21:19

Немецкая «пороховая бочка»: последствия возможного краха Германии

Но даже если мы ошибаемся в приведенных выше выкладках, даже если и не произойдет отделения от ЕС Юга, потонувшего в долгах и лишившегося промышленности, Евросоюз все равно не жилец. Ибо в таком случае взорвется Германия – главный экономический мотор и кормилец Еврозоны. Можно с полной уверенностью говорить о том, что объединенной Европе история предлагает два варианта: или отбросить, как балласт, Юг и Восток. Или – рассыпаться после того, как взбунтовавшаяся Германия покинет ряды ЕС в попытке спасти себя.
Без Германии нет ЕС. Внутри Союза действуют многочисленные союзные программы по поддержке науки, образования, сельского хозяйства. Например, в Европе аграрии получают компенсации за купленную сельхозтехнику европейского производства, за содержание земель и животных. В Европе дотации государства (как в СССР) составляют 40% доходов фермеров. В РФ – 3%. Немецкий животновод получает от государства по 200 евро на одну буренку. Если речь идет о комбайнах или тракторах, то их конечные покупатели (фермеры, сельские хозяйства) в странах ЕС имеют еще один вид социалистическо-плановой поддержки. По программе СЕПАРД покупателям сельхозтехники (а не «бентли» или яхт) европейские власти за счет бюджета компенсируют от 35 до 50% стоимости.

Вот почему всякие румыны/поляки так рвались в ЕС. Вот почему туда хотят все обломки советско-социалистического мира. Им очень нужны потоки союзных денег. Но кто все это оплачивает? Богатые страны Евросоюза, и прежде всего – Германия. Она играет примерно ту же донорскую роль, что играли в СССР русские республики (РСФСР, Украина и Белоруссия) для регионов Средней Азии и Закавказья. Именно Германия в 2010-2011 гг., например, выручала Грецию и другие страны-банкроты. Но немцам крайне тяжело тащить на себе многочисленные «братские страны ЕС». Немцам самим отчаянно нужны средства.
По мере того, как кризис государственных долгов в ЕС обостряется, правительства «союзных республик» «ЕвроССР» все более вынуждены экономить, сокращая социальные расходы. Если раньше (например, в 1970-е) можно было как-то смягчать подобные кризисы, понижая процентные ставки по кредитам и уменьшая стоимость обслуживания долга, то теперь уже – невозможно. Учетные ставки в Европе и так скатились практически к нулю. Наоборот, нужно как-то их поднимать – иначе капиталы убегут прочь. Да и неплатежеспособность корпораций и граждан (домохозяйств) все равно падает.

Но если повысить процент по кредитам, то начнут душить непомерные долги европейских государств. Как их отдавать? Ведь те доходы, что бюджеты получали раньше с финансовых рынков или с рынка недвижимости, скорее всего, уже никогда не восстановятся. Налоги повышать? Невозможно – придушишь даже теперешнюю экономическую активность, получишь рост безработицы и падение доходов казны. Вкупе с социальными бунтами. В Германии 2010-х годов безработица среди молодежи уже – серьезная проблема. Молодые немцы с университетскими дипломами радуются, когда на четверть ставки устраиваются работать куда-нибудь в торговый центр-молл. Так что налоги повышать – дело крайне опасное.

Но при этом поджимает демографический кризис. Из-за старения коренного населения и его малодетности придется идти на крайне непопулярные и болезненные преобразования пенсионной системы, системы соцобеспечения, здравоохранения. Иначе, по мере роста числа стариков, расходы на все это примутся нарастать очень быстро. А это – снова увеличение государственного долга. Увеличивать же его просто некуда. Об этом в 2010-м говорил Говард Арчер, главный экономист по Европе исследовательского центра IHS Global Insight.
Просить безвозмездной помощи у кого-то со стороны? Нереально. Ну не будут те же немцы оплачивать дефицит медицинских или пенсионных систем у соседей, поскольку в Германии – те же беды. Значит, власти европейских «союзных республик» вынуждены идти на сокращение зарплат в госсекторе и государственных пенсий.
Вот тут-то и начинается самое плохое. Большинство европейцев не знает, что такое резкое обнищание. С 1945 года жизнь большинства европейцев улучшалась. Да, с периодами спадов и некоторых проблем, но все равно уровень жизни рос. Несколько поколений европейцев просто не знали, что такое повальная нищета, что такое катастрофическое падение личных доходов. Как и для советских людей еще недавно, для массового сознания европейцев все эти бесплатная медицина, обильные социальные пособия и довольно ранний выход на пенсию стали чем-то вроде естественных прав. Черт, да ведь еще буквально вчера европейцы мечтали о сокращении даже 40-часовой рабочей недели, о введении трех выходных вместо двух! Для них урезание социальных затрат, необходимость работать больше, а получать меньше станет тяжелейшим шоком. Уже бунты в Греции, манифестации в Испании и Франции показали, что люди могут выйти на улицы. Политики откровенно трусят: никто не решается говорить избирателям о тяжелых реформах социальной сферы.
Но если не урезать «социалку», то можно доиграться до дефолтов, что принесет чудовищную девальвацию и коллапс банковской системы. Потому политики Европы пытаются идти по линии наименьшего сопротивления: собирать деньги со все еще богатых «союзных республик» ЕС и направлять их на помощь странам вроде Греции, которые вот-вот могут объявить дефолт. С кого берут? Да прежде всего – с Германии. Мол, немецкий народ все выдюжит. В очереди на помощь стоят Португалия, Испания, Италия, Ирландия. Создание европейского фонда финансовой стабилизации не помогает: новых спонсоров-то нет. И так создалась абсурдная ситуация: когда страны-должники и получатели помощи обязаны … тоже ассигновать денежки и гарантии в общий фонд. Значит, снова придется вытягивать помощь из Германии.

А вот немцы дойной коровой быть уже не хотят. У них что, свои госдолги не растут, что ли? Или немецкие женщины рожают по пять киндеров? Или у них по улицам не бродят толпы обнаглевших мигрантов-мусульман? Немецкие банки, между тем, по состоянию на 2010 год успели ссудить странам южноевропейского «пояса свиней» почти 489 миллиардов евро. А ведь эти деньги пригодились бы прежде всего самой Германии! Такая политика «доении Германии» уже привела к тому, что госдолг немцев достиг опаснейшей планки в 75% ВВП. А невозможность поддерживать немецкий реальный сектор и государственные программы развития вызвала к жизни еще одно губительное для Германии явление: обнищание населения и разрушение среднего класса. Да, он еще очень велик – 54% в населении против 10% в нынешней Эрэфии. Но ведь еще в конце ХХ века у немцев «миддл класс» составлял 62%! Если все пойдет такими темпами, то немцы сорвутся с узды и приведут к власти новых национал-социалистов. Послав подальше Европу и отказавшись кормить всяких безответственных и неконкурентоспособных захребетников.

Вот и получается, что Европа попала в смертельную ловушку. Не тянуть соки из Германии – получишь финансово-дефолтную катастрофу. Если страны «Пояса Свиней» объявят о дефолте, то немецкая (и французская) банковская система окажется на грани краха. Как в 1929 году. И совсем не факт, что правительство той же Германии сможет справиться с таким банковским кризисом. В 2008 году немцы едва-едва смогли выручить главные национальные банки. Пришлось национализировать «Commerzbank», «Hypo Real Estate», а бан «IKB» просто ликвидировали после оплаты всех его многомиллиардных долгов. Как вы понимаете, это обошлось увеличением и без того тяжелого национального долга немцев. Если спасать банки еще раз, то госдолг Германии приблизится к греческим, катастрофическим процентам ВВП.
Немцы и так раздули свой долг. Листаю журнал «Эксперт». В 2008-2010 гг. вся внутренняя антикризисная политика страны строилась на небывалом росте госдолга. В 2008 году всего за неделю в стране был создан фонд по выкупу «токсичных» активов немецких банков объемом 480 млрд. евро, то есть - почти два годовых бюджета страны. Другие отрасли также получали в чрезвычайном порядке свои куски субсидиарного пирога. Например, одна только поддержка продаж новых автомобилей в Германии потребовала от правительства создания спецфонда на 5 млрд евро. И вот, вместо постепенного приведения бюджета к бездефицитному состоянию к 2012 году, бюджет 2010 года был принят с рекордным за всю историю страны объемом новых заимствований — более 80 млрд. евро. Госдолг ФРГ составляет сегодня 76,7% ВВП, а бюджетный дефицит — 5,2% ВВП. Оба показателя серьезно нарушают Маастрихтские соглашения.
В 2010 году совокупные расходы правительства ФРГ, федеральных земель, муниципальных образований и системы государственного социального страхования превысили их доходы на 82 млрд. евро, что соответствует 3,3% от ВВП страны. В кризисном 2009 году этот показатель составил ровно 3%. У немцев начался процесс разорения бюджетов городов, особенно – в бывшем индустриальном Руре. В 2011 году Германии пытается удержать дефицит бюджета в пределах 2,5% ВВП, но все равно ей придется занять 40 миллардов евро. А значит, жизнь немцев все равно станет ухудшаться.

Немцам приходится, надрывая жилы, выплачивать по 40 миллиардов евро в год по госдолгу (при том, что общие расходы на социальную сферу в Германии-2010 – 146,8 млрд.) Вместе эти две статьи расходов составляют ровно две трети расходов бюджета ФРГ. Дальнейшее увеличение долговых обязательств взорвет не только экономику Бундесреспублики, но и политическую стабильность в стране. На улицах неминуемо появятся и красные, и нацисты.
Ведь выплачиваемые по долгам и занимаемые в казну деньги нужны не на штопание дыр в бюджете и не на помощь «свинским странам», а на помощь своей экономике, на создание рабочих мест для немцев же, на строительство новой индустрии. Иначе ФРГ просто не выживет. В 2009 году на поддержку промышленности немецкое правительство ассигновало 80 миллиардов. А ведь скоро понадобится намного больше! Затраты на возможную поддержку рождаемости в стране (чтобы избежать экономико-демографической катастрофы) – это еще десятки миллиардов ежегодно. А тут придется снова спасать и южноевропейцев, и свои банки.
В этих условиях исключение «свинских стран» из зоны евро и создание «северного евро» стало бы спасением для немцев. Во всяком случае, на какое-то время.

Однако на немцев давят. В 2010-м Франция, пригрозив выходом из зоны евро и создав альянс с Испанией и Италией, вынудила Берлин согласиться на помощь Греции. Но это обернулось для правящей партии ХДС/ХСС в Германии чередой поражений на выборах. Немцы разъярены – они не хотят нищать и лишаться доходов. А европейские политики и слышать не хотят о создании «северного евро». Они предпочитают покупать голоса избирателей, по-прежнему увеличивая зарплаты и социальные пособия в своих странах, для этого раздувая государственные долги. А чтобы не лишиться поддержки богатых слоев, политиканы одновременно сокращают или не увеличивают налоги на них. Что тоже ведет к росту госдолга. (Та же политика – и в США).
А теперь подытожим: Германия придет к своему краху. Ее ждут массовые выступления и левых, и неонацистов, и сепаратистов. Может статься так, что немцам придется, установив у себя некий новый вариант национал-социализма «для пожилых», выходить из Евросоюза. И тогда последнему – конец. Потому что бремя его содержания не потянут ни Франция, ни Англия.
Германия сейчас – пороховая бочка под ЕС. Вместе с «поясом свиней»…

Максим Калашников

Просмотров: 1746
Рейтинг: 5.0/2
Добавлено: 19.07.2011

Темы: экономика, Германия, Максим Калашников, капитализм, кризис, Глобальный смутокризис
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]