14:34

Евразийский Союз и возрождение России



АКАЕВ А. А.

Какой будет Россия в XXI веке? Этот вопрос с трепетом и надеждой задают многие миллионы россиян, задумываясь о будущем своей родной страны. Двадцать с небольшим лет назад Москва была столицей великой державы, без которой в мире не решалась ни одна из ключевых проблем, державы, к которой в поисках поддержки тянулись десятки стран с разных континентов.

Распад СССР породил явление глобального политического тремора, болезненные последствия которого ощущаются и поныне. Заокеанские и иные недоброжелатели России десятилетиями лелеяли мечту о том, чтобы Москва перестала быть фактором, который, как говорится, «не обойти, не объехать», в конечном же счете исчезла как влиятельная мировая сила. Запущенная известным американским политологом З. Бжезинским в отношении России концепция «черной дыры» имела целью навсегда похоронить саму мысль о возрождении России, парализовав политическую волю российского народа о возвращении ее в семью великих мировых держав. Углубленное изучение российской истории привело меня к убеждению, что российский народ по своему менталитету, который складывался веками, не смирится с второстепенной ролью России в мире и никогда не будет ставить во главу угла сугубо обывательские цели.

Теперь, когда после развала Союза прошло заметное время, появилась возможность объективно оценить то место, которое это государство занимало в жизни и истории евразийских народов. Это не была империя, созданная силой и удерживавшая входившие в нее народы путем принуждения. Союзные республики никогда не рассматривали себя колониями, а Россию — метрополией, эксплуатирующей свои окраины. Советский Союз принципиально отличался от Британской и иных империй, владения которых были завоеваны военной силой и находились за морями-океанами, за тысячи километров от метрополии. Россия никогда не богатела за счет национальных окраин, наоборот, по-братски делилась с ними общенациональным богатством. Честные люди на постсоветском пространстве никогда в этом отношении не бросят камень в направлении Москвы. Прожитые народами бок о бок, в дружбе и согласии века не проходят бесследно. Россию нельзя рассматривать в отрыве от окружающего ее евразийского пространства. Революции, кризисы и иные катаклизмы не отменяют влияние фундаментальных факторов, на которых держится мироздание. Земля, народ, культура, религия, духовные ценности, добрососедские и кровные связи веками служили людям опорой в поисках выхода из трудностей, в стремлении к лучшему будущему.

Именно эти факторы, стягивающие и поныне вокруг России народы, связанные с ней многовековой общей судьбой, духовными и культурными ценностями, имеют непреходящий характер. Происшедшая после краха СССР ломка в силу исторической логики не могла не привести к возникновению центробежных тенденций, но в историческом контексте было бы недальновидно преувеличивать их значение.

Общей судьбой на постсоветском пространстве связаны не только народы, но и экономики, выстроенные еще совсем недавно по схеме взаимосвязи и взаимодополняемости. Линия на разобщенность этого пространства вряд ли даст для тех сил, которые ее жаждут и форсируют, ожидаемый результат. Долгосрочные центростремительные факторы, будучи органичными и исторически укорененными, в конечном счете, одержат верх над привнесенными во многом извне центробежными тенденциями. Процесс этот по своей сути не может не быть инерционным. И все же для Евразии он исторически неодолим. Я глубоко верю в способность России, преодолев выпавшие не ее долю трудные времена, откликаясь на чаяния евразийских народов, возродиться к новой жизни, показав своим примером, как могут народы, не поддаваясь пессимизму, с достоинством и честью выходить из тяжелого состояния, восстанавливать доверие народов, извечно связанных с Россией общей исторической судьбой.

Нередко меня спрашивают, чем вызван мой интерес к России, ее прошлой истории и будущему развитию. Так по жизни сложилось, что еще с детства, с первых напутствий умудренных жизнью родителей, меня, кыргыза по плоти и крови, по рождению и воспитанию, судьба и собственные человеческие симпатии поворачивали в сторону России. Через русский язык и систему советского образования в мою жизнь вошли неисчерпаемые богатства русской культуры и высоты мировой науки. С юношеских лет мне повезло: я попал в Ленинград, нынешний Санкт-Петербург, и поступил в один из лучших технических университетов — Ленинградский институт точной механики и оптики, который и поныне сохранил высокий национальный и международный статус. В городе на Неве я стал ученым, кандидатом и доктором наук, там возникла моя семья, родились первые дети. В России, ее северной столице, состоялось, таким образом, мое второе рождение, закрепились чувства глубокой духовной привязанности к стране, которая поддерживала меня и вывела в большую жизнь. В Кыргызстан я вернулся из Ленинграда уже сложившимся ученым и много лет верно и преданно служил родной стране, став в постсоветские годы первым президентом суверенного Кыргызстана (1990–2005 гг.). Провозглашенный мною девиз «Россия дана нам Богом и историей» отражал чувства глубокого уважения, которые веками питал мой народ в отношении братского российского народа.

С чувством гордости вспоминаю о том, что в июне 2000 года мы вместе с президентом России В. В. Путиным поставили в Кремле свои подписи под Декларацией о вечной дружбе, союзничестве и партнерстве между Россией и Кыргызстаном. Навсегда останется на нашей земле созданный по моей совместной с Б. Н. Ельциным инициативе Славянский университет, ставший флагманом кыргызского высшего образования. Нынешнее руководство в Бишкеке своими действиями размывает созданный в те времена фундамент. Уверен, что жизнь и непоколебимая воля нашего народа все же вернут кыргызско-российские отношения в то поистине дружественное русло, которое сложилось исторически. Оказавшись в силу известных обстоятельств в марте 2005 г. в России, я ощутил поистине дружественную поддержку со стороны российского государственного руководства. Радушно приняло меня российское академическое и университетское сообщество, свидетельством чему стало избрание иностранным членом Российской академии наук, а также приглашение стать профессором Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова. С радостью я воспринял возможность включиться в университетскую жизнь Санкт-Петербурга, где сложилась группа моих научных единомышленников. В новых условиях открылись возможности переключиться в научных делах на тот круг проблем, которые ныне приобрели особую актуальность.

Это вопросы развития мирохозяйства и российской экономики в кризисных условиях. Их острота после 2008 г. достигла критического уровня, угрожая тому же Евросоюзу разрушительными последствиями. Находясь в России, я получил возможность по-новому осмыслить гуманистическую миссию этой страны в мире, лучше понять ее нарастающий с каждым годом национальный потенциал, который предопределяет возрождение России, возвращение ее в XXI веке на ведущую роль в международном сообществе. Особенно важной считаю возникшую на постсоветском пространстве тягу к евразийскому единению, практическим воплощением которого в недалеком будущем может стать Евразийский Союз. Указанный выше круг проблем исследован в последние годы мной как ученым с позиций независимого эксперта на основе системного подхода, опирающегося на естественноисторические закономерности.

Духовное притяжение России

Мое собственное познание истории с древности до наших дней привело меня к убеждению, что вопреки упорно насаждаемым в последние десятилетия представлениям о первоочередной важности материальных факторов, особенно связанных с потребительской стороной дела, национальная жизнь любой страны держится преимущественно на духовных ценностях и на высоких идеалах, задающих в социуме нравственные и моральные ориентиры.

Коммунистические идеалы, например, более семидесяти лет служили скрепами советской государственности. Они послужили бы и дольше, если бы не возникла горбачевская идея создания «социализма с человеческим лицом», идея более прожектерская, чем практическая. Новая идея потребовала иной государственной оболочки и радикального обновления состава лидеров. Для Горбачева и его команды в этих условиях не оставалось места. Идеалы коммунизма, социализма и капитализма имеют, в конечном счете, свою политическую окраску. Чрезмерно политизировано и нынешнее понятие демократии. Для расширения зоны демократии Соединенные Штаты и их клевреты стали даже применять военную силу, принося другим народам кровь, жертвы, беды. На этом фоне поистине светлыми представляются универсальные духовные ценности, основанные на подлинно гуманистических началах и опирающиеся на высшие человеческие достижения в культуре, особенно в таких ее сферах, как литература, музыка, художественное творчество и т. д. В мире нет иной страны, в которой гуманистические достижения достигли бы сравнимых с Россией высот.

Какие бы ярлыки ни навешивали на Россию («черная дыра», «империя зла»), как бы ее ни шельмовали, никто в мире не способен отнять у нее имен Пушкина, Толстого, Достоевского, Чайковского, Репина, Левитана, Ахматовой, Солженицына, Тарковского, Темирканова, Гергиева, Спивакова и сотен других выдающихся личностей. В ряду этих выдающихся личностей я вижу фигуру моего великого соотечественника и друга Чингиза Айтматова. Он никогда не отселял себя от российской культуры. Сложившееся в веках гуманистическое величие России глубоко укоренено, имеет славное прошлое и достойное настоящее. Оно извечно отличалось устремленностью в будущее. В делах сегодняшних можно увидеть, как присущие России уникальные духовные ценности способны послужить единению народов в окружающем ее пространстве.

Нередко в литературе используется выражение: красота спасет мир. Извечно идущие из России на весь мир импульсы по поиску гармонии, непреходящих ценностей мира муз и изящных искусств, высокие духовные побуждения, которые составляют ядро российской культуры, чистые человеческие чувства, примеры укрепления дружбы народов в огромной многонациональной и мультиконфессиональной стране — все это украшает жизнь мира. В конечном итоге, эти импульсы побуждают международное сообщество искать пути и способы предотвращения и преодоления конфликтов, сокращения арсеналов смертоносного оружия. Мир оскудел бы без российского духовного богатства.

Модернизация экономики России — императив времени

Вернемся к недавнему прошлому. Те события, которые произошли в Советском Союзе в 1991 г., можно называть по-разному, но их внутренняя суть от этого не меняется. Это была социальная революция, наиболее тяжким итогом которой стал распад великой державы. К тому времени, правда, эта держава в результате горбачевской перестройки потеряла былое величие и в поисках спасения превратилась в международного «попрошайку».

Масштаб международных кредитов Москвы приобрел астрономический характер. Но и это не спасло. Экономический курс новой российской власти был предопределен. Предстоял переход от плановой советской экономики к рыночной системе хозяйства по западному образу и подобию. Каких-либо сценарных наработок не существовало и подготовленных «рыночников» не было. Выбор пал на известного по тем временам марксиста Е. Гайдара, выходца из редакции журнала «Коммунист». Перед его глазами, похоже, стоял пример польского премьера Бальцеровича, применившего в своей стране для перевода ее в рыночную систему координат метод «шоковой терапии». Это действительно самый быстрый путь к решению задачи, подобный, пожалуй, тому, который электрики называют «коротким замыканием». И гайдаровская команда привела в состояние «шока» гигантскую страну. Миллионы людей о «шоковых бедах» до сих пор вспоминают с содроганием. Но дело было сделано. Возврата назад нет.

В современных условиях при решении ключевых общенациональных социально-экономических и иных задач в России все шире с целью выбора наилучшего варианта применяется метод многовариантности стратегий. Вызывает большое удовлетворение то, что этот метод используется в решении наиболее важной на данном этапе задачи модернизации экономики России на инновационной основе.

Разумеется, меня как ученого, вторгшегося в постпрезидентские годы в проблемы развития мировой экономики, прежде всего, интересовали задачи развития российской экономики, которые по своей сложности многократно превосходят проблемы любых иных национальных экономик. Испытав в конце девяностых годов губительное дыхание мирового экономического кризиса (дефолт 1998 г.), Россия встретила кризисные испытания 2008 г., можно сказать, во всеоружии, создав к тому времени за счет доходов от сырьевого экспорта надежную систему экономической безопасности в форме Стабилизационного и Резервного фондов. Однако на газово-нефтяной «подушке безопасности» в условиях следующих один за другим кризисных катаклизмов вечно не удержаться. Коренная модернизация российской экономики на инновационной основе становится для России главным и единственным способом сохранить свой статус великой державы и, преодолев нарастающие экономические неурядицы, выйти по основным качественным индикаторам развития на уровень передовых стран мира. В кризисном состоянии, хотя и разной степени интенсивности, в настоящее время находятся практически все страны мира, начиная с США и стран Евросоюза. Под удар попала даже экономика Китая, темпы экономического развития которого также начинают падать. Тревожные сигналы о снижении ВВП идут из Индии. Привыкшим к сытому благополучию некоторым странам Европы, похоже, не остается иного выхода, чем потуже затянуть пояса.

В Греции, Испании, Италии, Португалии и других европейских странах приходится заметно сокращать бюджеты и социальные расходы. Волна воинствующих протестов против несправедливой социальной политики, начавшись в Америке под лозунгом «Оккупируй Уолл-стрит», захлестывает ныне под сходными экстремистскими призывами и Америку, и Европу. Государственное руководство России с привлечением «мозговых центров» в последние годы активно занималось проблемами стратегического планирования с целью ускорения развития, модернизации экономики, создания нового облика страны в условиях постиндустриальной информационной эпохи. На этой основе была разработана и в начале 2012 г. утверждена Стратегия развития российской экономики на период до 2020 г. По поручению президента В. В. Путина к концу 2012 г. должны быть разработаны контуры новой стратегии развития российской экономики до 2030 г. Как последователь идей выдающегося российского ученого Н. Д. Кондратьева о долгосрочных циклах экономического развития, считаю особенно важными периоды 2010–2017 гг. и 2018–2025 гг., когда экономика, находясь — в первом случае в фазе депрессии 5-го кондратьевского цикла, во втором — в фазе оживления и начале подъема 6-го кондратьевского цикла, наиболее восприимчива к технологическим, структурным, организационным и иным типам инноваций.

Как говорится, это — благоприятное «окно возможностей», которым стране надлежит воспользоваться. При этом оптимальное сочетание собственных и заимствованных технологических инноваций, благодаря синергетическому эффекту, позволит, по моим оценкам, добиться в указанный период высоких устойчивых темпов роста российской экономики на уровне 7–8%, характерных для быстро развивающихся стран, с перспективой выхода не темпы 9–10% в последующее десятилетие. Предлагаемая мною стратегия развития российской экономики носит прорывной характер. Идеи прорывного развития российской экономики все глубже укореняются в российском обществе, в его экономической и политической элите. В своем большом интервью «Независимой газете» (6 июня 2012 г.) я высказал сожаление, что запланированный на ближайшие годы рост российской экономики на уровне примерно 4% в год не способен обеспечить задачу прорыва.

В Китае, Индии и др. этот показатель достигает 8–10% в год при 6,5% в среднем для развивающихся стран. Столь же важное значение приобретает структурная перестройка российской экономики. Новое поколение российских политиков и экономистов, гипнотизированное новейшими информационными технологиями, порой не видит необходимости в возрождении промышленности. Мол, она в постиндустриальном обществе потеряла свою значимость. Это опасное заблуждение. Устойчивость экономическому развитию придает именно промышленность, особенно обрабатывающие отрасли, производящие современные высокотехнологичные товары для потребления людей. Товары реальные, а не виртуальные.

Еще одна проблема сегодняшней России — колоссальный рост импорта. Россия могла бы кормить полмира, а вместо этого импортирует 60–70% продовольствия из-за рубежа. Маленькая Дания за счет экспорта продовольствия каждый год зарабатывает около 50 млрд долларов. Примерно столько же получает Россия от продажи военной технической продукции. Огромные доходы от этого просто проедаются вместо того, чтобы служить модернизации экономики. Моя главная озабоченность связана, таким образом, с развитием российской промышленности. Информационная эпоха не отменяет необходимость интенсивного развития промышленного сектора, который в нынешних условиях особенно нуждается в придании ему инновационного облика.

Однажды известный российский экономист Руслан Гринберг сказал: «Ядерная держава без собственного машиностроения — это противоестественно». Полностью с ним согласен. В целом же, оценивая нынешнее состояние российской экономики, считаю, что, попав в сложнейшее положение после распада СССР, лишившись ряда важных составных частей, которые создавали сбалансированность советской экономики, Россия выстояла, успешно преодолев выпавшие в этот период для нее критические испытания. Наилучшим мерилом тому стала реализация высоких социальных обязательств российского государства перед своим народом. Вижу в этом ключевую роль президента В. В. Путина. Те ориентиры, которые им были озвучены 7 мая 2012 г. после вступления на президентский пост, особенно цель — продвижение России в международном рейтинге условий ведения бизнеса с нынешнего 120 места на 20 место к 2018 г., поистине впечатляют. А слова у него, как известно, не расходятся с делом. У России есть уникальные человеческие ресурсы, гигантские запасы нефти и газа, прекрасные черноземы, богатейшие лесные массивы и, наконец, необозримые территории — от Северного Ледовитого океана и тайги до южных субтропиков. И повсюду в их недрах таится вся таблица Менделеева. Для приведения всех этих богатств в действие, во имя интересов нынешнего и будущего поколений, надо в очередной раз засучить рукава.

Евразийский Союз — моя заветная мечта

Развал Советского Союза, по общему признанию, стал крупнейшей геополитической катастрофой XX века. Но у него есть и другое — человеческое измерение. Крах СССР тяжелым катком прошелся по народным судьбам. Отдав, как первый президент Кыргызстана, четырнадцать лет становлению государственной независимости своей страны, я хорошо видел, как тяжело сказывается на жизни людей проведение межгосударственных разделительных линий между народами, издревле соединенных прочными хозяйственными и братскими духовными связями. Принимая активное участие в развитии на постсоветском пространстве интеграционных процессов, воплощенных в формате СНГ, ЕврАзЭС и ОДКБ, я жил надеждой на то, что единение наших народов в будущем компенсирует понесенные в результате распада СССР издержки.

Ради справедливости не могу не вспомнить о том, что в ходе новоогаревского процесса в 1990–1991 гг., когда решался вопрос о будущем государственно-политическом устройстве на тогда казавшемся неделимым советском пространстве, я вместе с руководителями центральноазиатских республик (Н. Назарбаев и др.) до конца отстаивал линию на охранение СССР на обновленной конфедеративной основе. Это позволяло бы соединить единую союзную государственность и конфедеративную автономность национальных республик и создавало бы мощный синергетический эффект приумножения их общего потенциала. И до сих пор многие мои соотечественники с гордостью произносят: «Я родился в Советском Союзе». Скажу больше. Распад СССР воспринимался и поныне воспринимается народами, по крайней мере, в Центральной Азии, даже с большей болью, чем в России. За пределами того национального ареала обитания, который был навечно определен для них судьбой и историей, во времена СССР для наших народов существовало еще и огромное общее дружелюбное пространство, сияло притягательное имя — Москва. Для молодежи было доступно образование в любой из союзных республик, но наибольшей удачей считалось образование в РСФСР, особенно в Москве и Ленинграде.

Наши писатели, ученые и деятели искусств через Россию находили выход в большой мир, приобретали международную известность. Строительство по современным технологиям промышленных предприятий и энергетических объектов по союзной линии позволяло национальным республикам шагать в ногу со всей страной, привлекало высококвалифицированные кадры из России, Украины и других высокоразвитых в технологическом плане советских регионов. В суверенных же постсоветских республиках экономика, культурная и духовная жизнь развивались в иных условиях — обособленности и оторванности от единого пространства. Если в былые времена поездки из Средней Азии в Москву и Ленинград считались чуть ли не обыденными событиями, то в новых условиях они стали дорогостоящими зарубежными поездками в иностранное государство. Истекшее двадцатилетие после распада СССР стало периодом отрезвления.

Надежды национальных республик на суверенитет как панацею не оправдались. «Золотой дождь» из Америки и Европы не пролился. Более того, «злые ветры» принесли оттуда губительную политическую заразу в форме «цветных революций». Испытавшие это страны попали в положение «политических инвалидов». В Украине и Кыргызстане раны еще кровоточат, Грузия еле ковыляет на заокеанских «костылях». Реалии постсоветской жизни преподали нашим народам поучительные уроки: не ждать «манны небесной» из-за океана и из Европы, а искать пути движения к лучшему будущему путем восстановления вековых связей между братскими народами. Во времена, когда мы были вместе, мы были сильны и воспринимались в своем единстве великой державой. Для благополучия и процветания у нас есть все необходимое. Привести в действие имеющиеся у нас богатства можно лишь путем единения. Поодиночке — не вытянуть. Ничем другим, кроме как «политическим инфантилизмом», не могу назвать стремление лидеров (не народов!) некоторых постсоветских стран найти выход из трудностей путем «хождения в Европу». Действительно, Европа явила собой убедительный пример развития интеграционных процессов.

Страны и народы на европейском континенте, веками враждовавшие друг с другом, положившие сотни миллионов человеческих жизней в кровавых междоусобицах, развязавшие в XX веке две мировые войны, благодаря политической воле дальновидных государственных деятелей, смогли, преодолев многовековую рознь, достичь единения в рамках Евросоюза. Однако нынешний виток мирового экономического кризиса ярко высветил, что Европейский Союз еще не решил до конца проблему своей прочности. Дальнейшее расширение ЕС может привести его к фатальному исходу. На деле это означает, что путь в Евросоюз для постсоветских республик перекрыт. На Западе Россию и ее соседей извечно считают цивилизационными чужаками. У наших стран есть возможность сделать собственный выбор. Соединение их уникального географического положения с редкостными природными, интеллектуальными, научно-техническими, индустриальными и духовными богатствами способно привести к созданию в рамках Евразийского Союза мощного потенциала, равновеликого по своим масштабам Евросоюзу, с блестящими перспективами на процветание.

У нас есть семидесятилетний опыт совместной жизни в рамках единого государства — Советского Союза. Из этого прошлого опыта мы можем взять немало полезного для будущего. Многому мы научились и потом, развивая сотрудничество в рамках СНГ, ЕврАзЭС, Таможенного Союза и ОДКБ. Мощным стимулирующим фактором служит перспектива создания Единого экономического пространства. Нарастает ощущение того, что центростремительные тенденции, наконец, начинают одерживать на пространстве СНГ верх над центробежными силами. Вызывает искреннее удовлетворение то, что особенности нынешнего этапа развития, изменившаяся атмосфера в отношениях постсоветских стран нашли яркое отражение в поистине исторической инициативе президента Российской Федерации В. В. Путина о создании Евразийского Союза, с которой он выступил в бытность премьер-министром России 4 октября 2011 г. в газете «Известия». Ранее, еще в марте 1994 г., идею создания Евразийского Союза Государств выдвинул президент Казахстана Н. Назарбаев. Эта воодушевляющая идея в современных условиях обрела новое рождение. На поворотных этапах в решении кардинальных по значимости задач развития, в поисках пути в будущее общество и человек неизбежно обращаются к опыту прошедших веков, к мудрым заветам мыслителей и провидцев. Ощущая связь времен, они видят дальше и ищут глубже, находя в истории опорные точки для продвижения вперед, преодоления возникающих преград.

История России тем и характерна, что на ее многовековом пути бывало всякое: взлеты и падения, успехи и неудачи. Иноземные полчища с Запада и Востока не раз угрожали национальному выживанию страны. Но она, опираясь на свой национальный дух и народную сплоченность, выстояла. В нынешних условиях для России важнейшее значение, по моему мнению, приобретает научное наследие выдающегося ученого и мыслителя Льва Николаевича Гумилева, посвятившего свое творчество и саму жизнь изучению российской и евразийской истории. В нашей исторической науке нет другой фигуры, идеи и заветы которого были бы столь созвучны современным реалиям.

В многочисленных гумилевских трудах по истории России, особенно в его знаменитой книге «От Руси к России», ярко показано, как, отбив иноземные нашествия и поднявшись из руин, древняя Московия стягивала вокруг себя соседние народы, выступая в качестве их надежного защитника от чужеземных посягательств, протягивая им дружественную руку помощи в восстановлении разрушенной хозяйственной жизни. В истории Кыргызстана навсегда сохранится, например, память о событиях 1785 г., когда наши мудрые правители направили дипломатическую миссию к российской императрице Екатерине Великой с призывом принять кыргызов в русское подданство и тем самым спасти от внешних угроз. С подобными просьбами обращались к России в те далекие трудные времена украинцы, грузины, азербайджанцы и др. Российская империя, в конечном счете, возникла не путем завоеваний, а на основе волеизъявления соседних народов, видевших в Москве надежного защитника и великодушного заступника. И в Российской империи, и в Советском Союзе не было такого присущего Западу понятия, как метрополия, высасывающая из подвластных ей территорий богатства для своего обогащения. Наоборот, подобное движение шло из Москвы в направлении окраин. Это неоспоримый исторический факт.

Я глубоко верю, что идеи президента В. В. Путина о создании Евразийского Союза, отвечающие глубинным народным чаяниям России, Казахстана, Белоруссии и других союзных государств, уже в недалеком будущем обретут плоть и кровь. Эти идеи тесно сопрягаются с заветами Л. Н. Гумилева о евразийском единении и опираются на объективные исторические закономерности, отраженные, в частности, в гумилевских трудах. «Объединиться, чтобы не исчезнуть!» — с таким призывом обращался этот великий российский ученый и мыслитель к потомкам. Будь сегодня Л. Н. Гумилев жив, он порадовался бы воодушевляющему повороту в сторону единения, который ныне происходит на земле Евразии. Евразийский Союз в действии будет ему самым лучшим памятником.

Источник: «Геополитика и Безопасность» № 3 (19) 2012 Санкт-Петербург АКАЕВ А. А.

Просмотров: 1717
Рейтинг: 5.0/1
Добавлено: 17.01.2013

Темы: Путин, экономика, Аскар Акаев, Распад СССР, политика, СССР, Евразийский союз, Россия, возрождение России, Геополитика и Безопасность
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]