13:56

Забастовочное движение в России в 2011 г.

По материалам Рабочего Университета им. Хлебникова

Согласно данным мониторинга Центра социально-трудовых прав, в прошлом году в России состоялось не менее 91 забастовки. Общее количество трудовых протестов достигло 263, что на 28% больше, чем в 2010 году, но на 4% меньше, чем в 2009 году. Однако доля прекращений работы при этом уменьшилась. Не было и радикальных протестов, которые перерастали бы в акции гражданского неповиновения (как в 2010 г. в Междуреченске).

Интенсивность роста числа протестов в первой трети года была выше, чем во все предыдущие годы наблюдения. Традиционный июньско-июльский пик сместился на сентябрь. А в июле было зафиксировано небывалое для этого месяца снижение числа протестов. Но сентябрь расставил все по своим местам – было зафиксировано 36 акций! Больше было только в июле кризисного 2009 г. – 38 акций. Фактически в 2011 г. пик протестов сместился на сентябрь.

По итогам 2011 г. лидером вновь стал Центральный федеральный округ, на долю которого пришлась четверть всех трудовых протестов. Следующие за ним Северо-Западный, Сибирский и Дальневосточный (18, 16 и 14% всех протестов соответственно) отстают с отрывом в 7-10%, и этот уровень можно считать средним. Чуть ниже среднего уровня протестность в таких округах, как Приволжский и Уральский (10 и 11% соответственно). Низким следует считать уровень протестности в Южном и Северо-Кавказском федеральных округах (по 3 % в каждом). Наконец, на уровне одного процента сохранилась конфликтность за рубежом, где российские или зарубежные работники конфликтуют с российскими работодателями.

Что касается забастовок и других случаев прекращения работы, то здесь лидирует Дальневосточный округ: каждая пятая российская забастовка была на Дальнем Востоке. По общему количеству протестов этот регион попадает в группу среднего уровня, а вот по напряженности протестов он в числе лидеров, опережая Центральный регион. Превышение доли общего числа протестов над долей "жестких" протестов в виде стоп-акций наблюдается только в трех округах (Центральный, Северо-западный и Сибирский). Во всех остальных случаях доля стоп-акций превышает долю общего числа протестов.

Главным изменением в отраслевой структуре протестов в 2011 г. стало значительной уменьшение доли промышленных протестов – 40 % всех трудовых протестов приходится на промышленность. Как всегда, самыми протестными являются такие отрасли как машиностроение и пищевая, на долю которых приходится половина всех промышленных протестов. По сравнению с 2010 годом, эта доля протестов в промышленности снизилась на 8%. Уменьшение числа протестов там происходит с 2009 г., в том кризисном году на долю промышленных предприятий приходилось почти 60% всех выступлений работников. Другим значимым изменением стало увеличение доли протестов на транспорте 23%, почти четверть всех выступлений работников. В 2010 году на долю транспорта приходилось 17%, так что рост вполне очевиден. Главным образом уровень конфликтности рос за счет забастовок муниципальных транспортников, которых в минувшем году было необычайно много.

Нельзя не обратить внимания на небольшое увеличение числа протеста в так называемых бюджетных отраслях – здравоохранение, народное образование, культура. В прошлые годы уровень протестности оставался минимальным. В 2011 г. на долю этих трех отраслей пришлось целых 20% от общего числа протестов (против 11% в 2010 г.). За год в бюджетных отраслях произошли весьма громкие акции, такие, например, как летняя голодовка артистов Балашовского театра (Саратовская обл.). Правда, уже не все предприятия, относящиеся к этой сфере в соответствии с формальным классификатором следует считать бюджетными. Например, в 2011 г. состоялись три акции спортсменов, выступающих за профессиональные клубы. В этих случаях, непросто определить, каковы источники финансирования этих организаций. Например, протесты футболистов ФК «Томь», который вроде бы является коммерческой организацией, но немалую часть денег получал из областного бюджета.

При этом в промышленности преобладают акции без остановок работ, хотя и забастовок там происходит немало. Среди промышленных отраслей лидерами по числу "жестких" акций являются машиностроение, пищевая и химическая отрасли. На предприятиях транспорта и связи наоборот, чаще акции проходят в жесткой форме. ЖКХ, строительство и здравоохранение не относятся к самым протестным отраслям, но возникающие там протесты, даже в здравоохранении, где забастовки запрещены, проходят именно в формах, подразумевающих отказ от работы. А вот в народном образовании стоп-акций практически нет. Там все протесты протекают в мягких формах, не приводящих к остановкам работы.

Что толкает работников на протесты, почему они, пренебрегая законом, останавливают работу, выходят на улицы, требуют внимания властей, пишут обращения в правоохранительные органы? В прошлые годы более половины всех протестов возникали из-за задержек заработной платы. Это была причина номер один. В 2011 году ситуация изменилась — на первый план выдвинулись такие причины, как низкая зарплата и политика руководства, которая, как правило, нацелена на увольнения и ухудшение условий найма.

Задержка зарплаты перестала быть суперпричиной протестов. В предыдущие годы на нее приходилось более половины всех протестов – 56% в 2009 г. и 52% в 2010 г. В 2011 г. по этому поводу работники протестовали только в каждом третьем случае. Одновременно выросла доля протестов из-за низкого уровня зарплаты с 18 % в 2010 г., до 26 % в 2011. А уж по сравнению с 2009 г., когда доля этой причины составляла всего лишь 8 %, доля такого повода для протеста выросла более чем в три раза. Сюда же следует добавить, небольшой рост такого повода, как изменение систем оплаты труда – он составил 9 %, против 6 % в прошлом году. Правда это не дотягивает до уровня 2009 г., когда по этой причине состоялось 11% всех протестов. В целом же, эти три причины – невыплата зарплаты, ее низкий уровень и недовольство системой оплаты по-прежнему остаются главными поводами для протестов. В 2011 г. на долю этих трех причин приходится 69 % всех протестов (в 2010 г. – 76%, в 2009 г. – 75%).

Другим важным изменением в структуре протестов стал значительный рост такой причины как политика руководства, реорганизация и закрытие предприятий. За этой формулировкой стоит, как правило, борьба работников за качество своих рабочих мест. Это и попытки руководителей реорганизовать производство, например, вывести часть подразделений в аутсорсинг, раздробить предприятие. Сюда же относятся попытки организовать банкротство, изменить организационно-правовую форму таким образом, что при этом работники теряют заработок, льготы, статус и т.п. Наконец, сюда же попадают случаи конфликта с конкретными руководителями, который, в конечном счете, тоже связан с той политикой, которую проводит этот руководитель. В 2011 г. на долю этой причины пришлось 35% всех протестов – по сути дела, наряду с невыплатами, эта причина стала главной. По сравнению с 2010 г. годом доля протестов, где звучала эта причина, увеличилась с 22% до 35%. Это означает, что работники активизировались в вопросах борьбы за качество своих рабочих мест. Они не желают быть объектами начальственных манипуляций, игрушками в руках работодателей. Они препятствуют необоснованным, с их точки зрения закрытиям, реорганизациям, авантюрным планам отдельных руководителей.

13% всех протестов возникали еще и потому, что администрация отказывалась от переговоров с работниками. Протест становился средством "вовлечения" работодателей в переговоры.

Как и следовало ожидать, задержка зарплаты является основной причиной всех протестов, связанных с прекращением работы. Еще одной причиной, заставляющей прибегать к забастовкам, можно считать причины, связанные с изменением условий труда. По всем остальным причинам работники чаще прибегают к мягким акциям, без остановки работ. Хотя абсолютно "мягких" причин не существует. Любой повод может привести как к возникновению как "жесткой", так и "мягкой" формы протеста.

В 2011 г. набор форм протеста, по сравнению с предыдущими годами, практически не изменился. Самой популярной формой протеста неизменно остается выдвижение требований. Выдвижение требований рассматривается как минимальная форма протеста. В целом ряде случаев коллектив выдвигает требования и этого становится достаточно, для того, чтобы ситуация начала меняться и не нужно прибегать к более жестким акциям. Но, разумеется, это не всегда помогает, и выдвижение требований часто служит первой стадией протеста, после которой работники могут прибегать и к остановкам работы и митингам и т.п. В 2011 г. в каждом втором случае (52 %) работники прибегали к выдвижению требований и заявлениям о своем несогласии с ситуацией и о готовности перейти к другим формам протеста. По сравнению с 2010 г. ситуация практически не изменилась – тогда эта форм использовалась в 54 % случаев.

Митинги за пределами предприятия – это вторая по распространенности форма протеста, к которой прибегают работники. В 2011 г. она использовалась почти в каждом третьем протесте, практически так же, как и в предыдущие годы. Это максимально демонстративная форма протеста, на которую трудно не обратить внимание, даже если она малочисленна – уж очень большое внимание сейчас уделяется публичным акциям.

Обращение к властям и правоохранительным органам – это составление и подписание коллективных писем, обращений, жалоб с той же целью, что и на митинге – обратить внешнее внимание на нетерпимую ситуацию, и невозможность ее разрешения внутри предприятия. В 2011 г. такие обращения предпринимались в каждом пятом случае, как впрочем и в предыдущие годы.

Остановка работы предприятия – классическая форма забастовки, правда, чаще всего это стихийные и незаконные забастовки. В 2011 г. их доля (16 %) была меньше, чем в 2010 г. (21%).

Кроме того, следует обратить внимание еще на два момента. Первый связан с низкой долей легитимных форм протеста, а именно остановкой работы по статье из-за невыплаты зарплаты, коллективных трудовых споров без забастовки и коллективных трудовых споров с забастовкой. На долю этих форм протеста в 2008 приходилось 11% от числа всех протестов, столько же в 2009, 9 % в 2010 г. и 8 % в 2011 г. Иными словами менее десяти процентов всех акций протеста проходят в формах, предусмотренных трудовым законодательством.

Во-вторых, необходимо обратить внимание на снижение числа крайне жестких формы трудовых протестов, таких как голодовки, захват предприятия, перекрытие магистралей. В 2008 г. 17% всех протестов проходили в этих формах, в 2009 – 18%, в 2010 снова 17% . В 2011 г. доля таких акций существенно снизилась – всего 4,5%. На захваты предприятий в 2009 г. приходился 1% акций, в 2010 - 3%, в 2011 г. - всего 0,5%.

41% всех протестов в стране возникают как стихийные, остальные проходят под руководством или при участии профсоюзов. Поэтому не удивительно, что только 8% всех протестов проходит в формах, предусмотренных законодательством: остальные проходят или как общегражданские митинги, или вообще как незаконные акции. Такое положение сохранялось на протяжении нескольких последних лет, хотя в Трудовом кодексе написан специальный раздел, где прописано, как работники могут протестовать, защищая свои трудовые права. Правда, практика показывает, что тот, кто пытается протестовать по закону, почти гарантированно проигрывает.

Источник

Просмотров: 1631
Рейтинг: 5.0/1
Добавлено: 16.03.2012

Темы: забостовки 2011 года, стачки, итоги 2011 года, митинги, Профсоюзы, политика, полтитческие акции, в 2011 г., Забастовочное движение в России
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]