19:05

Труд, капитализм и социализм



«Социализм хорош на словах, но он никогда не будет работать: ведь если каждый получит все, что ему нужно, трудится он или нет, то у человека не останется никакого стимула к труду!» — таков один из самых типичных и карикатурных доводов против социализма.


За два с лишним века капитализм имел возможность доказать рабочему классу, что это лучшая система из всех возможных, а труд при капитализме — счастье, до тех пор, пока ты можешь работать. Но как ни странно, доклад, опубликованный в США в 2010 году, показывает, что удовлетворенность работой находится на самом низком уровне за два десятилетия, а также, что удовлетворение от труда, независимо от взлетов и спадов в экономике, непрерывно понижается. Недавний соцопрос института Гэллапа показал, что 71% американских работников «не увлечен» или «решительно недоволен» своей работой, независимо от доходов.

Эти данные, похоже, смущают буржуазных экономистов, потому что в такой экономике люди «должны быть счастливы иметь работу». Они не в состоянии выглянуть за узкие рамки капитализма, и потому не могут найти реальных объяснений и решений.

Исследование напугало политиков и бизнесменов перспективой спада успешности американских компаний, и следовательно, дальнейшего усугубления экономического кризиса. С другой стороны, оно привлекло повышенное внимание к тому, что делает работников счастливыми (и, следовательно, более производительными) на рабочих местах. Результаты этого исследования не удивят вас, но его выводы куда более показательны, чем хотелось бы капиталистам.

Побочные эффекты системы: болезни и самоубийства

Прежде чем описать положительные стороны труда, давайте взглянем на последствия неудовлетворенности работой или безработицы.

По данным Гэллапа, «американские рабочие, эмоционально отчужденные от своего труда и рабочего места, подобны безработным — они гораздо реже чем те, кто заинтересован в своем труде, заявляют о прекрасном самочувствии».

Мы уже рассказывали о труднодоступности медицинских услуг в США. Кризис довел неравенство в американском здравоохранении до невыносимого уровня, и этот феномен присущ не только величайшей капиталистической стране мира. Рейтер сообщает: «Система финансовой дисциплины разрушительно воздействует на здоровье в Европе и Северной Америке, увеличивая число самоубийств, депрессий, инфекционных заболеваний и снижая доступ к лекарствам и медицинскому уходу...»

Как минимум 5 миллионов американцев потеряли доступ к медицинской помощи непосредственно вследствие кризиса.

Последние статистические данные проясняют ситуацию: мало того, что всё больше людей недовольно своей работой, всё больше людей находятся в депрессии и плохом самочувствии — но это уже не только молодежь и пожилые люди.

С 2009 года число самоубийц в США превышает число жертв автомобильных аварий. Раньше основное число самоубийц составляли люди до 35 лет и старики, но свежие цифры говорят о резком росте суицидов среди людей среднего возраста (35-64 лет) за последнее десятилетие. Не случайно та же возрастная группа преобладает среди тех, кто отчужден от своей работы в опросе Гэллапа, а также среди тех, у кого больше всего проблем со здоровьем.

Центры по контролю заболеваний докладывают: «Возможные факторы роста числа самоубийств среди людей среднего возраста включают недавний экономический спад (исторически самоубийства, как правило, коррелируют с бизнес-циклами, и пик суицидов приходится на времена экономических трудностей)».

И далее: «Эти результаты подчеркивают, что нужна стратегия предотвращения самоубийств, которые учитывает проблемы психического здоровья, а также нагрузки и стрессы, с которыми могут столкнуться люди среднего возраста. Такие стрессы включают экономические проблемы, двойные обязанности опекуна (детей и стареющих родителей) и потенциальные проблемы со здоровьем».

Какой должна быть эта стратегия, нам не говорят.

Отчуждение, или что такое труд при капитализме

«Самая работа, например, показалась мне вовсе не так тяжелою, каторжною, и только довольно долго спустя я догадался, что тягость и каторжность этой работы не столько в трудности и беспрерывности ее, сколько в том, что она — принужденная, обязательная, из-под палки... Мне пришло раз на мысль, что если б захотели вполне раздавить, уничтожить человека, наказать его самым ужасным наказанием, так что самый страшный убийца содрогнулся бы от этого наказания и пугался его заранее, то стоило бы только придать работе характер совершенной, полнейшей бесполезности и бессмыслицы».1
Эти строки Достоевского описывают мучительный тюремный труд, то есть, пытку бесконечной работой без реальной цели или признания. Никого не удивит, что последние исследования в сфере благосостояния и производительности показывают, что этот вид работы — цикличной, скучной, рутинной работы, даже когда она вознаграждается, — деморализует и не увеличивает производительность, но как раз наоборот.

Отсутствие вовлеченности в работу — результат отчуждения от нее. Капитализм основан на общественном производстве продукта и частном присвоении прибавочной стоимости. Что это значит? Это означает, что при капитализме производство концентрируется, расширяется и развивается в таких огромных масштабах, что только на основе той или иной формы планирования и сотрудничества общество может производить то, что ему нужно.

Это также означает, что, хотя в производстве товаров и услуг работает большинство населения, мы не владеем средствами производства, которые принадлежат горстке капиталистов. За наш труд мы получаем не больше чем необходимо для удовлетворения наших основных потребностей. Продукты нашего творчества, мозга, нервов и органов, не принадлежат нам. То, что мы производим на работе, принадлежит кому-то другому, и предназначено прежде всего для продажи капиталистами на рынке. Именно это Карл Маркс называл отчуждением.

«Поэтому рабочий только вне труда чувствует себя самим собой, а в процессе труда он чувствует себя оторванным от самого себя. У себя он тогда, когда он не работает; а когда он работает, он уже не у себя. В силу этого труд его не добровольный, а вынужденный; это — принудительный труд. Это не удовлетворение потребности в труде, а только средство для удовлетворения всяких других потребностей, но не потребности в труде».1
Можно подумать: раз уж труд так неприятен, люди должны быть счастливы, потеряв работу. Но это неправда. Потеря доходов и доступа к жилью и здравоохранению для себя и своей семьи ужасна. Даже в странах с бесплатной медицинской помощью, бесплатным образованием и высокими пособиями, безработица влечет высокий уровень смертности, депрессию, высокое кровяное давление, диабет, стресс, болезни сердца и самоубийства. Это не просто потеря доходов (что тоже важно), но и потеря социальных контактов на рабочем месте, чувства производительности и полезности для общества.

Что такое труд и почему люди трудятся?

Труд — главное, что отличает человека от животного. Труд, то есть, взаимодействие человека с естественной средой и ее усовершенствование, сыграл решающую роль в развитии человеческого мозга и переходе от обезьяны к человеку, как еще в 1876 году объяснил Фридрих Энгельс.

Но в капиталистическом обществе труд признается «реальным» только если он продуктивен, то есть, если он приносит прибыль для капиталистов. Это ведет к ограниченному пониманию труда, как того, за что платят деньги. Отсюда вытекает много недоразумений относительно того, как работает капитализм, и как происходит классовая эксплуатация. На самом деле, если заглянуть в словарь, то под трудом понимается «деятельность, включающая психические и/или физические усилия для достижения определенной цели или результата».

Таким образом, работа и труд — почти всё, что мы делаем как люди, и большая часть нашего труда не оплачивается. Даже когда вы работаете за деньги, вы выполняете как оплаченный и неоплаченный труд. Средняя заработная плата рассчитывается таким образом, чтобы покрыть основные потребности работника, но она не равна той ценности, которую работник создает за рабочее время. Как объяснял Маркс, прибавочная стоимость, произведенная работником сверх того, что он получает в виде зарплаты — это неоплаченный труд, и именно он лежит в основе ренты, процентов и прибыли.

Маркс описывал человеческий труд, как положительную и творческую деятельность, но при капитализме плод этой деятельности отчуждается от работника. Тот аргумент, что основным стимулом для труда является заработок, может зачастую быть верным для рабочих при капитализме, но это отнюдь не единственная причина, по которой люди работают. Да и самой по себе зарплаты недостаточно, чтобы люди были удовлетворены своей работой.

Даже при капитализме заметна положительная, но ограниченная творческая деятельность во всех уголках общества. Люди преодолевают огромные и утомительные трудности без всякой реальной «продуктивной» цели. Как объяснить, почему люди учатся шить или вязать, когда типовая одежда в магазинах намного дешевле и качественней? Как объяснить тот факт, что люди без конца возятся в своих садиках или работают на заднем дворе, вместо того чтобы пролеживать диваны? Как объяснить, что они подолгу учатся играть на музыкальных инструментах, хотя шансов прославиться и разбогатеть у них плачевно мало? Почему люди тратят месяцы подготовки, чтобы пробежать марафон, крайне изнурительный и тяжкий, и все же часто делают это снова, раз за разом?

Ответ прост. Он десятилетиями известен врачам и психологам: работать с четким результатом, контролировать свой труд, видеть прогресс в работе и сотрудничать с другими людьми — всё это повышает самооценку и дает больше энергии. Короче говоря, это делает вас счастливей.

Психолог из Нью-йоркского университета Роберт Райнер и другие провели исследование, которое показывает, что ручной труд снимает стрессы, улучшает давление и состояние сердца, снимает тревогу и депрессию. По сути, хобби в виде ручного труда дает тот же эффект, что и медитация. Ясно, что, хотя капитализм признает только наемный труд, который приносит прибыль, это не значит, что люди «ленивы от природы» или что они предпочитают не работать вообще.

Люди при капитализме отчуждены от оплачиваемой работы, однако добровольно тратят много времени и энергии на то, чтобы улучшать свои районы или помогать другим. Более четверти американцев в возрасте старше 16 лет хотя бы раз в год работают добровольцами, без оплаты. Многие культурные учреждения, музеи и библиотеки, имеют постоянных работников-волонтеров.

Кроме того, значительное число волонтеров трудится в школах, больницах и церквях, которые предоставляют многие социальные услуги. В 2011 году американцы бесплатно и добровольно отработали 7,9 млн. часов. Стоимость этих часов добровольного труда оценивается в среднем в 22.14 доллара в час — высокий показатель: выше минимальной зарплаты, но в целом ниже расходов на наемного работника, который мог бы сделать то же самое. В целом, американцы в разгар экономического кризиса бесплатно сделали работы на 171 миллиард долларов.

Часть из нее, конечно, делалась для наполнения резюме или в надежде занять постоянное рабочее место, но, тем не менее, миллионы часов отрабатывались без компенсации, чтобы «сделать мир лучше». Более того, самую большую группу волонтеров составили люди 35-44 лет, у которых часто уже есть работа и семья, тоже требующая времени.

Большая часть добровольных работ не особенно интересна, уникальна или сложна. Так что же заставляет людей работать бесплатно? Главные стимулы, по их словам, — желание помочь общинам, повысить самооценку, завести новых друзей, помочь другим, развить новые навыки и насладиться тем, что они любят. Другими словами, люди трудились ради того, чтобы влиться и повлиять на свои общины и районы; чтобы помочь планировать и выполнить содержательный труд, улучшить социальные отношения с окружающими, и учиться.

На первый взгляд, все эти слова говорит любая компания, которая пытается вовлечь работников в труд, или, по крайней мере, дать им иллюзию, будто они что-то значат. Исследования показывают, что даже низкооплачиваемая и неквалифицированная работа, если она делается в целях, важных для личности, а не просто ради прибыли для вашего босса или компании, делает работника счастливее и много более продуктивным.

Люди хотят работать, за деньги или без них; люди хотят быть хороши в чем-то; они хотят быть частью чего-то — пока для них это важно. Но реальность такова, что работая по найму, ты можешь повлиять только на одну вещь — на прибыли капиталиста, и рабочий класс день ото дня всё лучше понимает это.

Как добиться высокой производительности

Вышеупомянутое исследование показало, что удовлетворение от работы и производительность повышают в первую очередь, благоприятные условия труда. Во-вторых, у работников должно быть хоть какое-то влияние над тем, как и где они хотят работать, например, в офисе или нет, начать работать в 8 утра или в полдень, как обустроить свое рабочее место — всё это тоже повышает производительность. В-третьих, нужно пространство и время для отдыха и общения во время работы, в том числе такие вещи, как хороший кофе, хорошее питание, и, возможно, даже стол для пинг-понга или боулинг. В-четвертых, помогают комната отдыха и свободное время, а также уверенность в пользе работы и хотя бы номинальное участие в принятии решений.

Короче говоря, если обращаться с работниками хорошо — они будут работать лучше. Это понимал уже социалист-утопист Роберт Оуэн, в начале XIX века, еще до полного развития капитализма. Сегодня эти практики в той или иной степени применяются в таких крупных и богатых компьютерных компаниях, как Google и Apple, которые зависят от креативности своих работников, чтобы конкурировать с другими большими компаниями. Но по большей части, научные исследования и практики в улучшении условий труда строго ограничены рабочими местами в сфере так называемой «экономики знаний».

Это означает, что на большинстве предприятий, где работники должны не свободно фантазировать, а монотонно трудиться, компании не готовы тратить деньги на улучшение условий труда. В самом деле: большинство офисной работы в настоящее время организовано по принципу конвейера, и работники едва ли контролируют свой труд. Это юмористически, но точно отражено в фильме «Офисное пространство». Единственный способ действительно вовлечь работника в трудовой процесс — включить его в управление, то есть, сделать ответственным за планирование и найти другие способы, чтобы повысить производительность и эффективность — а также избавиться от хватки боссов.

Компании наподобие Apple охотно распространяют иллюзию, будто они работают не только ради прибыли, но во имя «инноваций и расширения границ человеческого творчества». У них, однако, возникли проблемы, когда общественность ознакомилась с отчетами завода Foxconn в Китае (одного из главных поставщиков Apple). В мае этого года трое рабочих завода покончили с собой. Попытки суицидов из-за однообразных условий и безжалостного давления со стороны руководства там настолько часты, что вокруг завода растянуты огромные сети, чтобы ловить прыгающих с крыши самоубийц.

Каким будет труд при социализме?

Особенности жизни при социализме, конечно, будут зависеть от технологий и ресурсов, которые приобретет рабочий класс, когда придет к политической и экономической власти. Члены будущего общества будут коллективно и демократически решать, как им жить. Тем не менее, можно экстраполировать некоторые возможности, существующие уже сегодня.

Главное в том, что труд при социализме — внешне схожий с сегодняшним трудом при капитализме — будет качественно иным. Средства производства будут принадлежать обществу и разумно планироваться в рамках демократического рабочего контроля. Что это значит? Это значит, что все предприятия и все продукты общество будет коллективно и демократически производить, распределять и обменивать на основе коллективных потребностей и пожеланий, а не частных прибылей.

Это значит, что вместо взаимной конкуренции в производстве продуктов, лекарств, автомобилей, одежды и многого другого с целью получения прибыли, рабочие будут прямо решать, что и как производить, с высокими доходами, исключительными условиями труда и в сотрудничестве со всем обществом.

Другими словами, мы будем опираться на обобществленное производство ценностей, которое уже сложилось при капитализме, но место частного присвоения прибавочной стоимости займет общественное распределение. Изъяв доходы капиталистов, запросто можно не только в полном объеме финансировать школы, больницы, строительство и т.д., но и резко сократить рабочую неделю каждого, при полной занятости впридачу. Те, кто сейчас не имеет работы, будут трудоустроены, а те, кто остались без крова — получат жилье. Сегодня миллионы людей не могут позволить себе врача; при социализме у каждого будет достойная, полноценная медицинская помощь.

При социализме исчезнет грань между необходимым трудом и трудом для самореализации, который сегодня называют «хобби». Мы получим больше свободного времени для наших личных интересов. Техника освободит нас от самых унылых и рутинных работ, и тогда труд утратит уродливый характер, который он обрел при капитализме.

При социализме можно будет работать на органической ферме, помогать лечить рак, развивать промышленность, которая не разрушает окружающую среду, играть концерты, и все это в один день! Рабочие не просто станут частью всеобщих проектов и осознают себя полноценными членами общества — сама природа их работы изменится: станет лучше, эффективней и приятней.

Социализм будет не только гораздо более продуктивным и эффективным, чем капитализм: в конечном итоге он позволит человечеству раскрыть и полностью реализовать свой потенциал.

Источник

Просмотров: 899
Рейтинг: 5.0/2
Добавлено: 03.05.2014

Темы: экономика, природа труда, работа и труд, труд при социализме, каким будет труд при социализме, труд при капитализме, капитализм и социализм, труд
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]