11:50

Как Октябрь решал банковский вопрос



Дореволюционный банк

Итак, восставшие рабочие и крестьяне берут власть в стране в октябре 1917 года. Все сферы экономики были к тому времени в глубоком кризисе. Уже больше трёх лет шла мировая война, в которой Россия по воле царя, буржуазно-помещичьего правительства и всего эксплуататорского класса принимала активное участие. Уже погибли миллионы людей на фронтах. Заводы пыхтели над выполнением военных заказов, отсталое сельское хозяйство надрывалось в попытках наладить снабжение армии и всего населения хлебом и другими продуктами первой необходимости. На германском, австрийском и турецком фронтах солдаты всех сторон гнили в сырых траншеях.

Ежедневно произведённые рабочими по воле капиталистов на их заводах миллионы пуль и снарядов выстреливались из винтовок, пулемётов и пушек и попадали не в капиталистов, а в таких же рабочих. Санитарные поезда вывозили в тыл тысячи безногих и безруких калек.

Но в чём был смысл происходящего? Война народов была организована так называемыми элитами для перераспределения мировых богатств и колоний. Правящие классы всех стран, участвующих в первой планетарной бойне, имели очень хорошие приобретения и от самого процесса войны. На каждом военном заказе капиталисты умели вполне неплохо обогатиться, перераспределив к себе в карман часть государственного бюджета. Особую роль в этом прибыльном деле играли банки, через которые и шли все денежные потоки.

В России к 1914 году, к началу мировой войны, сложилась довольно развитая, можно даже сказать, эшелонированная банковская система. Эта паразитическая гидра играла для господствующего над рабочими класса важнейшую роль, позволяющую крупным монополиям закреплять своё господство. Вот что о роли банков писал в 1916 году Ленин в работе «Империализм, как высшая стадия капитализма»:

«Основной и первоначальной операцией банков является посредничество в платежах. В связи с этим банки превращают бездействующий денежный капитал в действующий, т. е. приносящий прибыль, собирают все и всяческие денежные доходы, предоставляя их в распоряжение класса капиталистов.

По мере развития банкового дела и концентрации его в немногих учреждениях, банки перерастают из скромной роли посредников в всесильных монополистов, распоряжающихся почти всем денежным капиталом всей совокупности капиталистов и мелких хозяев, а также большею частью средств производства и источников сырья в данной стране и в целом ряде стран. Это превращение многочисленных скромных посредников в горстку монополистов составляет один из основных процессов перерастания капитализма в капиталистический империализм…»

«Из разрозненных капиталистов складывается один коллективный капиталист. Ведя текущий счёт для нескольких капиталистов, банк исполняет как будто бы чисто техническую, исключительно подсобную операцию. А когда эта операция вырастает до гигантских размеров, то оказывается, что горстка монополистов подчиняет себе торгово-промышленные операции всего капиталистического общества, получая возможность — через банковые связи, через текущие счета и другие финансовые операции — сначала точно узнавать состояние дел у отдельных капиталистов, затем контролировать их, влиять на них посредством расширения или сужения, облегчения или затруднения кредита, и наконец всецело определять их судьбу, определять их доходность, лишать их капитала или давать возможность быстро и в громадных размерах увеличивать их капитал и т. п.»




Хотя Россия как капиталистическое государство к 1914 году уже безнадёжно отставала в развитии от других сильнейших государств, но она всё же ещё входила в клуб мировых хищников. Российские банки хоть и были слабее американских, английских и немецких, но для российского капитала имели ту же объединительную роль, позволяющую слить все малые денежные потоки в русло обогащения олигархов. Среди массы всякой ссудно-кредитной мелочи в России выделялись около пятидесяти акционерных коммерческих банков – они часто были зависимы от заграничных банков посредством так называемой «системы участий» – и пять государственных.

Пока основная масса населения мечтала досыта наесться, выспаться и согреться, в это время группы дельцов оперировали миллионными кредитами, спекулировали ценными бумагами, участвовали в концессиях, считали рост процентов прибыли.

В 1917 году взявшему власть трудовому народу досталась масса различных финансовых институтов, заточенных исключительно под интересы банкиров, капиталистов и крупных землевладельцев. Экономику требовалось срочно разворачивать в сторону отсечения паразитических классов от всенародной кормушки, в сторону налаживания работы промышленности в интересах рабочих и крестьян. И хотя в самом начале деятельности Советской власти на повестке каждого нового дня стояли вопросы жизни и смерти, но в декабре 1917 года пролетариат добрался и до банков. Был принят следующий документ:

«ВСЕРОССИЙСКИЙ ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ КОМИТЕТ

ДЕКРЕТ

от 14 декабря 1917 года

О НАЦИОНАЛИЗАЦИИ БАНКОВ

В интересах правильной организации народного хозяйства, в интересах решительного искоренения банковой спекуляции и всемерного освобождения рабочих, крестьян и всего трудящегося населения от эксплоатации банковым капиталом, и в целях образования подлинно служащего интересам народа и беднейших классов единого народного банка Российской Республики, Ц.И.К. постановляет:

1) Банковое дело объявляется государственной монополией.

2) Все ныне существующие частные акционерные банки и банкирские конторы объединяются с Государственным банком.

3) Активы и пассивы ликвидируемых предприятий перенимаются Государственным банком.

4) Порядок слияния частных банков с Государственным банком определяется особым декретом.

5) Временное управление делами частных банков передается совету Государственного банка.

6) Интересы мелких вкладчиков будут целиком обеспечены».




Декрет этот сразу же был подкреплён законными насильственными действиями новой власти. Отряды вооружённых рабочих, солдат и матросов заняли все дворцы сосредоточения банковского капитала, отшвырнув в сторону сопротивляющихся «элитариев». Тем самым пролетариат стал ближе к приобретению всего мира, а бывшие богачи внезапно ощутили себя простыми гражданами.

В прекрасном советском кинофильме-трилогии о Максиме третья часть называется «Выборгская сторона», там хорошо показан как раз момент захвата и удержания рабочими здания банка.



Сам процесс слияния банковских учреждений шёл не просто и растянулся во времени на много месяцев. Это связано с тем, что, во-первых, всё-таки не банки, а сам вопрос выживания в гражданской войне решался в тот момент Советской властью, а во-вторых, банковский вопрос так кардинально ставился впервые в истории, и торопиться здесь нужно было не спеша, чтобы не наломать дров. Остро стоял и кадровый вопрос: не все банковские служащие прониклись нежными чувствами к пролетарской диктатуре. Многие сбежали за границу. Но часть банковских клерков вынуждены были оставить саботаж и поступить на работу в Народный банк РСФСР, чтобы не умереть с голоду. Пролетариат прощал им прежние грехи и давал паёк. Гуманное отношение к ошмёткам эксплуататорских классов сочеталось здесь с временной потребностью в их знаниях.

Взяв банки, российские рабочие выполнили важное условие укрепления во власти. Именно это не сделали восставшие парижское коммунары в 1871 году. Теперь же, с национализацией банков и их объединением в один, все деньги страны могли быть направлены на развитие социалистической экономики. Промышленные предприятия пока ещё где формально, а где фактически оставались в руках капиталистов, но господа предприниматели уже имели удавку на своей шее: кредиты теперь находились под контролем Советов, в ЧК быстро нашлись люди, умевшие раскрыть все буржуйские финансовые уловки.

Кроме того, заграничные совладельцы российских частных банков лишались и денег и возможности оказывать существенное влияние на развитие российской промышленности. Ну конечно же иностранный капитал попытался вернуть утраченное. Западные банкиры отчаянно финансировали все белые армии. В дополнение к ним на разных берегах Советской России ещё и высадились интервенты, проспонсированные всё теми же банкирами. Но большевики умели объединять в кулак не только банки, но и Красную Армию и Советской власти удалось выстоять.

После гражданской войны в СССР выстроилась своя новая банковская система, её целью было превращение банковского кредитования в разновидность государственного планового финансирования. Появились учебные заведения, готовящие советских банковских служащих.

Пролетариат сумел надолго подчинить себе банки и это способствовало бурному росту количества гигантов индустрии и университетов, а не количества олигархов, владеющих недвижимостью в Лондоне или Париже.

Сегодняшнее засилье банков в России для многих капиталистов и банкиров, как и до революции 1917 года, есть средство безмерного обогащения. При этом для большинства трудящихся единственной возможностью решить свои наболевшие вопросы является кредит. Покупая, например, квартиру, люди попадают в многолетнюю ипотечную кабалу. Роль банка как кровопийцы и эксплуататора для миллионов граждан нашей страны сейчас ещё более очевидна, чем для рабочих начала двадцатого века. Ничто не вечно под луной, тем более современный российский капитализм. История уже находила для банковского вопроса вполне работоспособные решения. А самое лучшее из этих решений указал наш Октябрь.

Вячеслав Сычёв

Просмотров: 691
Рейтинг: 5.0/1
Добавлено: 17.10.2014

Темы: экономика, банки, экспроприация, Пролетариат, буржуи, СССР, Октябрьская революция, капитализм
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]