16:53

Октябрьская революция



Осенью 1917 г. в России быстро назревал глубочайший общенациональный кризис, охвативший все сферы экономических и социально-политических отношений. Транспорт не работал, были нарушены подвоз топлива и продовольствия в города. Промышленность все больше сбавляла темпы производства. Помимо общего развала и невиданного распространения спекуляции существовал сознательный саботаж со стороны буржуазии, помещиков и кулачества. Участились локауты и сознательное сокрытие топлива и продовольствия. Происходила т.н. «Экономическая корниловщина».

Временное правительство не могло решить экономических проблем и пыталось заткнуть бюджетные дыры за счёт массированного выпуска денег «керенок», которые ничем не обеспечивались, что, естественно, привело громадной инфляции и резкому падению реального содержания зарплат.

На 1 июля 1914 г. в обращении находилось 1,6 млрд. бумажных рублей, к 1 марта 1917 г. – 9,5 млрд., а к ноябрю – уже 22,4 млрд. Государственный долг России составил колоссальную сумму – до 50 млрд. руб., в том числе, около 16 млрд. руб. внешних долгов.

Неуклонно возрастала экономическая зависимость России от империалистических держав. На кабальных условиях многие месторождения сырья передавались в концессии иностранному капиталу, прежде всего, американскому.

Временное правительство было не способно и не хотело вывести страну из кризиса. России грозит неминуемая катастрофа, – писал Ленин в сентябре 1917 г. «Только беззаветно-последовательный разрыв с капиталистами и во внутренней и во внешней политике в состоянии спасти нашу революцию и нашу страну, зажатую в железные тиски империализма»[1].

В ходе революционной борьбы с саботажем капиталистов рабочие занимали предприятия, устраняли старую администрацию, арестовывали сопротивляющихся, брали в свои руки управление производством или вводили контроль над ним. Рабочее движение вплотную подошло к необходимости установления диктатуры пролетариата. Такого количества политических выступлений рабочих в России не было. Рабочие требовали передачи власти советам, создания красной гвардии, боролись с полицией. Требовали и прекращения войны.

В сентябре произошла крупнейшая забастовка рабочих Урала. Правительство было вынуждено удовлетворить все требования рабочих. Затем – всероссийская забастовка железнодорожников.

В октябре происходили: забастовка нефтяников и моряков в Баку, затем забастовка в Москве, в которой рабочих поддержали даже работники мелких предприятий и ремесленники. Ведущую роль в выступлениях играли большевики и левые эсеры. Временное правительство уже не имело сил для подавления стачек и выполняло требования бастующих, в первую очередь, из-за наличия вооруженной красной гвардии.

Осенью 1917 г. на новую ступень поднялась и борьба крестьян. В деревне происходили две социальные войны: первая против помещиков, вторая против правительства.

Эти выступления подавлялись с особой жестокостью, так как у крестьян не было аналогов красной гвардии и оружие имели только дезертиры, бежавшие с ним с фронта. Крестьяне перестали ждать решения аграрного вопроса от правительства. Во многих губерниях они захватывали помещичьи земли и инвентарь, а в некоторых случаях громили и поджигали помещичьи имения. Особенно широкий размах крестьянские восстания приняли в Тамбовской, Саратовской, Курской, Киевской, Екатеринославской, Казанской и некоторых других губерниях. Даже по официальным данным, число крестьянских восстаний в сентябре в шесть раз превзошло число таких выступлений в мае. При этом необходимо отметить, что эти выступления наносили удары не только по помещикам, но и по крупной буржуазии, которая вложила большие капиталы в землю.

Нарастало национально-освободительное движение угнетенных национальностей России. Участились столкновения между местными буржуазно-националистическими организациями и представителями Временного правительства. Вместе с тем национальное движение не было единым, трудящиеся угнетенных наций выступали не только против национального, но и против классового гнета, соединяя свои усилия с рабочим движением центральной России. Мощный подъем рабочего и крестьянского движения происходил повсеместно на Украине, в Закавказье и Средней Азии.

Коренной перелом произошёл в настроении солдат и матросов. Осенью 1917-го армия голосовала за революцию ногами, участилось дезертирство и братание, ставшее массовым. В тыловых частях солдаты активно участвовали в забастовках, отказывались стрелять в крестьян, и раздавали оружие красногвардейцам. Между солдатами и офицерами образовалась непроходимая пропасть. Последние остатки доверия к офицерству были подорваны корниловским заговором (в котором участвовало или которому сочувствовало большинство офицеров). Непрерывно ухудшалось продовольственное и вещевое снабжение армии. Участились случаи отказа целых частей и соединений выполнять боевые приказы. Фронт разваливался.

Внутри мелкобуржуазных партий начался разброд, под давлением революционно настроенных крестьян окончательно выделилось левое крыло у эсеров (Спиридонова, Колегаев, Прошьян, Камков и др.). Левые эсеры, хотя и не порывали полностью связи с эсеровским руководством, но стали проводить в ряде вопросов самостоятельную политику, выступали против коалиции с буржуазией, за ликвидацию помещичьего землевладения. Разброд переживала и партия меньшевиков, которая, желая объединить «все демократические» силы, сама окончательно развалилась на фракции, неспособные к единым действиям за исключением поддержки коалиции с буржуазией.

Большевики, которые изначально занимали революционные позиции, напротив, увеличивали свое влияние на массы. Ярчайшим показателем этого была большевизация Советов. 31 августа Петроградский Совет принял внесенную большевиками резолюцию, которая призывала к созданию власти из представителей революционного пролетариата и крестьянства. Эсеро-меньшевистский президиум Петроградского Совета во главе с Чхеидзе вышел в отставку, и к руководству Советом пришли большевики. 5 сентября на сторону большевиков перешел Московский Совет рабочих депутатов. Началась полоса большевизации Советов по всей стране. В условиях всенародного революционного подъема партия большевиков снова выдвинула лозунг «Вся власть Советам!» Теперь он означал призыв к вооруженному восстанию с целью установления диктатуры пролетариата в форме Советов.

Буржуазия при поддержке соглашателей предпринимала разнообразные маневры, чтобы удержать власть в своих руках. 1 сентября 1917 г. Временное правительство провозгласило Россию республикой. Была, наконец, формально распущена IV Государственная дума, правые депутаты которой после Февральской революции продолжали собираться на так называемые «Совещания членов Государственной думы». Одновременно Центральный исполнительный комитет Советов объявил о созыве «Всероссийского демократического совещания», якобы призванного решить вопрос об организации власти на демократических началах.

Демократическое совещание открылось 14 сентября в Петрограде. Значительную часть мест в нем заняла меньшевистско-эсеровская верхушка Центрального исполнительного комитета Советов и Исполнительного комитета Всероссийского Совета крестьянских депутатов, а также представители антидемократических земств и городских самоуправлений, кооперативов и т. п. Представительство же от рабочих и солдатских организаций, от местных Советов было максимально ограничено. Принявшая участие в совещании группа большевиков разоблачила маневры соглашателей и призвала массы к борьбе за переход всей власти в руки Советов.

В декларации большевиков говорилось, что после корниловского мятежа, «после этого нового испытания, которого ничто больше не вытравит из сознания рабочих, солдат, крестьян, клич, поднятый в самом начале революции нашей партией: «Вся власть Советам, – в центре и на местах», – стал голосом всей революционной страны».

В условиях нарастающего движения масс даже специально подобранное большинство Демократического совещания вынуждено было после долгих колебаний отклонить резолюцию о возрождении правительственной коалиции мелкобуржуазных партий с кадетами. Совещание выделило из своей среды, так называемый Совет Российской Республики (Предпарламент), поручив ему фактически функции совещательного органа при Временном правительстве. Ленин писал, что «единственное назначение предпарламента – надуть массы, обмануть рабочих и крестьян, отвлечь их от новой растущей революции, засорить глаза угнетенных классов новым нарядом для старой, уже испытанной, истрепанной, истасканной «коалиции» с буржуазией…»

Центральный комитет партии большевиков решил бойкотировать Предпарламент. Большевики развернули широкую кампанию за созыв II Всероссийского съезда Советов, сосредоточив все силы на подготовке и проведении вооруженного восстания.

Соглашательская верхушка Советов, видя явный провал затеи с Демократическим совещанием, вновь пошла на создание коалиционного правительства. 25 сентября под председательством Керенского был образован третий коалиционный кабинет. Контрреволюционеры, тем временем, развернули подготовку нового военного заговора, «второй корниловщины». К Петрограду и другим крупным промышленным центрам (Москве, Киеву, Минску, Донбассу) стягивались снятые с фронта воинские части, на верность которых правительство еще рассчитывало. Одновременно готовился вывод революционных частей из столицы.

Таким образом, страна к осени была в глубочайшем кризисе, и сохранение у власти буржуазии грозило полным развалом экономики и установлением военной диктатуры. В это время Ленин пишет программные произведения: «Грозящая катастрофа и как с ней бороться», «Задачи революции», «Кризис назрел», «Удержат ли большевики государственную власть» и др., в которых указывает, что единственно возможный выход это взятие власти пролетариатом и начало социалистических преобразований.

В книге Ленина «Государство и революция» дано всестороннее освещение классовой сущности буржуазного государства во всех его формах.

Центральным вопросом в ней является – вопрос о диктатуре пролетариата, ее задачах, условиях ее осуществления. Государство диктатуры пролетариата должно было стать «по-новому демократическим (для пролетариев и неимущих вообще) и по-новому диктаторским (против буржуазии)», явиться главным орудием преобразования капиталистического общества в социалистическое.

Точный объективный анализ соотношения классовых сил, сложившегося в России, позволил Ленину в середине сентября 1917 г. выдвинуть задачу: большевики могут и должны взять государственную власть в свои руки путем вооруженного восстания. Вывод Ленина основывался на том, что на сторону революции перешло большинство народа во главе с рабочим классом.

После июльских событий в Петрограде В. И. Ленин находился в глубоком подполье, скрываясь от преследований Временного правительства. В сентябре 1917 г. он конспиративно проживал в Финляндии. В своих письмах, адресованных Центральному, Петроградскому и Московскому комитетам партии, большевикам-членам Советов Петрограда и Москвы, Петроградской городской конференции, участникам областного съезда Советов Северной области, он всесторонне обосновал историческую необходимость вооруженного восстания, показал, что оно диктуется как внутренними, так и международными условиями развития русской революции. Переход власти к пролетариату во главе с большевистской партией соответствовал жизненным интересам народов России и всего прогрессивного человечества. Большевики могут и должны взять власть – таков был вывод Ленина. В письме «Марксизм и восстание» он писал: «Восстание, чтобы быть успешным, должно опираться не на заговор, не на партию, а на передовой класс. Это, во-первых. Восстание должно опираться на революционный подъем народа. Это, во-вторых. Восстание должно опираться на такой переломный пункт в истории нарастающей революции, когда активность передовых рядов народа наибольшая, когда всего сильнее колебания в рядах врагов и в рядах слабых половинчатых нерешительных друзей революции. Это, в-третьих»[2].

Все эти условия были тогда в России налицо.

Ленин считал особенно важным для победы восстания иметь в решающий момент и в решающих пунктах подавляющий перевес сил. Это, прежде всего, относилось к Петрограду и Москве, к ближайшим фронтам – Северному и Западному, к Балтийскому флоту.

В письме «Марксизм и восстание» содержались также конкретные предложения о мерах по подготовке восстания. В нем указывалось на необходимость организовать штаб восстания, мобилизовать Красную гвардию и революционный гарнизон столицы, подготовить занятие важнейших пунктов в городе – телефона, телеграфа, вокзалов и правительственных учреждений, в установленный день и час арестовать правительство и военный штаб.

В письмах Центральному Комитету Ленин предупреждал, что затягивание подготовки восстания угрожает гибелью всему делу революции, что «промедление смерти подобно».

7(20)[3] октября В. И. Ленин конспиративно вернулся из Финляндии в Петроград. На следующий день он написал статью «Советы постороннего», в которой снова изложил основные положения марксистского учения о вооруженном восстании.

«1) Никогда не играть с восстанием, а, начиная его, знать твердо, что надо идти до конца.

2) Необходимо собрать большой перевес сил в решающем месте, в решающий момент, ибо иначе неприятель, обладающий лучшей подготовкой и организацией, уничтожит повстанцев.

3) Раз восстание начато, надо действовать с величайшей решительностью и непременно, безусловно, переходить в наступление. «Оборона есть смерть вооруженного восстания».

4) Надо стараться захватить врасплох неприятеля, уловить момент, пока его войска разбросаны.

5) Надо добиваться ежедневно хоть маленьких успехов (можно сказать: ежечасно, если дело идет об одном городе), поддерживая, во что бы то ни стало, «моральный перевес»».

10(23) октября состоялось заседание ЦК партии. Выступив с докладом о текущем моменте, Ленин показал, что политические условия для успешного вооруженного восстания вполне созрели, и отметил необходимость обратить особое внимание на военно-техническую сторону дела, на выбор момента для нанесения решающего удара по врагу. ЦК принял Ленинскую резолюцию, в которой говорилось о том, что:

«ЦК признает, что как международное положение русской революции (восстание во флоте в Германии как крайнее проявление нарастания во всей Европе всемирной социалистической революции, затем угроза мира империалистов с целью удушения революции в России), так и военное положение (несомненное решение русской буржуазии и Керенского с К0 сдать Питер немцам), так и приобретение большинства пролетарской партией в Советах – все это в связи с крестьянским восстанием и с поворотом народного доверия к нашей партии (выборы в Москве), наконец, явное подготовление второй корниловщины (вывод войск из Питера, подвоз к Питеру казаков, окружение Минска казаками и пр.) – все это ставит на очередь дня вооруженное восстание.

Признавая, таким образом, что вооруженное восстание неизбежно и вполне назрело, ЦК предлагает всем организациям партии руководиться этим и с этой точки зрения обсуждать и разрешать все практические вопросы…»[4]

Против ленинской резолюции возражали только Каменев и Зиновьев. В своих выступлениях они по существу скатились на позицию меньшевиков. ЦК 10 голосами (против 2) принял резолюцию, предложенную Лениным. Она стала директивой партии – немедленно готовить вооруженное восстание.

В соответствии с решением ЦК большевистской партии при Петроградском Совете был создан Военно-революционный комитет (ВРК) – боевой орган центра подготовки и проведения вооруженного восстания. Как указывал Ленин, ВРК должен был стать полномочным беспартийным органом восстания, «который связан с самыми широкими слоями рабочих и солдат… Основное – победа восстания. Этой и только этой цели должен служить Военно-революционный комитет». В состав ВРК вошли представители Центрального и Петроградского комитетов большевистской партии, Военной организации при ЦК партии («военки»), президиума Исполнительного комитета и солдатской секции Петроградского Совета, Финляндского областного комитета Советов, профессиональных союзов и фабрично-заводских комитетов, железнодорожного и почтово-телеграфного союзов и других организаций. Вся деятельность ВРК направлялась Центральным Комитетом во главе с Лениным.

По примеру Петроградского ВРК создавались военно-революционные комитеты на местах. Их опорой были Советы в тылу и солдатские комитеты на фронте, революционные гарнизоны и Красная гвардия.

К моменту восстания Красная гвардия подготовила в Петрограде более 20 тыс. вооруженных рабочих, в Москве – 12 тыс., в Киеве – 5 тыс., в Харькове – 3500, в Саратове – 2600, в Нижнем Новгороде – более 1 тыс.; всего по 62 городам страны (по неполным данным) насчитывалось до 200 тыс. красногвардейцев.

Линия ЦК на проведение в ближайшие дни вооруженного восстания получила одобрение всей партии. 11(24) октября III общегородская партийная конференция большевиков Петрограда, представлявшая 50 тыс. членов партии, голосовала за ленинскую резолюцию о восстании. В те дни такое же решение приняли партийная конференция в Москве и Московское областное бюро большевиков, осуществлявшее партийное руководство в 13 губерниях Центральной России. Областные, губернские и городские партийные конференции большевиков также полностью поддержали решения ЦК и приступили к подготовке взятия власти на местах.

Одновременно с партийными конференциями по всей стране прошли съезды местных Советов, на которых выбирались делегаты на II Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов. Они показали, что большевики добились решающих успехов в борьбе за массы. Делегатам на Всероссийский съезд в большинстве случаев давались наказы требовать перехода всей власти к Советам.

В обстановке мощного революционного подъема 16(29) октября состоялось расширенное заседание ЦК большевистской партии. На нем, кроме членов ЦК, присутствовали представители Петроградского комитета, Военной организации, Петроградского Совета, профсоюзов, фабрично-заводских комитетов. Ленин выступил на заседании ЦК с докладом, в котором дал характеристику политического положения страны. Огласив резолюцию ЦК от 10(23) октября В. И. Ленин заявил: «Положение ясное: либо диктатура корниловская, либо диктатура пролетариата и беднейших слоев крестьянства…

Из политического анализа классовой борьбы и в России, и в Европе вытекает необходимость самой решительной, самой активной политики, которая может быть только вооруженным восстанием».

Сообщение о подготовке к восстанию на местах сделал Свердлов. Он отметил огромный количественный рост партии, насчитывавшей в это время 400 тыс. членов, усиление ее влияния в городе, деревне, армии и флоте. Представители Петроградского комитета, Военной организации и рабочих организаций заявили, что рабочие и солдаты гарнизона поддерживают большевиков. Член ВРК и Военной организации Крыленко в своем выступлении сообщил, что «настроение в полках поголовно наше».

Выступившие с новыми капитулянтскими заявлениями Каменев и Зиновьев получили решительный отпор. Линию на проведение восстания отстаивали Сталин, Свердлов, Калинин, Дзержинский и другие.

Расширенное заседание ЦК приняло предложенную Лениным резолюцию. Центральный Комитет выделил Военно-революционный центр. Этот партийный центр был включен в Военно-революционный комитет при Петроградском Совете как его руководящее ядро.

Потерпев поражение в Центральном Комитете, Каменев и Зиновьев совершили предательство. 18(31) октября газета меньшевистского направления «Новая жизнь» опубликовала интервью с Каменевым, который от своего имени и от имени Зиновьева заявил о несогласии с решением ЦК о вооруженном восстании.

ЦК на заседании 20 октября (2 ноября), заслушав письмо Ленина по этому вопросу, осудил предательское поведение Каменева и Зиновьева и потребовал от них прекратить дезорганизаторскую деятельность, запретив выступать с заявлениями против решений ЦК и намеченной им линии.

Троцкий, который был принят в партию на VI съезде, на заседаниях ЦК 10 и 16 октября не голосовал против решений о вооруженном восстании. Однако на собрании Петроградского Совета он заявил о необходимости отсрочить восстание до открытия съезда Советов. Ленин разоблачил троцкистскую линию отсрочки восстания до съезда Советов, показав, что на деле это означает линию на срыв восстания, так как эсеры и меньшевики могли отложить созыв съезда, а Временное правительство получало возможность сосредоточить силы для разгрома революционного выступления.

У временного правительства к этому времени уже не было сил для активных действий против революции и разгрома большевиков, поэтому в Ставку, находившуюся в Могилеве, был послан приказ с требованием ускорить присылку частей с фронта.

Все части, которые считались верными временному правительству (казачьи полки и юнкера), были приведены в боевую готовность; охрана правительственных зданий была усилена. Американские, английские, французские представители побуждали Временное правительство усилить репрессии против революционеров. Участники совещания сожалели о провале корниловщины и рекомендовали повторить ее.

Но никакие меры Временного правительства уже не могли спасти буржуазную власть. Соотношение классовых сил в стране к октябрю 1917 г. сложилось с гигантским перевесом в пользу социалистической революции. 21 октября (3 ноября) общее собрание полковых комитетов Петроградского гарнизона от имени всей солдатской массы признало, что Военно-революционный комитет является революционным штабом. Это позволило ВРК назначить своих комиссаров во все части гарнизона, а затем и в некоторые учреждения. ВРК объявил, что никакие приказы и распоряжения по гарнизону не подлежат исполнению без подписи комиссара как представителя Совета. Этот акт парализовал всю деятельность военных властей.

Таким образом, в руках ВРК было сосредоточено управление красной гвардией и всеми революционными частями в гарнизоне, что позволило организовать оперативный маневр силами. Помимо этих сил из Кронштадта и Гельсингфорса (Хельсинки) в Петроград были вызваны балтийские моряки.

В ночь на 24 октября (6 ноября) Временное правительство в Петрограде отдало распоряжение о захвате Смольного и о разводе мостов через Неву (с целью отрезать рабочие районы от центра). К Зимнему дворцу стягивались новые отряды юнкеров, в том числе, из Петергофа и Ораниенбаума, специально созданные для борьбы с революцией «ударные батальоны» и женский «батальон смерти». 24 октября главнокомандующий Петроградским военным округом полковник Полковников издал приказ, в котором потребовал удалить комиссаров ВРК из полков и предать их суду. Воинским частям запрещалось покидать казармы. Контрреволюция перешла в открытое наступление, взяв на себя ответственность за развязывание гражданской войны.

Утром 24 октября отряд юнкеров произвел налет на типографию, где печатались большевистские газеты «Правда» (выходившая тогда под названием «Рабочий путь») и «Солдат». Получив сообщение об этом, ЦК большевистской партии немедленно предложил ВРК привести революционные силы в боевую готовность, выбить юнкеров из типографии и организовать её охрану. По указанию ЦК Петроградский комитет большевиков призвал революционные массы к выступлению за «немедленное свержение правительства и передачу власти Советам рабочих и солдатских депутатов как в центре, так и на местах». Военно-революционный комитет разослал своим комиссарам и полковым комитетам предписание привести свои части в боевую готовность и быть готовыми к выступлению для защиты Петросовета. Красногвардейцы и революционные солдаты изгнали юнкеров из захваченной ими типографии. К 11 часам утра 24 октября вышла газета «Рабочий путь»,

А в это время пришли в движение около 200 тыс. человек, готовых к вооруженному восстанию. При этом восстание развивалось организованно, каждый революционный отряд получал инструкции ВРК. Дополнительно на помощь Петрограду двинулись военные корабли Балтийского флота. Это позволило ВРК использовать радиостанцию крейсера «Аврора» для обращения ко всем революционным организациям вне Петрограда с призывом привести свои силы в боевую готовность и не пропускать к столице эшелоны с войсками, вызванными Временным правительством.

Правительство так и не получило ожидавшейся поддержки ни с фронта, ни от казачьих полков в столице, на верность которых оно рассчитывало. Днем 24 октября отказался нести охрану Зимнего дворца отряд самокатчиков. Перешел на сторону революции гарнизон Петропавловской крепости. Правительство оказалось изолировано уже в первые часы восстания, в донесении штаба Петроградского военного округа в Ставку отмечали что «впечатление, как будто Временное правительство находится в столице враждебного государства».

В ночь на 25 октября (7 ноября), когда Ленин прибыл в Смольный. Восстание успешно развивалось. Матросы и красногвардейцы отбили мосты через Неву, заняли важнейшие точки города (электростанцию, телефон, телеграф, все вокзалы и госбанк), юнкерское училища были блокированы. Овладев Рабочими районами, революционные силы блокировали Зимний дворец.

Керенский в это время отдавал приказы о подавлении восстания, требовал выделить части с фронта и занять Смольный и уничтожить ВРК, но вся государственная машина была полностью парализована.

Восстание развивалось бескровно и с необычайной быстротой. К утру 25 октября (7 ноября) вся столица фактически находилась под контролем ВРК. Только Зимний дворец, Главный штаб, Мариинский дворец и некоторые другие пункты в центре города еще оставались в руках правительства. Керенский бежал из города, воспользовавшись автомобилем американского посольства.

В 10 часов утра 25 октября (7 ноября) Военно-революционный комитет опубликовал обращение «К гражданам России!», написанное Лениным. В нем сообщалось о низложении временного правительства и о том, что социалистическая революция продолжает развиваться.

Днем 25 октября В. И. Ленин выступил на пленуме Петроградского Совета. Он заявил: «Рабочая и крестьянская революция, о необходимости которой все время говорили большевики, совершилась».

Оставалось овладеть Зимним дворцом, где продолжало отсиживаться Временное правительство. К вечеру 25 октября дворец был полностью окружен. Глубокой ночью революционные отряды заняли Зимний дворец и арестовали министров.

Открытие II Всероссийского съезда Советов. Провозглашение Советской власти

Победу вооруженного восстания закрепил своими решениями II Всероссийский съезд Советов, выражавший интересы трудового народа. Съезд открылся в Смольном в 10 часов вечера 25 октября (7 ноября). На нем было представлено 402 Совета – больше, чем на первом съезде в июне 1917 г. Состав съезда отражал расстановку классовых сил, сложившуюся к октябрю 1917 г. Из 673 делегатов 390 составили большевистскую фракцию, 160 – фракцию эсеров, в большинстве своем левых, 72 – фракцию меньшевиков; остальные распределились по мелким фракциям или не указали партийной принадлежности. 505 делегатов привезли наказы своих избирателей с требованием передачи власти Советам.

II Всероссийский съезд Советов открыл от имени старого Центрального Исполнительного Комитета меньшевик Дан, но сразу же руководство съездом перешло к большевикам как к самой крупной партийной фракций большевиков и левых эсеров. Лидеры правых эсеров, меньшевиков и бундовцев отказались войти в президиум. Они пошли на открытый разрыв с Советами, выступив с прямой защитой Временного правительства, покинули съезд и направились в городскую думу, где приняли совместно с кадетами участие в создании контрреволюционного центра под названием «Комитет спасения родины и революции».

Большевистская фракция огласила резолюцию, в которой указывалось: «Уход соглашателей не ослабляет Советы, а усиливает их, так как очищает от контрреволюционных примесей рабочую и крестьянскую революцию».

Ночью на съезд прибыли участники взятия зимнего дворца и сообщили о низложении временного правительства. Вслед за этим II съезд Советов принял написанное Лениным воззвание «Рабочим, солдатам и крестьянам!» В нем говорилось о том, что съезд Советов берет в свои руки всю полноту власти, отныне будет единственной законной властью. Россия, таким образом, была провозглашена советской республикой.

Воззвание содержало программу деятельности Советской власти: предложение немедленного демократического мира между воюющими странами, безвозмездная передача помещичьих, удельных и монастырских земель в распоряжение крестьянских комитетов, установление рабочего контроля над производством, обеспечение всем нациям, населяющим Россию, подлинного права на самоопределение, проведение полной демократизации армии и т. д.

Вечером 26 октября (8 ноября) состоялось второе и последнее заседание II съезда Советов. Съезд принял решения об отмене смертной казни на фронте, о немедленном освобождении из тюрем всех солдат и офицеров, арестованных за революционную деятельность. Но в центре внимания съезда стояли доклады Ленина о мире и о земле.

В Декрете о мире Советское правительство предлагало всем воюющим народам и их правительствам начать немедленно переговоры о справедливом демократическом мире без аннексий и контрибуций. При этом разъяснялось, что под аннексией Советское правительство «понимает сообразно правовому сознанию демократии вообще и трудящихся классов в особенности всякое присоединение к большому или сильному государству малой или слабой народности без точно, ясно и добровольно выраженного согласия и желания этой народности, независимо от того, когда это насильственное присоединение совершено, независимо также от того, насколько развитой или отсталой является насильственно присоединяемая или насильственно удерживаемая в границах данного государства нация. Независимо, наконец, от того, в Европе или в далеких заокеанских странах эта нация живет». Это определение аннексии, наносило удар не только по новейшим аннексиям, но и по всей колониальной системе.

Декрет о мире разоблачил империалистический характер войны и указал выход из нее. «Продолжать эту войну из-за того, как разделить между сильными и богатыми нациями захваченные ими слабые народности правительство считает величайшим преступлением против человечества и торжественно заявляет свою решимость немедленно подписать условия мира, прекращающего эту войну на указанных, равно справедливых для всех без изъятия народностей, условиях».

Правительствам всех воюющих стран предлагалось немедленно заключить перемирие не менее чем на трехмесячный срок, в течение которого можно было бы завершить переговоры о мире с участием представителей всех без изъятия народностей и наций, втянутых в войну или вынужденных к участию в ней, и созвать полномочные представительные органы для окончательного утверждения условий мира.

Декрет о мире предусматривал, что Советское правительство приступит к опубликованию тайных договоров, и все содержание этих договоров объявлялось немедленно отмененным. Таким образом, был осуществлен полный разрыв с империалистической внешней политикой свергнутого режима.

Этот документ был адресован не только правительствам всех воюющих держав, но и народам. Трудящиеся всех воюющих стран должны были помочь советскому правительству довести мирные переговоры для успешного организовав давление на свои правительства (или свергнуть их).

Второй декрет, предложенный Лениным, являлся в этих условиях не менее важным, чем декрет о мире. Он отменял помещичью собственность на землю немедленно и без всякого выкупа. Помещичьи имения, а также все земли удельные, монастырские, церковные со всем их живым и мертвым инвентарем, усадебными постройками и всеми принадлежностями переходили в распоряжение волостных земельных комитетов и уездных Советов крестьянских депутатов.

Декрет устанавливал, что «какая бы то ни была порча конфискуемого имущества, принадлежащего отныне всему народу, объявляется тяжким преступлением, караемым революционным судом». Особо оговаривалось, что земля рядовых крестьян и рядовых казаков не подлежит конфискации.

Декрет о земле объявлял, что право частной собственности на землю отменяется навсегда и заменяется всенародной, государственной собственностью. Это соответствовало основному принципу аграрной программы большевистской партии – принципу национализации земли. Продажа, покупка, сдача в аренду земли, наемный труд запрещались. Вводилось уравнительное землепользование по трудовой или потребительской норме с периодическими переделами земельного фонда.

В основу декрета был положен крестьянский наказ о земле, составленный редакцией газеты «Известия Всероссийского Совета крестьянских депутатов» на базе 242 местных наказов, отражавших настроения трудового крестьянства.

Требование ввести уравнительное землепользование содержалось в наказах трудящихся крестьян, которые рассчитывали, что благодаря этому прекратится расслоение деревни. Ленин указывал, что такие расчеты являются иллюзией, так как расслоение деревни закономерный результат развития товарного хозяйства. Однако хотя большевистская партия отвергала уравнительное землепользование как путь социального переустройства деревни, она считала нужным удовлетворить желание крестьянства. Вместе с тем указывая, что единственный путь выхода крестьянства из нищеты социалистическое переустройство деревни на основе коллективного хозяйства.

Декрет о земле был также единодушно принят съездом и стал исходным пунктом аграрной политики Советской власти. В результате проведенных аграрных преобразований крестьяне получили бесплатно более 150 млн. га помещичьих, удельных, монастырских и прочих земель. Стоимость всего земельного фонда, переданного Советской властью трудовому крестьянству, составила миллиарды золотых рублей. Крестьяне были освобождены от ежегодной уплаты огромных арендных платежей, от долга крестьянскому поземельному банку в сумме около 3 млрд. руб. и от различной другой задолженности, получили помещичий инвентарь стоимостью примерно в 300 млн. руб.

II съезд Советов сформировал рабоче-крестьянское правительство Российской республики – Совет Народных Комиссаров. Главой правительства стал Ленин. В состав Совета Народных Комиссаров вошли представители большевистской партии. Левые эсеры, которые хотели примирить все социалистические партии и добиться создания коалиционного правительства и поэтому первоначально отказались входить в СНК (но затем, концу 1917 г., все же вошли в него, заняв посты наркомов земледелия, почт и телеграфов и местного городского самоуправления). В декрете об образовании Советского правительства указывалось, что контроль над деятельностью народных комиссаров и право смещения их принадлежат Всероссийскому съезду Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов и избираемому им Всероссийскому Центральному Исполнительному Комитету (ВЦИК). В состав ВЦИК вошел 101 человек, в том числе 62 большевика, 29 левых эсеров, 6 социал-демократов-интернационалистов и 4 представителя других партий.

Таким образом, впервые в мире была ликвидирована диктатура буржуазии и установлена власть трудящихся в форме диктатуры пролетариата через систему советов.


Примечания:

[1] В. И. Ленин, Грозящая катастрофа и как с ней бороться, Соч., т. 25, стр. 337

[2] В. И. Ленин, Марксизм и восстание. соч., т.34. с.242-243.

[3] В скобках дата по новому стилю

[4] В. И. Ленин, Заседание Центрального Комитета РСДРП 10 (23) октября 1917 г. Резолюция. Соч., т. 26, стр. 162.


Живой Ленин:







Михаил Марков

Просмотров: 679
Рейтинг: 5.0/1
Добавлено: 06.12.2014

Темы: Ленин, Советская власть, экономика, революция, политика, социализм, СССР, Октябрьская революция
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]