19:54

Если США рухнут: трагедия скудоумия и раскола

Кризис Соединенных Штатов развивается неудержимо. От его исхода теперь впрямую зависит судьба РФ. Ибо Росфедерация в лице своих верхов теснейшим образом повязана с Соединенными Штатами. И психологически («элита» РФ рабски копирует американскую), и эмоционально (США для «новых русских» - что Франция для дворян старой России), и шкурно-экономически (Америка – гарант наворованных и вывезенных за рубеж богатств).
Как мы показали, попытка осуществить утопию «свободного капитализма» приведет к быстрому краху страны-ядра капиталистической системы. Увы, подражая «американской Мекке», такую же попытку наверняка предпримет и истеблишмент РФ. Однако насколько велика вероятность самоубийства Америки? И какой отряд элиты возьмет верх в Соединенных Штатах?

В том, что сейчас в Америке борются два лагеря в элите, нет никаких сомнений. Один – прогрессистский, пытающийся вывести страну из кризиса вполне по-социалистически, в духе кейнсианства Рузвельта. Второй – лагерь «чистых капиталистов», «чаепитников», что старается затянуть США на путь либертарианской утопии.

БЕЗУМИЕ ОДИНОКОГО ПОБЕДИТЕЛЯ

Насколько велики шансы на победу второго, либертарианского стана? Достаточно велики.
Злую шутку со Штатами сыграла победа над СССР в 1991 году. Она открыла дорогу крайнему самодовольству неолибералов, сторонников неограниченного капитализма. Они всерьез поверили в то, что танк называемый «свободный рынок» доказал свое полное превосходство над социализмом. И что теперь нужно еще больше капитализма, доведенного буквально до абсурда. Именно в 1992 году, когда пыль от обрушения Советского Союза еще не осела, экономическую Нобелевскую премию получил американец Гэри Беккер. Оный в своих «откровениях» доходил до крайнего либертарианского абсурда. До ультралиберального сектантства.
По мнению Беккера, государство можно свести до минимума – буквально только до судебной системы. Незачем держать государственную полицию и прокуратуру. Хватит и частных охранных служб. Главное – обеспечить возможность подавать в суд любому на кого угодно. В суде же право восторжествует. Фактически, нобелевский лауреат предложил что-то вроде Территории исламских судей на одном из обломков Сомали – но уже для западного общества.
То есть, было предложено общество, где всякая нормальная жизнь просто невозможна, где на каждом шагу нужно судиться и где неминуемо установится что-то вроде шляхетского беспредела Речи Посполитой. Когда власть окажется у магнатов, которые имеют частные армии и службы сыска и которые непременно подомнут под себя суды. Было предложено общество тотального беспредела: идеал либертарианства. Социум, который непременно свалится в новый феодализм, в котором напрочь погибнут наука и образование в нашем понимании этих слов. Где невозмодной станет никакая мало-мальски стратегическая программа развития. Примечательно, что предложение исходило не от какого-то городского сумасшедшего, а от вполне респектабельного «нобелевского» экономиста.
Обо всем этом можно было бы забыть, как о дурном сне. Но недавний подъем либертарианской Партии чаепития в Америке и разработка нового варианта «Стратегии-2020» в РФ с ее стремлением все приватизировать и свести роль государствадо самого минимума, делают воспаленные фантазии Беккера вполне актуальными.
Мы допускаем, что тридцатилетнее засилье именно неолибералов в экономической науке привело к сильному оглуплению финансовой аристократии в Америке. Слишком долго выпалывали все прочие направления экономической мысли, оставляя лишь то, что говорило исключительно угодные и приятные Большому Бизнесу глупости. Следовательно, магнаты США (никогда не отличавшиеся большим интеллектом) могут пойти на либертарианский эксперимент. Так сказать, пойти по линии наименьшего сопротивления, по уже накатанной колее. При этом сами сильные мира сего будут пребывать в уверенности, что все делается правильно. Вспомним, как это уже было с элитой позднего СССР. Эффект самогипноза еще никто не отменял. Равно как и сильнейшей тяги наших дней к «простым решениям». Здесь же все кажется простым: демонтировать государство и все приватизировать.
Да и социальная база для этого есть. За несколько десятков лет телевидение, отключавшее способность к системному логическому мышлению, сформировало орды рядовых дураков, тоже склонных исключительно к простым решениям.
Потому можно ожидать «безумия одинокого победителя»: именно либертарианской попытки.

СЛАБОСТЬ «КЕЙНСИАНЦЕВ»

И хотя либертарианским безумцам противостоит лагерь условных «кейнсианцев», они достаточно слабы. Они еще принимать планы по государственному стимулированию создания рабочих мест, как это делается при Обаме – уже по сути социалистическими прямыми вложениями из бюджета. Да, есть магнаты вроде Уоррена Баффета, согласные на повышенное налогообложение своих личных доходов во избежание взрыва.
Но при этом у нынешних кейснсианцев в истеблишменте США нет того, что было у их предшественников в 1930-е. Прежде всего, нужно не только выдавать деньги, но и самим напрямую строить новые производства и управлять ими. Так, как это делали менеджеры 1930-х. Напомним, что кабинет Рузвельта-губернатора штата Нью-Йорк напоминал скорее кабинет сталинского наркома, советского председателя облисполкома или регионального босса КПСС, нежели нынешние кабинеты американской элиты. У Рузвельта на стенах висели диаграммы и графики ввода в строй многочисленных объектов. А что – на стенах нынешних американских начальников? График курса Доу-Джонса, неизвестно что показывающий?
Трудность заключается в том, что нынешним кейнсианцам для выстраивания альтернативы либертарианскому «капитализму 2.0» придется вспоминать давно забытые навыки промышленного менеджмента. Попутно решая страшную проблему: а где в нынешних США взять обученных рабочих и инженеров? Америка за годы деиндустриализации успела утратить кадры, как и РФ. А строить новую индустрию и одновременно готовить кадры – задача вдвойне более трудная, требующая качеств не Уоррена Баффета, а генерала Лесли Гровса. При этом нужно идти на очень тяжелые и непопулярные меры. Чтобы промышленность могла заработать, ей нужно обеспечить внутренний рынок сбыта. Надо закрываться от дешевого китайского импорта. Значит, электорату США придется учиться платить за кожаную куртку не пару сотен долларов, а почти тысячу, как в 1970-е. Учиться не выбрасывать носки, а штопать их. И привыкать, что дешевизна отныне – в прошлом. Здесь тоже придется идти на урезание социальных расходов, чтобы высвободить ресурсы для промышленного строительства. Например, упразднять многолетнюю жизнь на социальные пособия для «андер класс», чтобы загнать его на новые фабрики.
Мы должны учесть, что американский электорат успел отвыкнуть от мобилизации и лишений так же, как отвыкли от этого советские граждане к 1985 году. Сложность же и комплексность задач новой индустриализации в США такова, что превосходит сложность проблем, стоявших перед перестройщиками в СССР 1985 года (в Союзе не было многолетней деиндустриализации) – и потому возможен провал американских «перестройки и ускорения».
Учтем, новая промышленная революция в Америке потребует принесения в жертву и «раскулачивания» части финансовой «элиты». Она, привыкнув делать деньги в совершенно бесплодной и бесполезной для индустриализации сфере спекуляций, откровенно вредна для возрождения страны. Кроме того, налицо явное перепроизводство такой «элиты»: ее нужно сокращать. Вряд ли она на это согласится. Скорее, переметнется в стан либертарианцев и начнет войну с индустриализаторами. Конечно, можно сколько угодно вспоминать успехи Франклина Рузвельта. Но ему не пришлось иметь дела с такой многочисленной финансовой бандой: в 1932-м финансовый сектор США не дотягивал и до десяти процентов в ВВП, тогда как сейчас его доля близится к семидесяти. Выразимся более откровенно: спасительная для Штатов новая индустриализация невозможна без уничтожения паразитического финансового истеблишмента. А это, знаете ли, кровопускание, к коему Америка непривычна. И хотя в Соединенных Штатах можно найти приличную социальную базу для проведения такой чистки (финансистов ненавидят многие, причем и среди промышленного, высокотехнологичного капитала – тоже), сразу же встает вопрос: а где тот сильнейший политический лидер, который сможет выступить вождем подобного курса? Обама? Негоден по определению. Намеренное «измельчение» политиков на Западе велось десятки лет. Никакой харизмы, никаких великих идей и сильных страстей – выводилась порода сереньких людишек с мышлением «как все» и с психологией бухгалтеров. Армия? Она давно измельчала и отодвинулась от политики.
Наконец, есть опасность более отдаленная: развиваясь, новые технологии сделают излишними большую долю рабочих рук. (Эффект, изображенный Уэллсом еще в романе «Освобожденный мир»). Трудосберегающие и ресурсосберегающие, отменяющие прежние отрасли технологии (а они в рамках новой индустриализации станут появляться неизбежно) в условиях капиталистических отношений могут привести к невероятным социальным бедствиям. Но смогут ли американцы построить нужный для новых технологий социализм?
Потому наш вывод: скорее всего, условные кейнсианцы в Америке обречены на поражение. Даже если им и удастся поначалу взять верх над либертарианцами, то, скорее всего, их попытка неоиндустриализации сорвется на полпути. Как она уже летит вверх тормашками в РФ, наткнувшись на коррупцию и непрофессионализм истеблишмента.
А это значит, что США, испытав короткий пароксизм либертарианства, неизбежно расколются по территориальному и социальному признакам. Вспыхнет гражданская война.

ПРОСЧЕТ ВАРИАНТОВ

Давайте представим себе спектр тех сценариев, которые ждут мир вследствие американского кризиса. При этом мы держим в уме, что Евросоюз – тоже в кризисе, ибо испытывает схожие проблемы с деиндустриализацией, долгами, старением коренного населения и новым варварством.
К первому варианту отнесем торжество либертарианства в США, которое требует политики изоляционизма, немедленного вывода американских войск отовсюду.
В этом случае мир получает два очага войны (территория Ирака и Афпак). Войну арабов с Израилем – причем с перспективой межарабской войны после падения еврейского государства. При всех тех очагах нестабильности и конфликтов, что были зажжены на Ближнем Востоке и в Северной Африке до того.
Китай автоматически станет супердержавой. И он к этому готовится: обеспечивает себе продовольственную и энергетическую безопасность, строит авианосный флот, перевооружается. Выстраивает зону юаня. В мировом хаосе для КНР заманчивая цель – Сибирь, ресурсная база и (на юге Сибири и в Приморье) – жизненное пространство для расселения. Еще одна цель – Казахстан. Третья цель – Персидский залив.
Евросоюз к тому времени сохранится максимум в виде Старой Европы, отбросившей балласт нищих стран Юга и отчасти – Востока. Ему будет крайне тяжело. К войнам и заморским операциям ЕС окажется неготовым. Если же ЕС распадется вообще, то Франция, Германия и Англия тем более не смогут противостоять Китаю. Европе дай бог справиться с внутренними конфликтами и удержать поток мигрантов из Азии и Африки.
На все это может наложиться убийственный экономический кризис из-за уничтожения прежней финансовой системы либертарианцами и введения золотого стандарта. На энное время в мировой экономике наступит хаос. Здесь в самом выигрышном положении окажутся те страны и блоки, которые смогли обеспечить себя продовольствием, энергетическими ресурсами и суверенной валютной системой. Кризис ускорит формирование таких блоков.
Наружу выйдут новые и прежние конфликты: Турция-Израиль. Турция-курды. Иран-Саудовская Аравия (здесь возможна большая война). Пакистан-Индия. Индия-Китай (следом за предыдущим). Кризис может приведести к крушению Мексики – страны с давними и прочными традициями гражданских войн. Зоной риска становятся Курилы и Сахалин: Япония может пойти на их захват в рамках «переключения внимания» и «антикризиса».
Турки явно постараются воспользоваться моментом для имперского строительства. При этом достанется и Греции. Защищать ее будет некому.
Исламский мир продолжит демографический натиск на Запад и на русские земли. Просто по одной причине: там все равно лучше, чем на перенаселенной родине.
При этом РФ окажется буквально в кольце огня. Если сможет создать «самодостаточный блок» с Украиной и Белоруссией. Если не сумеет выстроить дееспособную национальную власть и начать реиндустриализацию. Тогда ее ждет букет внутренних конфликтов. И еще – угрозы конфликтов на Кавказе и в Крыму. В период глобального системного кризиса сырьевая экономика, зависимая от притока продовольствия извне, особенно уязвима. Особенно при деградировавших вооруженных силах и обществе, раздираемом внутренней враждой.
Мы должны учесть: из кризиса всегда выходят за счет слабого. Потому здесь более чем вероятна перспектива «полюбовного соглашения» о разделе РФ между США, Евросоюзом (если он будет) и Китаем. Раздел остатков СССР может быть сочтен удачной антикризисной идеей. Освоение еще толком неосвоенных арктических и северно-сибирских территорий само по себе – мегапроект.

ВИРАЖИ «НОВОЙ ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ»

Вариант с победой в США сторонников неоиндустриализации? Он крайне труднопредсказуем.
Если Америка пойдет по такой траектории, ей придется сохранять прежний доллар и удерживать под контролем государственный долг. В этом случае Вашингтон пойдет на частичный изоляционизм и вывод войск из нынешних «трясин», что само по себе дестабилизирует мир. Возрождение промышленности потребует использования кого-то в роли добычи. Это – РФ. Ибо за счет ее расчленения (а оно станет выгодным) и конфискации богатств у ее «элиты» можно частично гасить долг или не расплачиваться с ним в «российской» части. Да и освоение «новой Аляски» даст многое. Потому в таком сценарии существование целостной РФ перестанет быть выгодным для США. Здесь вероятен раздел Российской Федерации.
Но если США сорвутся, то все уйдет в первый сценарий.

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА

Наконец, самый тяжелый сценарий – это развал Соединенных Штатов и гражданская война.
Ее перипетии предвидеть невозможно. Однако понятно, что это вызовет мировой хаос (крах финансовой системы в ее нынешнем виде), а также волну сепаратизма в других странах. (Дурной пример заразителен, особенно если он идет со стороны вчерашнего законодателя мод во всем мире). И тут точно можно ожидать спонтанного применения оружия массового поражения, а также – вмешательства в гражданскую войну сил извне. Предположим, что Китай начнет игру на недопущение воссоединения США.
Но при этом никто не сможет обеспечить операцию по гарантированному изъятию оружие массового поражения с территории бывших Соединенных Штатов. Равно как и предотвратить попадание его в руки безответственных фанатиков или экстремистов. Все это ставит всех нас на невероятно опасную грань. Ведь нужно учесть, что гражданская война в Штатах пойдет на фоне всемирного социально-экономического «землетрясения». Любые попытки спрогнозировать события дальше – просто невозможны. Вернее, в подобном безумном мире возможно все, даже самое невероятное.

Максим Калашников

Просмотров: 1827
Рейтинг: 5.0/1
Добавлено: 12.09.2011

Темы: экономика, Максим Калашников, США, политика, трагедия скудоумия и раскола, коллапс США, мировой кризис, Если США рухнут
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]