22:23

ЖКХ: Россия все больше напоминает оккупированную территорию



Если посмотреть на нас сегодня, то мы очень напоминаем оккупированную территорию. В эфире радио «Комсомольская правда» доктор экономических наук Михаил Делягин объясняет Нигине Бероевой, что если ограничить масштабы воровства, не искоренить его, а просто ограничить, у нас завтра будет 7,5% экономический рост, и все будет хорошо.


Бероева:

- Это программа «Час Делягина». Меня зовут Нигина Бероева. Михаил, вы кому-нибудь когда-нибудь объявляли бойкот?

Делягин:

- Вы знаете, я не объявлял бойкот публично, словами, но есть люди, которым я просто не подам руки. Не потому что я такой хороший. Потом мыть эти руки тяжело. Я не могу сказать, что какой-то особо чистоплотный, я и Чубайсу руку жал, многим другим нехорошим людям жал руку. Но есть люди, которым я руки не подам.

Бероева:

- А были какие-то случаи, когда вы говорили: я не буду покупать продукты этой страны, или не буду за что-то платить в знак протеста, или я не буду ходить в цирк, как недавно предложили?

Делягин:

- Знаете, я стараюсь не покупать товаров Эстонии после истории с Бронзовым солдатом. Я понимаю, что есть национализм, но есть вещи запредельные. Я стараюсь не покупать на рынках у представителей Азербайджана и некоторых других. Но не потому, что я их не люблю, а потому что обсчитывают и обвешивают. Потом это обнаруживать дома очень неприятно. У представителей Средней Азии покупаю. Я не являюсь сторонником националистического подхода к этой теме, но вот такой экономический бойкот… Я могу сказать, что когда я голосую на улице, подъезжает милицейская машина и предлагают подвезти, я тоже никогда не сажусь. Потому что убьют, зарежут, разденут и скажут, что так и было. Как недавнее решение Следственного комитета: покончил с собою пятью ударами ножа в сердце. А еще и под наркотиками был. То же самое, когда я голосую, подъезжает «скорая», предлагает подвезти с ветерком, я тоже никогда не сажусь, потому что это неприлично.

Бероева:

- К чему это я? Возникло предложение у депутата женского пола не платить за коммуналку.

Делягин:

- Это где такое?

Бероева:

- В регионах. Как вам это предложение?

Делягин:

- Я могу сказать, что опять у нас Россию спасают женщины. У нас появился новый Ганди. Я думаю, что сейчас на нее выльют 500 бочек помоев. Сейчас мы узнаем, что она, если уж не проститутка, то бандерша точно. Наверняка катается на какой-нибудь навороченной тачке, наверняка ворует. И вообще ее знакомые бандиты, если не экстремисты. А может быть, она даже знакомая Навального. Я думаю, что все это будет. Но в целом именно с этого начиналась борьба индийского народа против английских колонизаторов. Там были восстания с оружием в руках, их давили. А потом пришел Ганди и сказал: давайте не будем покупать английские товары. Это было очень тяжело, потому что вся мануфактура была английская, и приходилось делать вручную ткань, от чего индийцы уже отвыкли. Это было очень мучительно, но нанесло экономический ущерб Англии. Это было мирное неповиновение, когда люди не выполняли приказов, которые они считали преступными, и которые с нашей сегодняшней точки зрения действительно были преступными. И не покупали английских товаров.

Когда человек говорит «не платите за коммуналку, потому что вас грабят», и это говорит депутат Законодательного собрания региона, это хороший у нас регион, хорошие люди живут в этом регионе, настоящие. Ситуация в коммуналке очень простая. Все мы с этим сталкиваемся. Ничего нельзя проверить, ничего нельзя добиться. Деньги, которые начисляются, не прозрачные. Управляющая компания сваливается на голову, а если вы пытаетесь учредить ее сами с коллегами, то вас пропускают через чудовищные мытарства. Деньги попадают непонятно куда. Управляющие компании уже воспринимаются в нашей стране как синоним МММ, только МММ хоть что-то кому-то раздавала хоть когда-то, а эти просто, как в черную пропасть.

У нас, по имеющимся оценкам, в некоторых регионах пропадает неизвестно куда в ЖКХ до 70%. Это больше тех максимальных оценок распила, которые даже в ВПК. С этим может сравниться только наномодернизация. Потому что в сфере инновационных проектов, как говорят ученые академических вузов, откат достигает 90%. На первом уровне медведевские инновации, а на втором месте ЖКХ. При этом это преступные структуры, если вы начнете возмущаться, вас просто убьют. Я знаю ситуацию с ижевским депутатом, который нашел более миллиарда рублей в городе Ижевске, которые были необоснованно изъяты у граждан города. Часть этих денег все-таки гражданам вернули. Сейчас этот депутат под следствием, ему шьется 282-я статья Уголовного кодекса. Он действительно немножко любит свою Родину, и в терминологии либеральных фундаменталистов, наверное, является фашистом. Он не любит, когда его грабят, да еще и по национальному признаку. Он не любит, когда преступники безнаказанны. Тем не менее, если бы он сидел ровно и не возмущался, никаких проблем у него не было бы.

Собственно говоря, независимость США тоже ведь началась с экономического протеста, с бостонского чаепития, когда выбросили в воду чай, привезенный в колонию, и отказались от английского товара. Если посмотреть на нас сегодня, то мы очень напоминаем оккупированную территорию. Она, правда, оккупирована не внешними захватчиками. Она оккупирована коррумпированной бюрократией, торжествующими, причем нагло, открыто и откровенно, ворами, которые просто глумятся над всеми, глумятся над страной.

Так что это очень правильный призыв, эта женщина молодец. Я не могу сказать, что я призываю всех делать так же. Вообще я не готов призывать людей жертвовать собой. Но как политическое действие это, наверное, единственное, что возможно в нынешней ситуации. Вот если не ждать системного кризиса, когда страна рухнет в пропасть, а пытаться как-то спасти страну от падения в эту пропасть, наверное, единственное действие, которое может совершить обычный гражданин, в ситуации, когда у него, насколько я могу судить, практически нет избирательных прав… Он может голосовать как угодно, но посчитают все равно как надо. Я думаю, что это единственное действие, которым обычный гражданин России может как-то способствовать оздоровлению нашей страны.

Бероева:

- Давайте представим, завтра значительная часть страны перестанет платить за ЖКХ.

Делягин:

- Учитывая нормативы воровства в ЖКХ, они это заметят далеко не сразу. В этой ситуации придется Следственному комитету и другим правоохранительным структурам заняться воровством в ЖКХ. Не потому что они хорошие и ангелы, а потому что они живут в тех же самых домах. Это руководство страны и руководство структур живет на всяких островах фантазий, которые выведены, как «Сколково», насколько я могу судить, даже из-под российской юрисдикции, за большим забором, на который даже посмотреть страшно, а не то что к нему подойти. А среднее звено и низший уровень живут в тех же самых домах, они живут рядом. Если будут отключать воду и канализацию, то будут отключать и им тоже. И они просто испугаются. Так что я думаю, что это действенно.

Что касается плачевного финансового положения ЖКХ, знаете, главный должник ЖКХ не население. Главный должник ЖКХ это бюджетные организации, государство. А население – самый добросовестный плательщик. До каких пор граждане России должны будут оплачивать чужое воровство, чужие дома на островах фантазий, чужие дома в Арабских Эмиратах, чужие замки в Лондоне? Я не думаю, что коммунальная катастрофа, которая у нас медленно происходит в стране, как-нибудь заметно от этого ускорится. Потому что причина не в том, платят люди или не платят, а причина в том, что людей грабят. Вот вас останавливают на большой дороге, отнимают у вас все деньги. Какая разница, у вас тысяча рублей в кармане лежало или сто? Вам никакой. Это разница только для того, кто грабит. Поэтому отказ от платежей это разница не для тех, кто живет в нашей стране, а для тех, кто ее грабит. Это значит призвать в определенной степени пожертвовать собой, потому что риск у вас будет. Будут выбирать точечные жертвы, и вы можете оказаться такой точечной жертвой, как это было в Индии, как это было в США, когда они боролись за независимость от оккупантов и колонизаторов. Но я затрудняюсь сказать, какой еще язык понимают люди, которые нами правят. Может быть, действительно стоит ударить по единственной чувствительной части тела чиновников – кошельку. Просто потому, что мы все остальное перепробовали. На улицы выходить? Мало людей – побили, много людей – дискредитировали, разобрались с вожаками. Вышли на демонстрацию в рамках закона – значит, приняли такой закон, по которому выйти на демонстрацию в рамках закона почти нельзя. В регионах захватывали даже мэрии. Ну и что? Ничего не изменилось. Делать революцию как-то рановато. Делать революцию это значит ломать всё. Потом когда-нибудь будет справедливость, но до этой справедливости не все доживут. Значит что? Или сидите, терпите, или валите из этой страны в любую другую, на какую денег хватит, как нам объясняет наша правящая демократия. Либо пытайтесь бороться за свои права.

А как бороться за свои права, когда у вас и милиция, и Следственный комитет, и суды? Я походил по судам и могу сказать, что с моей точки зрения, не то что у кого-то, находящегося при власти, а даже у советника Чубайса выиграть в суде нельзя, даже в ситуации, когда эта ситуация абсолютно прозрачна. Наши суды не для правосудия. Мы лишены доступа к правосудию, и в некоторых официальных документах это так прямо и признавалось. Как может человек бороться за свои права? Причем не за политические, которые не всем нужны, а за непосредственные? Меня каждый день грабят. Каждый день мне приходит бумажка о том, что меня грабят. По-моему, единственный способ как-то заставить государство ограничить произвол коммунальных монополий и ограничить воровство вокруг этого, только такой.

Я не говорю, что это правильный способ, и что все мы должны это делать сегодня. Просто других способов нет. Вы можете терпеть и обтекать дальше. Правда, не все выживают. Так что, если вы будете просто терпеть, не факт, что вы выживете. Евреи в фашистской Германии тоже терпели, там не было восстаний. И сколько их осталось?

С другой стороны, вы можете уехать, если у вас хватит денег, и если вы готовы расстаться со своей Родиной. Это логично, потому что гораздо проще быть чужим в чужой стране, чем быть чужим в своей собственной стране. А правящая тусовка ежеминутно объясняет нам, что это больше не наша страна, что мы к ней не имеем никакого отношения, что мы здесь просто навоз, на котором растут какие-то цветочки, которые они друг для друга выращивают.

Или вы можете бороться за свои права. Но как бороться? Этот способ, который предложила эта женщина-депутат из региона, правильный. Других способов я просто теоретически не вижу.

Бероева:

- Я тоже не нахожу.

Делягин:

- Люди прочитали Конституцию, так их 31-го числа каждого месяца публично бьют на улицах. У нас начали археологические раскопки на Триумфальной площади, насколько я понимаю, над подземным тоннелем, лишь бы они там не собирались.

Можно собрать Болотную. Но товарищу Акунину дадут один контракт, господину Парфенову дадут другой контракт, с кем не получится договориться, тех посадят. Результат – ноль. Единственный способ дойти до мозга этих людей, если не брать гильотину, это кошелек. Они живут ради денег, они живут ради личного обогащения, и вероятно, другого языка они действительно не понимают. Гениальный человек, этот ваш депутат Законодательного собрания.

Бероева:

- Пока не видно какой-то поддержки этой идеи.

Делягин:

- Знаете, у нас очень законопослушные люди. Мы не американские колонисты, которые бежали, чтобы не выполнять английские законы. Мы не индусы. Мы очень законопослушные люди, нас раскачивать нужно долго. Но знаете, лиха беда начало.

Бероева:

- Но сколько же можно ждать? Каждый год коммунальные платежи все растут и растут, качество обслуживания снижается и снижается. 70% жилья в стране ветхое.

Делягин:

- Расскажите это людям из «Единой России», и они объяснят, что это и есть справедливость. И что за последние 7 лет, как они мне сказали однажды, они построили 12 мостов по всей стране.

Я сказал «оккупационный режим». Да, это фраза из 90-х годов. А разве не так, разве по-другому? Разве действительно не оккупационный? А с оккупацией как быть? Я тоже пытался раскачивать, я даже партию создавал, которую сразу же подручные Чубайса обозвали фашистской, просто потому, что она была патриотической, она сочетала демократические ценности, социальные и естественный природный патриотизм. Но у меня не получилось. Я думаю, что через какое-то время удастся.

Наверное, это жест. Может быть, жест и не более того. Но это очень правильный, очень умный и очень своевременный жест.

Бероева:

- Безусловно, своевременный. Потому что согласно последним социологическим опросам, именно ЖКХ вытеснило среди списка бед дураков и дороги, и все это теперь называется тремя буквами – ЖКХ.

Делягин:

- Ну да, русский язык очень богатый, много ругательств из трех букв. Есть ЖКХ, а есть еще русское матерное ругательство из трех букв, посередине «у». Никогда в жизни не догадаетесь. Суд. А когда говорят, что вы с вашими проблемами ЖКХ можете идти в суд, это то же самое, как если вас посылают на другое схожее слово, тоже из трех букв.

Бероева:

- Смотрите, что сейчас происходит в экономике…

Делягин:

- В экономике пока все ровно. Как раз в ЖКХ у нас с 1 июля повышение тарифов.

Бероева:

- И это подгонит инфляцию.

Делягин:

- Это подтолкнет инфляцию, которая уже сейчас выше прошлогодней почти в полтора раза. Она была весь год выше. И вот первые две недели мая это единственный момент, когда официально инфляция снизилась до уровня аналогичного периода прошлого года. Но инфляция разгоняется.

Но дело даже не в инфляции. Экономика все-таки имеет некоторый запас прочности. Когда нам обещают экономический спад уже в конце этого года, это не совсем так. Экономический спад будет потом. В конце этого года у нас будет хороший урожай, в третьем квартале его соберут, это даст прибавку к ВВП, в четвертом квартале его будут перерабатывать и продавать. Это тоже даст прибавку к ВВП. И поэтому по итогам года мы выйдем на некоторый экономический рост. Действительно, итоги первого квартала шоковые. В первом квартале прошлого года был экономический рост 4,9%, в первом квартале этого года он упал более чем в 4,5 раза, до 1,1%. И в феврале экономического роста не было вообще. Но по итогам года процента два наскребется, может быть, даже чуть больше. Дело не в этом. Падение экономического роста в 4,5 раза за первый квартал произвело шоковое впечатление. Но запас прочности все-таки еще есть. Важно не то, что у нас так резко сократился экономический рост. Важно, что никогда у этой воровской и монопольной модели не будет темпов экономического роста, необходимых ей для поддержания социально-политической стабильности. В процентном отношении рост тарифов на основной части РФ не такой уж и страшный, не на 26% в год, как было в начале 2000-х годов. Страшно, что рост тарифов и рост цен сопровождается снижением реальных доходов населения, по меньшей мере, с 2011 года. В 2009 году сжалось из-за кризиса, в 2010 году восстановилось. Если смотреть, не суммируя обычных людей с Абрамовичами, Потаниными, Прохоровыми и чиновниками, теми же самыми Кудриными, Силуановыми, а брать основную массу людей, то их реальные доходы снижаются. Это вызвало и протесты на Болотной, и это вызывает общее недовольство, общее раздражение. Отнимать у своих, ограничивать масштаб воровства правящая тусовка, я думаю, не готова. Она попробовала. Она испугалась массовых протестов, и мы видим симулирование этих коррупционных процессов. Разговоры по делу Скрынник длятся бесконечно долго, разговоры по делу Сердюкова длятся бесконечно долго. Сердюков даже не обвиняемый до сих пор. Как же тронуть своего человека? Но у них нет денег, чтобы удовлетворять все группы населения. Потому что слишком много воруют.

Если ограничить масштабы воровства, не искоренить его, а просто ограничить, у нас завтра будет 7,5% экономический рост, и все будет хорошо. Но как же своих-то давить? И поэтому приходится им крутиться, как вше на блюдце. Единственный способ как-то призвать их к порядку – сделать так, чтобы с нас нельзя было взять больше денег. Правда, берут. Из регионов пишут, что налоговые разверстывают по людям (экономику разворовали до такой степени, что налоги платить нечем) штрафы по 100, 200, 300 рублей. Человек же не будет из-за 100 рублей идти в суд, он не будет стоять в долгой, мучительной очереди и качать права. Он заплатит. И вот это новые формы дани. Это при татаро-монголах собирали дань раз в пять лет. А при нынешних татаро-монголах, я боюсь, начнут собирать раз в пять минут. Единственный способ как-то объяснить людям, что они неправы, действительно просто не платить. По крайней мере, я другого придумать не могу.

Бероева:

- Будем следить за развитием этой довольно умной мысли, будем обсуждать.

Источник

Просмотров: 762
Рейтинг: 5.0/1
Добавлено: 28.07.2013

Темы: Россия все больше напоминает оккупи, экономика, оккупация россии, политика, михаил делягин, жизнь, ЖКХ, Россия, разрушение страны
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]