18:38

Как отличить реальную науку от поддельной?



Псевдонаука — это шаткое основание множества практик, часто связанных со здоровьем и медициной, которым не хватает фактической базы. Это «ненастоящая» наука, принаряженная, часто весьма искусно, чтобы походить на настоящую. В своей жизни вы непременно с ней сталкивались. Это мог быть парень в торговом центре, пытающийся продать вам браслетPower Balance. Или реклама шампуня, обещавшая, что «аминокислоты» сделают ваши волосы блестящими. Или распространитель «природных лекарств» и безумных диетических планов, который, следуя основному закону рекламы, убеждал вас в том, что у вас есть проблема и ее решение можно купить у него.

Псевдонауку обычно довольно легко опознать: она выпячивает утверждения и отметает опровержения либо заявляет физически невозможные вещи, причем в терминах либо очень эмоциональных, либо слишком уж «научных» (что примерно равно «истинности», только без Стивена Кольбера). Порой слова проповедников от псевдонауки содержат в себе зерно истины, что позволяет им казаться правдоподобными. Но даже это зерно обычно правдиво максимум наполовину, и частенько именно та половина, о которой они не упоминают, полностью обессмысливает их товар. А некоторые заявления — это чистый абсурд. Я была бы не против волшебного крема, который растапливает жир или заставляет исчезать морщины, но почему, интересно, его можно купить только по объявлению, которое крутят в ночное время?

Что нужно потребителям науки — так это шпаргалка для трезвомыслящих людей, которые размышляют о покупке того или иного продукта, книжки или лекарства. Ниже — десять вопросов, которые всегда нужно себе задавать — и отвечать на них — прежде, чем вывернуть карманы ради чего угодно, будь то антивозрастной крем, диетический курс, книга, которая «расскажет вам то, о чем промолчит врач», или украшения с магнитами.

Каков первоисточник?

Тот, кто делает все эти громкие заявления, — специалист ли он в том, о чем говорит? Или он высказывается от чужого имени? Или все это часть срежиссированной маркетинговой аферы? Может, для придания делу «научного» вида в ход идет сайт, или журнал, или газета, а на самом деле все это — только одна гигантская реклама, которая должна заставить вас считать, что она журналистика?

Какова повестка дня?

Это нужно знать, чтобы иметь возможность оценить информацию в контексте. В научной публикации — смотрите на спсок источников. Если же вы читаете что-то ненаучное, оставайтесь предельно скептичными. Что получат авторы от своих заявлений? Не похоже ли, что вам описывают проблему, которая у вас якобы есть (а вы и не подозревали, что такое бывает), чтобы потом продать ее решение? Мне вспоминается реклама спринцовок времен моей юности, где молодая женщина по секрету рассказывает матери, что иногда она «просто не чувствует свежести». И внезапно миллионы женщин, которые смотрят эту рекламу, задумываются, достаточно ли свежести они ощущают «там» и не купить ли по этому поводу Summer’s Eve.

Какой язык используется?

Присутствуют ли выражения эмоций, или множество восклицательных знаков, или термины, которые выглядят очень научно (аминокислоты! энзимы! нуклеиновые кислоты!) или «жаргонно», но на самом деле ничего не означают с точки зрения медицины или науки? Если не уверены, погуглите термин (или спросите у настоящего ученого, если у вас есть парочка таких на примете). Иногда «аминокислота» — это просто аминокислота. Будьте внимательны к «наукообразности»: как верно подметил Альберт Эйнштейн, если вы не можете объяснить нечто простыми словами, вы плохо в этом разбираетесь. И если распространители чувствуют, что нужно подбросить парочку жаргонных «научных» выражений, чтобы убедить вас в истинности своих заявлений, они, возможно, тоже не знают, о чем говорят.

Присутствуют ли рекомендации?

Если все, что могут предложить распространители того или иного товара, — это рекомендации безо всякого подтверждения эффективности или необходимости предлагаемого, будьте очень, очень внимательны. Кто угодно — вообще кто угодно — может написать рекомендацию и выложить ее на сайт. Пример: «Я чувствовала, что ничего не знаю о науке, пока не наткнулась на блогThe Science Consumer! Теперь голова у меня набита научными фактами, и в этом году я защищаю диссертацию по ракетостроению! Если у меня получилось, то и у вас получится — с помощью блога The Science Consumer! СПАСИБО, SCIENCE CONSUMER BLOG! — чмоки, Джулия С., Северная Каролина».

Присутствуют ли претензии на эксклюзивность?

Люди занимаются наукой (в частности медициной) тысячи лет. Миллионы людей делают это и в наши дни. Обычно новые открытия вырастают из имеющегося опыта и требуют участия очень многих людей. И очень редко бывает так — вообще-то, я даже примера найти не могу — что новый метод терапии появляется из ниоткуда и не имеет никаких солидных научных корней, которые объясняли бы, как он работает или как так получилось, что только один человек сумел его обнаружить. И уж точно такие открытия не появляются в один прекрасный день на рекламном сайте. Кроме того, опасайтесь слов вроде «патентованный» или «секретный»: они означают, что предлагаемый метод, скорее всего, не был представлен на суд научной критики.

Есть ли следы теории заговора?

Заявления вроде «Доктора не хотят, чтобы вы знали» или «Правительство годами скрывало эту информацию» чрезвычайно сомнительны. Почему это миллионы врачей по всему миру не хотят, чтобы вы знали что-то, что пойдет на пользу вашему здоровью? Доктора — это не одно гигантское существо в огромном белом халате, которое принимает коллективные решения в вашем отношении, равно как и правительство — это не монолитное неодушевленное образование, механически голосующее за одно и то же решение. Это отдельные люди, и в большинстве случаев они хотят, чтобы вы были в курсе.

Идёт ли речь о нескольких несвязанных проблемах?

Скажем, причиняет ли обсуждаемый объект «невосстановимые повреждения» разным системам органов (как в случае, например, с вакцинами) и не претендует ли он на «широкий терапевтический эффект» в отношении ряда несвязанных заболеваний? К примеру, утверждения, что какое-то лекарство вылечит рак, аллергию, СПИД и аутизм (и яне выдумываю), совершенно иррациональны.

Вовлечено ли в дело деньги и вера?

Ученые на передовой науки, которые, собственно, занимаются исследованиями и работают с причинами болезней (гены, влияние окружающей среды и так далее), меньше всего могут рассчитывать на финансовую выгоду от каких бы то ни было выводов по поводу проблем со здоровьем или методов лечения. А вот те, кто 1) хочет что-то запатентовать, 2) торгует «методами лечения», 3) пишет книжки, выступает или «консультирует» за деньги или даже 4) «консультирует» и «исцеляет» одновременно, — скорее всего, и окажутся в плюсе. Я не хочу сказать, что нельзя доверять никому из тех, кто получает деньги за исследования или разработку лекарств. Должны ли они работать бесплатно? Нет. Но всегда, всегда нужно следить за денежными потоками.

Другая проблема, которую поднимает псевдонаука, — это вопрос о том, является ли влияние страстной веры таким же сильным стимулом, как деньги. Если у вас есть детектор предрассудков, включите его на полную, когда дело касается любого околонаучного заявления. А если ваш детектор сбоит — в чем вы, впрочем, можете не отдавать себе отчета из-за какого-нибудь предубеждения — может быть, вам удастся найти кого-то, в интернете или в оффлайне, у кого он сверхчувствительный. Журналисты, в силу специфики работы, часто включают свои на полную мощность.

Присутствует ли реальный научный процесс?

Доказанные методы лечения обычно проходят множество этапов научного процесса, прежде чем войти в широкое употребление. Это и базовые исследования (тесты на клетках и на животных), и клинические исследования на пациентах или добровольцах (жестко регулируемый процесс), и экспертная оценка на каждом этапе, и множество опубликованных научных работ. Есть ли доказательства того, что предлагаемый продукт или процедура прошли научную проверку, результаты которой были бы опубликованы в научных журналах? Или это чистая наукообразность, которую поддерживают люди, не знакомые с экспертизой?

Была ли экспертиза?

В конце концов, не важно, насколько вам не нравятся «эксперты» и насколько вы презираете «истеблишмент». Факт остается фактом: доктора медицины или других наук (или те, у кого есть обе степени) учились 24 года или даже больше,ежедневно и ежечасно получая образование в той области, о которой они говорят. Если речь идет о специалистах в своей отрасли, накиньте еще пять лет. Если об исследователях — еще. Не все эти люди поголовно слепые, тупые, бесчувственные и продажные — на самом деле о многих из них можно сказать ровно обратное. Если человек занимается исследованиями, он обычно не Рокфеллер. Заметьте еще, что приставка «кандидат» или даже «доктор» не обязательно означает, что ученая степень имеет прямое отношение к обсуждаемому вопросу. У меня, например, кандидатская степень по биологии. Если я напишу книжку о химических технологиях и подпишу ее «кандидат наук», это не будет означать, что я эксперт в области химических технологий. И я — только один эксперт в хорошо знакомом мне поле. Так что слушать лучше нескольких экспертов.

Нет ничего плохого в здоровом скептицизме. Нет ничего плохого и в том, чтобы признать, что недостаток знания может быть очень опасным и что есть люди, чье образование и опыт делают их более авторитетными в некоторых вопросах. Впрочем, caveat emptor, пусть покупатель будет осмотрителен, как и всегда. С учетом того, что даже обладатели научных степеней могут быть подвержены алчности (точно так же, как продавцы «лекарств от всего на свете»), никогда не забывайте про деньги. Всегда, всегда следите за деньгами.

Источник

Просмотров: 435
Рейтинг: 5.0/1
Добавлено: 11.03.2015

Темы: псевдонаука, СМИ, критическое мышление, лженаука, вера, научный метод, наука, деньги
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]