15:42

День Астероида



30 июня в годовщину падения Тунгусского метеорита в мире впервые будет отмечаться День Астероида. Это международная инициатива, призванная скоординировать усилия человечества в деле развития систем раннего обнаружения угрожающих Земле небесных тел и поиска путей противодействия астероидной опасности. Среди учредителей Дня Астероидов — легендарный рок-музыкант, гитарист группы Queen, Брайан Мэй, обладатель научной степени доктора в области астрофизики.

В интервью, организованном при поддержке канала Discovery Science, Брайан ответил на вопросы, связанные с Днем Астероида и со вторым главным делом своей жизни — наукой о Вселенной.

Канал Discovery Science активно поддерживает инициативу Дня Астероида и запускает цикл программ «День астероида: обратный отсчет»: с 20 по 29 июня в 21:00 и 21:50 на канале будут идти программы об астероидах, а 30 июня зрителей ждет марафон программ на эту тему на протяжении всего дня. Главные премьеры цикла — программа «Миссия «Астероид»» и научно-фантастический фильм «51 градус северной широты», их показ состоится в 30 июня в 21:00 и 21:50 соответственно. Помимо этого, эфир будут прерывать специальные включения, где будут представлены интересные факты от известных ученых и астронавтов.

— Какова вероятность того, что в ближайшие десять лет на Землю упадет метеорит размером с Тунгусский?

Брайан Мэй: Я думаю, определить точную вероятность такого события очень сложно: можно просто сказать, что мы этого не знаем. Я бы не думаю, что вероятность очень уж велика, потому что несколько объектов такого размера мы уже обнаружили, и, вероятно, мы в состоянии их отслеживать: пока угрозы нет. Проблема с этими небесными телами в том, что они очень темные, их поверхность обладает низким альбедо, а кроме того, они очень маленькие в астрономическом смысле — мы же не планету ищем, а то, что в масштабах Солнечной системы можно назвать просто камнем. В общем, ни я, ни, полагаю, кто-то другой не даст вам конкретную цифру, но я бы определил эту вероятность как низкую. Думаю, куда большую опасность представляют более мелкие тела, которые при этом способны вызвать сильные разрушения, если попадут в зону городской застройки.

— Что делать, если астероид действительно упадет на Землю? Если вы помните случай с Челябинским метеоритом, то тогда многие свидетели события отнеслись к нему не как к опасности как к аттракциону. А вы представляете себе, куда нужно прятаться и как защитить себя? А то мы знаем, как спасаться от атомного оружия, но не знаем, как от метеоритов.

Брайан Мэй: Ну, если нам известно, что крупный объект к нам приближается, и столкновение неминуемо, то единственное, что мы можем сделать — это эвакуировать население с территории, на которую придется удар. По крайней мере, было бы прекрасно, если бы предупреждение об опасности поступило настолько рано, чтобы эвакуацию можно было бы осуществить. Кстати, в центре инициативы, которой посвящен День Астероида, как раз и находится призыв к науке сделать все для как можно более раннего обнаружения опасных объектов. Если мы будем в состоянии обнаружить их сильно заранее, то можно попытаться отклонить их траекторию и избежать столкновения. Эта наука находится еще во младенчестве, но можно представить себе, как в будущем мы сможем организовать миссии в стиле фильма «Армагеддон». Но если отклонить траекторию астероида не удастся, тогда надо поскорее убраться с его пути. Проблема как раз в том, что вот, как вы сказали, в Челябинске упал метеорит, который не могла обнаружить заранее ни одна из существующих систем наблюдения. Эту ситуацию надо менять — вот почему возник День Астероида.



— Какие меры противодействия вы считали бы наилучшими, если бы было известно, что к Земле приближается астероид средних размеров.

Брайан Мэй: Как я уже сказал, мы будем надеяться, что сможем изменить его траекторию, правда, технология для этого еще окончательно не разработана. Если мы не сможем вовремя обнаружить тело, или обнаружим, но не сумеем отклонить, тогда нас ждет серьезная беда. По крайней мере, если мы установим те системы обнаружения, которые планируем, то для объектов размером с Тунгусский метеорит мы сможем вычислить тот район на поверхности Земли, в который он ударит, а, значит, запланировать эвакуацию. Будем надеяться, конечно, что удар придется не на густонаселенную территорию. Но если объект тунгусского типа будет обнаружен до того, как мы внедрим новые технологии, о которых я говорил, тогда мы столкнемся с очень серьезной проблемой. И поэтому я считаю очень важным, чтобы День Астероида дал старт большой работе, в результате которой мы повысим эффективность обнаружения малых тел вблизи Земли в сто или даже более раз, чтобы иметь информацию задолго до столкновения и время на принятие мер.

— Что вас больше всего интересует во Вселенной?

Брайан Мэй: На протяжении всей жизни меня увлекала пыль. Частички пыли — это самые мелкие камешки, из тех, что мы способны видеть. Мы-то живем на довольно большом «камешке», но во вселенной несметное количество пылинок и не только в Солнечной системе. И вот эти крупинки пыли — это то, из чего сделано все на свете, мы в том числе. Вот что всю жизнь меня интриговало. Еще много лет назад канадская певица Джони Митчелл сказала: «Мы — звездная пыль, мы — золото!». И это на самом деле очень правильно. Ведь частички космической пыли возникли не сразу после Большого взрыва. Они появились после взрывов сверхновых — когда они взрывались, возникали более тяжелые элементы, а из них уже формировалась космическая пыль. Из нее-то и сделано все, что существует, включая нас с вами. Так что для меня пыль и газ, конечно — это сырье, из которого сделана жизнь и Вселенная. И я просто восхищен этим фактом!

— Вспомните фильм «Армагеддон»! Возможен ли такой сценарий и стоим ли мы перед лицом подобных угроз?

Брайан Мэй: Да, я хорошо помню роль Брюса Уиллиса. Если попытаться ответить просто, то да, такое может случиться. Отличный был фильм, мы все смеялись, но если это произойдет в реальности, нам будет не до смеха. Начнем с того, что решение разбить астероид на кусочки, вряд ли было бы эффективным: вместо одного столкновения вы можете получить множество. Траектории движения обломков в этом случае окажутся труднопредсказуемыми. Правильнее будет попытаться отклонить траекторию, и, я надеюсь, для такой работы у нас найдется подходящий Брюс Уиллис.

— Вы в основном известны как гитарист группы Queen, гораздо меньше людей знают, что вы доктор астрофизики. Что же для вас лично значит День Астероида, почему вы стали соучредителем этой акции?

Брайан Мэй: Ну, лично меня эта проблема давно интересовала, и, естественно, меня влекло к людям, которые говорят на твоем языке и которых волнует то, что волнует тебя. Но ключевым событием можно считать тот момент, когда режиссер Григорий Рихтерс закончил или почти закончил свой фильм «51 градус северной широты». Это история о том, как в Землю врезается крупный объект и о том, что происходило в последние дни человечества. Фильм не похож на «Армагеддон», так как по сюжету у человечества не было средств противостоять катастрофе, это грустный, но прекрасный фильм. Так вот, Григорий попросил меня написать музыку для своей картины. Итак, я «впрягся» в работу и написал какую-то музыку в весьма спонтанной манере, затем меня сильно заинтересовало содержание фильма, и мы стали обсуждать, что можно предпринять, если Земле будет угрожать такая катастрофа. В этих обсуждениях родилась идея Дня Астероида — проекта призванного скоординировать усилия людей на Земле, чтобы добиться более эффективного и как можно более раннего обнаружения опасных объектов, дабы у нас было время что-то предпринять. Системы обнаружения существуют и сейчас, но их эффективность слишком, слишком низка, чтобы обезопасить Землю от столкновений. Именно Григорий придумал всю концепцию Дня Астероида, цель которого — призыв к объединению существующих систем и созданию новых.

— Вы бы согласились с Элоном Маском, который считает, что нам суждено стать многопланетной цивилизацией?

Брайан Мэй: Хм… меня очень печалит то, как мы, человечество, обошлись с нашей родной планетой, как мы изуродовали ее, так что будь это в моей власти, я бы не позволил роду человеческому портить еще и другие планеты. Это моя точка зрения, и я знаю, что она не слишком популярна. Когда я высказал ее в своем выступлении на астрономическом фестивале Starmus, то очень нервничал: ведь среди участников был Нил Армстронг. Однако когда Армстронг взял слово для финального выступления, он сослался на мое мнение и сказал, что я совершенно прав. Прежде чем ступать на другие планеты, нам стоит что-то поправить в самих себе. Он говорил, что у нас за плечами прекрасные полвека развития науки в области покорения космоса, давайте надеяться, что следующие полвека будут посвящены развитию самого человечества. Я был очень тронут, что человек, первым в истории шагнувший на другое тело Солнечной системы, разделяет мое мнение. Мне кажется, надо так много поменять в человечестве, в отношении друг к другу, к живой природе, прежде чем начать исследовать и заселять другие миры. Давайте прежде всего наведем порядок на Земле.



Брайан Мэй

Источник

Просмотров: 633
Рейтинг: 5.0/1
Добавлено: 25.06.2015

Темы: Астрономия, футурология, жизнь, общество, наука, будущее, культура, астероиды
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]