16:32

Инновации при неолиберализме

Второе десятилетие XXI века станет провальным с точки зрения научно-технологического развития. Великая депрессия-2 получает новый аспект. Поздний капитализм ухитрился придушить инновации.

Судя по всему, 2010-е годы станут временем торможения научно-технической революции. Таким образом, к кризису потребительско-долгового, спекулятивного капитализма добавляется еще одно обстоятельство: застой в технологическом развитии, и это усугубит бедствия мира. Ибо выход из кризиса, как показывает история мира, всегда связан с переходом на новый технологический уклад.
Но намечается ли этот переход сейчас? Нет! Сначала об этом заговорили русские исследователи, затем прозрели и западники. Нет никакого сравнения с «бурными 1960-ми». Налицо – застой. А значит, придется снова вспоминать планово-государственные, по сути – социалистические мегапроекты. Наилучший для нас вариант сегодня – «Россия-2045»…

ВЕРСИЯ ПИТЕРА ТИЛЯ

Давайте – объективности ради – вызовем такого ценного свидетеля, как Питер Тиль. Венчурный миллиардер, который первым инвестировал в знаменитый «Фейсбук».

Осенью 2011-го в Нью-Йорке прошел вот уже пятый «Саммит сингулярности», посвященный постчеловеческому будущему. Его организатором выступил знаменитый Реймонд Курцвейль, футуролог, визионер и основатель Института сингулярности. Тот самый, что пророчит достижение человеком физического бессмертия в 2045 году.
Но самым для нас интересным получилось выступление инновационного предпринимателя Питера Тиля – под заголовком «Назад, в будущее». (Он, как известно, первым заметил проект «Фейсбук» и инвестировал в него. До того он выступил инвестором передовой платежной системы «PayPal»). Сам по себе Тиль – личность замечательная. Либертарианец, считающий свой бизнес помощью человеку в обеспечении его свободы и прав (для чего нужны передовые технологии).

Сегодня Тиль занимается не только финансированием исследований возможного будущего, но и разрабатывает проект плавучего океанского города – для создания маленького независимого государства. Именно на плавающем в океане, самоуправляемом городе должны разрабатываться новые идеи для привычных, «сухопутных» правительств. Плавучие самоуправляемые республики, в распоряжении коих – 70% поверхности планеты – смогут создавать собственные законы и выступать в роли инкубаторов для технологических и политических инноваций. (http://bigthink.com/ideas/25079). Для этого миллиардер-инноватор основал «The Seasteading Institute», вложив в него миллион долларов. (Как видите, идеи футурополисов Максима Калашникова и Юрия Крупнова имеют морских родственников в США).
Читаю о плавучем острове Тиля – и улыбаюсь. Идея – еще из романа Жюля Верна «Плавучий остров» (1895). На сем корабле-острове жили исключительно миллиардеры и олигархи. Ибо на плавучем Миллиард-сити не было пролетариев и не надо было платить налоги. В СССР (1977 г.) проект плавучего острова-курорта предложили Василий Холоша, начальник технического отдела Дальневосточного морского пароходства, и Соломон Зельманов, старший преподаватель Политехнического института в Комсомольске-на-Амуре. Они предложили построить морской город-санаторий «Родина» на три тысячи пассажиров – огромную платформу на двух торпедообразных поплавках. Пусть, мол, дальневосточники ездят отдыхать не через всю Сибирь на Черное море – а круглый год ходят отдыхать на «Родине» в тропические широты Тихого океана. Жаль, что не построили «Родину» в 1980-е.

Могу почти наверняка сказать: идея Тиля с плавучим островом и сегодня останется на бумаге. Ибо для ее воплощения нужны именно государственные вложения и долгие годы. Но речь – все-таки о другом.
Питер Тиль предупредил: сейчас запас прорывных технологий исчерпывается, наступает их дефицит. Оно (добавим мы, а не Тиль) и немудрено: бесплодный финансовый капитализм слишком долго эксплуатировал старый научный задел, занимаясь больше коммерциализацией его, нежели созданием новых фундаментальных знаний. И потому – если ничего не делать – сингулярность, по мнению капиталиста-венчурера, может не наступить.

Тиль в своих интервью любит поговорить о том, что в правительстве США – не инженеры, коим интересно создавать новое, а законники, которым интересны процессы и идеологии. Они, как Обама, могут «косить» под Кеннеди или Никсона, обещая в течение стольких-то лет победить рак или основать исследовательскую базу на Луне, но сами-то они в это не верят. А потому не могут повести за собою граждан.
По мнению Тиля, на фоне прогресса в компьютерах и Интернете мы за последние 40 лет видим весьма скромные успехи в транспорте, например. В последние 20 лет налицо замедление продвижения вперед в медицине, где плохо развиваются новые лекарства и методы лечения, которые могли бы обеспечить лечение и более дешевое, и более качественное,чем нынче. В энергетике – вообще застой.

К слову: корпорация Тиля («Thiel Foundation») создала особое подразделение – «Лаборатории прорыва» («Breakout Labs» - http://www.breakoutlabs.org/). Как заявляет сам Тиль, множество революционных по характеру разработок создается независимыми умами буквально по ночам и в гаражах. Однако если идеи слишком новы, непроверенны или непопулярны, то таким визионерам трудно найти поддержку. Именно для поддержки таких визионеров (причем на самой ранней стали их разработок) Тиль и создал «Лаборатории прорыва».
По словам исполнительного директора и сооснователя «Лабораторий прорыва» («ЛП») Линди Фишберн, «ЛП» сделают то, что не может творить венчурный капитал или большие структуры поддержки науки и техники. Ибо венчуреры ищут то, что можно продвинуть на рынки максимум в течение пяти-семи лет, а «большие фонды» вроде Национальных институтов здравоохранения с большой нетерпимостью относятся к радикально-прорывным идеям. Потому «ЛП» должны искать идеи, опережающие как свое время, так и готовность традиционных инвесторов финансировать такие прорывные разработки.

44-летний миллиардер, столь разительно отличающийся от косных российских магнатов-сырьевиков, Тиль на саммите буквально излучал энергию. (Он уже вложил миллионы долларов в исследования по продлению жизни и замедлению процессов старения). Он был словно настоящая динамо-машина, мечущая молнии. Иногда казалось, что на трибуне стоит не зрелый муж, а пылкий юноша. Но, увы, конкретики его выступлению все же не хватало. Как преодолеть дефицит технологий в принципе, институционально – а не на уровне деятельности отдельных «тилей»? Что для этого нужно сделать, по каким направлениям и что начинать? Где – большие интегрирующие проекты? Плавучие города – хорошо, но они охватывают только часть задач. А что может объединить и дрейфующие города, и механизмы по отключению старения? К сожалению, ответа не прозвучало.
Сам Тиль все время говорит о полной свободе от государственного регулирования. Но это наивно. Только государству по силам потянуть большие – на десятилетия вперед – интегральные проекты развития. Частный бизнес не желает рисковать и инвестировать во что-то, что не даст прибыли всего через несколько лет.
А поскольку нынешние государства ведут себя на манер бизнеса (так же близоруко), то застой обеспечен. Кстати, весьма мрачно настроен известный фантаст Борис Стругацкий. «В середине века ожидается мощный энергетический кризис, мир вернется в «век пара и электричества», и произойдет неизбежный откат в авторитаризм…»

ЦАРСТВО БЕСПЛОДИЯ И ПУСТОЦВЕТОВ

«Лучшие умы моего поколения думают о том, как заставить людей нажимать на рекламные баннеры. Это полнейшая чушь!» - «Prime Russian Magazine» (ноябрь-декабрь 2011) передает слова Джеффа Хаммербаха, бывшего главы исследовательского отдела «Фейсбук».
И действительно: если технологические титаны недавнего прошлого, корпорации вроде «Оракл» или «Сан», оставили после себя богатое наследие в виде реальных разработок и (в свое время) новейших технологий, то что оставит после себя какой-нибудь «Групон»? «Кучу истекших купонов и почтовых сообщений?» - вопрошает журнал.

Наступило время бесплодия и пустоцветов. И в знаменитой Кремниевой долине – тоже. Вот что пишет в статье «Силиконовый тупик» известный инновационный предприниматель, глава фирмы «Когнитивные технологии» Ольга Ускова.

«…У нас принято преподносить США с ее Силиконовой долиной как идеал инновационной политики, к достижению которого необходимо стремиться изо всех сил. Именно поэтому мы уже видели неоднократные попытки ее воссоздания в российских условиях, которые не приводили ни к каким существенным результатам.
Однако если рассмотреть ситуацию, сложившуюся сегодня в американской инновационной сфере, то видно, что порядка 90% инвестиций происходит исключительно в виртуальные проекты. В последний список 12 самых дорогих стартапов Силиконовой долины вошли проекты, связанные с созданием музыкальных интернет-сервисов, on-line-бронирования апартаментов, магазинов предметов роскоши и т.п. Подобная тенденция во многом определяется позицией венчурных инвесторов. Венчурные инвесторы ни за что не выделят инвестиции на проект, срок окупаемости которого составляет более трех лет, что дополнительно стимулирует рынок в сторону развития низкотехнологических проектов.

Американский инновационный сектор демонстрирует неплохие экономические показатели, но они формируются в основном усилиями финансовых спекулянтов. Ни для кого не секрет, что стоимость американских высокотехнологических компаний значительно превышает их реальную экономическую ценность. Так, например, капитализация Groupon на сегодня составляет более $20 млрд, притом что сама компания является убыточной. Та же картина наблюдается и с другими «локомотивами» высокотехнологического сектора. Капитализация Facebook оценивается примерно в $15 млрд, притом что финансовое будущее этой компании является весьма неочевидным. Прогноз стоимости нового открытия Силиконовой долины — Twitter — уже превышает $7 млрд, хотя разработчики до сих пор так и не смогли определиться с бизнес-моделью проекта. Все это походит на очередное надувание экономического пузыря, который лопнет, не оставив после себя ничего, кроме брызг…»

Безусловно, Ускова права. Подобное уже было. Вы помните, как в 2000 году биржевая капитализация акций пустой, в общем, компании «Яху» (сетевой поисковик) достигала 1200 (тысячи двухсот!) годовых прибылей самой «Yahoo». В те времена какой-нибудь сайт для футбольных фанатов мог выпустить акции и разместить их на полмиллиарда долларов. И все это лопнуло – в 2000-2001 гг., спалив три триллиона долларов вложений в «Интернет-экономику» («доткомовский крах»).. И привело это к той волне кризиса, из которой пришлось выруливать за счет кровавого реалити-шоу 11 сентября 2001, «войны с террором» и надуванием пузыря на рынке недвижимости. Что, в свою очередь, свалило мир в новый страшный кризис в 2008-м. С лопанием пузыря недвижимости и надуванием пузыря государственных долгов. С перспективой глобальной смуты.
Но вернемся к аргументам Ольги Усковой…

КРАХ АМЕРИКАНСКОЙ МОДЕЛИ

«…Стоит сказать, что «шаткость» американской инновационной модели отчетливо ощущают и сами разработчики. Силиконовая долина уже не является центром устремлений наиболее талантливых и успешных специалистов. Наоборот, сейчас там отчетливо наблюдается кадровый отток. Причем уезжают не только иностранцы, которые видят, что в их родных странах созданы не менее благоприятные условия для инновационного предпринимательства. Чемоданные настроения наблюдаются и среди коренных американцев, которые видят больше возможностей для реализации своих идей в странах, не столь сильно пострадавших от экономического кризиса.
Стоит ли устанавливать у себя такую систему экономического развития, которая, собственно, и привела к мировому кризису?
В этом случае в первую очередь необходим анализ сложившейся ситуации и полученных результатов, а не слепое копирование бизнес-схем.
Чужой опыт может быть успешен только при определенном наборе условий, которые не всегда возможно воссоздать в условиях другого национального менталитета. К тому же, перенимая чужой опыт, мы поневоле принимаем игру по чужим правилам, в результате чего шансы на победу у нас существенно сокращаются. Не лучше ли попытаться найти свой путь инновационного развития, тем более у России есть значительный успешный опыт в сфере развития высоких технологий. В советское время мы уже совершили фатальную ошибку, отвергнув стратегию развития собственных ЭВМ на основе отечественных аппаратных разработок в пользу программной платформы IBM. В результате это поставило крест на развитии отечественной электроники и предопределило существенное отставание нашей страны от Запада в области компьютерной техники. Не следует повторять эту ошибку еще раз…»

И снова Ольга Ускова стопроцентно права. Сколково – уже отстой, ибо копирует модель, давно зашедшую в тупик. В РФ «реформаторы» с благоговением, аки молитвы, бормочут слова о «венчурах» и «стартапах», не замечая того, что вся эта муть уже не работает. Нам говорят, что американская инновационная система отсеивает 99% предоставляемых проектов. Но почему, вы не пытались разобраться? Да не потому, что эти проекты плохи: просто большинство из них имеет срок реализации более трех лет – и это звучит как приговор. Вот почему в нынешнем мире процветают аутичные, психические неадекватные Марки Цукерберги с их «фейсбуками», но никак не новые Сергей Королев или Вернер фон Браун. Мы уже видим, как Сколково страдает тем же отбрасыванием прочь 99% проектов.

Что такое – не более трех лет? Это значит, что при современных «рыночных» условиях – существуй они на Западе и в СССР в 1930-1970-е годы – НИКОГДА не могли бы появиться ни ракеты, ни космические аппараты, ни ядерная энергетика, ни компьютеры, ни электроника, ни Интернет, ни мобильная связь. Да ничего не могло бы возникнуть – ибо везде срок окупаемости от начала работ до выхода коммерческих продуктов исчисляется двадцатью-тридцатью годами. Везде в начале этих прорывалов стояли государственные деньги и программы. Вспомните: первый старт жидкостной ракеты – 1933 г. Первый успешный спутник связи – 1962 год. Первый полупроводниковый транзистор – 1947 г. Первый коммерческий транзисторный приемник Акио Мориты – 1964-й. Начало работ над Интернетом – 1969-й (в рамках государственной, а не частной программы). Появление широкодоступной Паутины – середина 1990-х.

Тупой либеральный капитализм, с 1981 г. ширясь и захватывая мир, задушил научно-техническое развитие. Требуя немедленной прибыли, он остановил наработку фундаментального запаса знаний и технологий на десятилетия вперед. Именно поэтому в 1990-е был взрыв технологического развития, а теперь – не будет ничего подобного. Цукерберги, «фейсбуки», айфоны и групоны – лишь пустоцветы. Для выхода из нынешней Супердепрессии необходимы титаны и гении, сравнимые по масштабам с Фарадеем, Теслой, с Эдисоном, с Циолковским и Королевым, с фон Нейманом и Аланом Тьюрингом, с Робертом Оппенгеймером, Николаем Жуковским и Игорем Курчатовым. Нужны фундаментальные прорывы, сравнимые с изобретением радиосвязи, самолета, ракеты, атомной энергетики. Но они не могут появиться в нынешних условиях – при господстве финансового капитализма. Такие гении стопроцентно задыхаются в созданной «атмосфере», они – «лишние люди».

Виталий Львович Дунин-Барковский, специалист мирового уровня по нейропроцессам, говорит то же самое. В США ученые, помнящие 1960-1970-е, волками воют. Наукой невозможно заниматься! На каждое исследование нужно писать обоснование: чего оно даст «народному хозяйству» черехз несколько лет?.
Торможение и искривление научно-технического развития, уход в мелкотемье и топтание на месте – признаки нового варварства и зримая угроза впадения мира в Темные века-2.

УСУГУБЛЕНИЕ КРАХА

Что это значит? Только то, что нынешний глобальный кризис будет действительно мировым Смутокризисом. Очень и очень тяжелым, затяжным.

Дело в том, что выходы из прошлых глобальных кризисов заключались в фундаментальных технологических прорывах и построении вокруг них новых отраслей промышленности и целых «облаков» бизнеса. Например, в 1830-е Запад смог выйти из депрессии, начав развивать совершеннейшую «фантастику»: железные дороги, электрический телеграф Морзе и пароходное мореплавание. Вокруг них возникли совершенно новые отрасли индустрии, были «вскрыты» для освоения огромные территории, мир буквально сжался и стал жить быстрее. В конце концов, развитие сталелитейной промышленности породило высотное строительство (каркасы зданий), двигатель внутреннего сгорания. Из прорыва 1830-х прямо растет развитие электротехники и электроэнергетики, аэронавтики, авиации.

Аналогичный эффект дал технологический прорыв 1930-1040-х, давший миру то, из чего выросла вся нынешняя реальность. Именно этому прорыву мы обязаны реактивной авиацией, космонавтикой, электроникой и компьютингом, революцией в строительстве и т.д.

Нынешнее время не даст ничего подобного. Не накопил мир в условиях господства спекулятивного безумия в 1990-е и «нулевые» того запаса новых знаний, которые могли бы заработать в 2010-е. За долгое житье в «мире дураков» придется тяжело расплачиваться. Помните, как школьник из РФ стал недавно миллионером, предложив американскому рынку «видеочат-рулетку» - где собеседника тебе подбирает машина. Сей чат стал бешено популярным у эксгибиционистов Запада (половые органы показывать им понравилось абы кому), школьник получил бабки и бросил учиться. Какое мировое достижение! Право, эпизод из истории «страны дураков». В то время, как разработчики новых двигателей, например – в заднице.
Это значит, что за времена возвеличивания финансовых дельцов да аутистов в халатах и тапках, за времена уничтожения настоящих гениев, придется расплатиться тяжестью Великой депрессии-2. Неизбежно переходящей в социально-политические и военные потрясения. В опасность ввержения нас в новое варварство и Темные века-2.

СПАСЕНИЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Это значит, что у нас есть только один шанс спасти цивилизацию: вернуться к практике государственных мегапроектов, а-ля СССР и США 1930-1960-х. Придется вспоминать проектность, социализм и планирование, ставя целью достижение «дальних рубежей».

Потребны мегапроекты, способные дать жизнь и смысл тысячам действительно прорывных инноваций, вобрав их в себя. Помните, как создание космической ракеты потребовало массу разработок: топлива, электроники, связи, новых видов сварки, новых материалов? Это не Сколково, прилаживающееся к сходящей с ума реальности. Это – скорее «Россия-2045» с достижением бессмертия и созданием нового человечества. «Россий-2045», которой потребуется все: от обратного конструирования мозга до новой энергетики и революции в градостроении. Это – шанс на объединение лучших сил Запада и Востока. Именно об этом говорил зачинатель проекта Дмитрий Ицков на Саммите сингулярности в Нью-Йорке осенью 2011 г.
Если люди смогут начать подобные Суперпроекты – цивилизация будет спасена. Если нет – катастрофа человечества неизбежна.

Увы, пока второй сценарий намного более вероятен. Западные правительства оглушены и шокированы кризисом. Боюсь, они просто отмахнутся от суперпроектов, крича в отчаянии: «Да какие там Марс и бессмертие! Нам нужно уже сейчас что-то делать с государственными долгами, у нас демографический кризис, у нас непонятно что делать с социальными гарантиями и гражданскими протестами»!
Будут русские умными – они начнут подобное дело. Если же ума не хватит, мы последуем за Западом. Прямо в пропасть нового варварства…

Максим Калашников

Просмотров: 2010
Рейтинг: 5.0/1
Добавлено: 06.01.2012

Темы: экономика, Россия-2045, Ицков, политика, Инновации при неолиберализме, сколково, Бессмертие, инновации, капитализм, кризис
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]