21:29

Ударим по заблуждениям знаниями



В.А. Тюлькин продолжает практические занятия с молодыми коммунистами по теории марксизма-ленинизма. Теперь - на примере статьи Н. Морозовой.

На сайте Форум.мск появилась статья Натальи Морозовой «Ударим заблуждениями по заблуждениям?» как отзыв на мою статью «Последовательность - хорошее качество, но только не последовательность в заблуждениях» .

Думаю, что это очень хорошо, что она появилась, поскольку статья «Невыученные уроки Егора Лигачёва», переименованная редакцией сайта Форум.мск, задумывалась нами специально как учебное пособие для молодых коммунистов, чтобы показать, как с карандашом в руках, исходя из марксистских позиций, нужно препарировать текст лично честного человека, клянущегося через каждый абзац в верности коммунистической идее, но при этом искажающего, выхолащивающего, а порой прямо-таки кастрирующего научный, то есть в то же время революционный, марксизм.

Статья Натальи Морозовой – удобнейший материал для продолжения этой учёбы.

Наталья Морозова – вроде бы один из лучших левых публицистов, выступающая как защитница Ленина и всего советского (редактор газеты «Верность Ленину»), обладающая художественным стилем, образностью мышления, и по-своему знающая, хотя и не вполне понимающая, как выясняется, работы В.И. Ленина.

Мы с ней сталкивались уже много раз. Так, в 1998 г.в газете «Правда 5» она выступила со статьёй «В чём живая душа ленинизма», в которой критиковала политику РКРП, лично Тюлькина и депутата ГосДумы от РКРП Владимира Федоровича Григорьева, и, наоборот, защищала Зюганова и КПРФ, опять же именно за приверженность РКРП ленинской трактовке задач коммунистов: «Главной задачей компартии было и остаётся политическое просвещение и воспитание трудящихся».

В своё время мы ей ответили статьёй «Обрезание марксизма». Но, как видно сегодня, Наталья Морозова мало что поняла. Она, похоже, честный человек, и даже критикует Зюганова за разборки внутри КПРФ и его уклон в провославие, но в идейном плане составляет с ним единое целое. Их обьединяет неверие в силы и отрицание роли рабочего класса, утверждение, что сегодня рассчитанный на весь период до полного уничтожения классов марксистский классовый подход якобы устарел, так как структура общества совсем другая, появился новый класс технократов и так далее, и тому подобное с выходом на некое народовластие вместо диктатуры пролетариата и, в конечном итоге, оправдание встраивания в нынешнюю буржуазную политическую систему в роли критиков, ностальгирующих по советским временам.

Придётся ответить барышне. Одновременно предлагаю продолжить комсомольскую учёбу методом разбора её статьи. Такие «честные», но невежественные защитники ленинизма зачастую приносят вреда много больше, чем явные враги.

Прошу отнестись к делу творчески, сам по мере сил приступаю к работе.

Предметом критики Натальи Морозовой явилась наша приверженность классовому подходу. Причём Морозова настолько возмущена этим обстоятельством, что расценивает его как «заблуждение», о чём, со свойственной ей образностью, ёрничает следующими словами: «Тюлькин решил ударить по заблуждениям Лигачева. … Уж он-то настолько последователен в своем заблуждении относительно классового подхода, что уже и говорит, по его собственному признанию, исключительно классовым языком, да, похоже, и перед обедом не забывает прочитать классовую молитву». В принципе это утверждение Морозовой мы должны воспринимать как своеобразный комплимент, потому что без этого инструмента - классового подхода – невозможно разобраться ни в истории, ни в сегодняшних вопросах реальной политики. Отметим, что этого не отрицает и сама Морозова, но всё-таки, поскольку она признает это только на словах, а на деле игнорирует этот инструмент, напомним ей высказывание Владимира Ильича о том, что «Люди всегда были и всегда будут глупенькими жертвами обмана и самообмана в политике, пока они не научатся за любыми нравственными, религиозными, политическими, социальными фразами, заявлениями, обещаниями разыскивать интересы тех или иных классов» («Три источника и три составных части марксизма»).

Именно такими «глупенькими жертвами» оказываются Морозова с Лигачёвым и примыкающие к ним руководители КПРФ, и, что хуже всего, свой самообман они пытаются навязать всему коммунистическому движению в виде неких открытий в теории марксизма. Наталья Морозова так и пишет: « Лигачев – человек мыслящий. Несмотря на свой преклонный возраст, он продолжает не только размышлять по поводу трагедии, произошедшей со страной, но и старается помочь левым силам в выработке современной теории и тактики борьбы с режимом.

И, как всякий мыслящий человек, он, конечно же, может в чем-то и ошибаться. Ведь ошибались и такие корифеи интеллекта, как Маркс, Энгельс, Ленин... Но есть ошибки и ошибки. Есть заблуждения и заблуждения. И дело, конечно, не в том, что у кого-то этих самых заблуждений больше, у кого-то меньше. Дело в характере заблуждений. Так вот, лично мне больше по душе заблуждающийся Лигачев, нежели заблуждающийся Тюлькин. Ибо Лигачев – теоретик живой, ищущий, а вот Тюлькин - теоретик окостеневший…

С Тюлькиным спорить невозможно в принципе. Все его аргументы – это затертые до дыр старые заклинания. А как только его припрешь каким-то серьезным аргументом, он тотчас выставит, как щит, цитату из классиков».

Заметим, что Наталья Морозова оперирует ровно теми же аргументами, что и наши господа-демократы. В ответ на обращение к марксизму они первым делом выставляют аргумент о том, что это было очень давно, всё устарело, мол, мы это сто раз слышали, скажите что-нибудь новенькое. Образно говоря, их ловишь на вранье, и говоришь, что дважды два равняется 4, а не 5, а дважды три – 6, и доказываешь этот факт операциями последовательного сложения, а они кричат, что всё это устарело.

Так, Морозова, опровергает довод Ленина, приведенный Тюлькиным, о том, что нельзя, отговариваясь тем, что советский строй плох, браться за его перестройку, а нужно, говоря ленинским языком, «Не перестраивать, а, наоборот, помочь надо исправить те многочисленные недостатки, которые имеются в советском строе и во всей системе управления, чтобы помочь десяткам и миллионам людей». Мы в своей статье сделали вывод, что после этих слов Владимир Ильича назвать политическую стратегию партии перестройкой можно было либо по неграмотности, либо по злому умыслу.

Сей момент прямо-таки возмутил и развеселил Морозову. Она прямо-таки запела: «Ай да Тюлькин! Так и повеяло чем-то затхлым из 70-х годов, когда ленинскими цитатами побивали несогласных. Аргумент-то найти труднее, чем цитату, а Ленин - это святой, это божество. Это как в религии: попробуйте сказать хоть слово поперек Библии, верующий тотчас зашипит на вас - «не богохульствуй!» Точно так же ведут себя догматики от марксизма: попробуйте сказать, что и Ленин не всегда был прав, догматик живенько вас одернет: мол, как посмели, ведь каждое слово, сказанное вождем, не подлежит сомнению во веки веков. Аминь».

Далее Морозова находит несколько ленинских цитат со словом «перестройка» (о перестройке аппарата в условиях финансового кризиса, том 45 стр. 112 – 113 и о перестройке – улучшении Рабкрина, том 45 стр. 393), и на этом основании делает вывод, что использование термина «перестройка» в стратегической государственной политике партии вполне даже уместно. Она так и заявляет: «А вообще-то как можно зарекаться от перестроек при строительстве совершенно нового типа государства?» При этом ленинские слова: «У нас ужасно много охотников перестраивать на всяческий лад, и от этих перестроек получается такое бедствие, что я большего бедствия в своей жизни и не знал», - Морозова списывает на сказанное в сердцах по случаю.

Здесь мы должны заметить Морозовой, что она смешивает понятия аргументов и цитат. Далеко не каждая цитата является аргументом (тем более, употреблённая не к месту), не каждый аргумент требует подкрепления цитатой. Ни Тюлькин, ни какой-либо диалектически мыслящий марксист, даже если его Морозова называет догматиком, не воспринимает высказывание вождей как молитву или инструкцию к бездумным действиям в условиях современности без учёта конкретных исторических обстоятельств. Мы себе очень даже живо представляем, что классики тоже сомневались и даже ошибались. Но, во-первых, благодаря диалектическому методу, весьма редко и, во-вторых, они из своих ошибок извлекали уроки и учились на них. Нам тем более полезно сделать выводы из их ошибок. Известна история, как при разработке первой Программы РСДРП в варианте Плеханова Владимир Ильич сначала выступил против записи о необходимости диктатуры пролетариата, мотивировав это тем, что жёсткие слова отпугнут какую-то часть сторонников (почти как Морозова и Зюганов). Георгий Валентинович пошёл навстречу Ленину, и убрал упоминание о диктатуре пролетариата при доработке проекта. Однако за это время Ленин разобрался в сути вопроса, и, пересмотрев свою позицию, настоял на обязательном включении этого коренного положения марксизма в Программу партии.

Так что дело, дорогая Наталья Морозова, отнюдь не в приверженности к цитатам, а в понимании сути вещей и умении приложить карту к дороге и определить верное направление в конкретной ситуации. Ни Ленин, ни Тюлькин вовсе не выступали с запретом использовать слово «перестройка», так же как и любые другие слова великого и могучего русского языка. Речь шла именно о государственном строе, о Советской власти и социализме. Именно против таких перестроек основ выступал Ленин, называя их бедствием, и именно за такую перестройку взялись Горбачёв с Лигачёвым и примкнувшая к ним Морозова, хотя и пытались приклеить к этим действиям термин «социалистическая».

Ленин выступал конкретно против перестройки советского государственного строя, основ пролетарского государства, которое по сути является, и не может быть ничем иным, как диктатурой пролетариата. Это мы ещё и ещё раз специально повторяем для Натальи Морозовой, поскольку у нас развелось не просто много таких же, как она и Лигачёв, «перестройщиков», а очень много теоретиков, называющих себя «государственниками», но не обозначающих, за какое именно государство они выступают, какой класс в этом государстве является правящим. Они вдохновляют на борьбу русский или, как они его называют, государствообразующий народ, зовут на укрепление этого самого государства, не замечая, что сегодня оно самое настоящее буржуазное, то есть антирабочее, антинародное.

Наталья Морозова предполагает, что Ленин посмеялся бы над Тюлькиным, а нам вполне определённо кажется, что Ленин от души посмеялся бы над Морозовой, о чём говорит его следующее высказывание: «Мы, конечно, не против насилия; мы над теми, кто относится отрицательно к диктатуре пролетариата, смеёмся и говорим, что это глупые люди, не могущие понять, что должна быть либо диктатура пролетариата, либо диктатура буржуазии. Кто говорит иначе – либо идиот, либо политически настолько неграмотен, что его не только на трибуну, но и просто на собрание пускать стыдно» (том 38, страница 56).

Можно предположить, что Морозова снова обвинит нас (Тюлькина и комсомольцев РКСМ(б)), что мы апеллируем цитатами столетней давности и не приводим никаких новых аргументов. Она так и вопрошает: «Ну и где же его аргументы? А их нет. Вот просто нет, и всё. Есть масса цитат столетней давности, есть какие-то странные реверансы в сторону классового подхода». Однако позволим себе заметить, что и «Капитал», и все работы Ленина – это классические, то есть содержащие основополагающие истины, произведения марксизма. Что же касается аргументов сегодняшних, то их мы применяем к вполне современным позициям самой Морозовой и руководству КПРФ, прежде всего – Геннадия Андреевича Зюганова, апологетом которого Наталья Морозова давно является. При этом понимание Морозовой классового подхода весьма специфично, я бы сказал – занимательно. Для иллюстрации приведём несколько цитат из её статьи.

«Правда, у меня на Форуме была как-то статья под названием «Прощание с классовым подходом». Но это так, для заострения проблемы, для некоторого эпатажа, что ли. Вообще-то я, конечно же, обеими руками за классовый подход. Но давайте задумаемся, а что такое, собственно говоря, этот самый классовый подход? Тюлькин, как и другие догматики, полагает, что классовый подход - это непременное признание наличия в обществе классов.

Но это же совершенно не так! В истории человечества классы были не всегда, и, конечно же, их не будет в коммунистическом обществе будущего. Да и сегодня на Земле есть еще племена, не знающие разделения на классы. Так что же, выходит, что к изучению бесклассовых обществ мы уже и не имеем права подходить с позиции марксизма, с позиции классового подхода? Похоже, что Тюлькин именно так и полагает.

Не надо молиться на классовый подход, а надо понять, что классовый подход – это марксистский инструмент изучения общества. То есть, с помощью этого инструмента надо глубоко и всесторонне изучать социальный состав общества, особое внимание обращать на различные социальные слои и определять, являются эти слои КЛАССАМИ или всего лишь слоями.

Мне вот, например, понравилось слово, сказанное Зюгановым еще в середине 90-х – РАСПЛАВ. Сегодня в левых кругах Зюганова за многое осуждают, и, в общем-то, справедливо. Я тоже к сегодняшнему Зюганову отношусь отрицательно, в основном, за его альянс с поповщиной. Но все же нельзя отрицать, что он – человек умный. Так вот, в одной из дискуссий о классовом составе общества в ельцинской России Зюганов сказал, что классов пока нет, а есть некий расплав. И это было, с моей точки зрения, очень точное определение. Как в металлургии: расплав, из которого через какое-то время кристаллизуется определенный металл.

Но вот вопрос: на сегодняшний день из того расплава выкристаллизовались какие-то определенные классы или нет? Мне думается, что для марксистских аналитиков это – один из главных вопросов. Не случайно именно этот вопрос вызывает шквал комментариев после каждой статьи на эту тему. Лично мне попадает особенно часто, ибо я занимаю довольно непопулярную в левых кругах позицию: отрицаю в современном российском обществе наличие вполне сформированных классов.

Тюлькин придерживается противоположного мнения. Ну и где же его аргументы? А их нет. Вот просто нет, и всё».

Пожалуй, на этом месте цитирование можно прервать, и ответить Наталье Морозовой следующими аргументами. Во-первых, признание наличия в современном обществе классов – это действительно обязательное следствие применения классового подхода к анализу современного общества. Во-вторых, мы совсем не отрицаем того, что Зюганов – человек умный, также как не отрицаем, что Каутский и Плеханов были выдающимися мыслителями своего времени. Но когда они сошли с марксистских позиций на рельсы оппортунизма, Ленин, как известно, их беспощадно критиковал, и про ленинскую оценку ренегата Каутского слышала, наверное, даже Наталья Морозова. То, что с точки зрения Морозовой выражение Зюганова о том, что классов в российском обществе пока нет (это в ельцинской–то России!), а есть некий расплав, говорит только о том, что у Морозовой с Зюгановым общая точка зрения. А для ответа на вопрос – есть ли в обществе классы? – необходимо в первую очередь вспомнить ленинское определение классов: «Классами называются большие группы людей, различающиеся по их месту в исторически определенной системе общественного производства, по их отношению (большей частью закрепленному и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а, следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают». Так вот, исходя из этого ленинского определения, для шахтёров Воркуты и Кузбасса вполне понятно, что классы в современной России есть, для докеров и авиадиспетчеров это тоже понятно, для рабочих «Форда» и классового профсоюза «Защита» ЛМЗ также абсолютно ясно, что они относятся к рабочему классу, а господа Прохоровы, Абрамовичи, Вексельберги и Керимовы, Чубайсы и Грефы – представляют класс буржуазии.

А вот Морозовой с Зюгановым это непонятно. Они рассуждают о каких-то красивостях и расплавах, из которых, как в металлургии, только через какое-то время кристаллизуются, какие-то классы.

Комментировать такие благоглупости даже как-то неудобно. Вполне достаточно указать товарищам, что в металлургии из расплава кристаллизуется только тот металл, чей расплав мы рассматриваем. Структура его может быть различна, но из расплава алюминия получится только твёрдый алюминий, а из расплава железо-углерод при застывании получится сталь и никогда не получится медь или олово. Из неустоявшегося расплава, выражаясь языком Морозовой, труда и капитала, не может быть получено ничего, кроме антагонистических классов буржуазии и наёмных работников – пролетариев, и такие классы после 1991 года в России сформировались. Не понимать и не знать этого – значит ничего не понимать в марксизме и выступать против объективной реальности.

Наконец, той же Морозовой следует напомнить, что для марксиста мало просто признавать классовый подход. Как учил В.И. Ленин, «марксист лишь тот, кто распространяет признание борьбы классов до признания диктатуры пролетариата» (том 33, стр. 34 ).

Так что критикуют Наталью Морозову за её непопулярную, как она сама пишет, позицию, вполне справедливо, поскольку её позиция не просто непопулярна, а глубоко ошибочная, ревизионистская позиция человека, по сути дела перешедшего на сторону буржуазного класса.

Исходя из такой своей позиции Наталья Морозова поддерживает Егора Лигачёва в том, что перестройка, безусловно, была нужна (не уточняя – какая), и обрушивается на Тюлькина и, надо понимать, на РКРП за их позицию в понимании того, как надо было в горбачёвские времена исправлять положение. Своё возмущение она описывает такими словами: «Вот Лигачев, видите ли, полагает, что перестройка была нужна, а Тюлькин утверждает, что нет, не нужна. Почему? Ну, во-первых, потому, что у Тюлькина в его цитатнике оказалась всего одна цитата из Ленина на перестроечную тему. А во-вторых... Да-да, во-вторых Тюлькин снова уперся в превратно понимаемый им классовый подход! Что же, по его мнению, надо было делать? А вот что: «требовалось исправлять недостатки советского строя, восстанавливать его классовые качества».

Ну, каково? Что это значит – восстанавливать классовые качества? Это что же, вернуть страну в начало ХХ века, когда были четко обозначенные класс буржуазии и класс пролетариев, снова организовать классовую борьбу, повести пролетариат на борьбу за свержение буржуазии? Это ли не абсурд? Впрочем, у догматиков всё построено на абсурдах. Молясь на классовый подход, в его тюлькинском, то есть, узком понимании, Тюлькин забыл, что социализм – это есть переходный период между капитализмом и коммунизмом. Что социализм – это не застывшее состояние, а процесс борьбы новых коммунистических ростков со старыми капиталистическими пережитками. А деление общества на классы – это есть один из главных пережитков прошлого, из главных признаков любого эксплуататорского строя, в том числе и капитализма.

Так что, когда в 1977 году была принята новая Советская Конституция и в ней было записано, что в СССР возникло новое общество – советский народ, это была правда. Может быть, советские руководители несколько поспешили окончательно распрощаться с классами: какие-то рудименты классов еще оставались. Но тенденция-то была правильная! Классовое разделение общества требовалось изживать.

А не «восстанавливать классовые качества», как утверждает Тюлькин».

Здесь Морозова проявляет не просто марксистскую неграмотность, но несет такую безграмотную отсебятину, за которую любому нашему комсомольцу на учебном занятии поставили бы «неуд». Во-первых, социализм – это не переходный период от капитализма к коммунизму, а низшая фаза коммунизма, то есть коммунизм в низшей его фазе. И власть на этой фазе развития по Марксу и Ленину не может быть ничем иным, кроме как диктатурой пролетариата. Во-вторых, формирование великой общности «советский народ» вовсе не означало полного уничтожения классов в советском обществе. В СССР не было антагонистических классов, но класс промышленных и сельскохозяйственных рабочих однозначно был, не говоря уже о том, что в обществе продолжалась и классовая борьба, прежде всего в виде борьбы с мелкобуржуазными тенденциями в самом обществе, в том числе и в самом рабочем классе.

Наталья Морозова считает рабочий класс в СССР каким-то рудиментом, и так же, как руководители хрущёвско-горбачёвского типа, искренне полагает, что классовое разделение в обществе можно было изживать записями в Конституциях и партийных постановлениях. Что из этого получилось – мы знаем. Объявленные общенародными партия и государство перестали выражать интересы класса трудящихся, а при соответствующих условиях – вполне успешно переключились на выражение классовых интересов буржуазии. Когда мы говорили о необходимости восстановления классовых качеств КПСС и советского строя, конечно, мы в первую очередь говорили о том, что политика партии и государства должны были выражать интересы трудящихся, для чего по Ленину следовало постепенно, но поголовно привлекать их к государственному управлению. Такая власть называлась советской и строилась на вполне определенных принципах, главным из которых было признание первичной ячейкой государственного строительства коллектива завода или фабрики.

Не понимая классовой сущности государства вообще и советского в особенности, Морозова договорилась до того, что Тюлькин чуть ли не разработал рецепты для действий либерал-реформаторов: «Кстати, захватившие власть в процессе контрреволюции либерал-реформаторы действовали как раз по рецепту Тюлькина. Так что он напрасно ругает нынешний режим: он делает как раз то, чего «не догадался» в свое время сделать Лигачев. Если кто забыл, напомню, как Чубайс и прочие чубайсоиды хвастались, что-де они создадут класс эффективных собственников. Как известно, вместо класса они создали шайку эффективных мошенников.

Чубайсу, неучу и наглецу, простительно не знать, что классы не создаются искусственно, да еще в скоропалительном порядке. Классы возникают, развиваются и исчезают в результате исторических закономерностей. Но Тюлькину, человеку образованному, к тому же, считающему себя марксистом, такие азы обществоведения полагалось бы знать».

С азами обществоведения мы, надо полагать, всё же знакомы. Именно поэтому со свойственной нам партийной прямотой отметим, что Чубайс и прочие чубайсоиды во много раз лучше, чем Морозова и Зюганов, понимают интересы своего класса. Они действительно создали класс эффективных с их точки зрения собственников, пока Морозова с Зюгановым рассуждали о расплавах. Просто у них критерии эффективности - свои, глубоко классовые – буржуазные. Выражаясь ленинскими словами, это честные дурачки верят в то, что чубайсовская эффективность – это польза для народа, а Чубайс со товарищи понимают под эффективностью обеспечение необратимости процесса капиталистического обирания рабочего класса и всего трудящегося народа. Помните, как Чубайс говорил о том, что первая волна приватизации никакого экономического смысла в себе не несла. Дорого ли, дёшево ли, бесплатно или даже с приплатой – дело десятое. Не в этом суть. Главный политический смысл, главное политическое содержание – создание класса собственников, на который власть будет опираться для того, чтобы сделать процесс необратимым, не допустить прихода к власти коммунистов.

И в этом процессе, приходится признать, Чубайс, Ельцин, а сегодня – Путин и Медведев – вполне преуспели, в то время как Морозова с товарищами всё ещё разводят руками и рассуждают, что вполне сформировавшихся классов в России нет.

Своей статьёй Наталья Морозова бьёт своими заблуждениями не просто по точке зрения Тюлькина и ортодоксальных коммунистов, она выступает против научных знаний, против главных основополагающих положений марксизма. Мы же призываем не просто верить и клясться в верности и любви, даже если предметом этих поклонений является не только Геннадий Зюганов, а сами Маркс с Лениным. Мы призываем изучать и понимать суть их учения и, соответственно, применять свои знания на практике.

Наталье Морозовой и всем товарищам, ищущим аргументы в оценках современного состояния общества и изучающих Ленина, дабы уметь за цитатами вождя видеть суть проблемы с классовой точки зрения, рекомендую приобрести сборник «Главное в ленинизме» (www//http//rpw.ru) и ознакомиться с отзывами на статью Натальи Морозовой его составителя, профессора Санкт-Петербургского государственного университета М.В. Попова.

ОТКЛИК на Окрик Морозовой

С интересом почитал, как Н. Морозова критикует В. Тюлькина. Дохнуло затхлой горбачевщиной. Морозова так же, как Горбачев, с Марксом и Лениным дружит лишь на словах, да на цитатах. Она даже не знает, что социализм – это низшая фаза коммунизма, а не переходный от капитализма к коммунизму период, не понимает сути классовой борьбы с мелкобуржуазностью при социализме, потому что сама воплощенная мелкобуржуазность, для которой подход с позиций рабочего класса к решению общественных проблем хуже зубной боли. С диалектикой она не дружит вообще, потому вместо борьбы противоположностей развитие понимает как Горбачев и Лигачев – через перестройки. А ведь можно дворец перестроить в хлев, болтая о перестройке вообще. От Горбачева так много наслушались про перестройку, что когда еще и сегодня находятся морозовы, защищающие это прикрытие контрреволюции и реставрации капитализма, приведшее к развалу Советского Союза и обнищанию народа – тошнит. А ведь Морозова и раньше протаскивала горбачевщину под прикрытием показной любви к Ленину. И Шатров так делал. Второй раз это уже не пройдет.

Я с оценкой Михаила Васильевича Попова согласен, и обращаю внимание наших молодых товарищей на главный, ключевой момент проблемы – диалектическое понимание развития как борьбы противоположностей. Для более успешного изучения и применения диалектического метода к вопросам классовой борьбы, теории государственного строительства, рекомендую для системы нашей учёбы уже упомянутый сборник «Главное в ленинизме», дабы не повторять печального опыта Морозовой и не быть глупенькими жертвами обмана и самообмана в политике.

В. Тюлькин, Первый секретарь ЦК РКРП

Просмотров: 2060
Рейтинг: 5.0/1
Добавлено: 17.09.2011

Темы: Ленин, политика, Первый секретарь ЦК РКРП, дебаты, марксизм-ленинизм, В. Тюлькин, Статья Натальи Морозовой
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]