23:39

О диалектическом материализме



Диалектический материализм – это философия марксизма, его основа.

Что такое материализм? Некоторые могут подумать (а враги материализма подсказать такую мысль), что материализм означает заботу только о собственном желудке, пренебрежение всеми высокими чувствами, стремление к безграничному потреблению материальных благ. А вот идеалист – это человек, который на первое место ставит идеальны стремления. Однако такой взгляд не имеет ничего общего с истиной. Материализм – философское учение, которое признает, что в основе мироздания лежит материя – т.е. объективная реальность, существующая вне нашего сознания и независимо от него, и которая восприниматься сознанием через органы чувств, а само человеческое сознание является одним из продуктов материи. Идеализм, в противоположность материализму, на первое место ставит сознание – либо божественное (или, в более «утонченном» виде – некую «абсолютную идею») – это объективный идеализм, либо сознание отдельной личности, объявляя весь мир ее воображением – субъективный идеализм. Т.е. противоположность материализма и идеализма лежит в плоскости взгляда на сущность мира, а не в бытовой плоскости. Как мы знаем, большевики-революционеры, рабочие сталинских пятилеток, бойцы Красной Армии во время Великой Отечественной войны, будучи материалистами и атеистами, демонстрировали образцы высочайшего «идеализма» — т.е. самопожертвования за народ, за идею справедливого общества. В то время как, например, сейчас, деятельность многих служителей церкви направлена на личное обогащение и получение всевозможных земных удовольствий.

На самом деле, противоположность между материей и сознанием имеет смысл в рамках противопоставления философских направлений материализма и идеализма, в более глобальном масштабе эта противоположность исчезает. Ведь, как уже было сказано, сознание – это всего лишь движение одного из видов материи – человеческого мозга. Поэтому, если смотреть не со стороны самих людей, выделение человеческого сознания в отдельную категорию, противоположную материи, не имеет никакого смысла. Но мы люди, поэтому для нас вопрос о нашем сознании важен. Понятно, что людям, занятым физическим трудом, идея о первичности сознания над материей вряд ли могла прийти к голову. Но, начиная с рабовладельческого строя, появилась определенная прослойка людей, которая занималась исключительно умственным трудом, для них их сознание стояло на первом месте, и затем некоторые из них стали гипертрофировать значение сознания и ставить его выше материи. При этом вместо человеческого сознания по его образцу часто конструировалось некое высшее или божественное сознание, которое и объявлялось первичной субстанцией. На этот объективный «задвиг» накладывались и классовые интересы рабовладельцев, феодалов, капиталистов, которые видели в идеализме (особенно в религиозной его форме) удобное идеологическое оружие.

Здесь может возникнуть вопрос – а чем же так опасен идеализм? Разве плохо, когда люди ставят идею на первое место, если эта идея хорошая?

Во-первых, дело в том, что идеализм – это ложное учение, которое дает искаженную, поставленную с ног на голову картину мира. А если мы хотим изменить мир, мы должны знать и понимать его, следовательно, нам надо руководствоваться только правильной научной философией – диалектическим материализмом.

Во-вторых, идеология идеализма в наиболее массовой, религиозной его форме часто связана с особым институтом – церковью, находящейся обычно на службе у эксплуататорских классов. Поэтому, если человек разделяет эту идеологию, скорей всего, для него будут авторитетны и руководители этой церкви. А что они могу посоветовать, например, в момент революционного кризиса, догадаться не сложно.

Теперь скажем несколько слов об историческом материализме. Создание исторического материализма – великая заслуга Маркса и Энгельса. Материалистическое направление в философии существует тысячи лет, но оно всегда ограничивалось только материалистическим взглядом на природу. Историю же общества даже философы, стоящие на материалистических позиция, рассматривали идеалистически. Движущими силами истории считали пророков, королей, полководцев, их деятельность, их идеи. Маркс же показал, что в основе развития общества лежит развитие материальных условий его существования – развитие производительных сил. К производительным силам относятся люди с их производственными навыками и средства производства (средства труда – рабочий инструмент, оборудование, а также предметы труда – земля и сырье). Именно развитие производительных сил определяет производственные отношения общества, в том числе форму собственности, а вслед за этим – политическую надстройку, идеологию, культуру и т.д.

После определения материализма поговорим о диалектике. Диалектика – это учение о развитии, а также взаимосвязи всех явлений в мире. Именно развитие, причем развитие качественное, от низших форм к высшим – главное в диалектике. Противоположное философское учение, отрицающее развитие, и рассматривающее явления природы и общества как неизменные и в отрыве друг от друга, называется метафизикой. Например, буржуазная идеология пытается представить капиталистический строй, как вечный и «естественный» порядок. В этом, как говорили классики марксизма, буржуазия повторяет заблуждение всех прежних господствующих классов. Феодалы в свое время тоже считали разделение людей на «голубую кровь» и «черную кость» вечным законом природы. Но мы знаем, что капиталистической формации предшествовали первобытный строй, рабовладение, феодализм. Еще 25 лет назад в нашей стране и странах Восточной Европы существовала социалистическая формация, при которой наш народ достиг небывалых побед и процветания. Смена капитализма социализмом и коммунизмом – неизбежный исторический процесс.

Также буржуазные теоретики и пропагандисты говорят, что якобы люди по природе своей эгоисты, они никогда не будут ставить интересы других выше своих личных, поэтому, дескать, социализм невозможен. Даже не принимая во внимание тот факт, что именно при капитализме подавляющее большинство людей работает не на себя, а на чужого дядю, мы можем ответить, что никакой неизменной природы человека не существует. Например, при первобытно-общинном строе ни о каком эгоизме и речи идти не могло, личность полностью подчинялась интересам племени, иначе выжить было невозможно. Мы можем вспомнить и недавние нормы морали социалистического общества. В итоге увидим, что попытка представить гнилой образец обывателя буржуазного общества эталоном вечных и естественных свойств человеческой природы не выдерживает никакой критики.

Взаимосвязь всех явлений – тоже важный принцип диалектики. Например, если мы говорим о причинах контрреволюции в СССР в 1985-91 гг., то мы должны учитывать не только внутренние факторы, но и внешние (капиталистический мир), которые, к тому же, влияли друг на друга.

Диалектический метод в философии стихийно применялся многими учеными, но полноценно сформулирован и обоснован был великим немецким философом Гегелем. Гегель, будучи идеалистом, рассматривал развитие «абсолютной идеи», духа, и на основе изучения этого развития сформулировал принципы диалектики. Но поскольку, как мы знаем, развитие духа на самом деле отражает развитие материальной жизни общества, то, изучая законы развития сознания, Гегель открыл универсальные законы природы.

Вторая великая заслуга Маркса, наряду с созданием исторического материализма – это соединение материализма с диалектикой. Идеалистическую диалектику Гегеля Маркс поставил «с головы на ноги», т.е. применил к реальному миру, а не к его полуфантастическому отражению в виде гегелевской «абсолютной идеи», и создал учение диалектического материализма.

Выделяют три закона диалектики – закон единства и борьбы противоположностей, закон перехода количественных изменений в качественные и закон отрицания отрицания.

Диалектика учит, что именно борьба противоположностей (противоречие) – внутренний источник развития любого объекта. Например, главное противоречие капиталистического общества – это противоречие между общественным характером производства и частной формой присвоения, и его отражение – классовое противоречие между пролетариатом и буржуазией. Таким образом, не какая-то гармония интересов, а именно развитие этого противоречия, развитие классовой борьбы ведет к смене общественной формации на более высокую — социалистическую. Две стороны противоречия – противоположности – не только борются между собой, а соединены в одном объекте, в одном явлении и взаимно обуславливают друг друга (как, например, невозможна буржуазия без пролетариата) – поэтому и говорится об «единстве и борьбе» противоположностей.

Закон перехода количественных изменений в качественные показывает взаимосвязь между постепенным нарастанием сравнительно небольших количественных изменений, и революционным скачком, в результате которого и возникает новое качество. Как вода, постепенно нагреваясь, при определенном уровне нагрева превращается пар, так и развитие производительных сил приводит к тому, что старые отношения собственности превращаются в преграду для их развития и должны быть уничтожены. Если в свое время класс буржуазии сыграл определенную роль в прогрессе общества, в качестве организаторов производства, то в эпоху международного разделения труда, гигантских производственных цепочек и суперкорпораций, сросшихся к тому же с государством, буржуазия превратилась в чисто паразитический класс, а частная собственность, которая и раньше ничего хорошего большинству людей не приносила, стала исключительно источником деградации, паразитизма, бюрократии и войн. Это не говоря уж про наших российских миллиардеров, сколотивших свое состояние за счет разрушения страны и разграбления общественного достояния.

Менее других кажется понятен закон отрицания отрицания. Но на самом деле суть его довольно проста. Этот закон описывает развитие противоречия от его зарождения до разрешения. Именно к закону отрицания отрицания относится известный тезис о «движении по спирали». Вначале противоречия нет, мы имеем, так сказать, состояние покоя (покоя в данном вопросе, понятно, что имеются другие противоречия). Затем противоречие возникает, развивается, идет борьба противоположностей. В конце концов, противоречие разрешается, противоположности исчезают. Объект вновь возвращается к «состоянию покоя», но уже на более высоком уровне (борьба противоположностей даром не прошла). Поясним на примере. Например, жил человек спокойно, не тужил, противоречий никаких не было, точнее были (иначе быть не может – смотри первый закон диалектики), но хорошие – как новый дом построить или корабль в космос запустить. А тут пришли злые буржуины. Этот человек хочет вступить в партизанский отряд, но не умеет стрелять. Возникает противоречие. Это первое отрицание – от отсутствия противоречия к его появлению. Человек начинает тренироваться, и в конце концов попадает в портрет Порошенко или другого подобного деятеля со ста шагов. Противоречия снова нет – это второе отрицание. Т.е. мы вернулись к первоначальному состоянию отсутствия противоречия в данном вопросе (о стрельбе) но уже не на уровне неумения и отсутствия потребности, а на уровне умения и удовлетворенной потребности. Произошел, как видим, не просто возврат к исходной точке (движение по кругу), а возврат на более высоком уровне (движение по спирали). Не значит, конечно, что теперь для этого человека противоречий не будет, наоборот, для него все только начинается. Но это будут уже другие проблемы и другие противоречия.

Аналогично можно ответить и на известный вопрос о том, что будет «после коммунизма». Тысячи лет назад люди жили первобытно-общинным строем, без частной собственности и эксплуатации – иногда этот строй называют «первобытным коммунизмом». Затем история человечества развивалась в классовых антагонизмах. Три общественные формации – рабовладение, феодализм и капитализм – можно назвать тремя этапами одной эксплуататорской стадии развития человечества, основанной на частной собственности на средства производства и угнетении одних людей другими. Победа социализма и коммунизма вновь ликвидирует эксплуатацию и закрывает этот вопрос. Противоречие разрешается, происходит возвращению к состоянию коллективизма и общественной собственности. Но если первобытный коммунизм базировался на крайне низком уровне развития производительных сил, при такой производительности труда эксплуатировать и присваивать было просто нечего, то настоящий коммунизм основан, наоборот, на очень высоком уровне развития производительных сил. Т.е. опять видим движение по спирали. Значит ли это, что «после коммунизма» не будет противоречий в развитии человеческого общества? Нет, конечно. Но это будут противоречия, никак не связанные с вопросом об эксплуатации одних людей другими, а совершенно новые противоречия. А какими они будут, мы предсказать не можем. Может быть, будут связаны с освоением космоса, может быть, с чем-то еще. Как говорил Маркс, все, что было до этого – лишь предыстория человечества, а история начнется как раз «после коммунизма».


Алексей Шмагирев

Просмотров: 709
Рейтинг: 5.0/1
Добавлено: 22.10.2014

Темы: марксизм, материализм, Гегель, диалектический материализм, общество, СССР, наука, философия, философия науки, коммунизм
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]