19:32

Успех тюрем



В предыдущих статьях TVPMag мы рассказывали о грандиозном количестве бездомных людей, которые во многих странах живут хуже тюремных заключенных; как голод, страх и жестокие законы привели к множеству смертей и еще большему количеству увечий, не имеющих аналогов в истории человечества. Люди стали жертвами дефиниций и систем управления, подобно поезду ворвавшихся в их жизни, принимая на борт лишь тех, кто поддерживал эти системы. Оставшиеся же позади мертвые и покалеченные люди — лишь сопутствующий ущерб от их примитивных идеалов.

В этой статье мы не будем освещать историю вопроса, а обратим внимание на текущее положение вещей и рассмотрим идеологию, возобладавшую в современной системе «правосудия» по всему миру: тюрьмы. Мы покажем, почему этот подход не работает, как он был превращен в приносящий выгоду механизм, и почему множество людей всех возрастов страдают из-за него; рассмотрим его как часть циклического процесса растраты ресурсов, энергии, людей и их потенциала. Впоследствии мы обсудим, каким образом мы можем избавиться и от тюрем и от преступлений.

Все источники данных этой статьи перечислены в заключительной части в виде списка документальных фильмов компаний BBC, PBS, Al Jazeera и других.

Грандиозный провал

Тюрьма — это место, куда принудительно помещаются «плохие» люди. «Плохими» могут стать люди, убившие других людей, укравшие курицу или наручные часы, одежду или зубную пасту, присвоившие себе миллионы долларов или уличенные в хранении «запрещенного» наркотика. Возможно, они всего лишь скачали «незаконный» контент из сети для личного пользования.

В современном мире существует такое количество правил, что не нарушать многие из них в течение жизни чрезвычайно сложно. Тем не менее, вас, вероятно, не арестуют за эти нарушения, так как законы — это самый неправильный / несправедливый и неэффективный способ применения правил в обществе. И если одного человека арестуют за хранение незаконных фильмов, то другие 100 миллионов людей, которые скачали и хранят в сотню раз больше противозаконных фильмов, не получат никаких обвинений. Это как лотерея, и если вы оказались в нужное время в нужном месте, вы можете выиграть «клетку», в которой вы проведете какое-то время, возможно, до конца своих дней. С другой стороны, невиновные люди иногда попадают в тюрьму из-за неправильно проведенного расследования или по иным причинам, в то время как другие люди, обладающие определенной властью в «системе», смогут избежать заключения за реально совершенное преступление. И получается, что никто до конца не понимает, кто и каким образом попадает в тюрьмы и выходит оттуда, включая тех, кто обеспечивает в этот процесс.

Всех под одну гребенку?

Люди всех возрастов, от 7 до 101 и даже старше, сидят в тюрьмах за разного рода нарушения закона. И те, кто украл, и те, кто убил или прогулял школу; в Индии и Америке, в Таиланде и Румынии, в Великобритании и России все народы до сих пор считают правильным наказание в виде заключения этих людей в клетки, изолированные от внешнего мира, но совмещенные друг с другом.

Вы можете найти тюрьмы, в которых 11-летние находятся вместе с 50-летними, а также места, где люди в предсмертном возрасте, даже столетние, умирают в тюрьмах, страдая от болезней.

Если ребенок оказывается в тюрьме вместе с взрослыми, хорошим это никогда не кончится. В тюрьмах обычно образуются стаи, вроде волчьих, и слабые или просто отличающиеся от участников стаи люди часто подвергаются постоянному насилию, побоям и/или психическому давлению.

Однако подобный опыт оказывает еще большее влияние на характер человека в молодости. 16-летний подросток был заключен под стражу за «попытку ограбления»; в ходе расследования было доказано, что он вырос в неблагополучной семье, чем и было вызвано такое поведение. Но эти факты не имели никакого значения, когда дело дошло до суда и определения наказания. Парень просидел следующие 13 лет в тюрьме, и когда он вышел, его поведение, безусловно, отличалось от поведения сверстников. Как будто подросток был заключен в 29-летнем теле. Он обнаружил, что старается выстроить отношения, водить машину, или понять, на какую должность он бы подошел лишь для того, чтобы попытаться встроиться в общество.

Представьте себе, что 16-летний подросток просыпается через 13 лет и выходит в мир. По его словам, он пропустил самые важные годы подростковой жизни, не говоря уже о том напряжении, которое его заставляла испытывать тюрьма. И ему пришлось принимать лекарства, которые предположительно «помогали» ему справиться с беспокойством и депрессией; как будто таблетки были способны вернуть ему годы, проведенные в тюрьме, или подобрать ему подходящую работу, чтобы выжить в этом мире.

Но его случай не уникален. В спец тюрьмы для молодых людей, часто совмещенные с обычными тюрьмами, где иногда эти молодые люди в конечном итоге оказываются вместе с более возрастными «преступниками», ежегодно только в США попадают около 1000 детей за незначительные нарушения, вроде прогула школы «без уважительной причины». В одном из перечисленных документальных фильмов вы увидите историю 15-летней девушки, отбывающей 3-летний срок в подростковой тюрьме за прогул школы. Ее даже «пометили» следящим устройством, закрепленным на ноге, чтобы убедиться, что она не прогуляет школу снова. Другая молодая девушка взяла семейную машину, а позже узнала, что ее отец, который вообще-то был в курсе, что она взяла машину, подал заявление в полицию об угоне (по каким-то своим причинам). В итоге девушка оказалась в тюрьме, так как это внутрисемейное дело рассматривалось системой «правосудия», основной вердикт которой — тюремное заключение. Это приводит к тому, что ситуации, которые раньше решались внутри семьи, превращаются в непропорциональное наказание «системы». Еще один подросток 12-ти лет, получил 25-летний срок от системы «правосудия». Только представьте себе этого 12-летнего подростка, вернувшегося в общество из заключения в возрасте 37 лет.

Несомненно, некоторые из этих молодых людей совершили ужасные преступления, например, убили своих родителей. Однако, как мы покажем далее в этой статье, такой способ обращения с людьми абсолютно неэффективен, и не позволяет избавиться от подобных преступлений. Какое бы преступление ни совершил человек, оно спровоцировано его воспитанием и окружающей средой.

Только в США каждый день в тюрьмах проводят 10000 детей, а по всему миру их насчитывается около полумиллиона.

Многие заключенные, независимо от их возраста, никогда не совершали тяжких преступлений. Запомните этот факт.

На текущий момент более полумиллиона человек в США заключены под стражу за ненасильственные преступления, связанные с наркотиками.

Продавцы наркотиков - это еще один «подвид» людей, которые содержатся в одних и тех же местах и одинаковых условиях, однако вам не обязательно по факту становиться «продавцом» наркотиков, чтобы в этих местах оказаться. Если у вас найдут определенные, «запрещенные» некоторыми интересными законами вещества, о которых мы поговорим ниже, вас также могут арестовать за хранение наркотиков. В одном из документальных фильмов директор тюрьмы рассказывает, что они в основном сажают людей, употребляющих наркотики, а не тех, кто их распространяет, тем самым не решая ничего.

Очень странно, что те, кто зависит от наркотиков, считаются не пациентами, нуждающимися в лечении, а преступниками, которых необходимо арестовать.

Как может одна и та же система осуждения иметь дело и с хладнокровными убийцами, и с прогулявшими школу детьми, и с укравшими что-то бедняками, и с наркоманами? Как можно все эти ситуации подгонять под одну гребенку? Это как если бы одно и то же лечение назначалось для пациентов с любым диагнозом: с раком, гриппом, сломанной ногой, катарактой и т.д.

Все эти «преступники» закованы в наручники, и с ними обращаются одинаково, даже если это ребенок, или кто-то, кто не совершил никакого насилия, или старик, который едва ходит. Они действительно представляют настолько существенную опасность, чтобы их заковать и относиться к ним как к жестоким людям?

Может быть, «изменение нежелательных поведенческих черт» не является целью подобных учреждений, и именно этот факт смог объяснить причины, по которым с людьми так обращаются. Возможно, общество просто хочет избавиться от людей, которые представляют собой симптом провалившегося общества, а возможно, что эти люди - лишь «клиенты» для других, которые имеют с них какой-то доход.

Может ли страх создавать добро?

Прежде чем мы рассмотрим этот вопрос, в независимости от причин, по которым продолжается использование тюрем, давайте поймем, являются ли тюремные методы эффективными?

Известно, что первоначальная идея создания тюрем — при помощи страха заставить людей не совершать «плохие» поступки. Для тех же, на кого этот пугающий эффект не оказал влияния, и они попали в тюрьму, смысл идеи в том, что они могут осознать всю тяжесть пребывания в подобных местах, и следовательно, освободившись, они не захотят попадать туда снова.

Для начала давайте выдадим тюрьмам заслуженную медаль за попытку испугать людей, ведь для некоторых людей, тюрьмы — это причина не совершать преступления: многие из заключенных совершали самоубийства, еще больше хоть раз пытались его совершить, а многие другие описывали свой опыт как «пытка».

Но если бы тюрьмы эффективно запугивали людей, то мы бы никогда не увидели рост численности заключенных или большое количество рецидивистов.

Возможно, более жесткий подход работает лучше?! «Одиночное заключение» — это способ заключения людей в очень маленьких комнатах на 23 часа в сутки на протяжении многих лет. В любой американской тюрьме есть несколько подобных каменных клеток, стоящих бок-о-бок, в два ряда напротив друг друга, лишь с маленьким «окошком» в толстых дверях, через которые едва пробивается звук. Внутри находятся убийцы, организаторы протестов, грабители; в каждой комнате есть туалет, маленькая «койка» и раковина. Возраст заключенных от 21 до 55. Некоторые из них еще только привыкают к «пейзажу» — находятся в камере около двух недель, а другие — настоящие ветераны с годами «опыта» за плечами. Единственное их общение — с охранниками, а еду подают через специальный «приемник» на двери.

Каков результат?

Кровь, фекалии, психические расстройства. Почти ежедневно заключенные затапливают свои камеры, подсовывают фекалии под дверь и, что еще ужаснее, режут себя, заливая кровью все вокруг. У них серьезные нарушения сна, они кричат, сходят с ума, и правильнее будет сказать, что они на всю жизнь остаются искалеченными, а не запуганными.

Даже если по правилам тюрьмы подобное поведение карается еще большим количеством дней в этих условиях, для заключенных нет никакой разницы: они потеряли связь с реальностью, и единственное, чего они хотят — выбраться оттуда, хотя бы даже на короткое время, пока их лечат после того, как они нанесли себе увечье.

И что же они делают, когда их освобождают из этих специальных клеток и помещают в обычные тюремные камеры?

В 2014 году, заключенный, выпущенный из камеры одиночного заключения (пыточных камер, о которых мы говорили выше) убил другого заключенного, нанеся ему 87 ножевых ранений. 87! Что могло заставить человека ударить ножом другого 87 раз?

Этот способ заключения является лишь пыткой и ничем большим, ведь даже заключенные осознают, что он не поможет им стать хорошими гражданами. «Вы относитесь к нам, как к животным, а в ответ ждете, что мы станем цивилизованными, когда выйдем отсюда?!» — спросил один из заключенных.

Небольшое напоминание: в тюрьме также есть старики, у некоторых из которых уже развилось слабоумие, и они не помнят ни кто они такие, ни по какой причине они находятся там. И чему подобные «наказания» смогут их научить?

Однако даже если бы мы выяснилось, что этот варварский метод работает в той или иной степени, должны ли мы его принимать? Я уверен, что если вы окажете давление и жестоко изобьете ученых и инженеров, они смогут изобрести что-то новое. Но разве это гуманный способ организации общества?

Что в итоге?

У нас есть все эти методы запугивания и заключения людей всех возрастов под стражу за огромное количество различных нарушений, — каковы же результаты?

Один заключенный, обвиненный в разбое, краже и подлоге, садился в тюрьму и выходил на свободу 95 раз, и это стоило его народу более 1 миллиона долларов. Если бы они просто дали ему этот миллион, или всего лишь его половину, стал бы он совершать эти поступки?

В небольшом американском городке, где люди живут крайне бедно, под стражей находится каждый шестой житель. Город тратит на это 15 миллионов в год (на тюрьмы, суды, обслугу, транспорт и т.д.). Опять же, представьте, как изменилась бы среда, если раздать эти деньги людям или вложить их в развитие города.

В США 50% из отпущенных на свободу людей в возрасте 18-29 лет снова попадают в тюрьму. На самом деле средняя доля повторных преступлений составляет около 50% для любого возраста.

Эта «справедливая» система также оказывает колоссальное давление, к примеру, на наркозависимых, и вместо того, чтобы подыскивать себе лечебные курсы, они часто скрывают свою зависимость из страха быть осужденным за нее, и это иногда приводит к совершению различных преступлений, нанесению себе увечий и смерти. Это также справедливо и в отношении преступников, которые могут бояться просить помощи после совершения преступления, что опять-таки может привести к похожим случаям.

К слову о наркотиках: так называемая «война с наркотиками» стоила США более 1 триллиона долларов за период с 1971 года по настоящий момент, привела к 45 миллионам арестов. Занятно, что уровень распространения наркотиков не изменился за этот период. Та же самая ситуация наблюдается в Великобритании, а, возможно, и во всех остальных странах.

Даже полицейские и администрация тюрем говорят, что, арестовывая людей за мелкие преступления, они добиваются лишь незначительных локальных успехов, и что этот способ не решает саму проблему.

Итак, учитывая все эти аресты, допросы, все стратегии и тактики запугивания, почему же ничего, черт возьми, не работает?

Потому что есть одно обстоятельство, которое является абсолютно очевидным для многих людей, но никто его не обсуждает.

Мы не изолированы от влияния окружающего мира!

Когда человек «готов» к освобождению из тюрьмы, как вы считаете, что с ним произошло? Вы ожидаете, что его/ее «моральные» устои, которым, по мнению некоторых людей, должна была научить его тюрьма, будут приносить хоть какую-то пользу, когда человек надломлен, и он/она не может найти работу из-за автоматизации труда и «тюремного клейма»? А как насчет умственной деградации, которая происходит в тюрьмах? Как насчет всего этого? Вы считаете, что люди изолированы от влияния окружающего мира?

Замалчиваемое обстоятельство — это та «среда», из-за которой в первую очередь человек и становится преступником.

Взглянув в роддоме на младенцев, вы с определенной долей вероятности, основываясь лишь на социальном положении их семей, сможете предсказать, кто из них окажется в тюрьме.

И даже если тюремную систему можно было бы сделать более эффективной в создании «хороших», исправившихся людей, это не имеет никакого значения.

Вы можете заявить, что постоянный кашель является причиной пневмонии, и вы можете этот кашель остановить, однако легкие все равно останутся пораженными, и легочная ткань все еще будет повреждена, потому что вы боролись не с реальной причиной заболевания, а лишь с ее симптомом.

Один заключенный, осужденный на 18 лет за то, что в возрасте 15 лет он убил обоих своих родителей, сказал, что важна не столько строгость наказания, сколько определение реального мотива совершения убийства. Где были эти «адепты справедливости», когда он, будучи ребенком, начал проявлять признаки агрессии? Где были они и все остальные, почему не вмешались и не вылечили его прежде, чем было совершено преступление?

Дело не только в том, что окружающая среда воздействует на преступников, и, выходя из тюрьмы, они снова сталкиваются с той же средой. Дело в том, что их заключение запускает побочные цепные реакции в обществе. К примеру, если вы посадите в тюрьму отца, его дети вырастут без него, и, как показывает статистика США, эти дети имеют значительно больший шанс также оказаться в тюрьме. В США у 2.7 миллионов детей один из родителей сидит в тюрьме. Сейчас эти 2.7 миллиона — потенциальные преступники.

Так неужели люди настолько слепы, чтобы этого не замечать? Почему они до сих пор не могут связать эти факты воедино? Неужели это не очевидно?

Что ж, возможно и так, ведь такого понятия, как «логика», не существует. Возможно, основной причиной, почему столь многие не обращают на это внимания, являются деньги.

Делаем деньги!

Не допускайте и мысли о том, что система правосудия и ее окружение каким-то образом стали невосприимчивы к деньгам. На самом деле все с точностью до наоборот. Для многих людей в этом мире, тюрьмы, а также все с ними связанное, стало большим бизнесом.

Частные тюрьмы, производители электрошокеров, частные компании в сфере здравоохранения, телефонные компании — все они зависят от тюремной системы, которая является их основным заказчиком. Им нужны тюрьмы для того, чтобы начать свой бизнес, а также постоянный поток заключенных, чтобы поддерживать свой бизнес на плаву. Все это играет огромную роль в поддерживании статус-кво тюремной системы.

Кроме того, есть определенный стимул арестовывать людей за незначительные, мелкие преступления, ведь для полиции эти преступления намного проще расследовать, чем более сложные случаи, вроде убийств. В то же время сотрудники полиции «зарабатывают» на «переработках», связанных с подобными преступлениями, вроде транспортировки конфискованного материала в лабораторию и т.п.; кроме того, они оформляют намного больше арестов за год. Эти грубые показатели учитываются, когда сотрудника полиции направляют на повышение, и, конечно, вместе с повышением придет и прирост в заработной плате. Получается, что арестовывая людей за мелкие преступления, вроде хранения наркотиков, офицер полиции зарабатывает больше денег, и даже возможное повышение.

Быть «непримиримым борцом с преступностью» также очень выгодно для политиков, и этот подход используется почти во всех президентских выборах. Политическое использование этой идеи, которую сами политики не до конца понимают и используют ее лишь для получения власти в своем народе, только укрепляют эту «судебную» систему. Политики скажут: «Мы будет жестче бороться с преступностью!», чтобы привлечь больше голосов. Затем они выделят больше средств на организацию тюрем, что в свою очередь приведет к требованию еще большего количества арестов.

Другой интересный факт заключается в том, что американцы тратят порядка 60 миллионов долларов ежегодно на наркотики, создавая на них гигантский спрос. Никого не интересует, что мексиканские наркобароны процветают в подобной системе, тратят уймы денег и убивают тысячи людей. Все это является намеренным преступлением с целью получения финансового дохода.

Деньги влияют на все аспекты судебной системы, начиная с правоприменительной практики законов, дорогих адвокатов, создания новых законов, и заканчивая тем, что вся система не может быстро измениться из-за финансовых ограничений, коррупции и так далее.

К примеру, в Индии парень 12-ти лет и его друзья обвинялись в изнасиловании 21-летней девушки. И хотя девушка сняла свои претензии, и все обвинения были отменены, построенная на деньгах система со своей бюрократией, законами, функциями и т.п. была так медлительна, что ребятам пришлось провести за решеткой еще много месяцев.

Можно ли что-то добавить к этому безумию? Что ж, вам решать. Вот, например, как в основном под влиянием денег наркотики стали уголовно наказуемыми в США.

Опиум (субстанция, «делающая людям хорошо») свободно распространялся около 100 лет назад, его употребляли огромное количество американцев; зависимость от опиума рассматривалась как медицинский, а не криминальный случай. Все изменилось, когда в США стали приезжать китайцы и отбирать рабочие места у «белых» американцев, ведь китайцы были готовы работать за меньшие деньги. Это оказало настолько сильное отрицательное влияние на состояние американского среднего класса, что правительство признало незаконным употребление опиума, который китайцы употребляли значительно чаще, чем исконные американцы. Этот закон дал зеленый свет представителям официальных властей США на арест китайцев, при этом не выставив на обозрение тот факт, что они делают это из-за потери рабочих мест.

Похожая история случилась и с потреблением кокаина (другая штука, заставляющая людей чувствовать себя хорошо). Это было еще одно широко употребляемое вещество в те времена, и, сделав его незаконным, правительство получило возможность арестовывать «негров», которые также отбирали рабочие места у «белых», работая больше времени за меньшие деньги.

Было время, когда конопля была законным и продаваемым продуктом. Но в 1930 году ее переименовали в нечто порочное под названием “марихуана” (еще одна веселящая субстанция) из-за того, что в то время курение марихуаны ассоциировалось с мексиканцами, которые работали усерднее и за меньшую плату, чем «белые», тем самым предоставляя еще одну возможность правительству попытаться избавиться от «других рас», занимавших их рабочие места.

Люди во власти были умны. Они не пытались арестовывать людей лишь потому, что те были китайцами, мексиканцами или «неграми», дабы избежать расовых конфликтов; для этого они приняли специальные опосредованные законы. Конечно, на сегодняшний день эти законы оказывают гораздо более широкое влияние, чем только на эти «расы». Проще говоря, употребление наркотиков растет там, где уровень жизни падает. Люди «используют» наркотики не только для того, чтобы облегчить свою боль, либо просто копируя поведение, увиденное в детстве; некоторые решают «продавать» их чтобы на этом заработать. Таким образом, значительно укрепляется оборот наркотиков в бедной среде. «Черные» сообщества в США были маргинализированы (лишены обеспечения) из-за примитивного мышления, основанного на различии в цвете кожи, что привело к тому, что «черные» люди значительно охотнее «белых» обращали свое внимание на наркотики. В этом и заключается основная причина того, что культура «черных» людей ассоциируется с широким распространением наркотиков. Их умышленно ущемленный социальный статус заставил их потреблять больше. Однако, поскольку все больше и больше «когда-то привилегированных» слоев белого населения беднеют, вы, вероятно, догадаетесь, что случилось: «белые» люди стали злоупотреблять наркотиками ничуть не меньше «негров» и тоже превратились в «преступников» с точки зрения современной культуры.

Все, что раньше ассоциировалось с «расой» все более явно становится результатом влияния среды на «любого» человека.

Если законы о наркотиках появились вследствие таких причин, как страх потери работы, только представьте, сколько других законов было создано по подобным неочевидным мотивам.

Размышляя о финансовых мотивах заключения людей под стражу, о бизнесе «оборота заключенных»; о том, что основанное на деньгах и рабочей силе общество делает все возможное (не гнушаясь и откровенной лжи) для того, чтобы оставить все как есть, приходишь к выводу, что тюрьмы — это потрясающий успех, но не в том, чтобы помогать заключенным, а в создании процветающего бизнеса и поддержке влияния обладающего властью меньшинства.

Что мы можем сделать?



Если вы донесете до каждого человека тот факт, что тюрьмы не работают, тогда он/она скорее всего потребуют от вас готовое решение. Они могут спросить: «Хорошо, но каковы пути решения? Мы что, должны позволить убийцам и насильникам разгуливать по нашим улицам?»

Многие до сих пор не могут понять, что, хотя данные вопросы и кажутся простыми, способы их решения могут быть достаточно сложными, требующими серьезного реформирования как инфраструктуры (общества), так и ценностей (человеческого разума).

В Турции есть тюрьма, заключенные которой могут приходить и уходить в любое время, когда пожелают, и, что удивительно, они всегда возвращаются после непродолжительного периода пребывания в городе. Почему? Некоторые говорят, то им лучше живется в тюрьме, где у них есть доступ к средствам здравоохранения, образованию, комфорту и т.д., чего нет у них дома. Другие до этого жили «на улице», и, конечно, тюрьма, где о тебе могут позаботиться — это значительно лучшее место для проживания. Случаи насилия и рецидивов встречаются намного реже в подобных тюрьмах, чем в обычных.

В Норвегии множество тюрем обставлены гораздо лучше, чем некоторые частные дома. Заключенные в подобных тюрьмах могут записать музыкальный альбом, заниматься различными видами спорта, у них есть доступ в интернет и много чего еще. То, что к ним относятся как к людям, возможность приобретать навыки, которые пригодятся при поиске работы, а также наличие дополнительной поддержки после освобождения делает уровень рецидивов намного ниже, чем во всех других странах, где к людям в местах заключения относятся как к животным.

Также очевидно, что в Норвегии и других скандинавских странах статистика преступлений значительно лучше из-за более высокого уровня жизни, что приводит к меньшей потребности арестовывать и впоследствии реабилитировать людей.

Когда к наркоманам относятся как к пациентам, когда им предоставляется место для проживания и/или работа после «выздоровления», тогда количество повторных преступлений значительно уменьшается.

Все эти факты показывают, что доброжелательное отношение к людям работает, и что помощь должны быть постоянной, направленной на создание благоприятной среды, сфокусированной на релевантном образовании.

Как вы видите, в денежной системе существует множество причин, чтобы поддерживать и расширять тюрьмы — причин, основанных, на прибыли — и эта система не может предоставить благоприятную среду для ее обитателей, как бы мы за это не боролись. Как норвежцы будут зарабатывать на жизнь, если все больше и больше рабочих мест в Норвегии автоматизируются? Если та тюрьма в Турции будет получать все меньше и меньше финансирования из-за падения экономики, кто будет заботиться об ее заключенных? Если другие тюрьмы и системы помощи наркоманам не приносят дохода от своей деятельности, как эти ориентированные на человека системы смогут выжить в этом мире?

Не существует иного пути решения проблемы преступности, кроме как построить с нуля новую систему, основанную исключительно на научных методиках, и полностью избавиться от основанных на деньгах интриг, которые определяют, поддерживают и поощряют огромное количество преступлений.

Переосмысление понятия «преступник»

Большинство «плохих» людей в современном мире совершают поступки, несущие вред не другим людям, а бизнесу. Помимо сегодняшней криминализации наркотиков, которая привела к множественным опосредованным негативным эффектам, связанным с денежной системой (наркокартели, обнищание людей из-за наркотиков, последующее воровство и т.д.), множество «преступников» — это те, кто ворует товары или услуги, которых они были лишены. Некоторые из этих вещей являются необходимыми (еда, кров, одежда и т.д.), а к остальным, например, к развлечениям, люди получают «нелегальный» доступ, который в другом случае был бы недоступен либо ограничен.

Для примера, если люди хотят посмотреть фильм, который либо слишком дорог для них, либо недоступен в их регионе, тогда они могут просто скачать его из интернета, совершив, тем самым, «преступление».

«Плохие» поступки, такие как воровство, интернет-пиратство, грабежи, взяточничество и т.д. не присутствуют в обществе Проекта Венера, так как в нем не будет денег, и люди будут иметь доступ ко всему, чего они хотят, и в чем нуждаются в любое время.

Коль скоро эти поступки не будут совершаться в мире TVP, то после декриминализации этих не склонных к насилию людей останутся те, кто причиняет «зло» другим: насильники, убийцы. Но имейте в виду, что хотя эти случаи, казалось бы, не имеют никакого отношения к деньгам, их наличие в значительной степени обусловлено окружающей средой, которая, конечно, крайне подвержена влиянию денег. Стресс из-за сложного финансового положения, стресс на работе, ситуация, когда люди проводят большую часть времени на рабочем месте, тем самым оставаясь менее образованными, чем хотели бы, когда мир разделен на государства, каждое из которых основано на деньгах (политика, страны, национализм, патриотизм и т.д.) — все это причины, приводящие к тому, что человек ведет себя «плохо».

Другой пример современного «преступника» - человек с сексуальной ориентацией, отличающейся от той, которая представлена в культуре (СМИ, законах, религиозных заветах и т.д.) и считается «нормальной». К примеру, гомосексуалисты до сих пор остаются преступниками во многих странах, а сексуальное влечение к детям, которое называется «педофилия» или «эфебофилия» является преступлением, даже если не было случаев фактического домогательства до детей; просто потому, что кто-то получает сексуальное удовлетворение от, скажем, просмотра фотографий или видеозаписей с детьми. Криминализируя подобные виды поведения можно добиться лишь того, что эти люди будут скрываться от общества; таким образом, «педофилы» остаются наедине сами с собой, а не пытаются получить знания по своей проблеме, и, возможно, «педофил» причинит вред детям из-за этого клейма. Независимо от сексуальной ориентации или других образцов мышления людей, если вы называете их монстрами или преступниками, то вы лишь подавляете их потенциально опасное поведение, вовлекая их во что-то, что несет опасность для других.

Если бы у меня был ребенок, и кто-то бы его изнасиловал или убил, я, скорее всего, возжелал бы убить этого «монстра», моя ненависть была бы безграничной. Но в независимости от моих «чувств», это никогда не станет способом избавиться от признаков несостоявшейся системы. Нужно изменить и преодолеть именно саму систему. Давайте оставим наши эмоции и будем их сдерживать; давайте более научно подходить к тому, чтобы избавиться от подобных эмоциональных потрясений.

Мы можем это сделать, изучая исходные причины подобного поведения, а не обвиняя людей внутри культуры, которая это поведение поддерживает. Естественно, сейчас сложно найти информацию о понимании «преступления» в таком ключе, ведь тогда получается, что сама система (культура) является его основной причиной. Сегодня мы делаем ровно противоположное и демонизируем человека, который является продуктом нашего конкурентного, ориентированного на дефицит общества, порождающего отклонения в поведении из-за своей жестокой структуры.

Избавившись от денег, от любой потребности в конкуренции, от обязанности работать или учиться, осознав себя одним видом, вкупе с релевантным образованием, которое станет основной задачей подобного научного общества, мы радикально сократим то, что сегодня мы считаем «преступностью».

Мы должны прекратить использование насилия и пыток для формирования «лучшего» поведения, и подумать о тех, кто причиняет вред своим поведением не как о преступниках, а как о пациентах — жертвах культуры, которая поощряет и поддерживает это поведение. И коль скоро сегодня мы не способны предотвратить подобные опасные ситуации, мы должны быть готовы предложить помощь «пациенту», который причинил вред.

Теперь вы осознаете, почему так нужно решение, подобное Проекту Венера? Изменения текущей системы не работают, что показывают более десяти тысяч лет попыток сделать это. Поэтому, если кто-то спросит вас о способе избавиться от преступности, расскажите им о Проекте Венера, и напомните им, что решение подобных глобальных проблем требует обширных и сложных изменений, и этот проект ставит целью изменить не только способы, которыми мы производим и распределяем товары и услуги, но также и изменение понимания мира и самих себя.

Список документальных фильмов, на которые есть ссылки в статье. (Замечание: обратите внимание, что в этих фильмах вы увидите кровь, фекалии и варварское отношение к молодым и старым людям, но слово «fuck» вырезано цензурой, а все картинки — нет. Чтобы понять, почему так происходит, мы рекомендуем изучить нашу статью «Obscene and Offensive» («Непристойность и оскорбления»):

Список рекомендованных фильмов:
Young Kids, Hard Time, Kids Behind Bars, Prison State, Solitary Nation, The House I Live In, Stickup Kid, Dying Inside: Elderly in prison, и End the Drugs War.


Источник: Перевод статьи «The success of prisons» из 16-го выпуска официального онлайн-журнала проекта TVP Magazine.

Просмотров: 653
Рейтинг: 5.0/2
Добавлено: 07.06.2015

Темы: экономика, политика, Тюрьмы, поведение, власть, наука, общество, капитализм, культура, деньги
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]