11:20

Новое варварство

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ НИЛА СТИВЕНСОНА: «АНАФЕМ»



«- Сжигают ли ваши соседи друг друга заживо? – так фраа Ороло начал беседу с мастером Флеком…
- Ходят ли ваши шаманы на ходулях? – прочел фраа Ороло по бурому листу, которому бы навскидку я был дал столетий пять, если не больше. Затем поднял глаза и пояснил: - Возможно, вы называете их пасторами или знахарями…
- Когда заболевает ребенок, вы молитесь? Приносите жертву раскрашенной палке? Или считаете, что во всем виновата старая женщина?
Горячий стыд стекал по лицу, забивал уши, щипал глаза. Я едва слышал вопросы фраа Ороло.
- Считаете ли вы, что встретите своих умерших собак и кошек в некой посмертной жизни?
…- Случалось ли, что кого-то, тебе известного, ритуально увечили, потому что застали за чтением книги?...»
Это из «Анафема» Нила Стивенсона (2008 г.). Из толстенной книги, которую прочтет ничтожное число нынешних людей, отвыкших читать вообще. Книга сложна для восприятия, мне пришлось ее читать, напрягая свой интеллект достаточно сильно. Хотя сюжет «Анафема» достаточно прост. На планете Арб (альтернативной Земле в одной из параллельных вселенных) в конце капиталистической эпохи (эпохи Праксиса – науки и технологий) происходят Ужасные события.
Первое – всемирная волна насильственных революций. Второе – мировая война. Третье – геноцид.
Происходит катастрофа, в ходе которой планета теряет огромную часть населения. Утрачивается часть знаний. Утрачивается даже часть знаний об истории, ибо погибают компьютеры (синтаксические устройства), хранившие информацию. Гнев толп обрушивается на ученых и науку как таковую: их считают главными виновниками ужасных бедствий. Ученые вынуждены удалиться в подобия закрытых от мира монастырей и превратиться в своеобразных монахов. Они отказываются превращать свои знания в технологии, отказываются заниматься прикладными вопросами. Что однажды не спасает их монастыри от трех страшных разорений варваризованными толпами в послекатастрофическом мире. Приходится изолироваться еще больше. Ворота концентов, обителей инаков (ученых-монахов) открываются внешнему миру по трем циклам: раз в десять, раз в сто и раз в тысячу лет. Людей, попадающих в обители, опрашивают с помощью древних вопросников.
И так проходят несколько тысячелетий. Развитие выжившего человечества практически останавливается.
«…- Есть ли в ваших вигвамах, шатрах, небоскребах или в чем вы там живете…
- По большей части в трейлерах без колес, - сказал мастер Кин.
- Отлично. Есть ли в них вещи, которые умеют думать, хоть и не люди?
- Когда-то были, но потом они перестали работать и мы их выкинули.
- Умеешь ли ты читать? Именно читать, а не разбирать логотипы?
- Ими больше не пользуются, - сказал Кин. – Вы ведь про значки? Не стирать в отбеливателе и все такое? Ну, на трусах…
…Кин встал и тряхнул плечами, сбрасывая куртку… Он развернул куртку изнакой к Ороло и показал пришитые под воротом ярлыки. Я узнал фирменную эмблему, которую последний раз видел десять лет назад, только ее с тех пор упростили. Под ней шла полоса из движущихся картинок.
- Кинаграммы. Они вытеснили логотипы.
… - Тогда зачем, по-твоему, от них отказались?
- Чтобы люди, которые сделали для нас кинаграммы, увеличили свою рыночную долю…
…Ты хотел знать, умею ли я читать, не это, а неподвижные буквы?
- Да.
- Мог бы, потому что родители заставляли меня их учить, но не читаю, потому что незачем…»
Основную массу населения планеты составляют тупые и бесполезные пены – сокращенно от «люмпенов». Инаки знают, что пены-люмпены лишены образования, особых навыков и устремлений – и всякого желания ими обзавестись.
«…Последних можно было издали узнать по габаритам. Среди бюргеров и мастеров тоже встречаются нехуденькие, но они хотя бы носят одежду, призванную это скрыть. Сейчас у пенов в моде было что-то типа футболок (яркое, с цифрами на спине), но огромного размера, так что плечи болтались в районе локтя, а нижний край доходил до колен. Штаны (нечто среднее между шортами и брюками) выступали из-под футболок примерно на ладонь, оставляя открытыми волосатые ноги над громадными дутыми кроссовками. На головах у пенов были свисающие на спину бурнусы с эмблемами компаний – производителей пива и надеваемые поверх черные очки-консервы, которые не снимались даже в помещении.

Впрочем, выделялись пены не только одеждой, но и тем, как они ходили (вразвалку, нарочито неторопливо) и стояли (всей своей позой выражая свою крутизну и, как мне казалось, некоторую враждебность)…»
Как видите, Нил Стивенсон – а я почитаю его как одного из самых выдающихся современных когов-когнитариев – рисовал картинку с современного американского жвачно-пивного, нечитающего быдла. Да и сам год появления «Анафема» (2008-й, год начала острой фазы нынешнего Глобального Смутокризиса) неслучаен. Н.Стивенсон предчувствует, во что разовьется нынешний кризис, пришедший на десятилетия, на весь XXI век. Он дает нам намек на дальнейшие события нашего с вами мира: волна революций, Большая война, геноцид, уничтожение науки и культуры ордами кретинов и психов – и приход нового варварства. Темных веков-2. «Анафем» - книга-предупреждение. Она, вместе с «Криптономиконом» - ключевые труды Стивенсона, американского кога. Увы, сложные для понимания и очень объемные, а потому доступные для прочтения лишь ничтожно малому числу ныне живущих. Именно поэтому я и дерзнул пересказать часть «Анафема», читатель.
Тем более, что его предчувствия уже начинают воплощаться в нашей жизни…

***

На конгрессе «Глобальное будущее-2045» в Москве февраля 2012 года блистал Рэй Курцвейль. Тот самый знаменитый изобретатель, который еще в 1981 году вывел закон удвоения мощности вычислительной техники и предсказал, что в районе 2045 года сей прогресс сожмется до считанных дней – и мы перейдем в некую фантастическую эру, попадем в прекрасный новый мир. Где, возможно, достигнем даже физического бессмертия.

Курцвейль потрясал воздухе мобильным смартфоном, восторгаясь: какое счастье! С помощью вот этой штучки любой отрок (хоть в Америке, хоть в Африке) может выйти в интернет и получить доступ к любым знаниям.
Слушал его – и горько улыбался. Для того, чтобы получать доступ к знаниям с помощью смартфона, нужно обладать хотя бы системой знаний и каким-то цельным представлением о реальности. Только тогда ты знаешь, где и что нужно искать. Только тогда ты можешь отличить знания от откровенного бреда или поверхностной брехни, коими полна Паутина. Новому варвару никакой И-нет не поможет, равно как и самый «навороченный» смартфон. Он хорош лишь для тех, кто получил нормальное русско-советское образование (где средняя школа – как мини-университет, где ты получаешь представление о всех отраслях знания) и умеет не только запоминать, но и понимать большие тексты. В противном случае электронные игрушки с выходом в Сеть – всего лишь способ убить время, лишь способ плодить новое варварство и распространять социальные психопатологии.
Если знания получить так легко, то у пользователя атрофируются элементарные когнитивные возможности. Река сведений будет течь сквозь него, как пища при несварении желудка – без всякой пользы. А мышление останется убого-хаотическим. Более того, новый троглодит будет глотать откровенное мракобесие, выдаваемое за знание, поскольку не в силах отличить одно от другого. Неужели это трудно понять?
Какое там, к черту, ускорение научно-технического развития? Мы закономерно получили застой. Сегодня мы имеем дело только с самым началом этого застоя. Дальше будет больше. Ибо новые варвары и существа со смартфонами (в большинстве своем) лишаются способности изобретать и творить действительно новое. Просто из-за отсыхания мозгов и отмирания когнитивных способностей.

Тому же Курцвейлю тогда, на «Глобальном будущем-2045», ответили: нельзя просто экстраполировать рост вычислительной мощности процессоров. Ведь для искусственного интеллекта, как заявил научный сотрудник Института ядерной физики МГУ Александр Панов, нужны новые виды программного обеспечения. Те же методы программирования, коими мы до сих пор пользуемся (эксперные оценки, нейронные сети, эвристика) разработаны в 1950-е и 1960-е годы. Нового нет. И тут тоже – застой.
Промышленно развитый капитализм был царством рационально мыслящего, образованного и начитанного человека. Само ведение капиталистического дела требовало и рациональности, и знаний. Идеал человека Индустриальной эры – инженер Сайрес Смит из «Таинственного острова» Жюля Верна: Инженер с большой буквы, волевого творца, умеющего и железо выковать из найденной руды, и взрывчатку сделать, и телеграф смастерить, и сложную постройку возвести. Да разве только в литературных образах дело? Хватало и реальных историй. Например, инженера и предпринимателя Изамбара Брюнеля, строителя железных дорог, стальных мостов и самых передовых в его время кораблей, включая опередивший свое время «Грейт Истерн». Именно его отец изобрел проходческий щит и построил туннель под Темзой.
Можно вспомнить исполинов научно-технической революции, коим мы обязаны титаническими прорывами ХХ века. Игорь Курчатов и Роберт Оппенгеймер, Лесли Гровз и Лаврентий Берия, Сергей Королев и Вернер фон Браун. Капиталисты: инноваторы – Говард Хьюз, Генри Форд. Вестингауз. Сименс. Акио Морита.
Именно люди такого типа создавали окружающий нас, техногенный мир. Хваткие – но при этом смелые, начитанные, обладающие самостоятельной фантазией, способные концентрировать силу и волю на избранном направлении. Умеющие не только конструировать ракеты, но и вдохновенно играть на рояле сложнейшие произведения.

Но сегодня все шире в жизнь входит совершенно новый тип тех, кого еще недавно считали видом «человек разумный». Новый варвар. Человек, одичавший до состояния странного, психопатологического двуногого. Негодного ни в какой роли: ни как рабочий нового мира, ни как инженер, ни как конструктор или ученый, ни как умный управляющий. Некая тупиковая ветвь эволюции.
Чем отличается от нас этот новый варвар?
Он не читает книг. Он вообще не умеет читать или «читает» так, что воспринимает самые простые мысли, теряя всякие нюансы и оттенки. Он функционально неграмотен. От него отсечены огромные пласты человеческой культуры и опыт тысячелетий. Ибо он может воспринимать только аудиовизуальную информацию. Да и то в развлекательной, клипово-мелькающей форме. Ибо иначе ему «скучно».
Новый варвар органически не способен на чем-то сосредоточиться надолго. Сконцентрировать свое внимание и силы. Ему нужно постоянно раздражать свои эмоции, а для этого нужно мелькание картинок и звуков, апеллирующих ко всему низменному и патологическому. Мышление нового варвара хаотично, иррационально, кусочно-клипово. В нем остатки логически-рационального перемежаются с шаманско-магическим. Его язык крайне примитивен, не зная синонимов и деепричастных оборотов. (Язык СМС и «Твиттера»). Он тяготеет только к «простым решениям». Новый варвар не может быть полноценным родителем или отцом (матерью). Он безответствен и инфантилен.

Новый варвар не может даже осознать всю сложность стоящих перед миром вызовов и нужных решений. Его бедный язык не в силах описать сложности мира.
Масса новых варваров, особенно бурно множившихся в ходе тридцатилетнего Неолиберально-капиталистического эксперимента, просто взорвет нынешний Западный мир. Новый варвар – белый по расе – станет органическим дополнением к необразованной цветной молодежи бедных предместий и к «трущобному народу». Расчеловечивание самого коренного населения Запада, совмещенное с низкой рождаемостью и новым переселением народов (приток иммигрантов из Азии и Африки) станет причиной крушения Западного мира. Причем мучительного и кровавого.
Новый варвар бесполезен, как воин. Он гедонистичен по большей части. Изнежен. К тому же, он не в силах владеть сложным оружием и, как правило, отличается плохим здоровьем и слабым сложением (дети компьютеров).
Новый варвар есть плод позднего капитализма, который, по меткому определению Александра Анискевича, использует все семь смертных грехов. Он стоит на эксплуатации исключительно пороков и патологий!
Какая тут, к черту, сингулярность-2045? Скорее, мы можем влететь в грандиозную катастрофу. Много столетий творчество человека, его научно-техническое творчество помогало решить самые тяжелые проблемы, обеспечивало нам хлеб с маслом. Впервые за долгие века «современная цивилизация» может потерять эту возможность.

Максим Калашников. Отрывок из новой книги. Борцам с Ымперией посвящено



ГДЕ-ТО В БУДУЩЕМ

- Мы сожгли его вчера. На медленном огне. Ты бы слышал, как он визжал! Но у меня на инопланетных гибридов – глаз наметанный! – горделиво объяснял приехавшему барин Терлихов, большой ценитель древней письменности и местный помещик.
Приезжий юноша Данила – сын соседнего землевладельца – с благоговением взирал на бородатого громогласного Терлихова, важно восседающего в седле орловского рысака. Все в гостеприимном хозяине нравилось Даниле: и добротный дубленый кафтан, и шапка горлатная, и стать господская.
- Эвон! – ткнул барин зажатым в атласной рукавице кнутом в сторону обгорелых человеческих останков, примотанных к обрубку дерева почерневшей проволокой. На останках деловито трудились вороны. – И ведь наверняка коммуняка был скрытый…
Тронув поводья своего гнедого, Терлихов, подбоченясь, направился к высокому рубленому терему. Рядом с ним ехали двое гайдуков – боевых холопов. Свежевыпавший снег хрустел под копытами. Дворня, встречая барина, ломала шапки, кланялась в пояс. Данила поспевал за помещиком.
- Красиво и ладно у вас, дядя Герман!
- А то! – обернулся к нему Терлихов. – Все по-нашему, искони русскому устроено. От земли-матушки живем, она – мать наша ласковая. Как сбросили бремя империи, как отказались от зауральских неудобий, как сошлись на изначальные земли наши – так и живем по-человечески. Свободно. И не нужно нам ни промышленности этой дымящей, воду да воздух травящей. Ни всякой чужебесной науки. А то додумались – в творения Божьи влезать, с Господом спорить! Без химии и железяк поганых, без городов греховных жизнь устраиваем. С верой отеческой, по заветам предков…
…С мороза ждал их накрытый стол. Кабаний бок призывно дымился вкусным паром, потел графин с холодной водкой. Перекрестились на образа, руки ополоснули – и сели обедать.
- Дядя Герман, а почему говорят, что мы раньше были великой страной, а теперь – типа никто? – спросил раскрасневшийся после чарки Данила.
- Кто говорит? – блеснул зубами из русой бороды Терлихов. Он смачно закусил водочку хрустящей квашеной капустой. – Безумцы всякие, имперасты недобитые? Железочники сумасшедшие?
Величие Руси, Данилушка, в духовной силе. Не в технологиях она, в в слове русском, в вере, в непостижимом подчас…
- А чего у нас иностранцы хозяйничают? – осмелел гость. – Носятся над нами в вертолетах. Вон, дроны ихние летают. Эти, беспилотные…
- А, пустое! – махнув рукой сморщился помещик. – Найдем мы на них управу, Данилушка. Мы же арийцы, богом избранные. Предки наши без всякой техники чудеса творили. Надо только научиться управлять космическими энергиями. Заклинаниями, молитвами, письменами древними. Думаешь, я зря в ревнители древней письменности двинул? Вот найдем примордиальные заклинания – и повергнем всех врагов единым духом. Немцы вот все искали молот Тора, Мьольнир – да не нашли. Так войну и проиграли. А мы найдем волшебную силу, Данила, непременно найдем. И ничего не будут стоить все их стрекозы железные…
Слова хозяина прервал нарастающий гул. Лицо Терлихова моментально помрачнело. Мелко торопливо перекрестившись, он опрометью кинулся наружу, не схватив ни кафтана, ни шапки горлатной.
Над крышей терема, поднимая винтами клубы мелкого снега, величаво плыл белый огромный вертолет. Черные китайские иероглифы красовались на его борту, осененные большой красной звездой. Машина, пройдя над теремом, развернулась и стала опускаться на широкий двор.
- Ах ты, мать честная! – прошептал помещик и, кланяясь в пояс, засеменил к вертолету…
Это не Стивенсон. Это – Максим Калашников. Что-то вроде строчек из ненаписанной книги. Любые совпадения с реальными персонажами (мертвыми или живыми) – случайны…

Источник

Просмотров: 2192
Рейтинг: 5.0/1
Добавлено: 29.02.2012

Темы: Глобальное будущее-2045, сингулярность, образование, Максим Калашников, политика, футурология, НОВОЕ ВАРВАРСТВО, новые темные века, новый варвар
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]