19:36

Если США рухнут

Что ждет мир в случае распада Америки или новой гражданской войны в Соединенных Штатах?

Тот кризис, что сегодня охватывает ядро капиталистической системы, Соединенные Штаты, вызревал крайне долго. Его умело усугубляли, а теперь нет никаких оснований считать, будто американцы смогут выйти из него несколько лет, как надеются многие. Кризис США предопределяет кризис всех стран Большой Семерки и прочих частей капиталистической ойкумены. Причем на десятилетия!
Мы сейчас находимся в глобальной Точке Перехода, и впереди нас ожидают самые немыслимые события. Мы просто обязаны рассмотреть варианты будущего, где страна звездно-полосатых распадается или охватывыется новой гражданской войною. Спустя 20 лет после гибели СССР признаки острого бедствия Америки – налицо.
(Примечание для особо тупых: меня не волнуют собственно США. Просто мы живем не в крепости «СССР», а в РФ, которая открыта всем глобальным ветрам. И то, что происходит во всем мире, неизбежно бьет и по ней. А крушение Штатов станет для РФ шоком).

ПОЛОЖЕНИЕ, БЛИЗКОЕ К БЕЗВЫХОДНОМУ

Если честно, то положение Америки крайне тяжелое. Обрисуем его вкратце.
Звездно-полосатые стоят накануне невероятно шоковых социально-экономических преобразований, сравнимых разве что с тем, что мы пережили после 1991-го. Поляризация американского социума нарастает, страсти накаляются. Чтобы понять это, достаточно посмотреть на потрясающий публицистический фильм Майкла Мура «Капитализм. История любви». (http://m-kalashnikov.livejournal.com/986834.html) Впервые за десятилетия в Америке пошли в рост социалистические настроения.
Итак, на путь своей гибели американцы ступили в 1981 году, решив строить «чистый капитализм». За минувшие тридцать лет они деиндустриализовали страну, потеряли десятки тысяч предприятий и привели к значительному (в среднем) падению уровня жизни американцев. Но теперь, когда придется решать проблемы огромного, наросшего со времен Рейгана, госдолга (равно как и долгов вообще), когда опять стоит вопрос хотя бы о частичной реиндустриализации страны, государство просто вынуждео будет пойти на новое урезание жизненного уровня американцев. (В фильме Мура мы уже видим пилотов реактивных лайнеров, зарабатывающих меньше 2 тысяч долларов в месяц, вынужденных подрабатывать официантами или сдавать плазму крови, чтобы расплатиться с тяжелыми долгами).
Причем ожидаемое падение уровня жизни будет вполне «гайдаровским» - на 20-30%. А иначе (в условиях капитализма и открытости рынка) США просто не смогут конкурировать в промышленности с дешевой рабочей силой индустриализованной Азии. Тем более, что преимущество в квалификации работников янки умудрились потерять, скверное качество школьного образования в США – притча во языцех. А без воссоздания утраченной промышленности страна просто не сможет разгрести долги, обеспечить работой население и удержать статус мирового лидера (хотя бы одного из нескольких лидеров). Блестяще подтверждается старый вывод Э.Тоффлера: без промышленности страна постепенно, но неуклонно лишается и мозгов, и статуса финансового центра. Все идет туда, где работает индустрия. Америка уже упустила несколько лет (президентский срок Обамы), чтобы начать трудную работу. А это значит, что социальная и политическая цена преобразований стала только выше.
С другой стороны, что делать с американским долгом? Он уже слишком колоссален, чтобы решить его проблему только с помощью урезания расходов бюджета. Но и само сокращение таковых расходов неизбежно вызовет новый спад экономики Штатов. Ибо она привыкла к постоянному наращиванию долга! Если не наращивать долг и резать бюджетные затраты, то придется сокращать производство в высокотехнологичном секторе еще уцелевшей в Соединенных Штатах промышленности (ВПК). Уменьшение расходов государства объективно сократит поддержку государством промышленности, а таковая поддержка в Америке – еще достаточно сильна (вплоть до беспроцентных кредитов центральной власти и штатов ключевым предприятиям). Среди других последствий – сокращение инфраструктурного строительства и прочие «прелести» съеживания государственного спроса. Да и падение покупательной способности изрядной доли населения – в том же ряду.
В общем, эффект от урезания казенных ассигнований и форсированной выплаты долга для Америки в 2010-х будет таким же, как от аналогичных мер, предпринятых в Греции: дальнейшее падение экономики, промышленный спад, рост безработицы, падение реальных доходов граждан, социально-политическая напряженность. США уже стали некой Супергрецией.
Но и тут проблемы не кончаются. Все вышеописанные кризисы/проблемы теперь сплавляются с глобальной проблемой капитализма. С проблемой модели развития. Как дальше-то жить, если капитализм (экономика ссудного процента и ориентации на прибыль) требует постоянного расширения, а пределы Земли уже достигнуты? Что делать, если потребительский спрос людей (двигатель экономики позднего капитализма) уже выбран на годы вперед (за счет утопания людей в кредитах)? Если уже просто невозможно заставлять потребителей менять автомашину каждый год, а мобильный телефон – каждый месяц? Если сломался рынок недвижимости? Если весь мир оказался на пороге дефляционного шока и кризиса перепроизводства? Если в результате дефляции могут порушиться многочисленные финансовые структуры, рассчитанные на постоянный рост и «рабочую» инфляцию: банки, пенсионные фонды, фонды взаимных инвестиций и т.д.
Именно обстоятельство «достижения пределов» и краха прежней модели кардинально отличает нынешний кризис от тех, что были в 1929-1945, 1973-1983, 1987-1992 и даже в 2000-2001 годах. И если в первом десятилетии нового века удалось как-то оттянуть финал надуванием сначала пузыря на рынке недвижимости, а затем и государственных долгов, то теперь-то надувать больше нечего. (Тем паче, уже невозможна ситуация 1991 года, когда кризис удалось преодолеть за счет распространения капитализма и доллара на территории рухнувшего СССР и стран Варшавского договора/СЭВ).
А для полноты картины добавим сюда проблемы «помельче». Например, неизбежный конфликт с Китаем и вообще индустриальной Азией в случае реиндустриализации США и ЕЭС. Ибо азиаты столкнутся с сужением рынков сбыта и с неизбежным протекционизмом Запада. А это само по себе грозит потрясениями на нынешних «промышленных площадках». Между тем, реиндустриализация уже объявлена (хотя бы вербальная) и в США, и в ЕС.
"...Промышленность уходит в Азию, и вот теперь Евросоюз сказал: нам надо это прекратить. Нам нужна промышленность в Европе. Возможно не 100 процентов, но нам нужно поддерживать некий критический уровень.
Если быть точным, этот процесс начался в сентябре 2009 года. Мы со своей стороны всегда их предупреждали, говорили им, что нужно прекращать эту тенденцию перемещения в Азию. Что нам нужен определенный объем производства в Европе. И в сентябре они это поняли и подписали бумагу, в которой заявили, что нужно собраться за одним столом представителям так называемых ключевых перспективных технологий (Key Enabling Technology, KETs), производства, научного сообщества и правительства. За одним столом нужно собрать представителей на самом высоком уровне и обсудить стратегию, как сделать производство в Европе конкурентоспособным. То же самое нужно проделать и в России, по моему мнению..." – заявил в интервью журналу «Эксперт» президент Европейского отделения электронной промышленности SEMI Хайнц Кундерт.

Другая «мелкая» проблема (которую даже трогать бояться все политики Америки и ЕС) – это неизбежность урезания пенсий для все возрастающей армии пенсионеров, которые могут просто разорить экономики Запада, вызвав опустошение инвестиционных ресурсов, кризис демократии и войну между молодыми и старыми. Об этой опасности в 1997 году предупреждал в «Будущем капитализма» Лестер Туроу, а в 1999-м – Питер Питерсон в «Седых сумерках». Но за эти годы никто даже не пытался решить эту «мелкую проблему», превратив ее в бомбу страшной разрушительной силы. И вот теперь о той же проблеме говорят финансисты.
«Многие считают, что большой объем долгов в мировой экономике связан с кризисом, но это верно лишь отчасти. Настоящая проблема — резкий рост социальных трансфертов из-за высокой демографической нагрузки. Мое поколение постепенно выходит на пенсию, а оно появилось на свет во время резкого роста рождаемости. То же самое происходит сегодня в большинстве развитых стран, и это угрожает государственным финансам. Мы будем страдать от этого следующие лет двадцать. И у этой проблемы пока нет решения. Придется пересмотреть государственные программы социальной поддержки, и, очевидно, политикам предстоит принять ряд непопулярных решений…» - считает Пьер Дарье, владелец крупного швейцарского банка «Lombard Odier Darier Hentsch & Cie» (http://expert.ru/expert....-shtorm)

Все это делает шоковую терапию в Соединенных Штатах неизбежной, как бы того ни скрывали политики. Если внимательно вслушиваться в невнятное бормотание главы ФРС, то вы услышите туманные намеки на то же самое. Положение США – ядра и флагмана системы мирового капитализма – практически безвыходно. Народ в США придется ввергать в тяжелейшие испытания и лишения. И как ни оттягивай момент шоковой терапии для Штатов, но это придется делать.

РАСПЛАТА ЗА ШКУРНОСТЬ

Но вот еще одна проблема: в ходе шоковой терапии и реиндустриализации понадобится новый технологический рывок.
Однако нынешний Мегакризис с эпицентром в ядре капиталистической системы (США) порожден как раз тем, что западная финансовая элита придушила в колыбели новую научно-техническую революцию, которая должна была дать плоды в «нулевые годы». Слишком уж неудобны для капиталистических отношений технологии этой, пока несостоявшейся НТР. Слишком уж удобно чувствовала себя финансовая плутократия в мире, создавшемся после победы над Советским Союзом, никаких радикальных перемен ей не хотелось. Возобладали шкурные интересы, а заодно – и спесь победителей над страшными коммунистами.
Вместо подлинного развития началось передвижение реального сектора в Китай, где роль роботов стали играть покорные местные рабочие. Свертывание стратегических программ (космонавтики и океанавтики) привело к научно-техническому застою и к гипертрофированному развитию телекоммуникационно-информационной сферы, каковая намного обогнала развитие собственно реального сектора. Настал кризис. Суть его описал заместитель директора Института прикладной математики Георгий Малинецкий.
«…В XX веке происходил переход от IV технологического уклада (определявшимся массовым производством, автомобилями, самолётами, тяжелым машиностроением, большой химией) к V укладу (компьютеры, малотоннажная химия, телекоммуникации, электроника, интернет). Советский Союз в своё время в полной мере воспользовался нововведениями, связанными с IV технологическим укладом. Новая Россия, погрузившись в пучину безуспешных реформ, пропустила почти всё, что связано с V кондратьевским циклом. Сейчас мир начинает переход к VI технологическому укладу, фаворитами которого, судя по всему, станут биотехнологии, нанотехнологии, вложения в человека, новое природопользование, новая медицина.
И кризис в этом контексте связан с тем, что отрасли V технологического уклада уже не могут дать такой же большой отдачи, как прежде (в России уже 150 миллионов мобильных телефонов, заставить человека купить более 2-х мобильников трудно, произошло насыщение этого сектора рынка). В то же время новые отрасли к большим вложениям, требующим быстрой отдачи, пока не готовы…»
Дополним Малинецкого: все эти технологии новой волны могли родиться как раз в задушенных мегапроектах по освоению океана и космоса. Помимо названных им приоритетов, сегодня миру необходимы принципиально новая (неогневая) энергетика, дешевый выход в космическое пространство (чтобы полеты на околоземную орбиту по простоте и стоимости были сравнимы с перелетом на «Конкорде»/Ту-144 через Атлантику), технологии дешевой и быстрой переброски грузов по планете (скорость – как у самолета, дешевизна – как у морского транспорта), а также безлюдные роботизированные производства.
С высоты прошедших лет видно, что самым дальновидным американским политиком оказался Джордж Буш-старший. Еще в 1989 году он (президент-республиканец) предложил программу возобновления амбициозных космических миссий США на Луну и Марс (Космическую исследовательскую инициативу, SEI). Тогда затея провалилась из-за того, что НАСА потребовала на SEI 541 миллиард долларов в течение тридцати лет. Иными словами, по 18 миллиардов в год. Эти затраты показались Конгрессу, который тогда контролировали демократы, настолько огромными, что те провалили инициативу. Ха! Они еще не знали, что такое астрономические и при этом практически бесполезные расходы.
С начала острой фазы кризиса осенью 2008-го США ради спасения бесплодной банковской системы (по планам Полсона и Гейтнера) истратили более 2 триллионов долларов! А затем еще три триллиона. То, есть, почти девятикратно больше, чем вся SEI за тридцать лет. Но если космическая программа (имевшая резерв удешевления за счет новых технических решений) принесла бы Америке тысячи прорывных технологий, то все эти полсоно-гейтнеровщины окончились бестолковым вливанием огромных денег в бездонную бочку. Оные траты ни на миллиметр не продвинули США на пути к новой НТР и не спасли капитализм от кризиса. Эти деньги просто отняли у ученых, инженеров и промышленников, отдав бесплодным финансистам. (Мы уже не говорим о том, что республиканская администрация Буша в 2000-2008 гг. выбросила еще несколько триллионов на бесполезные войны в Ираке и Афпаке, на полицейщину и т.д.)
Как видите, тупой и скупой платит даже не дважды, а трижды. В данном случае, США оказались перед лицом самого затяжного кризиса в своей истории и под вопросом оказалось само существование этой страны. Более того, политика ультралиберального безумия привела к тому, что США сами выкормили себе опасного и сильного конкурента – Китай. Ибо перевели в него реальный сектор и ежегодно питают КНР сотнями миллиардов долларов, закупая его изделия.
Сходный процесс наблюдался и у нас – с гибелью советской космической программы после развала Союза.
Выступая на двадцать третьих академических чтениях по космонавтике в январе 2009 года, патриарх советской космической программы, академик Борис Черток поведал о том, что скоро борьба развернется за геостационарные орбиты (ГСО), где должны работать уже не просто спутники – а тяжелые орбитальные, многоцелевые платформы. Там будет размещено оружие нового поколения. Но РФ в этой гонке уже не участвует…
«…Россия не имеет стратегии развития за пределами ближайших 10 лет. За 15 лет криминальных реформ под лозунгом всесилия свободного рынка в России не только были разрушены промышленность, сельское хозяйство, дезорганизована армия, но все основное жизнеобеспечение построили на продаже своих природных богатств – прежде всего нефти, газа, леса. Россия – поставщик сырья. На сырьевых сверхдоходах возникла новая элита, класс сверхбогачей и махровый коррумпированный чиновничий аппарат…»
Черток пророчит, что в XXI веке предстоит ожесточенная экономическая и политическая борьба за место спутников связи на ГСО. Космический аппарат, выведенный на ГСО, имеет период обращения равный периоду вращения Земли, и плоскость орбиты его практически совмещена с плоскостью земного экватора. Подспутниковая точка имеет свою географическую долготу – рабочую точку и нулевую широту.
К 2030-м годам, как утверждает академик Черток, ГСО, как наивыгоднейшее место для размещения систем спутниковой связи, исчерпает свой ресурс. Неизбежна жесткая международная конкуренция за место на геостационарной орбите. Международные политические соглашения окажутся бессильными решить эту проблему даже с учетом дальнейшего процесса развития информационных технологий, ибо каждому спутнику на ГСО соответствуют разрешенные площади обслуживания на поверхности Земли.
Значит, придется переходить от спутников к созданию постоянно работающих на геостационарах мощных платформ, способных служить десятилетиями. Платформ, которые можно оснащать все более современными блоками, снимая с них устаревшее оборудование.
По словам академика, в конце 1980-х в Советском Союзе разработали уникальный проект первой в мире тяжелой (20 тонн) универсальной платформы на ГСО. Выводить ее на орбиту хотели с помощью сверхмощной ракеты «Энергия» прошедшей успешные летные испытания в 1987 и 1988 годах. В 1989-1990 годах НПО «Энергия» при поддержке военно-промышленной комиссии Совета Министров СССР делала предложения Германии, Франции и Европейскому космическому агентству о сотрудничестве и совместной работе по созданию универсальной тяжелой космической платформы на ГСО. В те годы только Россия/СССР, обладавшая уникальным носителем «Энергия», могла решить эту задачу. Весьма детальная разработка конструкции платформы и техники выведения вызвали большой интерес у ведущих немецких и французских фирм. Начались совместные работы. Однако расчленение Советского Союза и либерально-рыночные «реформы» 90-х годов разрушили организацию и лишили всякой государственной поддержки производство носителей «Энергия». Оно оказалось уничтоженным. Продолжение работ над тяжелой космической платформой без носителя стало бессмысленным.
И русским придется тяжело расплатиться за этот неолиберальный идиотизм. Но интересно другое: поразительная параллельность «рыночного маразма» в действиях верхушек США и РФ.
Как бы то ни было, но возможности использовать космические программы для новой НТР, открывшиеся в конце 1980-х и начале 1990-х, оказались бездарно потерянными. Теперь же за все это придется расплачиваться опаснейшим системным кризисом. Кризис в США – это кризис всей мировой экономики, пораженной ультралиберальным безумием.

ХВОСТ ВЫТАЩАТ – НОС УВЯЗНЕТ

Президент Обама был вынужден бороться с кризисом подручными – и негодными – средствами, только усугубляя бедствия. Получается так: едва кое-как вытащат из пропасти банки – начинает заваливаться система социального и пенсионного обеспечения. Начнут спасать ее – повалится здравоохранение и снова – банки. Примутся накачивать их деньгами – окажется, что США задыхаются от непомерного государственного долга, оказались на грани банкротства. Вот почему мы говорим: этот кризис – весьма и весьма надолго. Чего бы там ни говорили высшие американские чиновники и светила экономической науки.
Обама на смог начать реальной реиндустриализации. Его робкие попытки каких-то реформ оказались глухо заблокированными. Значит, взрыв в конце концов становится неминуемым.
Сейчас пришла пора расплачиваться за тридцать лет либерально-фундаменталистского кретинизма, за создание виртуальных миражей вместо истинного развития. На наших глазах сдуется пузырь американского ВВП. Уже много раз отечественные и зарубежные экономисты (из трезвомыслящих) говорили о том, что ВВП Америки – величина мошеннически нарисованная, что на самом деле сей продукт намного меньше, чем докладывают американцы. Чего стоит всего лишь один шулерский прием: ВВП Соединенных Штатов в «нулевые годы» увеличивался на сумму несуществующих арендных платежей за дома и квартиры, которые их владельцы платили бы, если бы снимали свою недвижимость у других хозяев. (Если бы в РФ считали так же, то ее ВВП тоже был бы намного больше).
Стремясь обмишулить весь мир такими шулерскими приемами, янки объегорили самих себя. Ибо когда пузырь их ВВП сдуется, то окажется, что их совокупный долг (долг государства, корпораций и домохозяйств) просто физически не может быть выплачен. Вот тогда в мире и грянет настоящий кризис: суверенный дефолт Соединенных Штатов.

РАСПЛАТА ЗА БЕСПЛОДНОЕ РАСПРЕДЕЛЕНИЕ

Кстати, очень многое говорит о том, что реальный ВВП США практически не рос с начала 1980-х. К такому выводу пришел коллектив экономистов, разрабатывавший экономическую часть «Русской доктрины» еще в 2005 году. И вообще неолиберальная модель экономики, осуществленная в США и Европе, изначально имела главной целью не высокие темпы экономического роста и не научно-техническое развитие, а банальное «отнять и поделить». Она решала задачи максимального ускорения процессов перераспределения и концентрации активов экономики.
Приведу сего один отрывок из «Русской доктрины»:
«… Распространено представление, что неолиберальная экономика – жестокая штука, что она антисоциальна, но это экономика роста. Отнюдь нет. Это в лучшем случае экономика застоя или почти застоя, а в худшем случае – экономика перманентных экономических катастроф. В зрелом состоянии это всегда экономика кризиса.
Процесс трансформации экономик бреттон-вудского типа в экономики неолиберального типа реально представлял собой процесс трансформации экономик развития в экономики форсированного перераспределения активов с их концентрацией в руках наиболее сильных агентов рынка. То есть транснациональных финансовых и нефинансовых структур. Экономика развития замещалась экономикой перераспределения в пользу наиболее крупных из агентов рынка развитых стран.
Естественно, темпы экономического роста во всем сообществе стран с экономиками, втянутыми в процессы неолиберальной трансформации (или “реформирования”, если использовать имеющий широкое хождение термин), особенно если иметь в виду реальный сектор, резко уменьшились. В том числе и в развитых странах.
В том числе и в США. По планам, разрабатывавшимся в США в 60-е и 70-е годы, при консервации сложившегося там к началу 70-х годов экономического механизма США должны были произвести в 2000 г. 8 трлн. квт•ч электроэнергии и 250 млн. т стали. Но действовавшие в то время государственные программы развития энергетики впоследствии были свернуты. И вот результат: электроэнергии произведено в 2 раза меньше, стали – почти в 2,5 раза меньше, чем могло бы быть произведено. Легковых автомобилей США производят сейчас меньше, чем в 70-е годы. Производство электроэнергии в США с 1980 г. по 2000 г. увеличилось лишь на 3/5. И это за 20 лет.
В обрабатывающей промышленности США, если исходить из дефляторов (индексов, учитывающих реальную инфляцию) промышленной продукции, подсчитанных Пентагоном, в начале текущего десятилетия объем производства в 2000 г. мало отличался от такового в 1980 г.
Рост ВВП США шел в 80-е и 90-е годы преимущественно за счет сектора услуг. По данным статистики США, он за 20 лет якобы все-таки удвоился – в основном за счет роста сферы услуг и ее удельного веса в ВВП. Однако в том-то и дело, что корректное исчисление индекса роста в сфере услуг связано с огромными трудностями. Несомненно, что официальные данные о росте сферы услуг в постоянных ценах в США преувеличивают его реальные размеры. Соответственно преувеличивается и ВВП. По косвенным данным, ВВП США в 2000 г. в расчете на душу населения в лучшем случае соответствовал уровню 1980 г.
Что же касается Европы и Японии, то развитие их экономик после “реформирования” оказалось парализованным.
…Для поздней неолиберальной экономической модели характерно также стремление компенсировать негативное действие застойного характера сверхлиберализованной экономики на объем предпринимательской прибыли за счет увеличения доли чистого предпринимательского дохода (без налогов) в ВВП. В том числе путем дезинвестирования экономики и особенно ее “десоциализации” – снижения в ней доли затрат социального характера. Процесс этот характерен не только для бедных стран (и России). Он распространяется на богатые страны и уже захватил Германию. В США первые опыты по десоциализации экономики предпринимались еще в 80-е годы, попытки в этом направлении осуществляются и администрацией президента Буша-младшего.
Важный аспект трансформации экономики в неолиберальном духе – существенная степень ее десуверенизации после такой трансформации. Если экономика, подвергнутая неолиберальной трансформации, – слабая, то она утрачивает суверенитет в положительной форме и “приобретает” его в отрицательной форме в виде больших масс госдолга, нищеты населения и быстро развивающегося криминального сообщества, отделяющего ее от экономик “приличных стран” в гораздо большей степени, чем высокие таможенные пошлины…»
Неограниченный капитализм и господство либеральных фундаменталистов в 1979-2009 гг. не решили ни одной проблемы человечества. Но зато добавили кучу новых! Произошла явная деградация Запада. Мир был ввергнут в системный кризис.
Монетарно-«постиндустриальный» фундаментализм породил отчетливо выраженную экономику не созидания и творчества, а охоты за трофеями. «Экономику» спекуляций, присвоения и перераспределения. Здесь до бесконечности эксплуатируют то, что создали прошлые поколения, но почти не создают нового.
И сейчас эта система агонизирует.

ЧТО ДАЛЬШЕ?

Что же будет дальше?
Сузим поле нашего зрения до масштабов США – страны, воплотившей в себе все пороки неолиберального фундаментализма.
Очевидно, что вопрос стоит так: либо американцы смогут установить у себя диктатуру технократов, приверженцев новой НТР – либо США развалятся (получат новую гражданскую войну). Либо эта диктатура сможет подавить сопротивление финансистов-сторонников застоя – либо Соединенные Штаты попадут в опасный социально-экономический хаос, который окончится новым средневековьем, неоварварством, новым изданием кастово-рабовладельческого общества.
Это не пустые умствования: слишком уж далеко зашли кризисные процессы в ядре неолиберальной системы. Вполне возможно, что для ускорения перехода в новый технологический уклад США попробуют использовать всю ту же войну – но теперь уже против гораздо более серьезного противника, чем Афганистан или Ирак. Причем такой противник должен после своего разгрома стать богатой добычей: богатой природными ресурсами, территориями, неразрушенными экосистемами. Вся история мира говорит о том, что ради развития Запад всегда выбирал страну-жертву, которую нужно сокрушить и «освежевать», превратить в «топливо» для движения вперед. В разные века такими жертвами становились то ацтеки и инки, то феодальная Индия, то императорский Китай, то Российская империя, то СССР. И вряд ли этот порядок вещей изменится сейчас.
В случае же фиаско Америки и впадения ее в хаос мы станем свидетелем иной войны: на передел мира. «Мира-без-США».
Мир, таким образом, стоит на пороге грозных и кровавых событий.

Итак, проведение самых болезненных шоковых преобразований в ядре мировой капсистемы (Соединенных Штатах) отныне неизбежно. Но выдержит ли их Америка? Вопрос спорный.
Страна реально столкнется с угрозой и гражданской войны, и распада. Это как минимум. Можно прогнозировать и демонтаж привычной либеральной демократии.

ЕСЛИ ОТКАЗАТЬСЯ ОТ ГЛУПОСТИ

Глупее всего кричать: «Этого не может быть никогда!». Может. Еще как может. Уже банальностью стало напоминание о том, что человеку из 1985 года нынешняя реальность представилась бы бредом душевнобольного. Что восемьдесят пятый? С точки зрения человека 2000 года теперь творятся вещи, совершенно немыслимые тогда. Неужели мир 2020 года не будет столь же потрясающим для наших современников?
Стоит напомнить, что в свое время никто не ожидал того, что американская элита пойдет на широчайшее внедрение в жизнь Америки социалистических элементов: той же пенсионной системы в 1935 г. Никто в свое время не мог предвидеть, что Штаты в 1971-м откажутся от золотого обеспечения доллара, а всего лишь три года спустя окажутся на грани введения «имперского президентства» - настоящей диктатуры Никсона. Кто мог предсказать грандиозную операцию «таран Манхэттена» 11 сентября 2001 года? А сама Гражданская война в США в 1861-1865 годах? Она ведь тоже казалась фантастикой. Но, тем не менее, она разразилась и стала самым кровопролитным для американцев конфликтом. Кстати, та война стала последствием перехода Америки из доиндустриального порядка (южные капиталисты-плантаторы-рабовладельцы) к индустриальному капитализму (северяне-янки). Как выразился Сергей Переслегин, конфликт Север-Юг потребовался в ходе «инсталляции промышленного капитализма». И где гарантия того, что подобная война не разразится на переходе Америки от нынешнего финансово-потребительского капитализма в некую новую реальность?
Тем более, что губернатор Техаса Рик Перри уже в открытую угрожает отделением штата от США.
Тем более важно присмотреться к тем конфликтам и «линиям фронтов», что формируются сейчас в стране звездно-полосатых.

ШОК И ПОЛЯРИЗАЦИЯ

Вызов, лежащий на поверхности – это резкое снижение уровня жизни американцев. Причем в условиях нарастания взаимной ненависти в социуме.
Если снижение среднего уровня жизни американцев с 1981 года в ходе неолиберального эксперимента шло постепенно, понемногу загоняя на работу матерей семейств и мужей (на вторую работу), то теперь есть угроза «залпового» падения, сравнимого разве что с 1992-1993 годами у нас. Вкупе со всплеском безработицы до 15% активного населения.
Это может произойти в условиях крайнего насыщения США частным стрелковым оружием (свыше 300 млн. единиц), при падении финансирования силовых структур и их возможном разложении, при нарастающем недовольстве ряда штатов центральными властями. Усиливающееся ожесточение в общественно-политической жизни Америки видно нынче всем. При этом часть электората тянет в тупиковый вариант европейской социал-демократии (грубо говоря, приверженцы Обамы), а часть – в столь же тупиковый вариант «чистого капитализма времен Дикого Запада» (Партия чаепития). При этом ни тот, ни другой лагерь не адекватны вызовам времени и неспособен обеспечить ни новой индустриализации, ни перехода на новый технологический уклад. При этом страсти между ними накаляются, подогреваемые заодно и расовым фактором (среди «социалистов» много цветных).
Наложим на сей фактор следующий: явную деградацию элиты Штатов. Сможет ли она, ввергнув свой народ в лишения и испытания, обеспечить и неоиндустриализацию, и прорыв в новый техноуклад? Не получится ли, как в РФ, «шока без терапии»? Ведь в таком случае распад или гражданская война становятся куда более вероятными исходами. Нужно заметить, что элита США еще не утратила навыков по экспорту кризиса во внешний мир (события на Ближнем Востоке и в Северной Африке, ранее – Югославия), однако явно не выказывает успехов в деле организации мегапроектов развития и строительства новой промышленности. Этим нынешние владыки Америки сильно отличаются от своих предшественников середины ХХ века, умевших и то, и другое обеспечивать. Если же случится «шок без терапии», то мы можем увидеть гражданскую войну. С неминуемой сецессией ряда штатов.
Мы должны принять по внимание деградацию элиты и на уровне штатов, где уже есть фигуры, готовые стать во главе новообразованных государств третьего мира, опирающихся на нефтедобычу. Вполне возможно, что у них есть иллюзии насчет возможности сохранить ядерные силы (развернутые на их территориях) и уцелевшую промышленность. Но от этого Штатам не легче.
Гражданские беспорядки и попытки сепаратизма так же неизбежно приведут к силовым попыткам центральных властей удержать страну, что выльется в сворачивания институтов формальной демократии либерального толка и к репрессиям. Мы можем увидеть и диктатуру в США. Причем ее неудача будет означать срыв в хаос и новое средневековье.
Таковы опасности, которые можно считать самыми очевидными. Но есть и более скрытые тенденции кризиса американской модели капитализма.

ФЕОДАЛИЗАЦИЯ КАПИТАЛИСТОВ

Сегодня мы видим все больше и больше свидетельств в пользу того, что верхушка капиталистического общества в США, во-первых, превращается в касту спесивых и самодовольных «неофеодалов», которая решила замкнуться в себе, наделить самое себя немыслимыми привилегиями и покончить с либеральной демократией. Во-вторых, эта каста уже не может предложить миру новых, ярких и прорывных проектов, равно как и воодушевляющих идей.
События последних лет показывают: каста топ-менеджеров и крупных финансистов уже без всякого стеснения считает себя некоей «белой костью», имеющей право на громадные бонусы и дивиденды от социума только за то, что она (каста) просто существует. При этом она вовсе не считает, что обязана в обмен на эти сверхпривилегии обеспечивать успехи в управлении, в подъеме экономики или в воплощении грандиозных научно-технических (промышленных, инфраструктурных) проектов. Характерное поведение касты капиталистических «феодалов» таково: они, доведя свои банки и корпорации до краха, переложили их долги и убытки на государственные бюджеты. Но, получая от государств огромное вспомоществование за счет налогоплательщиков, «каста высших существ» при этом выписывает самой себе умопомрачительные бонусы и зарплаты. При этом при угрозе того, что государство (в США) само оказывается в предбанкротном состоянии, новые феодалы встречают в штыки любую попытку власти обложить прогрессивным налогом их запредельные личные доходы. При том, что корпорации буквально лопаются от денег, а банки не знают, куда их инвестировать. Иными словами, каста «бессмертных» готова зубами и когтями защищать свое право на сверхпотребление, на яхты, личные «джеты», замки, острова и поместья, рассматривая все общество как плательщика оброка (дани, ренты) для них – как для привилегированного класса.
В этом американские банкиры и высшие управленцы напоминают как советскую партийную верхушку времен Горбачева, так и феодалов Франции накануне 1789 года. Воспользовавшись почти троекратным снижением (с 1960-х гг.) налогов на корпорации в США, этот феодализирующийся истеблишмент использовал высвобожденные средства прежде всего для личного обогащения.

ПРИЗНАКИ ДЕГЕНЕРАЦИИ

При всем этом прогрессирующая управленческая несостоятельность этих «неолиберальных набобов» очевидна. Мы все видели, как они загнали в тупик финансовый сектор и целые отрасли экономики тех же США. Кроме того, корпоратократические «раджи» очень быстро криминализуются и в США уже начинают воровать так же, как и их российско-постсоветские аналоги. Достаточно напомнить скандальные случаи с выполнением оборонных заказов в США, с использованием государственной помощи корпорациям, с махинациями внутри самих корпораций (дело «Энрон» и др.), чудовищное казнокрадство в ходе оккупации Ирака (материалы комиссии конгрессмена Уоксмена).
Творя все это, неолиберальные «феодалы» не могут похвастать ничем, что даже отдаленно напоминало бы минувшие суперпроекты тех же США: конвейерную революцию Генри Форда, Новый курс Рузвельта, Манхэттенский проект или Лунную программу. Мы не видим от них новых «администраций долины реки Теннеси» или детройтов. Да и Кремниевая долина, чей образ успел потускнеть – детище 1950-х.
Напомним, что на фоне всего этого капиталистический истеблишмент Америки давно уже не может выдвинуть хоть какой-то Большой Идеи. Еще недавно американская элита порождала Великую американскую мечту, философию Великого общества, Стратегию новых рубежей. Последнее, на что ее хватило – концепция Нового мирового порядка, провозглашенную Бушем-отцом в 1992-м. Но НМП не получилось. И с тех пор верхушка Соединенных Штатов остается бесплодной.
Наконец, мир был поражен поистине феодальными усобицами в США 2011 г., когда противоборствующие группировки в истеблишменте вынесли свои склоки на всемирное обозрение и стали играть возможностью дефолта США, угрожая сделать ценой партийной грызни – глобальный экономический коллапс.
Все это – явные и бесспорные признаки вырождения верхов капиталистической системы. Тридцать лет победы капитализма над здравым смыслом обеспечили стремительную и необратимую дегенерацию олигархии в США. Понимая это буквально нутром, осознавая свою дегенерацию, каста «нью-феодалов» отныне сосредотачивается только на одном: на защите своей власти и сопутствующих привилегий. Можно смело прогнозировать то, что в США пойдет процесс, сходный с процессами в РФ, Казахстане, Нигерии и т.д. То есть, введение «управляемой демократии», слияние власти с собственностью, усиление политики форсированной дебилизации народных масс вкупе со включением на полную мощь машины «промывки мозгов». Но, поскольку возможности манипуляции массовым сознанием все жен небеспредельны, мы увидим неминуемое усиление репрессивных машин, прямого насилия. Причем не только государственных, но и частных, корпоративных. В логике «нового феодализма» частное уже размывает государственное, а само государство – приватизируется.
Уже в правление Буша-сына мир увидел удивительный параллелизм процессов в Штатах и РФ. То же усиление роли спецслужб и чрезвычайщину, ту же приватизацию государства. Считаем, что процесс пойдет и дальше. В сторону уничтожения западной модели демократии ХХ века. С ее принципом «один человек – один голос». Причем стремительнее всего сей процесс пойдет именно в Соединенных Штатах, намного обгоняя Евросоюз. Мы считаем, что крах буржуазной демократии образца ХХ столетия в Америке произведет эффект разорвавшейся бомбы для всего мира, ускорив приход новых диктатур и олигархий в десятках стран по всему Земшару. Для многих незападных либералов и «демократов» это принесет фрустрацию и невиданную деморализацию. Ибо падение демократии в Соединенных Штатах для них – все равно, что разрушение Каабы для мусульман, отречение Ватикана от Христа – для христиан-католиков или переход Патриарха в язычество – для православных.
Мы уверены в том, что демонтаж демократии «по отцам-основателям США» практически неминуем.

РАЗДЕМОКРАТИЗАЦИЯ И ТИТАНЫ ВЫРОЖДЕНИЯ

В сущности, неолиберальный эксперимент, начатый в США с 1981 г., с самого начала нацеливался на искоренение той модели демократии, что сложилась в «социалистическом» ХХ веке, когда под влиянием мощного «фактора Советского Союза» Запад был вынужден идти на невиданные социальные уступки, крепить всеобщее избирательное право (появившееся только в ХХ веке!) и вводить в свои экономики планово-социалистические черты. Для создающегося класса «капиталистических суперфеодалов» нужны покорные и безвластные массы. Об этом неоднократно заявлял наш кризисолог Андрей Фурсов.
«…Важная веха в осознании «железной пятой» приближения кризиса – 1975 год. Тогда на Западе появился доклад «Кризис демократии», написанный по заказу «Трехсторонней комиссии» С. Хантингтоном, М. Крозье и Дз. Ватануки. В докладе четко фиксируются угрозы положению правящего слоя – прежде всего то, что против него начинают работать демократия и welfare state (государство всеобщего социального обеспечения), оформившиеся в послевоенный период. Под кризисом демократии имелся в виду не кризис демократии вообще, а такое развитие демократии, которое невыгодно верхушке.
В докладе утверждалось, что развитие демократии на Западе ведет к уменьшению власти правительств, что различные группы, пользуясь демократией, начали борьбу за такие права и привилегии, на которые ранее никогда не претендовали, и эти «эксцессы демократии» являются вызовом существующей системе правления. Угроза демократическому правлению в США носит не внешний характер, писали авторы, ее источник – «внутренняя динамика самой демократии в высокообразованном, мобильном обществе, характеризующемся высокой степенью (политического. – А.Ф. ) участия».
Вывод: необходимо способствовать невовлеченности (noninvolvement ) масс в политику, развитию определенной апатии. Надо, мол, умерить демократию, исходя из того, что она – лишь способ организации власти, причем вовсе не универсальный: «Во многих случаях необходимость в экспертном знании, превосходстве в положении и ранге (seniority), опыте и особых способностях могут перевешивать притязания демократии как способа конституирования власти» …» (Запись 2006 года - http://readr.ru/andrey-....E%D0%BA).
Огромные успехи в «раздемократизации» налицо. На выборы в США уже не приходит половина избирателей. Истеблишмент Соединенных Штатов давно ведет политику, в корне противоречащую чаяниям и устремлениям электората (см. С.Хантингтон, «Кто мы?»). Политика в Штатах стала уделом исключительно самого богатого одного процента населения, стоимость избирательных кампаний растет в геометрической прогрессии. Например, кампания по выборам в Конгресс 2010 г. превзошла все прочие по затратам. О том, что в США давно нужна третья партия, но ей не дают появиться, не говорил только ленивый. Все это де-факто отрезает большинство населения от власти и от политики, сводя возможности массового электората влиять на власть к самому минимуму.
И если разобраться, то сам факт наглого изъятия из бюджета США колоссальных средств ради спасения частных банков в 2009 году и последующих скандалов с «приватизацией прибылей и национализацией убытков» - уже подтверждение процесса растущего бесправия народа в США. Как и некоторые знаменательные события недавнего прошлого: махинация 11 сентября 2001 г. (расследования обстоятельств на государственном уровне нет, невзирая на всенародное мнение об «американскости» авторов мегатеракта). Или подписание договора о свободе торговли НАФТА – вопреки мнению большинства рядовых американцев.
Можно с полным правом считать, что РФ сегодня превращена в некий полигон для будущего «раздемократизированного» Запада. В РФ установлена олигархия с приватизацией государства и выведением стада «рабского электората». Достаточно деморализованного, дебилизированного и разобщенного для того, чтобы апатично принимать самые идиотские или садистские эксперименты власти. При народе, ставшем окровавленной вздрагивающей массой, можно безнаказанно учинять самую дикую коррупцию и самые откровенные издевательства над гражданами, совершенно не опасаясь того, что народ выйдет на улицы по любому поводу, используя любой разрешенный митинг. Видимо, так отрабатываются технологии для завтрашнего Запада.
Но это – только середина процесса. Неизбежно его продолжение с уничтожением всеобщего избирательного права – по мере ужесточения системного кризиса капитализма. И если это произойдет, то по влиянию своему на все мировые процессы оное событие сможет поспорить и с 1917-м, и с 1933-м и с 1991-м годами. Это станет кульминацией «восстания элит» против масс. Приходом эры либеральных диктатур.
Все это весьма закономерно. Ибо, вопреки глупому предрассудку, капитализм и демократия – не синонимы. Капитализм – антагонист демократии. Что бы там ни говорили нам доморощенные либералы, начиная с 1989 года.

КАПИТАЛИЗМ ПРОТИВ ДЕМОКРАТИИ

Принцип «Один человек – один голос» в корне противоречит капитализму. Капитализму органично присущ принцип акционерного общества: сколько у тебя акций (долей капитала) – столько и голосов. Богатый имеет больше прав, чем человек среднего класса или бедный. Да ведь фактически к тому все и пришло. Сам смысл капитализма – обеспечить идеальные условия для победы богатого «конкурентоспособного» меньшинства. (Экономически приспособленные должны изгнать с рынка экономически неприспособленных). При этом капитализм, будучи освобожденным, стремится к уничтожению конкуренции и установлению монополии. Ведь мечта каждого капиталиста – устранить всех конкурентов и стать единственным в своем сегменте рынка. А дальше – поднимать цены (и ухудшать качество), при этом используя свое богатство для политического обеспечения своего господства. То есть – для подкупа чиновников и для прямой покупки постов во власти. В снизу – сращиваясь с оргпреступностью. При этом сам капиталист мечтает вообще не платить никаких налогов.
Не нужно путать понятие «рынок» с понятием «капитализм». Мы смешали – и жестоко за это расплатимся. Ибо рынок (как и понятие рентабельности, хозрасчета) был до капитализма – будет и после. Капитализм довел стремление к прибыли до абсолюта.
Потому – если представить себе совершенно свободный капитализм с «минимальным» государством – такой строй очень быстро превратится в новое рабовладение. Ибо капиталисты стремительно передерутся, причем в рекордные сроки выдвинутся самые сильные, что передавили конкурентов и составили совокупность монополий (совет «золотых поясов»). Рынки будут поделены, установятся теневые картельные соглашения. При этом «социальные лифты» выводятся из строя: дети капиталистов-победителей становятся вовсе замкнутой кастой, защищающей свой статус. Собственность сливается с властью – и начинаются все «прелести» кастового строя. Общество стремительно нищает, средний класс съеживается до минимума. Сверхконцентрация богатства никем не ограничивается.
В 1979-1981 годах на Западе начался процесс освобождения капитализма от прежних ограничителей. Пошел процесс концентрации богатства в руках одного верхнего процента населения. США – во главе процесса. Что дальше? Смотри выше.
Как написал в «Будущем капитализма» Лестер Туроу (1997 г.), сам смысл капиталистической эффективности кроется в выживании наиболее приспособленных и в неравенстве покупательной способности. Поэтому капитализм вполне совместим с рабством: вспомним о рабовладении на Юге США, которое вполне вписывалось в капиталистические отношения и бытовало почти два века.
«Но демократия с рабством несовместима. В экономике с быстро растущим неравенством это различие взглядов по поводу надлежащего распределения власти представляет собой огромную линию разлома, который может открыться в любой момент», - писал профессор Туроу. Между тем, неравенство на Западе все время возрастает.
«Двигатель эффективности капитализма – поиск возможностей нажить в экономике побольше денег. Некоторые их находят, другие – нет. Смысл конкуренции состоит в том, чтобы изгнать с рынка других, сведя их доходы к нулю, то есть, захватив их возможности заработка. Когда приобретено богатство, умножаются возможности наживать больше денег, поскольку накопленное богатство открывает новые возможности наживы, закрытые без него» - это тоже Туроу.
Поэтому в ходе нынешнего глобального системного кризиса неизбежен момент, в который разлом откроется. И разверзнется бездна: между капитализмом и демократией. И последней придет конец.
Потому что в конце ХХ века США начали ломать все те защитные механизмы, которые были созданы в ХХ столетии для избежания полной победы капитализма над жизнью. Они принялись разрушать то, что предохраняло сам капитализм от превращения оного в кастовый неорабовладельческий строй.
Теперь полный крах демократии становится неизбежным и закономерным. Скорее всего, он случится в Соединенных Штатах – стране, еще недавно считавшей себя Светочем Демократии. После чего весь мир погрузится в мрачную тоталитарную эру. Или в эру нового средневековья – когда нью-феодальные и ново-рабовладельческие тирании и олигархии установятся на обломках нынешних больших стран (в случае краха централизаторских деспотий). Ибо если изрядно оподлевшая и поглупевшая «элита» Америки не справится с задачей установления прочного неолиберально-тоталитарного режима, то неизбежны гражданская война и раскол Штатов. И все это – на фоне бунтов и войн в Северной Африке и в Евразии. Того пожара, что янки запалили вместе с впавшими в маразм европейцами.
Выбор сценариев для будущего Соединенных Штатов скуден. Самый маловероятный – это «Американская сталь»: когда некие национально-социалистические и технократические силы, свернув шею финансистам, установят в стране жесткий режим для новой индустриализации, некий «новый рузвельтизм». Гораздо более вероятны два других, кои считаю равновеликими по шансам. Либо мы увидим диктатуру финансистов неолиберально-неодарвинистского толка в масштабах «всея Америки». Либо все это завалится к чертям – и тогда сецессия пополам с гражданской войной. Но в любом случае нынешней демократии не выжить.
Гибели остатков демократии (а сегодня можно говорить лишь о ее остатках) послужат два обстоятельства.
Первое – слом тех самых предохранителей, созданных в ХХ веке.
Второе – старение коренного населения Запада вследствие низкой рождаемости, совмещенное с необходимостью проводить жестокую «шоковую терапию» и засильем нового варварства (отуплением электората).
Перефразируя бессмертного Ульянова-Ленина, можно сказать: «Нынешнее поколение людей будет жить при тоталитаризме». Мы рискуем увидеть его либерально-монетарный вариант под звездно-полосатым флагом. А уж примеру американских «законодателей мод» неудержимо (и предсказуемо) последует целая рать эпигонов по всему миру.
В РФ – прежде всего.

Постскриптум

Меня спрашивают: что же делать? Отвечаю: уже ничего. Поздно. Мы не в силах остановить сдвинувшуюся с места колоссальную лавину. Картина гибели нынешней цивилизации пройдет перед нашими глазами. Много лет Максим Калашников мечтал о том, чтобы построить на русских землях Империю Добра, творчества и созидания, где не действуют черные тенденции. Прости, читатель – мои попытки оказались тщетными. Не смог я победить апатию и тупость сограждан. Видимо, сюжет смерти и разрушения должен дойти до предела. Трагедия разыграется до конца. Наверное, ког М.К. – просто родившийся заново Боэций, «последний римлянин». Вижу, как глупость и алчность охватывают весь мир, а не только развалины моего Рима – СССР.
Что делать? Отныне – заводить хотя бы охотничье оружие и готовиться ко всемирной гражданской войне. К схватке и с новыми феодалами, и с ордами тупых «новых варваров». Которые, не будучи капиталистами, тупостью своей превращены в зомби, чьи разрушительные импульсы поставлены на службу Голему капитализма. Нужно вооружаться, объединяться в преддверии суровых времен – и хранить в себе Человека. Человека чести и совести, идеал и христиан, и мусульман, и приверженцев Красного проекта. Учиться быть дружными и помогать друг другу. И использовать хоть малый, но шанс – выходить с протестами и требованиями нормальной жизни на любой санкционированный митинг, по любому поводу.
Мрачно? Но отвечаю вам честно. Врать в этой ситуации считаю подлым делом…

Максим Калашников

Просмотров: 1762
Рейтинг: 5.0/1
Добавлено: 12.09.2011

Темы: экономика, США, Максим Калашников, политика, мировой кризис, коллапс США, Если США рухнут, глобальный кризис, Глобальный смутокризис, кризис
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]