15:31

Алая весна Парижа



Памяти штурмовавших небо

День Парижской коммуны… Мало кто сейчас вспомнит, что это такое. То ли какой-то «коммунистический штамп», то ли вообще из анекдота… Забыт оказался подвиг парижан. А ведь это был первый опыт подлинного народовластия — того самого, которого в современной Европе и России днём с огнём не сыщешь. В прошлом веке этот день был праздником свободы для миллионов.

Это случилось в 1871 году. В Европе в очередной раз полыхала война. Два буржуазных хищника — Франция и Пруссия — вцепились друг в друга мёртвой хваткой. Тысячи и тысячи солдат шли на убой с обеих сторон ради того, чтобы их господа заново поделили прибыли и сферы влияния… В этой войне Франция оказалась слабее. Ещё в 1870 году французская армия потерпела сокрушительное поражение от немецких войск в битве под Седаном. Французский император Наполеон III, взятый в плен, согласился выплатить победителям многомиллиардную контрибуцию. Немцы хлынули к Парижу. Страна, доведённая войной до голода и разрухи, стояла на грани полного разорения. А местная буржуазия, ничуть не желая умерить свои аппетиты, готова была сдать победителям всю страну и заодно вывернуть перед ними карманы окончательно обнищавшего народа. Ведь у капитала нет отечества…

И тогда в Париже на улицы вышел народ. Промышленные рабочие, передовая интеллигенция, ремесленники, лавочники — все они в едином порыве встали на защиту своей поруганной столицы. В сентябре 1870 г. парижанами было сформировано 215 батальонов Национальной гвардии. Пережив тяжёлую зиму, голод, непрерывные обстрелы, жители Парижа сумели вышвырнуть из города монархистов, реакционеров, сторонников сделки с немецкими оккупантами. Правительственные войска, посланные на подавление горожан, почти полностью перешли на сторону народа. Батальоны Национальной гвардии заняли здания полиции, вокзал, правительственные учреждения, казармы. Это случилось ночью 18 марта.



Это была первая в истории человечества пролетарская революция. Уже вечером следующего дня над зданием городской ратуши взвилось красное знамя. Так, в результате народного восстания возникла Парижская коммуна — первое в мире государство победивших рабочих. Она просуществовала 72 дня.

Придя к власти, простые парижане совершили немало ошибок. Ведь они не имели никакого опыта государственного управления. Сотни и сотни лет ими привычно правили другие. Поэтому в действиях простого народа было много наивности и нерешительности. Парижане не национализировали банки. Они обходительно вели себя со своими смертельными врагами. Они не применяли репрессии в ответ на белый террор. Это во многом предопределило поражение Коммуны. Ведь противником рабочих была буржуазия — цепкая, хваткая, бессердечная, чуждая каких-либо сантиментов или милосердия. Капитал не прощает ошибок. Ум, честь, совесть, любовь, дружба, патриотизм — всё это пустые слова для буржуазии. Золотой телец перевесит всё.

Поэтому не стоит удивляться тому, что в те героические и трагические дни Франция познала позор национального предательства. «Свои» капиталисты, испытывая ужас от факта свершившейся революции, все как один перебежали к немецким оккупантам. Ещё годом раньше французская элита натравливала народ на прусских «негодяев». А теперь эти «враги» оказались куда как ближе и роднее, чем собственный народ. И вот капиталисты Германии и Франции объединились, чтобы уничтожить, расстрелять, утопить в крови Парижскую Коммуну.

Да, национальное предательство — это вовсе не изобретение Деникина, Колчака, Краснова и Шкуро, золотопогонных марионеток в руках заморских интервентов. Интересы трудового народа продаются и предаются с тех самых времён, как появилось классовое общество. Буржуазный «ура-патриотизм» — такой же фальшивый как предвыборные обещания, как телевизионная реклама, как соевые сосиски в крикливо раскрашенной упаковке.

Восставших парижан расстреляли. Ареной последнего боя стало кладбище Пер-Лашез, где интервенты и коллаборационисты расстреляли оставшихся в живых коммунаров. Людей, у кого руки были в порохе или на плече был след от приклада, уничтожали прямо на городских площадях. Стена Коммунаров — известное место казни революционеров — до сих пор служит местом поклонения всех прогрессивных сил планеты подвигу героев первого серьезного пролетарского восстания.



И всё-таки Парижская Коммуна не ушла бесследно. Никогда не вымарать из истории их примера. Они были первыми. И они успели сделать немало… Как писал Ленин, Коммуна возникла стихийно, ее никто сознательно не подготовлял. Это было подлинное творчество народа. Для управления городом был создан Совет Коммуны, составленный из 86 депутатов. На открытых и по-настоящему честных выборах 25 мест получили рабочие, а остальные места достались служащим и интеллигенции. Депутаты Коммуны были ответственны перед народом и в любой момент (!) могли быть отозваны. Члены Совета не только принимали решения, но и участвовали в практической работе по их выполнению. Институты парламентской демократии, принцип разделения властей — весь этот ненужный хлам был выброшен на свалку истории, уступив место прямому народовластию. Далее, Коммуна установила максимальное содержание в 6 тыс. франков в год для всех служащих независимо от ранга. Вознаграждение самим членам Коммуны было определено в 15 франков в день — размер заработной платы квалифицированного рабочего. Коммуна руководствовалась принципом не только «дешевого правительства», но и неукоснительной ликвидации всех привилегий и льгот. Совет Коммуны также сформировал десять комиссий: военную, внутренних дел и общественной безопасности, внешних сношений, судебную (юстиции), финансовую, труда и обмена, продовольствия, просвещения, общественных служб и исполнительную. Все эти комиссии были составлены не из чиновников, а из представителей народа, который, таким образом, получал возможность непосредственно управлять своей жизнью. Коммуна провозгласила равный для всех суд, выборность суда, широкие права для обвиняемых. Своим декретом она запретила ночные работы, отменила штрафы и прочие наказания рабочих. Коммуна разработала декрет об условиях труда и ввела рабочий контроль на производстве. Коммуна запретила выселение должников, провела реквизицию пустующих квартир и отменила коммунальную задолженность. Многое успела и ещё больше планировала сделать Парижская Коммуна за те 72 дня, которые ей удалось продержаться.

Как не хватает сейчас этих радикальных реформ в Европе, в Америке, в современной России! Мы оказались отброшены на полтора столетия назад, к религиозному мракобесию, дремучему невежеству и монархизму. Наполеончики местного розлива вновь правят страной, действуя устрашением и опираясь на жандармские штыки. Угар шовинизма и буржуазного патриотизма вновь превращает людей в стадо. Неужели усилия коммунаров были напрасны?..

Нет. Врагам не удалось затоптать огонь Парижской Коммуны. Последние уцелевшие участники Коммуны дожили до того светлого дня, когда на востоке взошла заря новой Коммуны. Идеи подлинной свободы, народовластия, братства, те идеи, за которые лилась кровь рабочих на парижских мостовых, спустя почти полвека победили на русской земле.

Историю можно пытаться остановить, можно даже заставить её на время повернуть вспять, как это произошло с нашей страной. Но за такие эксперименты придётся дорого расплачиваться самим экспериментаторам. Идеям пули не страшны. И как бы ни лютовали современные цари и наполеончики, идеи Парижской Коммуны вновь пробьют себе дорогу. И в Париже, и в Москве, и в Киеве, и в Вашингтоне. Везде.

Источник

Просмотров: 453
Рейтинг: 5.0/1
Добавлено: 20.03.2015

Темы: социализм, история, Демократия, Народовластие, парижская коммуна, война, капитализм, коммунизм
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]