22:23

Сталин: Победа после смерти

Сталинская политика снижения цен:





Более полувека после смерти И.В.Сталин держит круговую оборону. Манипуляторы общественным сознанием, доморощенные и зарубежные, из года в год нагнетают истерию, пытаясь демонизировать личность вождя. Не получается. В 2008 году даже по официальным данным «телеизбиркома» Сталин вошел в тройку победителей проекта «Имя России».

А накануне Дня Победы 2010 года впервые за многие годы изображения Верховного главнокомандующего появились на улицах наших городов, одеждах молодых людей, на станицах газет, в Тамбове ему открыли памятник. Если бы не оглядка властной вертикали на мнения «международной общественности», Сталин занял бы достойное место в нашей и в мировой истории. Самая масштабная кампания идеологов информационно-психологической войны пробуксовывает. Проследим развитие антисталинской компании и разберемся в причинах такого неожиданного, на первый взгляд, результата.

Открытие второго фронта

Маршал Д.Ф.Устинов писал, что ни один враг не принес столько бед, сколько принес нам Хрущев своей политикой в отношении прошлого нашей страны, партии и государства, а также в отношении Сталина. Устинов имел в виду социалистическое государство - Советский Союз. Доклад о культе личности Сталина на ХХ съезде партии, развенчивая вождя, наносил удар по главному делу его жизни - социалистическому государству. Это можно сопоставить с массированной ядерной атакой, которую, кстати сказать, американцы в те годы и планировали. Но не только паритет в ядерной сфере удержал их от агрессии. ХХ съезд стал началом конца мировой социалистической системы и Советского Союза, как ее каркаса. Вирус заработал, процесс пошел.

Ни тогда, ни теперь наши СМИ не разъясняют понятие информационно-психологической войны (ИПВ), не раскрывают ее главную цель - перестроить душу человека под свои мертвые стандарты, вытравить из нее даже такие глубинные человеческие чувства, как сострадание, любовь, патриотизм, на которых базируются традиции и национальная культура. В их лексике указанные понятия присутствуют, но с другим содержанием. Всем ясно, что означает фраза заниматься любовью, под традициями подразумевают то, что соответствует демократическому (революционному) миропониманию. Но больше всего кульбитов идеологи ИПВ проделали с понятием патриотизм. Недавно один высокопоставленный чиновник определил патриотизм как стремление привлечь в нашу страну побольше зарубежных ученых и специалистов.

Политики и журналисты говорили и говорят не о ИПВ, а о «холодной войне», да и то вскользь. Само это понятие изначально было призвано замаскировать специфику проводимых операций, притупить сознание, «приморозить» бдительность. «Холодная война» представлялась идеологической борьбой капитализма и социализма, сопровождавшейся гонкой вооружений. Но ведь борьбы идей, по большому счету, не было. Наша идеология после смерти Сталина стала уподобляться остывающему трупу и влиять на общественное мнение Запада была неспособна по определению. Запад перенимал наш опыт и использовал его для решения своих задач, главным образом, социальных. С удовольствием потреблял наши натуральные продукты, соблазняя советских людей красивой жизнью, яркими упаковками и, конечно же, демократическими свободами, завлекательными на фоне навязываемой темы «сталинских репрессий». Все эти манипуляции в совокупности и составляли информационно- психологическую войну, которая в принципе отвергает идеологическую соревновательность. Но наши идеологи ее «не заметили», да и теперь не замечают[1].

Противопоставление «холодной войны» войне классической делало первую малозначительной и терпимой. Между тем, в годы Великой Отечественной войны страна потеряла треть экономического потенциала, а после поражения в «холодной» и распада СССР наш ВВП сократился почти в два раза. Людские потери сопоставимы. Анализ статистических данных говорит о том, что за десять лет ельцинского правления страна потеряла 20,4 миллиона человек - 18,9% взрослого населения.[2] То, чего не удалось сделать войскам вермахта, получилось с помощью информационного и организационного оружия. И эта перманентная война продолжается, соответственно, и потери возрастают, материальные и людские. С 1992 года, после распада Советского Союза и вроде как завершения «холодной войны», в России набирает силу процесс депопуляции населения, прежде всего славянского. Страна вымирает. Причин - множество, но все они являются следствием глобальной ИПВ.

Но вернемся к ХХ съезду КПСС. Доклад Хрущева фактически означал начало реализации в СССР послевоенных планов Запада, впервые прозвучавших в 1946 году в Фултоне и развитых в директиве СНБ США 20/1 от 18 августа 1948 года. Говоря военным языком, этот доклад стал открытием «второго фронта», более значимым по последствиям, чем англо-американская высадка в Нормандии. Молчавшие орудия заговорили.

Трудно не согласиться с авторами книги «Третья мировая информационно-психологическая война» В.Лисичкиным и Л.Шелепиным в том, что «уже в начале «холодной войны» каста идеологов КПСС сложилась как сила, управляемая и направляемая извне»[3]. Костяк этой силы составляли пламенные революционеры - предтечи современных демократов, они же - бывшие «сталинские» палачи. К ним и принадлежал Хрущев.

Последствия ХХ съезда ошеломляли: контрреволюция в Венгрии, обострение отношений с Китаем и Югославией, Албанией, оттепель с гримасой Евтушенко в СССР. Закачалась созданная Сталиным международная социалистическая система, мир с помощью либеральной демократии загонялся в потребительский формат. Но вот парадокс: уже в те годы советские идеологи начали хоронить «холодную войну» (прямо как в 1991-м). В журнале «Советский Союз» (№10, 1959г.) его главный редактор Н.Грибачев писал: «Особа, именуемая «холодной войной» и впрямь находится при смерти, хотя вокруг нее и суетится немало всяческих знахарей». Нашим идеологом поддакивали и американские «партнеры». Вошло в обиход понятие «большая двойка». Все бы хорошо, но через два года скоропостижно погребенная «холодная война» едва не воскресла в образе ядерного гриба.

У видных политиков есть одно давнее правило: с переходом на качественно новый уровень отсекать большинство знакомых, друзей (за исключением людей своего клана) и, если необходимо, с помощью спецслужб заставлять их держать язык за зубами. Но как быть, если за плечами не компрометирующие выходки на банкетах, а преступления против человечества, совершенные по личной инициативе ради карьеры? Что предпринять, если помимо архивных документов (которые можно уничтожить) живут и здравствуют высокопоставленные и не очень свидетели и соучастники славянских погромов, и чего-то от них ожидать? Вариант решения: одним махом запрятать все концы в воду. Да так, чтобы после никто и рта не посмел открыть.

Слияние личного и «общественного» интересов и породило доклад Хрущева о культе личности Сталина[4]. Для вождя вновь наступило 22 июня. Но тогда мало кто мог вообразить, что спустя десятилетия вместе с ним перед информационной казнью окажутся Зоя Космодемьянская, Лиза Чайкина, молодогвардейцы и многие другие герои Великой Отечественной войны (А.Лисичкин, Л.Шелепин). Вопрос был поставлен ребром: Сталин - диктатор, узурпатор власти, использовавший ее для массовых репрессий, возвеличивший себя наподобие восточных деспотов. Как после таких обвинений можно было возвысить голос в защиту покойного вождя? Этот прием использовал и президент США Д.Буш после взрывов башен-близнецов: кто не с нами, тот против нас. И вновь открытых противников не оказалось.

Хрущёв и идеологи понимали, что бьют по больному месту. Суровость эпохи, искалечившей многие судьбы, ужасы войны и трагедия коллективизации, голод и церковный погром, - всё в итоге сконцентрировалось на одной фигуре - Сталина. Обвинив вождя, можно было начать жизнь с чистого листа и уцелевшим троцкистам, и военачальникам, ответственным за разгром армии летом 41-го года. Да и Хрущеву легко было в числе прочих грехов списать свое участие в трагедии под Харьковом весной 42-го года.

Наверно, Сталин совершил ошибку, начав после войны собирать информацию о причине поражений летом 41-го года. Этим он насторожил, а возможно, и оттолкнул от себя многих видных военачальников. Зная дотошность вождя, нетрудно предположить, с каким опасением ждали они завершения этого негласного расследования и как облегченно вздохнули после хрущевской «амнистии». Все всё понимали, но молчали. Хорошо, что в своих мемуарах не стали по - холуйски подыгрывать реаниматору «ленинских норм партийной жизни».

Итак, основные обвинения вождю предъявлены, волна народного возмущения вызвана, памятники разрушены, книги сожжены, город, ставший символом сопротивления в годы войны, переименован[5]. Казалось, с вождем, покончено раз и навсегда. Не случайно в 1959 году американцы устроили Хрущеву у себя на родине триумфальную встречу[6]. Они понимали: публичное уничижение Сталина - это удар по опорной точке советского мировоззрения и по социалистическому строю. «Второй фронт» доказывал свою эффективность. Образно говоря, до встречи на Эльбе, теперь уже в 1991 году, оставалось по историческим меркам совсем немного. Но Сталин не думал уходить, он продолжал сражаться в окружении.

Создатели антикульта

С личностями великих деятелей связывают исторические эпохи. Это закономерно. Но если с точки зрения архитекторов «нового мышления» с эпохой не все в порядке, а надо застолбить более выгодное мнение, то усилия направляют на создание позитивного имиджа правителя. Образ закрепляется всей идеологической машиной, на сознательном и подсознательном уровнях. Эпоха сплавляется с личностью и принимает нужный идеологам окрас. Все, миф создан, опровергать его можно в узком кругу специалистов или на кухне, но только не на глобальном уровне. Там спор неуместен, да и непродуктивен. Пример - Петр I.

С другой стороны, дискредитируя личность правителя, можно и очернить эпоху, замазать все позитивное. Политтехнологами высвечиваются отдельные факты, извращаются и в итоге становятся болевыми точками. Отложившись в сознании, они накладывают отпечаток на весь исторический этап, являются его опорными сигналами. Пример - Иван Грозный.

Миф Грозного начал создавать Н.Карамзин, после он обрастал деталями и подробностями, включая известную картину И.Репина. Сработало. Даже на памятнике Тысячелетия России в Великом Новгороде нет фигуры первого русского царя. Миф Грозного необходим, ибо этот царь - центральная, кульминационная фигура русской истории. К тому же земные служители православной церкви «уличили» царя в убийстве митрополита Филиппа, причисленного к лику святых. И даже вывод научной комиссий, изучавшей в 1963 году (по указанию Хрущева!) останки царевича Ивана, о том, что царевич умер не в результате черепно-мозговой травмы, а вследствие отравления, до сих пор не поколебал обвинение Ивана Грозного в детоубийстве ударом посоха по голове.

Обкатанную на Иване Грозном технологию применили к Сталину. Как на Западе, так и в СССР, противопоставив великому реформатору - Петру. Общий знаменатель манипуляций - массовые репрессии. В нашу задачу не входит разъяснять, что в действительности представляли репрессии Сталина и Грозного, и почему, говоря о стрелецких казнях, не называют их петровскими репрессиями. О «сталинских репрессиях» много написано, и думающим людям нетрудно понять причины тенденциозных трактовок, даже читая публикации носителей «нового мышления». Еще раз подчеркнем: специалисты информационно-психологической войны работают не ради поиска истины, в том числе исторической. Им нужно навязать собственное представление, жизненные стереотипы и с помощью массированного и многостороннего давления на сознание и психику переформатировать всю нацию, воспитать, как говорили коммунисты, нового человека, «массового», легко управляемого с помощью новейшей мифологии и ярлыков-сигналов.

Так в сознание советских людей для начала были введены базовые штампы: «сталинские репрессии» и «культ личности». Но культ не вызывал большого энтузиазма у политтехнологов, в отличие от репрессий. Этому мешали личные качества Сталина: организаторский талант, удивительная работоспособность, скромность, нестяжательство, доходившее до аскетизма, жертвенность (случай с сыном Яковом), умение разбираться как в технических, так и гуманитарных вопросах. Такого руководителя история не знала. И когда заходил разговор о культе, часто можно было услышать: был культ, но была и личность. Возразить трудно, и вскоре о культе подзабыли.

Видимый парадокс ситуации заключался в том, что ниспровергатели Сталина, как метко подметил В.Кожинов, оказались идеологическими наследниками и даже родственниками тех, кто создавал его культ. Добавим: и психологическими близнецами тоже. Немало среди них было и лиц, входивших в кланы «сталинских» идеологов. Плюс поменяли на минус. А если копнуть еще глубже, выяснится, что те же пламенные революционеры создавала культ личности самому пламенному из них - Троцкому, причем делали это сразу после завершения гражданской войны, в самый разгар троцкистских (!) репрессий. Но об этом не вспоминали, Троцкому в глобальном масштабе была отведена роль жертвы «сталинизма».

Ярлык «сталинских репрессий», ставший своего рода бейсбольной битой, заставил на долгие годы замолчать тех, кто пытался объективно разобраться в довоенных событиях, равно как и миллионы простых граждан, знавших о многих событиях и чувствовавших их подмену. Но здесь информационные вояки просчитались. Задавить сознание людей даже массированной атакой не получилось. Народ и его национально мыслящая элита затаились, ушли в леса, не приняв навязанных схем. Нужно было время, чтобы сошла пена и в душах изгладились последствия хрущевского шока. Этому процессу помогал и сам Хрущев. Его политика, изобилующая радикальными антигосударственными и антинародными мерами, вызывала протесты практически всех слоев общества, за исключением прослойки вальяжно «оттаивающей» интеллигенции. После Сталина Хрущев выглядел карикатурным политиканом. Это одна из причин временного затишья антисталинской истерии. Наступал застой «оттепели», стало даже подмораживать, что посчитали недопустимым. И Хрущева убрали. Его же идеологи во главе с М.Сусловым.

Убить - во второй раз!

С 1965 года в стране начали широко отмечать День Победы. И хотя имя Верховного главнокомандующего публично не называли, но и обливать грязью посчитали неуместным. В тишине, да не в обиде.

Тем временем Запад продолжал борьбу со Сталиным. В радиоголосах зловещим тоном произносили ярлыки с именем вождя. «Сталинский ГУЛАГ», «сталинское вероломство», «сталинские времена» и даже «сталинский глобус», - все годилось для закрепления мифа. Само имя Сталин должно было вызывать негативные эмоции, подобно тарантулу или очковой змеи. Даже своей интонацией говорящие головы давали понять, будто вопрос о Сталине решен, сомневаться - значит показывать незнание истории и умственную неполноценность.

Для большего эффекта, как в рекламе, привлекали видных политиков и другие раскрученные фигуры. Их знают и им подражают - во всем, начиная с суждений. И в наши дни из уст интеллигентов можно услышать такую фразу: «О сталинских репрессиях мы узнали из романов Солженицына». А кто, как не Запад, создавал Солженицыну известность, проталкивал на Нобелевскую премию? Он и его подельники-диссиденты якобы боролись с коммунизмом, а на деле вместе (!) с партийными чиновниками разрушали историческую Россию. Сталин им в этом мешал, потому информационные хакеры любой ценой пытались убить его второй раз. Не важно, что многие ведущие политики, даже такой враг-союзник, как Черчилль, после смерти вождя давали ему высочайшую оценку. Мнения авторитетных людей, даже тех, кто олицетворял «мировое сообщество», замалчивались, ибо мешали отлитому и отполированному стереотипу. Но он оказался перекаленным…

Со времен перестройки наши творцы «нового мышления» взяли на вооружение весь арсенал технологий информационно-психологической войны, включая главное организационное оружие - демократию западного производства. Ну а пока, в годы правления Л.Брежнева, Сталин получил передышку. Проводники западно-хрущевской линии, остававшиеся на вторых-третьих ролях, гнали антисталинскую (антисоветскую) волну, подготавливая теперь уже горбачевскую «оттепель», переросшую в наводнение. Но в первый эшелон власти пришли люди, не пугавшиеся так сильно, как Хрущев, своего прошлого и понимавшие, что яростная дискредитация вождя бьет как по стране, так и по ним самим. И тогда Сталин перешел в наступление. В многосерийном фильме Ю.Озерова «Освобождение» - самом эпохальном и мастерски снятом произведении о войне, он показан не тираном и злодеем, а мудрым, уравновешенным Верховным главнокомандующим, принимающим грамотные стратегические решения. И народ принял это образ, как и весь сериал. А представим, от авторов требовалось показать Сталина неадекватным, ориентирующимся в обстановке по своему глобусу? Что бы они получили в сухом остатке? Сама жизнь все расставила по местам, и спустя десятилетия «Освобождение» остается культовой киноэпопеей о Великой Победе над фашистской Германией.

Причины непотопляемости Сталина - в его личности и в результатах труда. Изо всех политиков ХХ века рядом с ним трудно кого-то поставить, что признал даже Черчилль. Сталин решил нерешаемые, по общепризнанным меркам, задачи. Как писал А.Блок, «и невозможное - возможно». В стране, которой отводилась роль колонии и поставщика пушечного мяса, ради целей мировой революции («мировой закулисы»), находившейся под негласной опекой спонсоров революции, он каким-то чудом восстановил суверенитет, сумел противостоять военной машине всей Европы и за кратчайший срок восстановить разрушенное народное хозяйство, подобно сказочному солдату, сварившему кашу из топора. Сейчас трудно поверить, но в начале 50-х годов, при Сталине, Советский Союз построил в Китае около 130 заводов, то есть выступил как развитая технологическая держава, обеспечившая тогдашнему союзнику экономический прорыв. Таких успехов не прощают.

Сталин, будучи формально атеистом, затормозил глобальный процесс апостасии - отступления от Бога, который вновь хлынул потоком с началом «оттепели». Сталин - индикатор отношения к стране, причем не только социалистической. Мобилизационная экономика Сталина позволила ответить на глобальный вызов «мировой закулисы». Подобно библейскому Моисею, Сталин провел народ через пустыню, где будущие «жертвы репрессий» вырыли волчьи ямы, Они же сами в них и провалились (как не дошли до земли обетованной и многие ведомые Моисеем). Фигура Сталина настолько масштабна, с ним связано столько выдающихся достижений (благодаря которым мы и теперь хоть как-то позиционируем себя в мире), что сделать из него злобного параноики - деспота не получается. А нужно. Глобальный заказчик требует.

… А он шагает правой

В то время, когда Запад вырождался в общество индивидуалистов -потребителей, в Советском Союзе общество соединяло в себе черты традиционного, основанного на чувстве коллективизма (соборности), и нарождающегося индустриального. Традиционный уклад был ещё не искоренен, и даже при воинствующем безбожнике Хрущеве правила Морального кодекса строителя коммунизма позаимствовали из евангельских заповедей. К тому же существовал «железный занавес», который удерживал лавину «общечеловеческих ценностей»: наркоманию, проституцию, организованную преступность, бомжевание, половые извращения, и многие другие плоды демократии. Сталин и здесь чинил препятствия идеологам глобальной перестройки.

В СССР еще не прозвучал революционный призыв «Обогащайтесь!», не приобрели характера пандемии заклинания «разрешено все, что не запрещено» и «бери от жизни всё!» Но идеологи, творцы и певцы «оттепели» готовили народ к усвоению потребительских ценностей. Люди с таким менталитетом не могут жить, не создавая культа. Не важно, кого - Троцкого, Сталина, Хрущева или мамоны. Последний наиболее соответствовал их торгашеско - ростовщической сущности. И полностью противоречил идеологии Сталина и его мировоззрению. Опять коса нашла на камень.

Понятно желание зарубежных и наших идеологов сделать его историческим изгоем. Для них Сталин - онтологический противник; не только по службе, но и по душе. Противоречие менталитетов, идущее из глубины веков. Так же ненавидели агенты влияния Запада Ивана Грозного. Грозный и Сталин. Сколь много общего в самом звучании этих имен, и как много в них жизнеутверждающей силы.

Советский вождь не случайно выбрал такой псевдоним. Даже слова песен невольно отражают его связь с пассионарными порывами души: «Нам разум дал стальные в руки крылья…», «Ой, вы кони, вы кони стальные…», «Гремят огнем, сверкая блеском стали…». Анри Барбюс с восхищением писал: «Это - железный человек, Фамилия дает нам его образ: Сталин - сталь. Он несгибаем и гибок, как сталь»[7]. «Слишком много он перенес ударов - и личных, и партийных в связи с этим. Но он все вынес. Все пережил. И вышел из борьбы закаленным - как хорошая булатная сталь», писал В.Похлебкин[8]. Сталин - скала, утес власти (стать у власти), об него разбиваются цунами недругов. Они это давно поняли, но оставить в покое вождя не могут. Как бесы, которые веруют и трепещут.

В 80-е годы его имя не сходило с газетно-журнальных страниц. Борьба защитников Советского Союза и его разрушителей нередко сводилась к скрещиванию перьев вокруг фигуры Сталина. Эпоха строительства социализма неразрывно связана с его именем. Развенчав Сталина, проще было разделаться со страной. Но ведь столько попыток не приносили нужного результата. Выбрали метод навала, тотальную атаку на сознание и психику.

В те годы идеологи предметно работали с целевыми аудиториями. Незнакомых с приемами желтой прессы обывателей привлекали раскрытием «исторических тайн», «Детьми Арбата» и прочими «сенсационными», широко рекламируемыми книгами, фильмами, телепередачами и статьями. Интеллигенцию ловили на старого, обглоданного живца: Сталин - душитель свободы и демократии, войдем в общеевропейский дом, заживем, как люди. Разоблачая «сталинские репрессии», лили слезы - теперь уже в открытую по троцкистам и самому «иудушке».

Молодежь зомбировали на уровне эмоций: дескать, те, кто за Сталина, - это консерваторы, бюрократы, цепляющиеся за привилегии, а демократы, сторонники общечеловеческих ценностей и свободы - наше светлое будущее. В репортажах с митингов оппозиции обязательно показывали старых, больных людей с фотографиями и значками Сталина. У демократов - молодость, революционный задор и ветер перемен, с очередным Лениным в сердце и без царя в голове.

Лозунги - как и сто лет назад: даешь свободу, вся власть - советам, заводы - рабочим, земля - крестьянам. Увидев плагиат, я перефразировал строку Маяковского: ленинцы и ельцинцы - близнецы-братья. Что те были демократами, что эти. И демократия у всех с тухлинкой. И в ненависти к Сталину едины. И без Ленина жить не могут.

За ним - СССР, а за вами - Арбат


В начале перестройки М.Горбачев произнес фразу, на которую обратили внимание разве что посвященные: перестройка - это продолжение революции. Так и вышло, в буквальном смысле слова.

И ныне в совнаркоме те же бланки,

и управляют ими те же банки.

Идеологи ИПВ обсасывали едва ли не каждый факт биографии Сталина, но компромата не находили. В таких случаях, как на выборах, людям представляют мифологическую биографию кандидата. Выбор красок зависит от заказчиков. Для Сталина, понятное дело, шла только черная: недоучившийся семинарист, боевик, грабивший банки, агент царской охранки, довел до самоубийства жену, инициатор расстрела в Куропатах и Катыни, убийца Кирова, уничтожил цвет Красной Армии, бездарный полководец и даже…антисемит (потому что отверг культ мамоны). Нагнеталась эмоциональная истерия: усатый грузин, кровавый тиран, деспот, диктатор и т.д. Все, что было плохого при социализме, связывали с фигурой Сталина[9], и наоборот: все достижения объяснялись только трудом и героизмом советского народа, словно речь шла о толстовской коммуне или общине беспоповцев. Подло отделяя Верховного главнокомандующего от армии, вдалбливают мысль о победе армии без полководца и даже вопреки ему. Для Сталина такие атаки не страшны. Ведь логичен вопрос: если Сталин не выиграл, то и Гитлер не проиграл, а капитулировал немецкий народ. Но здесь берёт слово сам Верховный: «Гитлеры приходят и уходят, а Германия остаётся».

О вожде блистательно отозвался Черчилль: «Сталин принял страну с сохой, а оставил её с атомной бомбой». Возразить нечем.

В биографии Сталина есть факты, показывающие, кто на самом деле является поборником народовластия, а кто его противником. После принятия Конституции 1936 года Сталин стремился провести выборы на альтернативной основе, что страшно напугало партаппаратчиков, погрязших в «сталинских репрессиях» и в «головокружении от успехов» в годы коллективизации. Они знали, что их не выберут, и встали единым фронтом против Сталина и его окружения. Впоследствии всеми силами препятствовали вождю в его стремлении вывести из сферы партийного руководства народное хозяйство. Обратите внимание: в Гимне СССР 1944 года нет упоминаний ни о партии, ни о коммунизме. В хрущевской редакции партия и коммунизм появляются. А ведь Хрущёв - предтеча перестроечных демократов, многие из которых проживали, да и теперь еще живут в сталинских (!)домах. Они и столетие Хрущева с помпой отметили. Не странно ли: именно демократы в конце 80-х требовали отменить 6-ю статью Конституции о руководящей роли партии, что и сделали сразу после прихода к власти. Согласятся эти люди или нет, но именно они завершили дело Сталина, чему, в свое время противился Хрущев и его товарищи. Так кто из них демократ, а кто диктатор?

А.Нобель определил демократию как диктатуру подонков. Он понимал, что это понятие обозначает не что иное, как новейшее организационное оружие, с помощью которого можно перекраивать карту мира, с легкостью выдвигать и задвигать президентов и суетящихся вокруг них циркачей-политиканов.

В 80-е эти «оттаявшие» политики и историки, журналисты и писатели, режиссеры и хохмачи обрушились на людей подобно вулканической лаве, готовя великие потрясения. Им давали отпор патриотические газеты и журналы. Но борьба велась не только в неравных условиях, но и в разных информационных полях. Государственники - «консерваторы» воздействовали на сознание, писали аргументированные статьи, веря в свою правоту и надеясь победить в полемике. Но ее не было по определению. В ответ звучали ярлыки и насмешки, широко использовались подмены тезиса, передергивание фактов и просто обвинения. Разрушалось само чувство ранга, человеческого достоинства. Давалась отмашка - и можно было хихикать над кем и чем угодно. Все - по технологиям ИПВ. Мощь партийно-демократического агитпропа была подобна выбросам пепла исландского вулкана[10].

Для усиления воздействия на противников и их сторонников агрессоры запускали ярлык «враг перестройки» (взятый из арсенала своих идейных предшественников). В воздухе витал дух демократической инквизиции. Показывая свою авангардную роль, «оттаявшие» писателей создали движение «Апрель»: писатели в поддержку перестройки(!).

Всеми своими действиями демократы показывали: мы для них не оппоненты - враги. И не случайно эти люди называли нас не сталинцы, а сталинисты. В последнем слове соединены два понятия: «Сталин» и «сионисты». Негатив не всеми осознавался, но негативно воспринимался на уровне подсознания. А вот гитлеризм ими не был узаконен как миф, ельцинизм тоже не вошел в моду, да и понятие ленинизм было сохранено в девственной чистоте. Почему так?

Выход из окружения

В российской политике в течение многих веков боролись и борются два течения: сторонников глобального (апостасийного) развития и «удерживающего» - начала, основанного на исторических и духовных традициях народа, его национальных интересах. Менялись названия, программы, многим казалось, что со сменой правителей другой становилась идеология. «Оттепель», «застой», ускорение, перестройка, породившая реформу с «оттепельно - застойными» симптомами. Но давайте посмотрим, что за всем этим стоит.

В 1917 году к власти пришли ленинцы - сторонники мировой революции, интернационалисты в глобальном плане. Их сменили сталинцы. При Хрущеве ленинцы взяли реванш. При Брежневе сталинцы и ленинцы на вид соблюдали нейтралитет, хотя скрытая от широкой общественности борьба продолжалась. При Горбачеве ленинцы полностью взяли власть в свои руки. (Помните: перестройка - продолжение революции). О родстве ленинцев и ельцинцев мы уже писали. Ныне ельцинцы-ленинцы продолжают гнуть свою линию. О гитлеризме - чуть ниже.

Наверно, за всю историю человечества пятая колонна не проводила такой грандиозной атаки на страну своего проживания, как в конце 80-х годов прошлого века. С тех перестроечных лет это понятие применительно к России устарело, стало анахронизмом. Пятая колонна соединилась с основными силами глобалистов, вышла из укрытий, начав, как им казалось, свой последний и решительный бой. Но даже после уничтожения державы что-то все-таки мешает им «довести перестройку в этой стране до конца». Среди этого что-то - Сталин - гарнизон Брестской крепости в одном лице.

Вряд ли можно вывести сумму, потраченную Западом на демонизацию Сталина. Думаю, она намного превышает расходы на подготовку и проведение революции 17-го года. Но чем больше усилий тратят специалисты ИПВ, тем более расплывчатым представляется результат. Горящая сковородка перевернулась на их головы в 2008 году. Сами придумали телешоу с надуманным названием «Имя России», сами и получили…

Не так давно англичане со спокойной совестью назвали лучшим британцем У.Черчилля. В его биографии, как и в биографии других своих деятелей, у них копаться не принято. Что там делал Черчилль в годы англо-бурской войны, с какой стати англо-американская авиация разбомбила Дрезден, уничтожив более 20 тысяч мирных жителей, - эти и другие вопросы не морщинят лбы флегматичных англичан. А вот один наш высокопоставленный чиновник, самый справедливый в своей России, договорился до того, что выразил сомнение в наличие… души у Ивана Грозного и Сталина, то есть приравнял их к дьяволу. Для справки: английский король Генрих VIII загубил 72 тысячи душ, (у Грозного - порядка 3,3 тыс.), но ему это в вину не ставят[11]. Как не делают жупел из организаторов «Варфоломеевской ночи», унесшей более 20 тысяч жизней, не воздают должное Г.Трумэну, по чьему приказу были стерты с лица земли два японских города. Наоборот - назвали его именем авианосец.

Анализируя итоги голосования, одна демократическая газета дала понять, что для нее фигуры А.Невского и П.Столыпина синонимичны личности И.Сталина. Мол, все они одного поля ягода. Разумеется, если иметь в виду государственную ориентацию и организаторский талант, любовь к своей Родине и многие другие качества, идущие вразрез с общечеловеческими ценностями. А может, журналисты таким образом отреагировали на первоначальные итоги голосования, согласно которым Сталин занял первое место, и это не давало покоя, потому что походило на правду? А то, что мнение народа не признали за факт, так это всё равно что обнулить счетчик, как делают это воришки электроэнергии, или правильно посчитать голоса на выборах.

Наивно думать, будто старички - «сталинисты» играли в организованную «телеизбиркомом» игру. Мало среди них людей, которые с компьютером на ты. Но тогда кто? Люди среднего возраста и молодежь - наиболее продвинутая в компьютерных технологиях категория. Такой вывод сводит на нет работу специалистов ИПВ с целевыми аудиториями. Ведь молодежь всегда была катализатором демократических перемен, активно впитывает громкие шаблоны и призывы. Не зная уроков истории, упрямо наступает на грабли свободы, равенства, братства и радужных революций. И на тебе…

Ответ видится в следующем. Поддержка Сталина в данном случае является реакцией на политику властей. Даже в условиях сегодняшней свободы слова в СМИ проскальзывают данные и о численности репрессированных, и нынешних потерях, сопоставимых с военными. Вывод В.Кожинова мы приводили. В книге И.А.Гундарова «Демократические потери СССР и России» эти данные даются в сравнении: за годы правления ельцинского режима суммарные ежегодные потери (% от числа жителей), в два раза больше, чем за 14 лет «сталинских репрессий». Такие факты шокируют, вызывают протест, провоцируют выступления, которые бдительные службы обычно стараются перевести в безопасное для власть предержащих русло, вроде борьбы с инородцами. Молодежь видит и чувствует манипуляции и отвечает, как может, в том числе выразив свое мнение в упомянутом телешоу.

Последний резерв западников

Журналистам демократических СМИ костью в горле - хроника сталинской эпохи[12]. Ну, никак не отретушируешь зримые достижения в экономике, триумф советской авиации, праздничную атмосферу демонстраций и приемов в Кремле. А с самим «диктатором» что делать? Во всем его облике - достоинство и державная стать, спокойствие, уверенность и мудрость. Картинка говорит сама за себя. Для журналистов было бы лучше, если бы эти хроники не сохранились, погибли в огне, как рукописи Ивана Грозного. Но они есть, и их много. Хронику пускают в эфир, сопровождая обличительными текстами. Но внимательный зритель чувствует несоответствие текста видеоряду и не принимает поделки. А свое мнение выражает том числе голосованием в телешоу.

Нередко нам выдают результаты социологических исследований, в которых Сталин «теряет рейтинг». Оставим в стороне тему непредвзятости исследователей. Они могут даже не манипулировать голосами. Просто вопросы составляются так, что ответы укладываются в намеченную схему. К примеру, спрашивают, кто виноват в наших огромных потерях в годы Великой Отечественной войны? Предложат, как на ЕГЭ, варианты ответов. А могут и не предложить. В большинстве своем респонденты будут искать ответ на поставленный вопрос. А по идее, надо уточнить у социологов: о каких потерях идет речь - военных или гражданских? Известно, что мирных людей погибло вдвое больше. И ясно, кто несет за это ответственность. Но тогда опрос теряет смысл, ведь на рейтинге Сталина он не отразится.

Сегодня идеологи ИПВ, похоже, вытащили свою последнюю крапленую карту. Сталина окончательно ставят на одну доску с Гитлером. Одновременно идет уничтожение памятников воинам Красной армии, в который раз запускают мифы о генерале морозе, море трупов, захватнических планах Сталина и др. Но верхом цинизма явились два документа: резолюция ОБСЕ, приравнявшая нацизм к «сталинизму», и решение европейского суда по правам человека о признании партизана В.Кононова, воевавшего в Латвии с «зелеными братьями», виновным в убийстве якобы мирных граждан.

Итак, старая Европа показала свое лицо с коричневым загаром. И другим оно быть не может. Ведь большинство европейских стран воевали на стороне Германии или помогали ей, чем могли, в том числе подталкивая гитлеровскую агрессию на восток. А у них, как известно, не принято поливать грязью политических деятелей, что бы они ни совершили. Скажем, лояльные к фюреру венгры, а вместе с ними и остальные евросоюзцы, помалкивают о своем выдающемся палаче И.Наде, который организовал в Крыму, вместе с Землячкой, расстрел более 20 тысяч пленных белогвардейцев. В самый раз запустить понятие крымские репрессии. Не тут - то было: «мировой закулисе» такая правда не нужна.

Но надо найти способ отвлечь общественное мнение от разглядывания собственной физиономии. Применили испытанный метод, начав изображать Сталина и Гитлера политическим близнецами. Как раньше проделали тот же финт со Сталиным и Иваном Грозным. Дескать, оба диктаторы. Но вот закавыка: диктатор Гитлер подмял демократии Запада, включая самую опытную - французскую, словно уличных девок. А что бы стало с СССР, если бы коминтерновская демократия свила гнездышко в Кремле? Иван Солоневич хорошо написал об этом в книге «Народная монархия». Суть в следующем: после объявления войны парламент начинает готовить заявление, мнения разделяются, идет редактирование во фракциях, формируется согласительная комиссия, принятие заявления переносится. И в один прекрасный день в зал врываются автоматчики и арестовывают всех депутатов демократического собрания.

… и одиннадцатый сталинский удар

Сталин возвращается. Словно древняя фреска, он вдруг предстает в орнаментах отреставрированной станции Московского метрополитена, в рекламных щитах на праздничных улицах городов, на картинах художников и в книгах неангажированных ученых, писателей и журналистов, количество которых с каждым годом растет. О Сталине пишут люди разных убеждений и ориентаций, во многих странах мира. Интерес к его личности и эпохе - огромен. Вновь мы слышим советские песни со словами о Сталине. Многолетняя демонизация не смогла ничего поделать с «десятью сталинскими ударами», а крылатое выражение «кадры решают всё» вошло в обиход даже либеральных демократов, подобно тому, как танки Жукова - в Берлин.

Нетрудно представить, что будут делать нынешние демонизаторы Сталина, изменись политическая ситуация. Правильно: первыми станут петь ему здравицы, провозглашать тост:

«Выпьем за Родину, выпьем за Сталина,

Выпьем и снова нальем».

А в оправдание, как в свое время Хрущёв, скажут, что они, дескать, люди подневольные, выполняли социальный заказ. Что ж, и это не в новинку. Менять плюсы на минус и обратно - немудреное дело. Помните горбачевкие слова: все мы должны перестраиваться. Главное - нос по ветру и чтобы деньги платили. Ну, а пока наследники «оттепели» продолжают кукурузить российские головы.

Сталин вышел победителем в информационно-психологической войне потому, что он - мистическая фигура. Промыслу Божьему так было угодно, чтобы именно этот человек оказался у руля государства в одни из самых трудных периодов его истории. Даже гений не может резко изменить ее ход, тем более, если готовившийся столетиями поворот только произошел. Обратной дороги нет, впереди - следование в фарватере политики «мировой закулисы». Сталин на это не пошел. Он решил наладить жизнь в своей стране. Даже в рамках навязанного Западом коммунистического эксперимента. И в столь тяжелых условиях Советский Союз за короткий срок под руководством Сталина прошел путь, на который европейские страны потратили десятилетия. Сталин изменил направление глобальной мировой политики. Он вернул России вселенскую миссию «удерживающего», и даже формальные безбожники с русской православной душой служили, не понимая, мессианским задачам, подтверждая мудрость, что сила Господа в немощах совершается. Рационального объяснения всему этому нет.

Сталин сохранил единство станы, не позволив фюреру и стоящему за ним силам оторвать от России Украину, Белоруссию, Кавказ и Прибалтику. Сохранил, вопреки расчетам вдохновителей этого самого крупного в истории крестового похода. И только спустя 50 лет разоблачители Сталина довели эту работу до конца. «Новый порядок» Гитлера сменился «новым мировым порядком». И при этом его кнехты называют себя антифашистами!

Сталин это понимал и быстро отделял мух от котлет. Не случайно Черчилль невольно вставал по стойке смирно при его появлении, словно обвиняемый при появлении суда. Демократы и сегодня трепещут, увидев в общественных местах изображения вождя. Сталин ненавистен им, одним своим видом он обличает, выносит приговор[13]. Он страшен тем, что непобедим, как непобедима идея социальной справедливости.

Похоже, война против Сталина приближается к завершающей стадии. У организаторов ИПВ осталось последнее средство, применяемое ими для достижения своих целей: заткнуть рот не признающим их лжи. С помощью судебных репрессий. Механизм запущен на примере Холокоста. И теперь даже маленькая Литва грозит уголовным преследованием тем, кто дает неверную, с точки зрения прибалтийских законодателей, оценку присоединения республики к СССР перед войной.

На очереди фигура Сталина. Победить его не удается, последнее средство - запретить давать ему объективную оценку. Возможно, даже имя вождя посчитают крамольным. Заставят называть по фамилии, чтобы всем было ясно, что он грузин, да еще усатый, да еще…

Демократическая диктатура стремится поработить мир. Информационная унификация, полная прозрачность личной жизни граждан, номер гражданина и чип на правой руке - таков демократический тоталитаризм. «Диктатор» Сталин не одобрит? - надо его запретить! А это признак бессилия, поражения на духовном и информационном уровнях. Но инквизиторам «иного не дано», потому что «страшно далеки они от народа» и давно отгородились от него железным занавесом, в прямом и в переносном смысле.

Вячеслав Ерохин
член Союза писателей России


Источник:

[1] Они и сами вроде как больше не существуют. Ушла идеология, ушли и идеологов. А вспомните, кто больше всех на протяжении многих веков убеждает людей в том, что его не существует?

[2] В.Кожинов Единожды солгав. Завтра, №40, 2000 г.

[3] Это подтвердил У.Черчилль в конце ноября 1964 года в английском парламенте, по случаю своего 90-летия. Отвечая на тост о своих заслугах в нанесении вреда нашей Родине, юбиляр перевел стрелку на Хрущева, сказав, что он нанес вред стране Советов в 1000 раз больше.

[4] Сталин доклады и выступления готовил сам. При Хрущеве эту работу - на всех уровнях возложили на референтов. Доклад о культе личности Хрущеву тоже сочиняли референты, и уже это свидетельствовало о начавшейся деградации партийного руководства.

[5] Сейчас кажется нелепым, но в те годы даже в текстах о Сталинградской битве употребляли слово Волгоград. Журнал «Огонек» №6, 1963 год: «После того, как немцев окружили под Волгоградом, на заводе «Красный Октябрь» стало тише». Ай да Хрущев!..

[6] Вот лишь один факт из репортажа главного редактора журнала «Советский Союз» Н.Грибачева: «Около сорока тысяч человек запрудили улицы Сан-Франциско у отеля «Гопкинс», чтобы приветствовать главу Советского правительства». (указанный номер журнала). Встречала, как Гагарина…

[7] Барбюс А. Сталин. Человек, через которого раскрывается новый мир. М., Гослитиздат,1936г., стр. 108-109.

[8] В.Похлебкин. Великий псевдоним, М., Юдит, 1996г.

[9] Заметьте: М.Горбачева даже не упрекают за войну в Нагорном Карабахе, за погромы в Ферганской долине, провокации в Тбилисе и Вильнюсе. Наоборот, он признан миротворцем и награжден Нобелевской премией.

[10] В ходе партийных дискуссий 20-х годов возникали аналогичные ситуации. Вот что писал в книге «Великий псевдоним» В.Похлебкин: «Юмористов было особенно много среди бундовцев и троцкистов, которые были склонны в силу склонности своего национального характера, даже в политических спорах, не столько спорить по существу, сколько стараться «поддевать» разными «остроумными», но поверхностными суждениями, своих большевистских оппонентов, пытаясь уйти от сути проблемы и прибегнуть к какому-нибудь эффектному софизму. Эти «приемчики» нередко производили обескураживающее впечатление на простых рабочих».

[11] Осенью 2009 года британская организация «The prince,s Trust» провела опрос подростков, выясняя, кто, по их мнению, является величайшим лидером нации. В десятку лучших попал король Генрих VIII.

[12] Они стараются не употреблять это понятие: больно гордо звучит. Мало с кем еще из наших руководителей можно соединить это слово - эпоха.

[13] Демократы боятся подумать о возобновлении смертной казни. В них говорит генетический страх.

Просмотров: 1998
Рейтинг: 5.0/1
Добавлено: 16.12.2011

Темы: Сталин, правда о Сталине, Открытие второго фронта, политика, сталинизм, Сталинская политика, история, Победа после смерти, снижения цен, СССР
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]