11:12

Защита чувств верующих, жирных и жирных верующих (проект закона)



Церковь Защиты Курильщиков сразу миллионов 10 прихожан соберет

На официальном сайте Московской патриархии появилось письмо Межрелигиозного совета России с требованием ограничить свободу слова. Разберем его.

Свобода и права человека всегда понимались нашими религиозными традициями как выражение признания высокой ценности каждой личности. По мере секуляризации высокие принципы неотчуждаемых прав человека стали осмысливаться вне связи с сакральным измерением жизни, а охрана свободы личности трансформировалась в защиту своеволия, открывая путь аморальности, вседозволенности, анархии и тирании.

Да, вы абсолютно правы, личность и ее права самоценны сами по себе, вне зависимости от наличия или отсутствия божественных сил. На этой нехитрой мысли построен весь современный западный мир, пришедший к ней в ходе Реформации. Что касается «аморальности, анархии и тирании» — если вы не заметили, то мы живем в стране, которой 15-ый год правит один и тот же человек. При этом он очень, как говорят, религиозен. Где-нибудь в Штатах, где выборы еще есть, все эти заходы про «тиранию атеистов» еще бы проканали, но у нас это смотрится совсем смешно. Кстати, Сталин, устроивший самую страшную тиранию в истории, был выпускником православной семинарии.
Это вы, верующие, его подучили. Получи Иосиф Виссарионович светское гуманистическое воспитание — и, глядишь, жило бы у нас сейчас в России миллионов 300…

Мы не одобряем либерально-секулярный, релятивистский подход к осмыслению свободы, согласно которому не существует абсолютных ценностей и критериев, а благосостояние — это единственное, к чему имеет смысл стремиться.

Подмена понятий: абсолютная ценность — не благосостояние, а человеческая личность и ее права. Никакого релятивизма здесь нет. Разве что, когда вы начинаете нарушать права других, отрицать права личности и строить Исламское Государство, то вместо полиции и стандартной судебной процедуры к вам посылают дронов-убийц, убивающих вас без суда и следствия.

Утратившая нравственные ориентиры свобода, ставшая идолом и сосредоточенная лишь на удовлетворении собственных потребностей, в том числе «свобода» насмешек над тем, что свято для других, несовместима с подлинным достоинством и величием человека.

Ну вот Вольтер, например, вовсю пользовался свободой насмешек над тем, что для других свято. Или там Пушкин. Можем ли мы сказать, что Пушкин не обладает подлинным достоинством, особенно по сравнению с клерком, сочинявшим этот текст? Но штука даже не в этом, а в том, что понятие «свято для других» ничем не ограничено и при желании расширяется до бесконечности, что мы можем видеть на примере создания Культа Великой Победы, полностью отсутствовавшего еще 15 лет назад, а ныне возведенного в ранг государственной религии.

Оперируя логикой «не сметь оскорблять мое святое», вы тем самым начинаете указывать другим людям границы их свободы, присваивая себе право карать и надзирать на основании «а мне так хочется». Если в России пройдет референдум об установлении православной теократии, и вас, уважаемый автор письма, выберут верховным экзекутором-насильником во славу Божию, я, так и быть, подчинюсь воле народной. Но пока что вы пытаетесь ограничить мою свободу, не обладая никакой легитимностью для этого.
Типа как «Роскомнадзор» в рясах.

К сожалению, бывшие некогда очевидными традиционные нравственные ценности, такие как уважение к религии или убеждениям другого и стремление к миру, из-за деградации и заглушения голоса совести требуют декларирования и обоснования. Свобода нуждается в ограничении, в противном случае она может становиться насилием против других — в форме непосредственного физического воздействия или в форме слова, способном глубоко ранить душу человека.

Непосредственное физическое воздействие карается уголовным кодексом, не надо прибедняться. Что же касается «глубоко ранящих слов», так мы довольно быстро дойдем до посадки парней, пишущих к фоточкам вконтакте «Ебать ты жирная!» Причем, я уверен, бедных девушек эти слова ранят намного сильнее и глубже, чем карикатуры на Магомета или там Иисуса. Конечно, можно заметить, что «Да ты себя вообще в зеркало видела, корова малолетняя? Жопа — во, в хоккей играть можно, иди худей, шмара накрашенная! Правильно тебе Колян написал… А Магомет — Магомет это святое!», но, боюсь, ваше заявление вызовет массовые беспорядки и убийства священнослужителей оскорбленными тинейджерами.

Я сам, как жирный человек, могу сказать, что пока в тюрьму не сажают людей, смеющих смеяться над моим пузом, то я не понимаю, почему надо сажать людей, смеющихся над Магометом, Патриархом и товарищем Сталином. Более того, указанные высшие силы при желании могут покарать богохульника громами и молниями, тогда как я могу разве что обиженно захныкать. «- Хнык-хнык, дядя милиционер, он меня жирным назвал! — А ты в него молнию метнуть пробовал? В Ад низвергнуть его пробовал? — Пробовал, не получается! — Ладно, тогда я его сейчас в каталажку!» Поэтому считаю, что мои чувства нуждаются в приоритетной защите. «Закон о защите чувств верующих, жирных и жирных верующих» — предлагаю такой компромисс.

Свобода самовыражения не должна ущемлять права других людей, унижать честь и достоинство верующих, оскорбляя то, что является для них самым сокровенным и дорогим. Индивидуальная свобода должна подчиняться принципам справедливости, человечности и общего блага.

Разве справедливо оскорблять жирных? Ну вот правда? Честь и достоинство у верующих есть, а у жирных, значит, нет? Конечно, можно сказать, что жирные сами виноваты, потому что жрут, ну так и верующие сами виноваты, потому что верят, их насильно никто не заставляет. Ради человечности, справедливости и общего блага предлагаю законодательно преследовать шутки над людьми с более чем 30% жировой массы.

Свобода также неразрывно связана с понятием ответственности. Условия современного глобального мира, характеризующегося высокой степенью соприкосновения и взаимозависимости между отдельными политическими, экономическими и культурными силами, а также развитие возможностей человека и его потенциала созидать и разрушать делает как никогда актуальным вопрос об ответственности СМИ.

Здесь мы союзники — идешь мимо ларьков и постоянно видишь «Как похудеть… худеем вместе… 30 способов сбросить вес…» и прям аж неуютно становится. Когда за это начнут сажать? Понабрали худяков в СМИ, они и издеваются!

Грубые высказывания и кощунственные карикатуры, оскорбляющие чувства верующих, неизбежно провоцируют конфликты на межрелигиозной и межнациональной почве, поэтому всем публичным деятелям необходимо быть крайне острожными с такой деликатной сферой как религия и отдавать отчет о возможных последствиях своих действий.

Да, вот, например, недавно один сенатор сказал, что надо меньше есть. Это как так вообще? Я не понимаю! Когда его посадят? Что? Какие карикатуры? Подождите, тут более важное дело, тут на жирных наехали! Сейчас беспорядки на межпельменной почве начнутся, Котлетное Государство Гамбургера и Пиццы уже объявило обжирахад…

Следует также отметить, что в современном массовом сознании понятие «светскости» нередко несправедливо отождествляется с «секулярностью». Принцип светскости, означающий отделение религиозных организаций от государства, не является синонимом понятий «внерелигиозный» или «атеистический». Например, большинство граждан России, будучи верующими людьми и одновременно тружениками со светскими специальностями, являются носителями религиозных ценностей.

Более того, большинство граждан России — жирные, жирдяи, жирухи, жиртресты с ценностями в виде пельменей с мазиком и гамбургеров из «Макдональдса». И эти ценности ежедневно ставят под сомнение, рассказывая на федеральных каналах про холестерин, трансжиры и быстрые углеводы. КОГДА ЭТО ПРЕКРАТИТСЯ? КОГДА ПЕРЕСТАНУТ АТАКОВАТЬ НАШИ ПЕЛЬМЕНИ И БУРГЕРЫ? Про религию вспоминают только на Рождество и Пасху или там если скандал какой, а основу нашего существования — жирную нездоровую пищу с зашкаливающей калорийностью — травят по всем каналам каждый день, воспитывая в нас чувство неполноценности.

— Ах, вы не понимаете, от ожирения болезни, люди умирают!
— А церковный пост вообще пример нездорового несбалансированного питания, и все попы жирные, и при этом с больными ногами и почечными проблемами из-за нездорового питания и многочасовых служб, и чо? Вы думаете, задымленные ладаном церкви полезны для детских легких? А весь этот кагор — алкоголизм с малолетства? А обряд крещения — вы видели лица младенцев? У них психическая травма! Но про это нельзя говорить, потому что это наша религия, это наши ценности, про которые мы вспоминаем только на Пасху, когда надо сожрать кулич, не будучи способными даже вспомнить 10 заповедей, по которым мы как бы должны жить! Ты сколько раз за год берешь в руки Библию? И сколько — картошку фри? Но над картошкой фри, выращенной сбитыми до крови руками таджикских мигрантов, подсаженных рабовладельцами на винт, и упакованной вечно плачущими неудачниками, вынужденными работать в «Макдональдсе», впитавшей в себя всё страдание современного человека, и потому такой сладкой, смеяться можно, а над дреевневрейским телефонным справочником («Не убий… не укради… не возжелай жену ближнего своего, хотя нет, у Васькиной телки такие сисяндры, эту заповедь мы пропустим… О, господи, Мань, ты слышала, у них там карикатуры нарисовали, пиздец бездуховность! И да, одевайся побыстрее, скоро Васька с работы вернется…») — нельзя. Это лицемерно и несправедливо.

А люди у нас религиозные, это да. За новыми айфонами на одной вере по 12 часов стоят.

Достижение социального процветания и согласия невозможно без уважения к формирующейся веками и многими поколениями культуре и хранимым ею нравственно-религиозным убеждениям. Поэтому светское государство должно не только учитывать, но и опираться на моральные корни, а традиционные религии могут помочь справедливой политике, утверждая в обществе ясное осознание важнейших и основополагающих ценностей.

Знаете, с чего Реформация началась? С идеи, что Церковь в политику не должна лезть. Европейцы за это десятилетиями воевали, причем там, где католики победили (Франция, например) их потом все равно утоварили (Французская революция, например). У нас всё было попроще, с наглядно-показательными разъяснениями верующим сначала со стороны Ивана Васильевича Грозного, а затем — Петра Великого. Не то, что светское государство — даже Московское царство оказалось никому ничего не должно.

Вместе с тем, мы решительно осуждаем терроризм как противоправное и отделенное от морали агрессивное насилие. К сожалению, деяния и голос террористов для многих людей звучит громче, чем голос сотен миллионов тех, кто желает жить мирно. Призываем разорвать замкнутый круг насилия и взаимных оскорблений, решать возникающие проблемы путем диалога, поиска мирного, справедливого и взаимоприемлемого разрешения существующих разногласий в рамках закона.

Призываем вас признать, что свобода слова является неотчуждаемым правом личности, и обсуждение возможности самого отчуждения этого права выносит человека за пределы политического, духовного и нравственного поля. Потому что этот человек — тиран, желающий вас поработить, желающий властвовать над вами, отъяв ваши права под лицемерные речи, присвоив себе право распоряжаться мыслями вашими и языком вашим, сделать вас своим рабом, опираясь на «ценности».

Если вас оскорбляет человек — не общайтесь с ним. Если вас оскорбляет издание — не читайте его. Если повсюду еретики и богохульники — купите кусок земли в тайге и устройте там скит праведных. Все ваши права на защиту чувств заканчиваются там, где начинается мое право на свободу высказывания. Межнациональные же и межрелигиозные конфликты обычно устраивают люди, которые почему-то думают, что у них прав больше, чем у других.

Такие, как авторы письма на сайте Московской патриархии.
Русская нация должна быть построена на идее равенства всех ее членов, на защите личности и ее прав как центральной теме, и на идее о готовности принести любые коллективные жертвы, если хоть кто-нибудь хоть на гран попробует умалить права русского человека, неважно под какими лозунгами. «Спасение рядового Ивана». Вот он, Русский Мир, возведение которого стоит крови и лишений, Русский Мир, в котором русский народ наконец обретет дом.

А пока мы всерьез обсуждаем умаление свободы слова из-за французских карикатур и желание мужчин в платьях на этой теме попиариться, когда в Прибалтике де-факто запретили говорить на русском языке, мы так и останемся лицемерным советским говном, достойным не свобод, но лишь презрения.

Егор Просвирнин

Просмотров: 383
Рейтинг: 5.0/1
Добавлено: 04.02.2015

Темы: вера, церковь, религия, законы, защита чувств верующих, политика, Россия
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]