незаписываемом общении.

Наша жизнь всегда отбрасывает цифровую тень. Уже началась битва за большие тени, за право владеть собственной историей и контроль над доступом к ней. Чем станут новые цифровые права? Огромной и занимательной детской площадкой? Мощным инструментом правоохранительных органов? Нравственным наследием для будущих поколений? Или же становым хребтом государственного надзора? Этот вопрос будет лежать в основе самого значительного морального конфликта грядущего столетия.

Отрывок из книги Эреца Эйдена и Жана-Батиста Мишеля "Неизведанная территория"

Просмотров: 166
Рейтинг: 5.0/1
Добавлено: 14.09.2016

Темы: интернет, футурология, наука, информатика, носимая электроника, математика, большие данные
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]