22:00

Любая частная собственность есть зло!



Примерно месяц тому назад я объявила о начале дискуссии о частной собственности. Мнений оказалось так много, что к вопросу о частной собственности, видно, придется возвращаться еще не раз. Вокруг этого вопроса напущено столько тумана, завязано столько запутанных узелков, что придется набраться терпения и приступить к развязыванию узелков одного за другим. Ну, например, такой вот узелок: почему у нас до сих пор путают совершенно разные вещи: предпринимательство и бизнес. Спросите: а какое отношение это имеет к проблеме частной собственности? Да самое прямое отношение! Дело в том, что бизнес не может существовать без частной собственности, а для предпринимательства форма собственности совсем не важна. Значит, и этот узелок придется распутывать именно в сочетании с общей проблемой частной собственности. Но об этом чуть позже. А сейчас давайте все же вспомним о той многоголосой путанице, которую еще раз обнаружила начатая дискуссия.

Разница между частной и личной собственностью

Да что там говорить, если даже у нас на довольно-таки интеллектуальном Форуме путают понятия «частная» и «личная» собственность. Я не стану называть фамилии авторов или комментаторов, так как их ошибки весьма типичны. Один утверждает, что одна корова – это тоже частная собственность, так как ее можно продать или купить. Другой называет частной собственностью огородик в шесть соток, так как выращенные на этом огородике овощи можно продать, а значит, - получить прибыль. Третий считает вполне допустимым считать частной собственностью комнатушку в коммуналке, так как угол в этой комнатушке можно сдать в аренду и, значит, тоже получить прибыль. Ну, и так далее. Я уже один раз приводила притчу о том, как слепые определяли, на что похож слон. Напомню еще раз.

Нескольких слепых попросили определить, на что похож слон. Один потрогал хобот и сказал, что слон похож на большую змею. Другой ощупал ногу и сказал, что слон похож на телеграфный столб. Третий, исследовав ухо, сказал, что слон – это как большая медуза. Вот так и наши теоретики. Приносит прибыль? Значит, частная собственность. Можно продать? Значит, частная собственность. Является средством производства? Значит, уж точно частная собственность. Ну, разве не похожи мы на тех слепых исследователей слона?

А ведь частная собственность – это понятие многогранное, и нельзя одну грань оторвать от другой. Надо рассматривать все признаки в совокупности. Если хотя бы одного из существенных признаков нет, то это, скорее всего, не частная, а личная собственность. Ну, да, корову можно продать, - это во-первых. Если ее молоком торговать, то она приносит прибыль. Это

во-вторых. Она является средством производства. Это – в третьих. Всё. Точка. Доказано, что корова – частная собственность. Но доказано ли? Нет. Забыто и о таком непременном свойстве частной собственности – о возможности с ее помощью эксплуатировать труд наемных работников. Ну, подумайте, какая же хозяйка одной коровы станет нанимать для ее обслуживания работников? Это же абсурд. Но… абсурд до определенного предела. Да, не станет нанимать для одной коровы или даже для двух-трех. А вот для целого стада придется нанимать, и, следовательно, эксплуатировать наемных работников. Значит, что?

Значит, приходится признать, что размер собственности – это тоже важный ее признак. Например, одна квартира из 3-4х комнат нужна человеку для проживания его самого и его семьи. Это – личная собственность. Но вот у Скрынник 13-комнатная квартира. Зачем она ей? А у многих нынешних богачей и вообще по нескольку квартир. Зачем они им? Ясно же, что это вложение наворованных денег для будущей перепродажи. Вот эти лишние квартиры, конечно же, можно считать частной собственностью. Вы скажете: мол, а разве квартира – средство производства? Ну, да, пока квартиры пустуют, они – всего лишь средство хранения вложенных денег. И если одна квартира нужна человеку для проживания, то в лишних квартирах можно открыть что угодно: хоть кафе, хоть мастерскую по ремонту чего-нибудь, а хоть и целое ателье. Вот вам и средство производства! И уж, конечно, тут тоже без наемной рабсилы не обойтись.

Есть ли существенная разница между крупной и мелкой частной собственностью?

Лично я считаю, что как раз существенной-то разницы и нет. Хотя вопрос о различии крупной и мелкой частной собственности и вызывает наиболее серьезные споры. В том, что крупная частная собственность – абсолютное зло, похоже, уже никто не сомневается. Но как только заходит речь о мелкой или даже средней частной собственности, тут уж сплошные разногласия. Вот, говорят некоторые левые (!) политики, надо уничтожить только крупную частную собственность, а вот среднюю и мелкую сохранить. Но ведь это все равно, что бороться с сорняками, срезав верхнюю ветвистую часть, а корешки оставить. Неужели не ясно, что уничтожить сорняки можно только выкорчевав все до единого корня и корешка? Так ведь то же самое и с частной собственностью! Ну, уничтожим крупную частную собственность. Так ведь на следующий же день ее место постараются занять средние, а за ними потянутся и мелкие собственники. Так уж устроен капитализм: богатство, частная собственность постоянно стремятся к увеличению. Ведь сущность капиталистической экономики не в том, чтобы обеспечить страну и народ продукцией своего производства, а в извлечении из производства прибыли. Причем, что особенно важно: личной прибыли, то есть прибыли для частного собственника. Стало быть, чем крупнее частная собственность, тем большую прибыль из нее можно извлечь. Вот поэтому всякий средний и мелкий собственник постоянно стремится к увеличению размеров своей частной собственности.

Что крупные частные собственники – это воры, - стало уже вроде как аксиомой. Вот, например, Дерипаска: увидев, что его «собственные» алюминиевые заводы в России малоприбыльны, стал строить такие заводы в Турции и вообще за рубежом. То есть, российский алюминий, добытый российскими рабочими, он гонит за рубеж и там наживается на дальнейшей обработке металла. Это ли не откровенное воровство? Впрочем, я уже сказала, что в том, что олигархи и вообще крупные частные собственники – воры, уже никто и не сомневается.

Я же берусь утверждать: что любая частная собственность, независимо от ее размера, - это тоже воровство. Из злого семени может вырасти только зло. И если у одной дамочки 13комнаятная квартира - это разве не ограбление бездомных или, скажем, вполне добропорядочных семей с детишками, ютящихся в однокомнатных квартирёнках? А таких нынче много. Но нынешнее частнособственническое государство заботится не о нормальных трудягах, а именно о ворах, награбивших огромные деньги, на которые можно купить хоть 13 комнатную квартиру, хоть целый многоэтажный дом. А у трудяг таких денег нет и не будет.

Да и с нравственной точки зрения разве не видно, что даже на почве самой мелкой частной собственности, в конце концов, вырастает всё то же самое скопище пороков, свойственных и крупной частной собственности? Например, мы ужасаемся тому, как крупный бизнесмен «заказал» своего сына, когда тот стал конкурентом в бизнесе. Но разве менее ужасно, когда внучек убил бабушку, чтобы завладеть ее однокомнатной приватизированной квартирой? (Впрочем, о квартирном вопросе придется написать отдельную статью). Нет, друзья, любая частная собственность порождает лишь злобу, ненависть, делает людей врагами друг другу. Ленин ведь говорил, что частная собственность разъединяет людей, в чем мы и убеждаемся сегодня ежедневно и ежечасно. И если кому-то кажется, что мелкая частная собственность – это безобидное, и даже полезное дело, то весь опыт российской истории за последние четверть века эти иллюзии давно развеял.

Введение частной собственности забило последний гвоздь в гроб СССР

Вообще-то, причин для гибели СССР было много, но все они были вполне устранимы. Но - при грамотном руководстве! Увы, к руководству страны, начиная с Горбачева, в 80-90 годы пришли люди именно неграмотные. Не по злой воле, а как раз в силу своего непонимания они и забили последний гвоздь в гроб великой страны – СССР. Эти гвоздем и было введение частной собственности. Вспомним, как всё начиналось. А начиналось всё с того, что социализм вознамерились лечить капитализмом. А капитализм-то ведь и зиждется на частной собственности. Сегодня уже трудно разобраться, кто из перестройщиков искренне верил в то, что недостатки социализма можно исправить капиталистическими методами. А кто, воспользовавшись сумятицей в мозгах высокостоящих партократов, надумал и на самом деле вернуть страну в капиталистическое прошлое. Много говорят об измене, о предательстве Горбачева. Но я не верю в то, что он умышленно толкнул СССР к гибели. Он – просто мелкий человечек, взявшийся за великое дело. И – провалил всё, что только можно было провалить. То же самое и насчет ученых-экономистов: многие из них, конечно же, не были ничьими агентами и никакими не предателями, а вполне искренне хотели улучшить социализм, который ведь и действительно нуждался в улучшении.

Вот такие, вполне честные, экономисты в годы перестройки серьезно высказывались за введение нэпа: мол, вот, смотрите: Ленин ввел нэп, допустил частную собственность и тем самым спас страну и от голода, и от мятежей. Но ученые забыли, что Ленин действовал совсем в другую эпоху, совсем в других условиях. С помощью нэпа Ленин вовсе не собирался лечить социализм капитализмом, а совсем наоборот, с помощью социализма он намеревался преодолевать капиталистическое наследие. Социализм тогда был еще слаб, только-только появились маленькие росточки. Лечить-то еще было нечего: это все равно что лечить грудного младенца от старческих болезней. Эти росточки надо было не лечить, а холить и лелеять. Ленин это понимал: читайте его статьи о первых субботниках. Но многомиллионным массам трудно было объяснить, что социализм не возникает в одночасье, что его надо строить долго и упорно. Люди-то смотрели не реальную жизнь и видели, что страна в разрухе, что голод надвигается, что обещанный большевиками социализм не очень-то отличается от проклятого капитализма. И в стране начались выступления недовольных.

Как справиться со стихией народного возмущения? Одними докладами и статьями народ не накормишь. И Ленин пошел на компромисс, вернув кое-какие элементы капитализма. Оживилась торговля, оживилось кустарное производство, с облегчением вздохнули крестьяне, для которых продналог был раем по сравнению с продразверсткой. Что поделать: ведь люди с капиталистическими привычками никуда не делись, старые спецы и работники были живы и с трудом воспринимали новые порядки. Ленин, как реалист, хорошо это понимал, потому и сделал уступку капитализму. Именно уступку, причем, - временную. И уж, конечно, было ясно, что с оживлением капиталистического торгашества оживятся и прежние жулики и мошенники. Но Ленин был уверен, что при сильном государстве и надлежащем контроле, в конце концов, удастся справиться и с жуликами.

А о каком нэпе можно было говорить после 70 лет строительства социализма? Поколения людей, привыкших жить по капиталистическим правилам, вымерли. Советские люди были, конечно, многим недовольны, но их пожелания были связаны вовсе не с капитализмом, а с улучшением социализма. Не зря ведь Горбачева приняли именно за его лозунги «К новому облику социализма», «К социализму с человеческим лицом» и т.д.

Ну, и как же перестройщики собирались улучшать социализм? С помощью чего они надеялись придать социализму более человеческое лицо? А вот как раз с помощью разных капиталистических штучек! И среди этих самых штучек и таилась ядовитая змея - частная собственность. И самая страшное – частная собственность на землю. Вспомните, как Черниченко с пеной у рта доказывал необходимость торговли землей, а когда его мечта осуществилась, воскликнул: «И все-таки она продается!». Ну, прямо Коперник эдакий! Но ведь он был не один, так считали многие экономисты. И политики пошли за этими экономистами. Это была грубейшая, можно сказать, роковая ошибка перестройщиков. Это было преступление!

Вот, говорили наши ньюнэпманы, и Ленин ввел частную собственность. Но и это заблуждение: Ленин не ввёл частную собственность, а сохранил кое-какие её остатки. Кстати, как раз на землю частная собственность была отменена в первые же дни советской власти. Причем, в полном соответствии с пожеланиями самих крестьян. Но и тут наворочено много лжи. Тот же Черниченко и иже с ним утверждали, что-де большевики обещали крестьянам землю, но обманули их. Это ложь! Во-первых, большевики вовсе не обещали дать крестьянам землю в частную собственность! Во-вторых, и сами крестьяне этого не хотели, по опыту зная, что частная собственность на землю как раз и способствует возникновению крупных помещичьих латифундий. Они хотели владеть землей, трудиться на ней, кормиться с нее, но исключить возможность купли-продажи земли. Вот ведь и в «Интернационале» пелось «Владеть землей имеем право». Понимаете – владеть. А это вовсе не означает иметь землю в частной собственности.

Однажды некоторые слишком уж радикально настроенные большевики обратились к Ленину: мол, что это за безобразие, у крестьянина такого-то слишком огромный надел земли, эдак он скоро и буржуем станет! Ленин спокойно ответил: мол, не станет: частная собственность на землю у нас отменена, а если человек сам или со своей семьей, но без привлечения наемных работников, может обрабатывать такой участок земли, то и пусть себе владеет им. Как видите, Ленин тут еще не теоретизирует, а просто интуитивно чувствует, где есть опасность буржуазности, а где – нет.

А вот в отношении промышленных объектов было не все так однозначно. Например, некоторые большевики-рабочие требовали немедленной национализации всех фабрик и заводов. Ленин им говорил: пожалуйста, мы хоть сейчас издадим указ о национализации. Власть у нас есть, бланков сколько угодно. А вы умеете управлять данным производством? Не умеете? Ну, а старый собственник умеет. Вот научимся мы сами справляться без старых собственников, без старых спецов, тогда всё и национализируем.

Повторяю еще и еще раз: Ленин делал временную уступку привычным для людей капиталистическим порядкам. А наши перестройщики, наоборот, именно привычный для советских людей социалистический уклад жизни порушили и вознамерились ввести – насильственно! – старый, давно выброшенный на помойку, капиталистический уклад. Да, это была та самая мина, которая была заложена в фундамент СССР в последние годы его существования, в результате чего СССР и взорвался. Это была роковая ошибка перестройщиков.

Уточняю: говоря об ошибке, я имею в виду честно заблуждавшихся, тех, кто искренне верил в то, что недостатки социализма можно исправить с помощью капиталистических инструментов. О тех прохвостах, которые на плечах наивных перестройщиков вознамерились въехать именно в капитализм, уже столько говорено-переговорено, что и толковать здесь не о чем. Они-таки въехали в него, и нас, дураков, в него втащили. Им-то от капитализма кое-что перепало, например, возможность безнаказанно разворовывать госсобственность и на этом сколачивать огромные богатства. Ну, а нам, дуракам, достались от капитализма одни мерзости. Кстати, именно честные экономисты-теоретики, уверявшие, что надо ввести в советскую экономику некоторые капиталистические атрибуты, и предложили организовать кооперацию. Вот ведь и Ленин говорил, что кооперация – этот всё, что нам нужно для построения социализма.

Да уж, наши ученые-экономисты, вслед за партократами, любили прятать своё недомыслие за спину классиков марксизма. Особенно с удовольствием ссылались на Ленина, - ведь он свой, родной, всеми любимый. И снова забыли о том, что Ленин говорил о необходимости кооперации для ТОГО времени. Прочтите его статью «О кооперации», в которой Ленин показывает, как отношение к кооперации менялось в зависимости от времени, от эпохи. Но и сейчас некоторые авторы у нас на Форуме убеждены, что кооперация и сегодня спасла бы нынешнюю (!) Россию от многих бед. В доказательство приводят тот факт, что в сталинское время кооперация неплохо существовала. Но и они, нынешние авторы, забывают о том, в каком веке мы живем, какое у нас государство. При Сталине-то кооперация существовала в рамках социализма! Это была кооперация, контролируемая социалистическим государством. Причем, сильным государством! А у нас сегодня нет не только сильного государства, но, похоже, и вообще никакого.

Однако, вернемся к временам перестройки. Горбачев-то задумал перестройку в еще советское время, еще при социализме. А ведь тогда были еще и Народный контроль, и ОБХСС, и прочие контролирующие органы. Вот тогда Горбачеву и его ученым подпевалам и надо было поучиться у Ленина и у Сталина! Перестройщики, надумав возродить кооперацию, как раз о главном-то и забыли: о необходимости госконтроля. Мол, рынок сам всё расставит по своим местам: наполнит прилавки магазинов, обеспечит разнообразие и высокое качество выпускаемой продукции и т.д. Сейчас-то многие из тогдашних воспевателей рынка притихли, а наиболее совестливые из них даже и высказывают нечто вроде сожаления, например, Шмелев. А тогда все они были увлечены идеей рынка. Во что выродился горбачевский нэп, в том числе и кооперация, сейчас уже видят все.

Я же хочу напомнить, как всё начиналось. Давайте приступим к развязыванию одного из самых крепко завязанных узелков: откуда взялась путаница совершенно разных понятий – предпринимательства и бизнеса. И главное: кому эта путаница выгодна. Ведь если серьезно разобраться, то нетрудно понять, что эта путаница на руку только ворам! Однако, и вполне честные люди считают эти понятия синонимами!

Да, именно так всё и началось: с большой лжи, с отождествления понятий «предпринимательство» и «бизнес»

Послушать только нынешних олигархов: с какой гордостью они называют себя предпринимателями! Еще бы, слово «предпринимательство» звучит очень даже позитивно: ведь само это слово содержит оценочное разделение людей. Мол, есть работники - слепые исполнители. А есть работники творческие, которые всегда стремятся что-то улучшить, усовершенствовать предпринять. Вот это и есть предприимчивые люди. Были ли в советское время предприимчивые люди? Конечно, были. Это люди с творческой жилкой. Они из тех, кому до всего есть дело. Они на заводах и фабриках стремились что-то улучшить, усовершенствовать. Но советские партократы укорачивали их творческие порывы. С одной стороны, вроде бы поощрялось новаторство, поддерживались рационализаторские предложения, за которые даже полагалась какое-то вознаграждение, хоть и копеечное. Но – не дай бог, если рационализатор начинал много зарабатывать! В этом партократы уже видели опасность буржуазного перерождения. Тут сразу же снижались расценки, увеличивались нормы. От этого страдали рядовые работники, НЕ рационализаторы, поэтому в коллективе недолюбливали рационализаторов, считая их выскочками, типа «тебе что, больше всех надо?».

Были и наиболее настойчивые рационализаторы, и если на госпредприятии им не удавалось осуществить свои замыслы, они создавали «своё» производство. Конечно, своих заводов и фабрик они создать не могли, а вот в сельском хозяйстве такое было вполне достижимо. Например, Худенко или Сивков – «Архангельский мужик». В колхозах и совхозах им не дали развернуться, так они организовали «свое» хозяйство. Но партократы добирались и до них. Худенко по сфабрикованным обвинениям был посажен в тюрьму, где и умер. Сивкова тоже все время укорачивали. Ну, как же: едва только такому умельцу удавалось наладить производство сельхозпродукции согласно своим идеям, как сразу же у него самого и у остальных работников поднимались заработки. А вот тут партократы и били тревогу: караул, буржуазное перерождение!

Впрочем, такие опасения партократов были и не совсем уж беспочвенными, и последующие события это подтвердили. Ведь на одного Сивкова, радеющего о стране, приходился десяток чубайсов, радеющих только о своей прибыли. Так что если Сивков и Худенко были действительно предпринимателями, то чубайсы уже тогда были в душе бизнесменами.

Так что в 90-х годах, когда власть в стране захватили ельцины-гайдары-чубайсы, по предпринимателям был нанесен окончательный, смертельный удар. И если в советской время предпринимательство, хоть и трудом, но все же развивалось, то с началом перестройки и, особенно, с приходом к власти ельцинской команды предпринимательство начали душить на корню. И кто же его душил? Душил бизнес! Да-да, именно бизнес и сожрал предпринимателей. Кто-то из предпринимателей махнул на всё рукой. А кто-то и сам рванул в бизнес. Кое-какие умельцы-предприниматели остались в провинции, где только и можно что-то заработать с помощью своих умелых рук, так сказать, в индивидуальном порядке. Заводы-то порушены, работу найти трудно. Но вот наше многомудрое правительство надумало и этим умельцам свернуть шею: увеличило размеры всяких обложений. Про то, как мелкие предприниматели уничтожаются, читали? Нет, нынешнему государству предприниматели не нужны. Просто потому, что по определению это люди честные, желающие зарабатывать деньги своим трудом. Такие люди опасны для воровского государства, ибо в их рядах зреет то самое недовольство, которое порождает мысли о несправедливости нынешнего общественного устройства, а значит, о необходимости этот режим свергнуть. То есть, совершить революцию!

Так чем все-таки бизнесмен отличается от предпринимателя? Уточним еще раз. Предприниматель – это человек, увлеченный идеей что-то организовать, улучшить, усовершенствовать в определенной сфере. Например, Худенко или Сивков были увлечены сельскохозяйственными проблемами. Такие люди идут к осуществлению своей мечты через все препоны, но не кидаются в другую отрасль, где, может быть, и полегче добиться успеха, но их эта отрасль не интересует.

А вот бизнесмен – это человек, которого интересует не какой-то конкретный круг деятельности, а исключительно делание денег. Сегодня бизнесмен может заниматься строительством, завтра – разведением коров, послезавтра – производством женских прокладок … В общем, бизнесмен кидается туда, где можно больше сколотить денег. Да, предпринимательство и бизнес – это не просто разные, но прямо-таки противоположные понятия. Однако, эти два слова считались синонимами как раньше, так и сейчас. Вот это-то очень серьезное заблуждение принесло большие потери для страны и для народа. Это заблуждение и сегодня тормозит развитие революционного сознания, а следовательно, и всего левого протестного движения. Впрочем, как я уже говорила, заблуждаются люди честные, а нынешние хозяева жизни – мошенники и воры, и они вовсе не заблуждаются, а путают эти понятия умышленно!

Но есть еще одно, причем, очень важное различие: предпринимательство может превосходно развиваться без частной собственности, а бизнес только на частной собственности и зиждется! В советское время предприниматель мог вполне осуществлять свою задумку, скажем, на земле, принадлежащей государству или колхозу. Вспомним того же Сивкова. Он говорил: мол, дайте мне возможность хозяйничать на земле так, как я считаю нужным, и я завалю страну продуктами. Вот только продавать землю нельзя ни под каким видом! Видите: продавать (соответственно и покупать) землю нельзя! А ведь возможность продавать и покупать есть один из существенных признаков частной собственности.

В следующей статье я расскажу страшную историю о том, как бизнес сожрал предпринимателей. Приведу не только общеизвестные примеры, но и свои личные наблюдения. Приведу конкретные примеры тех предпринимателей, которых бизнес и сожрал.

А пока - поздравляю всех форумчан с Днем Победы. Не хотела поздравлять вчера, глядя на то, как крысёныши, захватившие в стране власть, празднуют украденную у нас Победу.

Наталья Морозова

Просмотров: 804
Рейтинг: 5.0/1
Добавлено: 15.10.2014

Темы: личная собственность, прибыль, экономика, политика, приватизация, общество, частная собственность, труд, эксплуатация
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]