22:45

О непонимании в вопросах о лженауке и взаимосвязи науки и религии



Гинзбург Виталий Лазаревич (04.10.1916 – 08.11.2009) – физик-теоретик, академик РАН, лауреат Нобелевской премии по физике за 2003 г.

Рад появлению опубликованной выше статьи В. И. Кузнецова «Из исторического опыта науки», поскольку она даёт повод лишний раз остановиться на некоторых распространенных недоразумениях, возникающих при обсуждении вопросов о лженауке и о взаимоотношении науки и религии. К сожалению, непонимание нередко сопровождается невежеством и демагогией, о чём я недавно писал в статье [1], а ранее в статье [2] и в книге [3, ст. 22, 23, 24]. Необходимо в этой связи указать и на книгу [4].

Обвинения, которые сыплются на созданную в 1998 г. Комиссию РАН по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований и её членов, вполне стандартны. Как хорошо известно, наука непрерывно развивается, причём это сопровождается борьбой идей, выдвижением различных гипотез, их обсуждением, проверкой и часто – развитием. Поскольку истина одна, а гипотез в нетривиальных случаях обычно бывает много, то большинство из них в конце концов отвергается. Но, конечно, называть эти не подтвердившиеся гипотезы лженаучными до полного установления истины было бы совершенно неверно. Другими словами, те или иные представления, гипотезы и теории становятся лженаучными только тогда, когда их продолжают отстаивать и после того, как их несостоятельность надежно установлена. Предполагать, что члены Комиссии РАН по борьбе с лженаукой не понимают этой азбучной истины, значит, отказать им в элементарном уважении. Ну что же, уважать себя не заставишь. Но факт тот, что мы понимаем лженауку только в указанном смысле, и подозревать нас в противодействии новым идеям и т. д. нет никаких оснований.

Менее очевиден, по-видимому, вопрос о том, что же считать надежно установленным, каковы конкретные критерии при объявлении той или иной теории ложной. Здесь, конечно, нет строго доказуемых теорем, но, думаю, суть дела можно пояснить на примерах. Вот астрология – типичная лженаука. В древности, да ещё и лет четыреста назад астрологические гипотезы, то есть предположение о влиянии положения планет, а то и звёзд на судьбы человеческие, нельзя было назвать лженаучными, поскольку законы движения планет и их возможное влияние не были известны. Однако позже трудами Галилея, Кеплера, Ньютона и многих других менее известных людей законы движения планет и вообще законы классической механики были установлены. В результате давно уже ясно, что действие планет, не говоря уже о звёздах, на человеческий организм ничтожно мало, и ни о какой справедливости гороскопов не может быть и речи. То же доказывается и многочисленными сопоставлениями гороскопов с действительностью (см., например, [5]) 1. Итак, в настоящее время астрология – это типичная лженаука, а её защита никак не может быть оправдана [6].

Упомянутая классическая механика (механика Ньютона) за прошедшие столетия вполне надёжно проверена, причем известна и её точность при учёте теории относительности и квантовой механики. Поэтому, если предлагаются какие-либо механизмы, работающие в области применимости классической механики, но якобы действующие вопреки её законам, то сразу ясно, что это – лженаука. То же можно сказать о проектах «вечных двигателей», если даже они основываются не только на механике, но и на использовании других физических или химических закономерностей. Можно, конечно, просто называть все подобные предложения заведомо ошибочными, а не лженаучными, но от названия суть дела не меняется. Невежды и демагоги, конечно, и здесь не унимаются: ведь абсолютная истина недостижима, а значит, мы и в законах классической механики могли что-то упустить, и машина данного «изобретателя» якобы на это и указывает. Нужно ли говорить, что подобная позиция эквивалентна вообще отрицанию возможности иметь надёжные научные знания. Очевидно, весь прогресс человечества зиждется на том, что фактически такие надёжные знания существуют.

В случае астрологии или лженауки, относящейся, так сказать, к области общеизвестных научных данных, никакая комиссия Академии наук для выяснения истины, разумеется, не нужна. Здесь вполне достаточно просто образованных людей или, скажем, специалистов своего дела – астрономов, инженеров, врачей и т. д. Но существуют вопросы более тонкие, требующие высококвалифицированной научной экспертизы, например, ставший уже классическим вопрос о торсионных полях и мнимой возможности их использования в технике.

Современной физике известны поля четырех типов: гравитационное, электромагнитное и так называемые слабое и сильное поля, фигурирующие в теории ядерных сил. В принципе возможно, однако, существование и других полей. В частности, в связи с развитием общей теории относительности стали обсуждаться так называемые торсионные поля, или поля кручения. Как за границей, так и в СССР, разными группами физиков были поставлены многочисленные опыты, имевшие своей целью обнаружить такое торсионное поле, иногда именуемое пятым полем. Но даже самая чувствительная аппаратура его не зафиксировала. Значит, оно не существует в природе или настолько слабое, что об его использовании для связи или в технике не может быть и речи.

Но нашлись невежды и (или) шарлатаны, которые, прикрываясь секретностью, обманывали безграмотных военных и сотрудников КГБ, получая от них немалые деньги на свои, с позволения сказать, проекты изучения и использования торсионных полей. Всё это подробно описано в книге [4] и, например, статье [7]. Так вот, члены Комиссии по борьбе с лженаукой академик Е. Б. Александров, академик Э. П. Кругляков, я и некоторые другие физики, разоблачающие подобную лженауку, оказывается, мешают выдвижению новых идей и вообще, используя какой-то воображаемый «"академический административный ресурс", включающий в себя так называемую "квалификационную экспертизу"» (см. [1]), мешают развитию науки. Вряд ли здесь нужны дальнейшие комментарии.

Быть может, название «Комиссия по борьбе с лженаукой» неудачно, ибо даёт повод для демагогических обвинений. Суть же дела, надеюсь, достаточно ясна. Российская академия наук как высшее научное учреждение страны (то же, конечно, относится и к другим государственным академиям наук) обязана проводить научную экспертизу и не только не допускать траты государственных средств на осуществление антинаучных «проектов», но и не давать позорить российскую науку публикацией лженаучных статей и «работ». Решение этих задач требует внимания и усилий, причем РАН в этом отношении не находится на высоте (пишу об этом в [1] и не буду здесь повторяться в надежде, что к моменту опубликования статьи положение изменится). Вместе с тем усилий одной Академии наук здесь недостаточно, поэтому Е. Б. Александров, Э. П. Кругляков и я обратились еще в марте 2001 г. к Президенту В. В. Путину с письмом, в котором предлагали:

«1. Проведение с помощью РАН экспертизы любых проектов, которые основаны на использовании новых, неизвестных науке законов природы (антигравитация, торсионные поля и т. д.).

2. Разработку кодекса, препятствующего обману и оболваниванию людей через СМИ, создание наблюдательного совета, действующего гласно и открыто, но наделенного полномочиями ставить на место недобросовестных журналистов 2.

3. Поддержку на государственном уровне издания научно-популярной литературы».


Ответа мы не получили. Видимо, во властных структурах страны согласны с В. И. Кузнецовым, который в начале своей статьи иронизирует по поводу нашего письма Президенту России.

Не будет излишним напомнить, что в условиях несвободы и, в частности, в период большевистской диктатуры обвинения в лженауке иногда использовались без учёта сказанного выше и, вообще, совершенно несостоятельным и вредоносным образом. Известнейшим примером подобного типа является лысенковщина, когда чёрное объявлялось белым, а белое – чёрным. К счастью, в современной России я не вижу условий для поддержки и тем более расцвета подобных явлений в науке. Так или иначе, в настоящей статье представляется неуместным обсуждать, каким образом противодействие и, если угодно, борьбу с лженаукой можно извратить не на пользу, а во вред.

Тем не менее, поскольку в статье В. И. Кузнецова моё имя встречается особенно часто, причём в негативном контексте, позволю себе, помимо сказанного выше и ссылок на статьи [1 – 3, 6, 7], сделать ещё два замечания. Тот факт, что я отнюдь не злоупотребляю обвинениями в лженауке в тех случаях, когда речь идёт об идеях и построениях, которые не разделяю и критикую, ясен, думаю, на примере дискуссии с академиком А. А. Логуновым. Я отрицательно отношусь к его критике общей теории относительности и к его собственной релятивистской теории гравитации, писал об этом. Вместе с тем в статье [2] специально подчёркиваю, что поскольку взгляды А. А. Логунова строго не опровергнуты, объявлять их «лженаукой было бы недопустимо и, конечно, я этого не делал и не делаю». Далее в [2] подчёркивается, что «ни один ответственный человек, не говоря уже о Комиссии РАН в целом, не разбрасывается и не может разбрасываться обвинениями в лженауке без должных оснований и прекрасно понимает разницу между научными спорами и защитой совершенно безграмотных лженаучных утверждений».

Второе замечание связано с цитируемыми В. И. Кузнецовым словами академика Н. П. Бехтеревой о том, что у нас «сейчас неподходящее время, чтобы учёные могли высказывать очень смелые мысли. Потому что в Академии наук есть комиссия по лженауке. И наш институт – как бы их клиент. Они к нам очень внимательно присматриваются». Что имела в виду Н. П. Бехтерева, не знаю, я с «их институтом» никогда и никак не взаимодействовал, но об одном эпизоде должен рассказать.

В июле 2002 г. один физиолог, доктор наук, обратил моё внимание на статью Н. П. Бехтеревой, С. В. Медведева и др. «О так называемом альтернативном зрении, или феномене прямого видения», опубликованную в журнале «Физиология человека» (2002. Т. 28. № 1). В письме физиолога, фамилию которого я не считаю возможным сообщать без его согласия, говорится, что это «прямое видение» – несомненное жульничество, а упомянутая статья попахивает лженаукой. К тому времени я уже слышал, что какие-то лица демонстрируют детей, якобы видящих с завязанными глазами. Член-корреспондент РАН В. Б. Брагинский (кстати, член Комиссии РАН по борьбе с лженаукой) и профессор С. П. Ветчанин (оба с физфака МГУ), узнав, что в МГУ демонстрируется это «прямое видение», пошли на соответствующий сеанс и, по их словам, полностью разоблачили демонстраторов. Они просто завязали детям глаза своими повязками, и дети ничего не увидели. В. Б. Брагинский уведомил об этом руководство МГУ, и, кажется, подобная деятельность в стенах университета прекратилась.

Учитывая сказанное, я сразу же по получении письма физиолога уведомил о нём вице-президента РАН академика Н. А. Платэ, а затем изложил всё в направленном ему письме от 1 октября 2002 г. В письме к Н. А. Платэ я указал, что «РАН пройти мимо всего этого дела не может, ибо вопрос рассматривался в одном из институтов РАН, а статья помещена в одном из журналов РАН… Поскольку я не знаю ничего, кроме вышеизложенного, я не могу, конечно, утверждать, что речь идёт о шарлатанстве и лженауке, но подозрения, что это именно так, достаточно обоснованы… Как я считаю, прямая обязанность РАН разобраться в этом деле». В конце моего письма сделана ещё и такая приписка: «Во избежание недоразумений должен подчеркнуть, что я вовсе не подозреваю в лженаучной деятельности сотрудников Института мозга РАН. Я лишь подозреваю, что они пали жертвой жуликов. Но, конечно, и последнее может быть доказано только после экспертизы». Как сообщил мне Н. А. Платэ, он передал моё письмо для рассмотрения в Отделение биологических наук РАН, и было принято решение обсудить упомянутые эксперименты на научном семинаре с приглашением специалистов разного профиля. Не вижу, каким образом сказанное может бросить тень на деятельность Комиссии РАН по борьбе с лженаукой. Не нашел я ничего подобного и во всей статье В. И. Кузнецова.

Вторая часть его статьи посвящена вопросу об отношениях между наукой и религией, причём я уже совсем оказался в центре внимания, и речь даже идёт «о работах В. Л. Гинзбурга» в обсуждаемой области. На самом же деле у меня нет никаких «работ» в области религиоведения, по крайней мере в том смысле, который физики и астрономы вкладывают в слово «работа». Имеется у меня лишь несколько небольших статей или заметок в основном с тривиальными, на мой взгляд, пояснениями, касающимися соотношения науки, атеизма и религии в современном мире [8 – 12]. Все эти заметки написаны в силу того, что в постсоветской России атеизм стали игнорировать, и происходит клерикализация страны. Я же являюсь, как и был при советской власти, убежденным атеистом, хотя и столь же убеждённым сторонником свободы совести, то есть права любого человека верить в Бога, быть атеистом или агностиком. Здесь нет никакого противоречия, ибо отождествление атеистов с воинствующими безбожниками совершенно несостоятельно и аналогично, например, абсурдному отождествлению всех католиков со сторонниками инквизиции или всех православных христиан с гонителями староверов и других «еретиков». Нет оснований, конечно, развивать здесь эту тему. Не хочу также вступать в явную полемику с В. И. Кузнецовым, который, критикуя меня, ссылается лишь на мои статьи [8, 12]. Статей же [9 – 11] он либо не знает, либо предпочитает их игнорировать. Поэтому ограничусь тем, что по возможности кратко сформулирую своё мнение о связи науки и религии в настоящее время.

Совершенно невозможно, как мне представляется, обсуждать вопрос о вере в Бога, если не различать людей религиозных в смысле принадлежности к какой-либо конфессии (для определенности, скажем, теистов 3) и верующих в существование Бога или некоего абсолюта в, так сказать, абстрактном смысле, для конкретности – деистов 4. Теист верит в святость Библии или Корана, верит в чудеса. Среди чудес – непорочное зачатие, воскрешение из мертвых, существование рая и ада, какой-то чуть ли не материальной души и т. д. Разумеется, всякий теист является верующим в Бога, но отнюдь не наоборот: верующий в существование Бога может, очевидно, не быть теистом, а оказаться деистом или приверженцем одного из многочисленных других верований.

Я не религиовед или философ и, естественно, не претендую на обширные познания в этих областях. Позволяю себе тем не менее считать, что суждение по принципиальным вопросам мировоззрения и не требует детального знакомства с историей науки и религии. Так или иначе, я отношусь к теизму и воззрениям типа деизма совершенно по-разному. Как и всем, думаю, атеистам, теизм представляется мне имеющим астрологический статус, ибо вера в библейские чудеса мало чем отличается от веры в гороскопы. Другое дело, что астрология не содержит ничего позитивного и, более того, может принести вред тем, кто ей доверяет. Вера же в религиозные чудеса представляется как-то менее опасной и, главное, основные религиозные учения, например христианство, призывают к соблюдению позитивных этических норм и способны, вообще говоря, облегчать жизнь обездоленных людей. Поэтому недопустимо преследовать за веру и вообще как-то мешать соблюдению принципа свободы совести. Задача же атеистов состоит не в борьбе с религией в духе действий воинствующих безбожников, а в просвещении и, конкретно, выяснении полной несостоятельности креационизма.

Совсем иначе дело обстоит с верованиями типа деизма и, скажем, с агностицизмом. Это, как и атеизм, интуитивные суждения, которые нельзя ни доказать, ни опровергнуть (подробнее см. [14]). Другое дело, что интуитивные суждения атеиста базируются на науке, перманентно развивающейся с течением времени, и её новых достижениях. Интуитивные же представления о существовании Бога и связанные с религией изменяются гораздо медленнее. Чтобы в этом убедиться, достаточно сравнить происходящее на наших глазах стремительное развитие науки с очень медленным, а иногда и совсем незаметным изменением религиозных доктрин. Так, в католицизме за четыре столетия – со времён Галилея и Джордано Бруно – произошёл лишь отказ от монополии библейских догм (в пользу признания известного равноправия веры и разума, то есть науки). Последняя, обнародованная в 1998 г. энциклика римского папы так и начинается: «Вера и разум подобны двум крылам, на которых дух человеческий возносится к созерцанию истины» [15, 8]. При этом в энциклике многократно подчёркивается, что одним разумом для нахождения истины не обойтись, необходимо ещё и Откровение 5, ибо «истина, постигнутая через философское размышление и истина Откровения не перепутываются, как и ни одна из них не делает другую излишней» [15]. К сожалению, объяснить в реальном плане, что же такое Откровение и каким образом и что конкретно оно, по мнению теистов, позволяет понять, я не могу. Видимо, атеист на это не способен.

Итак, теизм, неразрывно связанный с верой в чудеса и опирающийся на некоторые чудеса (то есть мнимые факты и утверждения, не допускающие проверки и, вообще говоря, противоречащие научным данным), решительно отвергается атеистами. Я, во всяком случае, именно так понимаю позицию атеизма. Что же касается деизма и некоторых верований и взглядов, таких как материализм и агностицизм, то их обсуждение – удел философии. О себе могу здесь лишь сообщить, что придерживаюсь материалистических, атеистических взглядов. Как и в случае других интуитивных суждений, доказать их, подобно доказательству математических теорем, невозможно [14].

В своей статье В. И. Кузнецов ссылается на мою заметку [12], написанную, кстати сказать, в ответ на публикацию в газете «Поиск» за деньги (то есть на правах рекламы) статей иностранных миссионеров. Обыгрывая её заголовок «Вера в Бога несовместима с научным мышлением», В. И. Кузнецов объявляет это моим «научным кредо», а саму газетную заметку «установочной статьей» (!). Не собираюсь дискутировать на таком уровне. Замечу лишь, что упомянутый заголовок (не уверен даже, мне ли он принадлежит, ибо во всех других случаях, которые помню, редакция «Поиска» сама изменяла предлагавшиеся мной заголовки), действительно, может быть превратно понят, ибо сказать, что учёный не может верить в существование Бога, конечно, нельзя. Об этом уже была речь выше. Что же я имел в виду по существу дела, из самой заметки [12], как мне кажется, достаточно ясно. Если же хотеть быть точным уже в заглавии, то заметку [12] следовало бы озаглавить так: «Теизм несовместим с научным мышлением», ибо наука несовместима с верой в чудеса. Однако многие читатели газет не знают, что такое теизм, в силу чего указанное заглавие тоже трудно было бы признать удачным. К счастью, роль заглавия невелика, если только не хотеть к нему придираться. Впрочем, и несовместимость теизма с наукой и научным мышлением тоже относится в основном к современности. Чудо – это по определению, насколько понимаю, то, что не находит подтверждения, противоречит научным данным. Поэтому в древности, да и в Средние века, когда наука (во всяком случае, физика и биология) находилась в младенческом возрасте, вера в некоторые религиозные чудеса была или могла казаться непротиворечивой.

В. И. Кузнецов утверждает также, что в статье [8] я допустил «ряд существенных ошибок, на которые указал, в частности, член-корреспондент РАН А. А. Сидоров» [16]. В чём же заключаются эти «существенные ошибки»? А. А. Сидоров цитирует (кстати, это сделано и в [10]) известный ответ А. Эйнштейна на вопрос «Верите ли Вы в Бога?». Ответ Эйнштейна был таков: «Я верю в Бога Спинозы, который проявляет себя в гармонии всего сущего, но не в Бога, который заботится о судьбе и действиях людей». А. А. Сидоров указывает далее, что «Б. Спиноза же был отлучён от церковной общины за религиозное свободомыслие, за отождествление Бога с "Природой творящей", но не за атеизм. Таким образом, нет оснований считать Эйнштейна, равно как и Спинозу, атеистами» [16]. В современном энциклопедическом словаре [13] слово «пантеизм» определяется так: «Религиозные и философские учения, отождествляющие Бога и мировое целое. Пантеистические тенденции проявляются в еретической мистике средних веков. Характерен для натурфилософии возрождения и Б. Спинозы, отождествлявшего понятия "Бог" и "природа"». Я же, в чём меня и упрекает А. А. Сидоров, отождествляю атеизм с пантеизмом, а также считаю неверующим, то есть атеистом, И. П. Павлова на основании упомянутого в [8, 10] свидетельства М. К. Петровой – близкой сотрудницы И. П. Павлова [17].

С учётом того обстоятельства, что Бенедикт Спиноза жил в далеком XVII в., нельзя ожидать совпадения использовавшейся тогда терминологии с современной. По существу же я действительно считаю взгляды Спинозы атеистическими. Что же касается И. П. Павлова, то не вижу никаких оснований сомневаться в правдивости сведений, которые сообщила М. К. Петрова. Почему же А. А. Сидоров считает И. П. Павлова «воцерковленным» [16], мне неизвестно. Было бы хорошо, если бы религиоведы и историки науки прокомментировали сказанное. Пока же никаких ошибок, тем более существенных, в своих заметках [8 – 12] я не усмотрел.

В связи со сказанным хотелось бы подчеркнуть (это уже было сделано, например, в [10]), что представляется совершенно неубедительным, когда в качестве подкрепления религиозных взглядов ссылаются на высказывания великих людей, сделанные столетия назад. Достаточно напомнить, что до Ч. Дарвина (1809 – 1882) креационизм нельзя было с достаточным основанием признать лженаукой. Каким же аргументом в пользу существования Бога можно признать суждения даже самых замечательных учёных предшествующих веков, например, Б. Паскаля, скончавшегося в 1662 г.?

Совсем недавно (в феврале 2003 г.) мировую прессу обошло сообщение об обнаружении объемистой рукописи Ньютона, в которой он излагает вычисления, приведшие его к заключению о наступлении конца света в 2060 г. Впрочем, и до появления этого свидетельства было хорошо известно, что Ньютон уделял очень много времени и внимания алхимии и богословию. Кстати, он был арианцем, то есть, с точки зрения основных христианских конфессий, еретиком. Ну и что же это доказывает? Насколько знаю, никто и я, во всяком случае, не стал в этой связи меньше восхищаться замечательными научными достижениями Ньютона (для доказательства позволю себе сослаться на статью [18]). Ознакомление же с трудами и высказываниями великих мыслителей прошлого свидетельствует, в частности, о том, что в начале третьего тысячелетия нельзя при обсуждении роли науки и её взаимоотношений с религией ссылаться на давно устаревшие представления.

Оценивая статью «Из исторического опыта науки» в целом, я могу лишь выразить удивление тем, сколь превратно, по моему мнению, её автор понимает уроки и опыт истории. Этот опыт в действительности свидетельствует о том, что понятие о лженауке, вообще говоря, историческая категория. Представления и гипотезы, являвшиеся на некотором раннем этапе развития науки естественными или вполне закономерными, если они в дальнейшем с развитием науки полностью опровергаются, становятся лженаучными (конечно, если их продолжают провозглашать). Например, теплород и флогистон в прошлом сыграли свою положительную роль, но тот, кто стал бы сегодня считать, например, тепло жидкостью, безусловно, сторонник лженауки. Точно так же, по убеждению атеистов, теизм, возникновение которого тысячелетия тому назад было естественным или, во всяком случае, непротиворечивым, в свете современного состояния науки представляется неприемлемым, обветшалым плодом древности. Но поскольку верующих людей ещё много, вопрос о взаимоотношении религии и науки остается актуальным, и его обсуждение далеко выходит за рамки чисто научных споров. Здесь не место останавливаться на этом подробнее.

Литература

1. Гинзбург В. Л. Демагоги и невежды против научной экспертизы // Литературная газета (научная среда). 2002. 16 – 22 октября.
2. Гинзбург В. Л. О лженауке и необходимости борьбы с ней // Наука и жизнь. 2000. № 11.
3. Гинзбург В. Л. О науке, о себе и о других. 3-е изд. М.: Физматлит, 2003 {некоторые статьи см. Подборка статей В. Л. Гинзбурга}.
4. Кругляков Э. П. «Учёные» с большой дороги. М.: Наука, 2001.
5. Сурдин В. Корми меня, моя звезда // Российская газета (научная страница). 2003. 29 января; см. также Сурдин В. Г. // Наука и жизнь. 2000. № 12 {см. Почему астрология – лженаука?}.
6. Гинзбург В. Л. Дискуссия в одни ворота // Российская газета (научная страница). 2003. 29 января.
7. Александров Е. Б., Гинзбург В. Л. О лженауке и её пропагандистах // Вестник РАН. 1999. № 3.
8. Гинзбург В. Л. Разум и вера (замечания в связи с энцикликой папы Иоанна Павла II «Вера и разум») // Вестник РАН. 1999. № 6.
9. Гинзбург В. Л. Наука и религия в современном мире // Здравый смысл. 2002. № 2; эта же статья помещена в [3].
10. Гинзбург В. Л. Ещё раз о науке и религии в современном мире // Известия, научная страница. 2002, 24 и 31 мая; эта же статья опубликована: Здравый смысл. 2002. № 3 и в [3].
11. Гинзбург В. Л. Россия не должна скатываться в клерикальное болото // Здравый смысл. 2003. № 1.
12. Гинзбург В. Л. Вера в Бога несовместима с научным мышлением // Поиск. 1998. № 29 – 30.
13. Новый энциклопедический словарь. М., 2001.
14. Фейнберг Е. Л. Две культуры (интуиция и логика в искусстве и науке). М.: Наука, 1992; см. также: Вопросы философии. 1997. № 7.
15. Иоанн Павел II. Вера и разум. М.: Изд-во францисканцев, 1999.
16. Сидоров А. А. Реплика на статью В. Л. Гинзбурга «Разум и вера» // Вестник РАН. 2000. № 2.
17. Петрова М. К. Из воспоминаний об академике И. П. Павлове // Вестник РАН. 1995. № 11. {см. сайт «VIVO VOCO»: http://vivovoco.rsl.ru/VV/JOURNAL/VRAN/PAVLMEM.HTM}
18. Гинзбург В. Л. К трехсотлетию «Математических начал натуральной философии» Исаака Ньютона // Успехи физических наук. 1987. № 1; см. также: Гинзбург В. Л. О физике и астрофизике. М.: Бюро Квантум, 1995.

Примечание:

1. Кстати, не нужно, как это часто делается, путать астрологические гороскопы с утверждениями о связи характера человека и месяца его рождения. Не знаю, реальны ли подобные высказывания, но период беременности женщины мог бы, в принципе, сказываться на характере новорождённого в силу изменений температуры окружающей среды и питания в зависимости от сезона.

2. Подробнее см. [7].

3. Согласно современному энциклопедическому словарю [13], теизм – это «религиозное мировоззрение, исходящее из понимания Бога как абсолютной личности, пребывающей вне мира, свободно создавшей его и действующей в нём. Признание потусторонности Бога отличает теизм от пантеизма, признание непрерывной активности Бога – от деизма. Наиболее характерен для генетически связанных между собой религий – иудаизма, христианства и ислама».

4. Деизм – это «религиозная философская доктрина, которая признаёт Бога как мировой разум, сконструировавший целесообразную "машину" природы и давший ей законы и движение, но отвергает дальнейшее вмешательство Бога в само движение природы (т. е. "промысел божий", чудеса и т. д.) и не допускает иных путей к познанию Бога, кроме разума» [13].

5. Согласно [13], Откровение – это «в монотеистических религиях непосредственное волеизъявление божества или исходящее от него знание как абсолютный критерий человеческого поведения и познания. Выражается в тексте "писания" (в иудаизме и христианстве – Библия, в исламе – Коран) и в "предании", а также получившем письменную фиксацию (в иудаизме – Талмуд, в христианстве – сочинения отцов Церкви, в исламе – Сунна)».


НЕЛЬЗЯ ПРЕПОДАВАТЬ В ШКОЛЕ ТО, ЧТО ПРОТИВОРЕЧИТ СОВРЕМЕННОЙ НАУКЕ

– Виталий Лазаревич, почему вы защищаете атеистов?

– Это происходит только в последние годы под влиянием клерикализации страны. В одном из своих интервью Андрей Кураев заявил, что теперь атеистов можно помещать в Красную книгу. Нас это страшно возмутило – меня и моего друга Евгения Фейнберга. Мы не выдержали и написали статью, что это неверно. С этого момента я стал «борцом» за атеизм. Это как протест против жульничества. Клерикализация ведь в чём состоит: суют религию туда, куда она не относится. У нас светское государство, и очень хорошо, что разрешены церкви, синагоги и мечети. Но я против того, чтобы религия играла такую роль, как в царской России. Я крайне возмущен тем, что в гимне нашей светской страны есть слово «Бог», это чудовищно. Особенно возмутительна попытка церкви внедриться в школу. Нам нужны образованные люди, а их будут воспитывать в духе того, что человечество возникло пять тысяч лет назад. Нельзя преподавать в школе то, что противоречит современной науке. А публичное освящение зданий, когда их поливают водой из водопровода, над которой помахали – и она стала святой… Это смешно. Впрочем, если вспомнить, что американский президент принимает присягу на Библии, то мы более передовая страна.

– Вы не верите, потому что… не верите? Или же у вас есть доказательства?

– Вера или, наоборот, атеизм – интуитивные понятия. Нельзя здесь ничего доказать математически. Я ни в какой мере (что мне иногда приписывают) не считаю, что вера в Бога несовместима с наукой. Но только нужно сугубо различать религию и веру в «что-то такое вне нас, что не сводится к природе». Это нельзя опровергнуть, но я не разделяю эту точку зрения. Это мне совершенно не нужно, непроверяемо и ничего не даёт. Это сведение чего-то неизвестного к другому неизвестному. Совершенно иное дело – религия, то есть следование какой-то конфессии. Как известно, в христианстве, иудаизме и мусульманстве полагают, что есть активный Бог, и что он вмешивается в дела людей, и это называется теизмом. Я считаю, что теизм совершенно несовместим с научным мировоззрением. Христианин верит в святость Библии, в непорочное зачатие и сатану, а это всё чудеса, которые противоречат науке. Когда зарождались религии, состояние науки было таким, что можно было верить и в непорочное зачатие… Эйнштейн подчеркивал, что верит не в Бога, который управляет делами людей, а во что-то высшее, в Бога Спинозы, а это природа. Ну и назовите Бога природой, это вопрос терминов. А если есть Бог, почему же он допускает такие дикие вещи – геноцид, убийства? Где логика? Я не понимаю, как человек может верить во всемогущего Бога, который с этим со всем мирится.

Но что очень важно: иногда люди либо невежественные, либо демагоги путают атеистов с воинствующими безбожниками, и это используется, чтобы критиковать атеистов. Воинствующие безбожники – то же самое, что инквизиторы, и глубочайшая ошибка отождествлять неверующих людей с воинствующими атеистами. Одно дело, когда человек не верит, и другое – когда разрушает церкви или расстреливает священников. А я сторонник свободы совести: верить или не верить – частное дело каждого человека, я не говорю о всяких диких антигуманных сектах.

– Вам хотелось бы верить?

– Я завидую верующим. Мне 87 лет, я человек трезвый и понимаю, что могу в любой момент умереть. Можно заболеть, мучиться, а у меня есть семья. Если бы я был верующим, мне было бы легче, я был бы этому рад… И я уверен, что вера у многих обусловлена боязнью смерти и несчастий. Человек – это лодчонка на бурных волнах, и он ищет убежища в вере. Сейчас хоть лекарства есть, а в те времена, когда родились религии, смертность была дикая, человек был совершенно незащищён, это ж был тихий ужас…

– Была ли ваша семья религиозной? Или вас воспитывали в атеистическом духе?

– Моя мать была врачом, но я, к великому сожалению, помню только её похороны – она умерла, когда мне было 4 года. Мой отец, который родился в 1863 году, через два года после освобождения крестьян, был инженером. Он окончил Рижский политехникум, это был образованный человек. Он был верующим иудеем, но не ортодоксальным – иногда он молился и ходил в синагогу. Пару раз мальчиком я был с ним в синагоге, а потом приставал к отцу – почему ты веришь? И он отвечал: я молюсь, потому что вспоминаю о своих родных, ухожу от тягот действительности. И я с пониманием отношусь к верующим людям. Если это помогает… это же от горя. Мне выпало великое счастье, я занимаюсь наукой – а если у человека ничего нет?

– Бывали ли у вас колебания от неверия к вере?

– У меня никогда не было никаких сомнений.

– Бывают ли верующие учёные?

– Да, бывают. Каноник Леметр был даже президентом Папской академии наук. Но это было в прошлом. Среди современных учёных тоже есть верующие. Году в 65-м я был в Англии, мы гуляли около Темзы с одним специалистом по теории относительности. И я сказанул что-то антирелигиозное. Он надулся и заявил: я католик. Я потом узнал, что у него 10 детей – наверное, он был католик в квадрате. Я почувствовал, что обидел человека, извинился и сказал: если бы я был Робинзоном Крузо и мне предложили на выбор двух Пятниц, один был бы атеист, а другой верующий, я выбрал бы верующего, потому что вероятность того, что он ночью убьёт меня топором, была бы меньше. А в России… Советское время очень сказалось, и всё моё поколение учёных – атеисты.

Новые православные

Профессор Дмитрий ФУРМАН (Институт Европы РАН) рассказывает, что в 2002 году в ходе исследования назвали себя православными 80 % респондентов, а вот на вопрос «верите ли Вы в Бога» ответили «да» только 59 %. То есть 21 % православных – атеисты. Встает вопрос: так ли уж религиозно наше население?

– На словесном уровне изменения по сравнению с советским временем колоссальные. Сейчас большинство называет себя верующими и православными. Но на уровне реальных действий изменения невелики. Так, удельный вес тех, кто раз в месяц посещает церковь, на протяжении всех 90-х годов не менялся и составлял 6 – 7 %. И в 2002 году – тоже 6 %. Тут мы на одном из последних мест в Европе.

В мировой социологии главным показателем воцерковленности считается количество посещений церкви. В католических странах 60 – 80 % населения бывают там ежемесячно, а вот православные обходятся без этого: посещают церковную службу каждую неделю 2 % опрошенных, не бывали на ней никогда 42 %. Более того: 45 % Библии не читали, 48 % никогда не молятся. Получается такая картина: регулярно ходят в церковь и выполняют всякие церковные правила – пост, молитва, причащение, чтение Библии – лишь 6 – 7 % опрошенных.

«Мы убедились, что слова "религиозное возрождение в России" могут употребляться только в кавычках», – подводит итоги Дмитрий Фурман. Вера – или то, что понимают под верой респонденты, – не подкрепляется делами. Большинство оказывается в храме по двум случаям: во время крещения или отпевания.

Старые православные

Итак, лишь 7 % населения не просто считают себя верующими, но и делают то, что требуется от верующих. Какие они, эти люди?

81 % – женщины (а среди атеистов их лишь 21 %). Основная масса старше 50 лет. Это наименее образованная группа (а вот самые образованные – атеисты): 38 % закончили 7 классов и меньше, а вуз – только 13 % (среди атеистов к первой группе относятся 5 %, ко второй – 30 %). Поскольку доходы тесно связаны с образованием, то нет ничего удивительного в том, что «традиционные верующие» в большинстве своём люди не просто бедные, а нищие (у 68 % доход составляет 500 рублей на человека в месяц, среди атеистов таких 29 %). Так что «традиционные верующие» – в большинстве своём тёмные и нищие.

Просмотров: 2175
Рейтинг: 5.0/1
Добавлено: 18.09.2012

Темы: Бог, о лженауке, деградация, религия, и взаимосвязи, атеизм, наука, О непонимании в вопросах, Верующие, науки и религии
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]