14:48

Конец Homo sapiens



Homo sapiens

Поскольку люди подчинены тем же физическим силам, химическим реакциям, процессам естественного отбора, что и все живые существа, то и события, в которых они принимают участие, — исторические события — в конечном счете тоже управляются законами естественного отбора. Естественный отбор обеспечил Homo sapiens значительно большую свободу, чем всем остальным организмам, но и тут есть свои границы. Если история подчинена законам эволюции, то, несмотря на все свои усилия и достижения, люди не могут вырваться за установленные биологией рамки.

Так было прежде, но все изменилось. На заре XXI века Homo sapiens выходит за биологические пределы. Теперь он отменяет законы естественного отбора, заменяя их логикой разумного проекта.
4 миллиарда лет все живые организмы развивались по принципам естественного отбора, ни один не был создан по обдуманному плану. Жираф, например, обзавелся длинной шеей благодаря конкуренции между древними жирафами, а не по прихоти высшего разума. Протожирафы с более длинной шеей добывали больше пищи и потому давали более многочисленное потомство, чем протожирафы с короткой шеей. И никто (и уж конечно не сам жираф) не говорил: «Длинная шея позволит срывать листья с вершин деревьев. Давайте-ка ее вытянем». Красота теории Дарвина в том и состоит, что для объяснения, как у жирафа появилась длинная шея, не требуется прибегать к фигуре разумного проектировщика.

Миллиарды лет никакой проект и не был возможен — за отсутствием соответствующего разума. Микроорганизмы, которые на протяжении миллиардов лет безраздельно владели планетой, способны на удивительнейшие вещи. Представители одного вида могут включать в свою клетку генетические коды других видов и тем самым приобретать новые способности, например, резистентность к антибиотикам. Но микроорганизм никогда не скажет себе: «Ох, от этого пенициллина спасу нет. Надо бы приобрести сопротивляемость. Ага, вон бактерия, которая выжила после очередной дозы, — попрошу-ка ее поделиться своими генами». Насколько мы знаем, микроорганизмы не обладают сознанием, не ставят себе цель в жизни и ничего заранее не планируют.

На какой-то стадии такие организмы, как жирафы, дельфины, шимпанзе и неандертальцы, приобретают сознание и способность планировать. Но если неандертальский парень и мечтал о жирных и ленивых нелетающих птицах, которых он мог бы просто пойти и добыть голыми руками, как только проголодается, претворить свою мечту в реальность он не мог. Ему приходилось охотиться на птиц, созданных естественным отбором.

Первая трещина в старом укладе появилась примерно 10 тысяч лет назад, в ходе аграрной революции. Сапиенсы, мечтавшие о жирной и неповоротливой дичи, обнаружили: если скрестить самых жирных кур с самыми медлительными петухами, часть потомства окажется и жирной, и медлительной. Если продолжать скрещивать таких особей между собой, появится линия жирных и медлительных птиц. Так по замыслу не божества, но человека были выведены куры, неизвестные прежде в природе.

Но Homo sapiens, в отличие от всемогущего божества, был существенно ограничен в реализации своих замыслов. Сапиенсы могли проводить направленный отбор, обходя или ускоряя естественные процессы, но не могли привнести новые качества, если их вовсе не было в первоначальном генофонде тех же диких кур. Отношения между сапиенсами и курами строились по принципу многих симбиозов, которые возникают в природе. Человек оказывал на кур специфическое влияние, приводившее к отбору толстых и ленивых — так и пчелы, опыляя цветы, влияют на отбор растений: лучше всего размножаются те, что ярче цветут и душистее пахнут.
Ныне после 4 миллиардов лет естественного отбора жизнь оказалась на пороге небывалого. В лабораториях по всему миру ученые мастерят живых существ. Они беспардонно нарушают законы естественного отбора, изначальные характеристики организма их уже не сковывают. Эдуардо Кац, бразильский биохудожник, надумал в 2000 году создать оригинальное произведение: зеленого светящегося кролика. Кац связался с французской лабораторией и предложил гонорар за кролика, изготовленного по его заказу. Французские ученые взяли эмбрион обычного белого кролика, подсадили в его ДНК ген зеленой светящейся медузы — и вуаля! Месье Кац получил зеленого светящегося кролика. Даже крольчиху. Он назвал ее Альба.

Существование Альбы не укладывается в законы эволюции. Она — продукт обдуманного дизайна. И она — предвестница грядущего. Если скрытый в Альбе потенциал будет полностью реализован, если человечество тем временем не истребит само себя, то научная революция может оказаться чем-то бо́льшим, чем еще один важный поворот истории. Возможно, это будет главная биологическая революция с тех пор, как на Земле появилась жизнь.

После 4 миллиардов лет естественного отбора Альба — это рассвет новой космической эры, когда жизнь будет проектироваться по разумному замыслу. Если так произойдет, вся человеческая история задним числом окажется переосмыслена как путь опыта, ученичества, в результате которого преобразились сами правила игры под названием «жизнь». Этот процесс следует рассматривать в масштабах космических миллиардов лет, а не человеческих тысячелетий.

Биологи всего мира сражаются против внедрения в школы креационизма — учения, которое противостоит теории Дарвина и настаивает, что сама сложность биологических организмов подразумевает Создателя и его разумный замысел. Биологи правы, поскольку речь идет о прошлом, но — вот ирония! — в будущем разумный замысел может и восторжествовать.

Сейчас, когда я пишу все это, намечаются три пути вытеснения естественного отбора дизайном:
a) биоинженерия;
б) создание киборгов (киборги — живые существа, сочетающие органические и неорганические элементы);
в) создание небиологической жизни.

О людях и мышах

Биоинженерия — продуманное вмешательство на биологическом уровне (например, замещение генов) с целью модифицировать внешний вид животного, его способности, потребности или желания, чтобы реализовать некую заранее сформулированную идею (например, эстетические предпочтения Эдуардо Каца).
Ничего нового в биоинженерии как таковой нет. Люди пользовались ею на протяжении миллионов лет, желая изменить себя или другие организмы. Простейший пример — кастрация. Люди холостили быков на протяжении, наверное, 10 тысячи лет и использовали в работе волов: волы послушнее и скорее обучаются тянуть плуг. Люди кастрировали и юных представителей собственного вида, чтобы сделать из них певцов с дивными ангельскими голосами и евнухов, надежных стражей гарема.
Однако современное знание о работе организма, вплоть до клеточного и атомарного уровней, открыло перед нами невообразимые прежде возможности. Сегодня врачи могут не только кастрировать мужчину, но и изменить его пол с помощью операции и гормонов. Умение изменять пол — важная веха, указывающая направление дальнейшего пути. Транссексуалы — авангард будущего.
Но и это еще не все. Представьте себе, с каким изумлением, отвращением и ужасом люди разглядывали в 1996 году фотографию, появившуюся во многих газетах и на экранах телевизоров.



Мышь, на спине которой ученые вырастили «ухо» из хрящевых клеток коровы: жуткая «рифма» к стадельскому человекольву. Теперь чудовища, таящиеся в разуме человека, воплощаются не только в кости, но и в плоти и крови.

Нет, это не фотошоп. Это подлинное фото реальной мыши, на спину которой ученые приживили клетки коровьего хряща. Ученые контролировали рост новой ткани и придали наросту форму человеческого уха. Возможно, в скором времени ученые научатся выращивать искусственные уши и пересаживать их людям.

Больше всего внимания сосредоточено на сфере генной инженерии. Это уже не искусственный отбор, которым люди занимались с начала аграрной революции. Искусственный отбор был ограничен исходным генофондом существующих организмов, но генная инженерия открывает возможность создавать совершенно новые организмы. Смешивая генный материал неродственных друг другу видов и даже создавая новые гены, каких сейчас нет, можно получить абсолютно новый зверинец. Например, в процессе искусственного отбора Альбу не удалось бы вывести и за тысячу лет, потому что у кроликов нет гена, который отвечает за «зеленое свечение», а скрестить кролика с медузой проблематично.

Но генная инженерия порождает ряд этических, политических и идеологических проблем, и не только у благочестивых монотеистов, возмущенных тем, как человек узурпирует роль Бога. Многие убежденные атеисты не менее шокированы намерением человечества заменить собой природу. Борцы за права животных возмущены страданиями подопытных животных и тем, как биоинженеры перекраивают одомашненный скот, не считаясь с потребностями и желаниями этих существ. Борцы за права человека опасаются, что с помощью генной инженерии будет создан сверхчеловек, а все остальные превратятся в рабов. Иные уже пророчат апокалиптическое явление биодиктатур, где будут клонировать бесстрашных солдат и послушных тружеников. Общее настроение: освоенное человеком умение модифицировать гены опережает его способность применять новые знания разумно и дальновидно. Слишком много возможностей внезапно открываются перед нами, и никто не знает толком, как правильно ими распорядиться.

В результате исследуется лишь малая часть потенциала генной инженерии. Опыты в основном проводятся на живых существах, не имеющих политического лобби: на растениях, грибах, бактериях и насекомых. Например, была выведена линия E. coli (бактерии, симбиотически обитающей в кишечнике и попадающей в заголовки газет, когда она покидает насиженное место и вызывает смертельные болезни), которая производит биотопливо. Также с помощью генной инженерии E. coli и некоторые виды грибов научили производить инсулин, снизив тем самым стоимость лечения диабета. Ген, извлеченный из арктической рыбы, подсадили картофелю, и корнеплоды сделались устойчивыми к морозу.

Иногда опытам генной инженерии подвергаются и млекопитающие. Молочная промышленность ежегодно теряет миллиарды долларов из-за мастита, поражающего коровье вымя. Сейчас ученые проводят испытания с генно-модифицированными коровами, чье молоко содержит лизостафин — вещество, убивающее возбудителя этой болезни. Свиноводство, пострадавшее из-за опасений покупателей по поводу вредных жиров, содержащихся в ветчине и беконе, связывает свои надежды с пока экспериментальной линией хрюшек, которым ввели генный материал червя. Новые гены понуждают превращать вредные насыщенные кислоты omega 6 в полезные ненасыщенные omega 3.

Следующее поколение генной инженерии будет проделывать фокусы посложнее модификации свиного жира. Генетики ухитрились не только вшестеро продлить жизнь червя, но и вывести гениальную мышь с улучшенной памятью и способностью к обучению. Полевки — маленькие и проворные мышки, большинство их разновидностей неразборчиво в половых связях. Но есть одна разновидность, у которой парочки пребывают в прочных отношениях. Генетики уверяют, что сумели выделить ген моногамности. Если добавление гена полевки превращает мышиного донжуана в верного и любящего супруга, то не сможем ли мы скоро генетически корректировать не только личные склонности грызунов, но и людей, а то и, пожалуй, их социальный строй?

Возвращение неандертальцев



Homo sapiens neanderthalensis

Генетики не только совершенствуют линии живущих на Земле существ — они берутся вернуть давно вымершие виды. Не только динозавров, как в «Парке юрского периода». Команда из русских, японских и корейских исследователей недавно восстановила геном древних мамонтов, которых находят в вечной мерзлоте Сибири. Теперь они хотят взять яйцеклетку современного слона, заменить ДНК слона реконструированной ДНК мамонта и имплантировать яйцеклетку в матку слонихи. 22 месяца спустя на свет появится мамонтенок — первый за 5 тысяч лет.
Но почему же только мамонтов? Профессор Джордж Черч из Гарвардского университета недавно предположил, что, осуществив проект «Геном неандертальца», мы можем теперь имплантировать реконструированную ДНК неандертальца в яйцеклетку представительницы рода сапиенсов, и впервые за 30 тысяч лет народится неандертальское дитя. Черч готов решить эту задачу всего за 30 миллионов долларов. Несколько женщин уже вызвались на роль суррогатной матери.

Зачем нам понадобились неандертальцы? Некоторые ученые считают, что наблюдение за живыми неандертальцами поможет ответить на самые насущные вопросы о происхождении и уникальности Homo sapiens. Сравнив мозг неандертальца с мозгом Homo sapiens и выявив отличия, мы, быть может, сумеем понять, какие биологические изменения породили нашу форму сознания. Есть и этическая причина возродить неандертальца — поскольку сапиенсы стали причиной их исчезновения, то, по мнению некоторых людей, наш моральный долг — воскресить их. И кто знает, нам, наверное, они бы пригодились. Многие предприниматели охотно заплатят неандертальцу, который возьмется выполнять тяжелую работу за двух хилых сапиенсов.

Но и на неандертальцах останавливаться необязательно. Сядем-ка за Божий кульман и спроектируем более совершенного сапиенса! Способности, потребности и желания Homo sapiens определяются генетически, его геном не сложнее, чем геном полевки (у мыши 2,4 миллиарда нуклеотидов, у сапиенсов — около 2,9 миллиарда, последовательность всего на 14% длиннее). В обозримой перспективе — вероятно, в ближайшие десятилетия — генная инженерия и другие методы биоинженерии позволят нам существенно изменить не только нашу физиологию, иммунную систему и продолжительность жизни, но и наши умственные и эмоциональные особенности. Если генная инженерия способна создать мышиного гения, почему бы не замахнуться и на человеческого? Если она создает моногамных полевок, почему бы не сотворить людей, от природы предназначенных хранить верность партнеру?

Когнитивная революция превратила Homo sapiens из заурядной обезьяны во владыку мира, и при этом не произошло существенных изменений в физиологии и даже в размере и внешней форме его мозга. Очевидно, хватило незначительных изменений в его внутренней структуре. Быть может, столь же незначительным изменением мы добьемся второй когнитивной революции, создадим принципиально новый вид сознания и преобразим Homo sapiens в нечто совершенно небывалое?

Пока нам на такое не хватит умения, но от производства сверхчеловека нас отделяет отнюдь не технологическая пропасть. Основные препятствия — этического и политического характера, они тормозят эксперименты на людях. Но сколь бы убедительны ни были этические возражения, едва ли они смогут надолго задержать следующую стадию исследований, тем более если посулить бесконечную продолжительность жизни, исцеление смертельных болезней, развитие наших когнитивных и эмоциональных способностей.

К примеру, что будет, если найдется лекарство от болезни Альцгеймера, которое заметно улучшает память также и здорового человека? Кто попытается остановить работу над этой чудо-таблеткой? А когда она поступит в продажу, неужели правительство будет следить за тем, чтобы лекарство получали только больные, а здоровые не применили его для обретения сверхпамяти?
Трудно судить, сумеют ли биоинженеры воскресить неандертальца, но с сапиенсами они, скорее всего, покончат. Может быть, манипуляции с генами и не убьют нас, но мы изменим Homo sapiens настолько, что это уже не будет Homo sapiens.

Отрывок из книги «Sapiens. Краткая история человечества» профессора истории Еврейского университета в Иерусалиме Ювала Ноя Харари о движущих силах человеческого развития сквозь призму истории и биологии.

Источник

Просмотров: 661
Рейтинг: 4.8/4
Добавлено: 17.01.2015

Темы: эволюция, генная инженерия, футурология, биотехнологии, Homo Sapiens, Неандертальцы, человек, наука, искусственный отбор
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]