12:32

Образование в провинции

Небольшой городок — один из районных центров Нижегородской области с населением около 40 тыс. чел. Образовательные учреждения здесь представлены десятком школ, техникумом (современное название — «колледж»), ПТУ и четырьмя филиалами государственных вузов (среди них — московский, владимирский и два нижегородских). Казалось бы, вполне обнадеживающая картина — есть все возможности для получения высшего образования, не говоря уже о среднем. Но на самом деле все гораздо мрачнее. Естественно, речь здесь будет идти не о людях богатых, а о тех, за чей счет они, богатые, существуют.

Для всех нас привычно, что у молодых людей, закончивших 9-й класс, есть выбор: продолжать обучение до 11-го класса и затем поступить в институт или получить среднее профессиональное образование в техникуме или ПТУ. Современная жизнь в провинции переворачивает эту общеизвестную дилемму с ног на голову. Именно те, кто хочет получить высшее образование, вынуждены уходить после 9-го класса в техникум, а напротив, люди, окончившие 11 классов, скорее всего, дальше никуда поступить не смогут. Эти обстоятельства требуют подробных разъяснений. Дело здесь даже не в низком качестве среднего образования в старших классах — в техникуме оно немногим лучше. Дело в том, что обучение на дневном отделении государственного вуза простым людям в провинции уже попросту недоступно.

«Как же? – возразит тут москвич. — Да полно же бесплатных мест! Да и поступить не так сложно. Да хотя бы и в Москве…» Поступить бесплатно в московский институт на дневное отделение, действительно, пока что вполне возможно. Но достать деньги на проживание провинциалу в Москве неоткуда. Зарплата в 8000 руб. считается в провинции хорошей. Сопоставьте даже эту сумму с ценами в Москве — и станет совершенно понятно, что у родителей поддерживать студента материально возможности нет. Стипендии даже отличникам назначают смехотворные — едва ли более 2000 руб. (при этом за общежитие нужно отдавать не менее 500). Работать же и полноценно учиться на дневном отделении — это все равно, что совмещать с учебой пьянство. Рано или поздно одно всегда перевесит другое.

Скажут: пусть едет поступать куда поближе. Так вот, в Нижнем Новгороде и Владимире ситуация аналогичная — только вузов бесплатных еще меньше, чем в Москве (вообще говоря, здесь зависимость следующая: чем мельче город, тем он меньше на виду, и, соответственно, демонтаж системы бесплатного высшего образования происходит в нем намного быстрее). К тому же большинство из них бесплатны лишь формально. Скажем, плата за весь период обучения на контрактном отделении составляет 300 тыс. руб (в рассрочку). На бесплатном за обучение не платят, зато для поступления нужно внести 200 тыс. руб. сразу (в обоих случаях мы не учитываем запредельную стоимость обязательных для поступления занятий с репетитором). Парадокс: на «бесплатном» отделении учатся богатые студенты, на платном — бедные. Богатым проще и выгоднее заплатить сразу, бедные же официально берут кредит на образовательные услуги (нельзя же взять кредит на взятку!) и оказываются закабаленными. Мало того, словно издеваясь, чиновники предоставляют общежитие только «бюджетникам» — на том основании, что, дескать, «контрактники» и так богатые. Вспоминается синьор Помидор, дерущий деньги с несчастного Тыквы за его «богатство». Т.е. бедные в провинции (большая часть населения России) должны не только платить за обучение детей, но и снимать им жилье в крупном городе.

Все это вовсе не случайность. А. Тарасов прав: тот, кто платит по кредиту, вынужден быть лояльным к власти. А таких людей должно быть как можно больше.

Но если у родителей молодого человека нет и не будет никакой возможности взять кредит, для него остается один путь — окончить пока бесплатный техникум и затем уже поступить на второй курс платного заочного (только такие и есть) отделения одного из упомянутых филиалов, естественно, совмещая учебу с работой. При этом надо учитывать, что, поскольку в городе всего два предприятия, где можно работать по специальности, и поскольку деваться все равно некуда, таким молодым работникам назначают мизерную зарплату — порядка 4000 руб. (и так – до конца периода обучения).

И это еще не все. Над юношами висит дамоклов меч призыва на военную службу, от которой их никто не освобождает, несмотря на привычный треп президента о профессионализации армии. Причин здесь несколько. Во-первых, даже после года службы солдатом в нынешней российской армии существует большая вероятность, что человек не вернется к учебе — а значит, по меньшей мере, не будет конкурентом на рынке труда для своих богатых сверстников (которые служить, естественно, не будут). А возможно, и вовсе потеряет здоровье — и окажется в низах общества, станет чернорабочим или уборщиком (еще лучше). Во-вторых, даже если он и вернется к учебе, то все равно вынужден будет до конца обучения выполнять сложную работу за гроши (а если предприятие частично оплачивает обучение, такой человек обязан отработать на нем еще 5 лет после получения диплома). Колоссальная экономия средств для работодателя!

Иного выбора у молодежи просто нет.

Но здесь ничего еще не было сказано о качестве получаемого высшего образования в провинции. Общеизвестно, что заочная форма обучения в этом смысле всегда проигрывала очно-заочной (вечерней). Но теперь ее низвели просто до уровня откровенного издевательства. Вообразите себе лекционный курс высшей математики, вмещающий в себя дифференциальное и интегральное исчисления, дифференциальные уравнения и основы теории вероятностей, прочитанный за 5 (sic!) дней! Теперь приготовьтесь к еще одному удару. Экзамен по данной дисциплине принимается на шестой день. Несдавших не бывает — при условии своевременной оплаты обучения и, естественно, вручения старостой группы коллективной взятки экзаменатору. Напомню, речь идет о государственном образовании (специальность — инженер-металлург).

Комментарии здесь бесполезны — эти факты трудно даже осознать, это похоже на какой-то кошмарный сон. Добавлю лишь, что каждая из четырех перечисленных дисциплин во время моего обучения (специальность та же, год выпуска — 2007) читалась в течение полугодия и по ней проводился отдельный экзамен, к слову, со множеством «неудов». Конечно, я учился на дневном отделении и в Москве. Но разве этим можно оправдать такое «преподавание»?

Однако нужно продолжать. В одну «сессию» проводится 3-4 таких «курса» и столько же «экзаменов». После этого «обучение» на 2 месяца прекращается вовсе, нет ни семинаров, ни лекций, ни домашних заданий — студент предоставлен самому себе до следующей «сессии». В институте такие учащиеся проводят меньше 3 месяцев в году. Причем за счет того, что в один год сдается по три «сессии», период обучения сокращен до 3-х лет. Т.е., видимо, наверху решили, что интенсивность получения знаний просто зашкаливает и пожалели студентов.

Нужно все-таки сказать еще отдельно о тех, кому данная ситуация выгодна. Помимо руководителей ВУЗов, получающих немалые деньги, строго говоря, ни за что, и городских предприятий, получающих очень дешевую рабочую силу — работающих студентов-заочников, своего рода пролетариев умственного труда, это, как всегда в современной России, состоятельные люди. Становление меритократии в России происходит особым путем. Подобно тому, как в крупных и мелких городах все труднее становится существовать людям бедным, точно так же и нормальное высшее образование становится им недоступно (в скрытой форме). Именно для бедных и создаются суррогаты, подобные упомянутым филиалам. И это делается специально для того, чтобы создать видимость общедоступного обучения в высшей школе. А тем временем неуклонно падающий уровень этого обучения делает возможным впоследствии вовсе избавиться от лишних студентов — новые поколения настолько быстро дичают, что оно им просто не понадобится.

Так постепенно, шаг за шагом, простых людей приучают к мысли, что хорошее высшее образование доступным быть вообще не может и не должно. А советский опыт можно просто замолчать.

Разумеется, вышесказанное вовсе не означает, будто такого рода «образование» станет уделом всех. С течением времени, когда подобные перечисленным филиалы окончательно себя дискредитируют, их упразднят. Останутся лишь университеты в крупных городах. Учиться там будут только дети состоятельных людей, причем, наверное, и вправду бесплатно. Но вот тогда наше классовое общество можно будет с полным правом называть еще и сословным.

Это именно то явление, о котором пишет Иммануил Валлерстайн:

«Единственное, что новые средние классы могут предложить своим детям теперь, когда они более не могут передавать им по наследству прошлое (или по меньшей мере обнаруживают, что им все труднее делать это), — привилегированный доступ в «лучшие» образовательные учреждения. <…> Вместо награждения прошлым через почести (речь идет о принадлежности к высшему сословию — И.Л.) государство может награждать настоящим через меритократическую систему».

Конечно, тут можно услышать массу лживых отговорок и объяснений. Зачем стране неактуальные профессии технологов, сталеваров и т.п., если нужно делать ставку на модные ныне «нанотехнологии»? Да и вообще — все это явления временные… Зарплаты якобы растут, промышленность якобы поднимается, к 2020 году нам вообще обещали сказочную жизнь…

И проч., и проч. — все, что обыватель слышит вечером в новостных программах, все, что погружает его в бесконечный сладкий сон. Но вспомните, ведь за такого рода успокоительными заверениями всегда следует очередное надругательство над обществом, очередной «пакет реформ». Стоит лишь на миг очнуться, пристально оглядеться вокруг, как ловишь себя на мысли: какие же предатели, какие подлецы наверху придумывают и внедряют все вышеперечисленное — и для какой цели?

Подумайте сами, читатель.

Источник

Просмотров: 1275
Рейтинг: 5.0/1
Добавлено: 09.07.2011

Темы: Образование в провинции, Дебилизация, образование, политика, Геноцид, деградация, Россия, ПТУ
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]