20:10

Аттракцион неслыханной жадности: РПЦ и собственность

Кто любит бога, добра получит много.
Русская пословица

Уже много лет, поддерживаемые в своих устремлениях государственной властью, с нечеловеческим усердием борются священнослужители за собственность и за признание за собой права извлекать из всего, что движется и не движется, не облагаемую налогами материальную выгоду. (В терминологии представителей государства и РПЦ это называется восстановлением «исторической справедливости по отношению к православной церкви»). Жадность церковников беспредельна и давно является для «Скепсиса» предметом всестороннего рассмотрения.

Памятники культуры и истории, материальные ценности, собственность – имевшие ранее даже самое далекое отношение к православной церкви, и не имевшие никакого, сегодня объявляются «имуществом религиозного назначения». Это «имущество» переходит в собственность РПЦ, с тем, чтобы стать основой для производства и последующего распространения в народных массах уникального продукта нашего времени – «духовности». Изюминка в том, что и сама «духовность» распространяется не безвозмездно – она продается за деньги. «Духовность» находит различное материальное воплощение. Каждый вид «духовности», будь то полиграфическая и художественная продукция, разрешение на фото и видеосъемку, сертифицированные («благословленные») церковным начальством экскурсии по объектам исторического наследия или услуги по «крещению», «венчанию», «отпеванию» и т.д. и т.п., имеет свою цену, указываемую в соответствующих прейскурантах. Обменяв «духовность» на деньги, священнослужители, получившие профессиональное образование в этой сфере деятельности, подтвержденное дипломом (теперь уже государственного образца), «посвящают» деньги «Господу Богу», обретая тем самым для себя и своих приближенных «благодать».

Предметом алчных устремлений бизнесменов в рясах стали, прежде всего, объекты культурного наследия и музейные комплексы. Особое место среди них занимают древние кремли – пусть худо-бедно, но всё же превращенные «безбожной» советской властью в историко-архитектурные музеи и музеи-заповедники. И тем самым, между прочим, сохраненные для потомков. Однако, сохранялись памятники культуры и истории, развивались музейные комплексы, прокладывались туристические маршруты, строилась соответствующая инфраструктура, как теперь выясняется, не на благо общества, а для того, чтобы сделаться частной собственностью РПЦ и послужить увеличению благосостояния церковных иерархов.

Например, Костромская епархия РПЦ несколько лет назад «восстановила историческую справедливость» в отношении Ипатьевского монастыря. «Скепсис» рассказывал о циничном захвате православной церковью Костромского государственного объединенного историко-архитектурного музея-заповедника. Возвращению РПЦ ее «имущества» сопутствовали: гибель уникального памятника деревянного зодчества – церкви Преображения Господня начала XVIII века, сгоревшей после передачи ее монастырю, ликвидация музейных экспозиций, голодовка доведенных до отчаяния работников музея, искалеченные судьбы людей. В итоге, «реорганизованный» таким образом, музей получил новое, правда, до сих пор недостроенное здание, а РПЦ – заметный прирост «божественной благодати» вследствие получения контроля над прибылью от туристических потоков.

Тобольско-Тюменская епархия приспособила под свои «бытовые нужды» Тобольский кремль; медленно, но верно идет процесс поэтапного воцерковления Зарайского кремля Московской епархией; Ростовский кремль имеет все шансы в недалеком будущем стать «всероссийским крестильно-венчальным центром»; РПЦ передан во владение Соловецкий кремль. В последнем случае конфликт музея и церкви был решен даже не без некоторого изящества: министр культуры А.А. Авдеев подписал указ, согласно которому директором Соловецкого музея-заповедника был назначен наместник Соловецкого монастыря архимандрит Порфирий. Можно иронизировать над тем, как происходит процесс взаимодействия директора Соловецкого музея и наместника Соловецкого монастыря, учитывая, что это разные по своим задачам организации, и выражать обеспокоенность душевным здоровьем архимандрита Порфирия, однако факт остается фактом – РПЦ вновь получила в собственность часть исторического и культурного достояния, принадлежащего всему обществу, а вместе с этой «собственностью» и возможность увеличить благосостояние церковных иерархов за счет доходов от туристического бизнеса.

Критическая ситуация складывается вокруг «Угличского государственного и художественного историко-архитектурного музея». С 2007 года Ярославская епархия РПЦ претендовала на передачу ей Спасо-Преображенского собора и соборной колокольни. 31 декабря 2010 года здание собора было передано Ярославской епархии, следствием чего стало вынужденное закрытие экспозиции древнерусского искусства из-за нехватки экспозиционных площадей. Не стоит думать, что епархия на этом успокоится: аппетит часто приходит во время еды.

Подтверждением тому служит борьба ведущаяся РПЦ за Историко-архитектурный музей-заповедник Рязанский кремль. Местному архиепископу, владыке Павлу, взбрело в голову создать в Рязанском кремле «духовный центр» чуть ли не всероссийского значения, по примеру его более предприимчивых коллег, например, с Урала. Коллеги из Верхотурья, планируют, в частности, в известном «паломническом центре» Верхотурском кремле, организовать крупный православный туристической бизнес. Дело коллег уже на мази, а вот у епископа Павла продвигается всё со скрипом. Но, тем не менее, продвигается. За пять лет, в течение которых сотрудники музея делали все возможное в рамках закона, чтобы отбиться от притязаний Рязанской епархии на Кремль, из 23-х памятников Кремля в ведение епархии, частично и в обход действующего законодательства, перешло 7. В декабре 2010 года под нажимом министерства культуры музей передал епархии Архангельский собор (XVII в.). Одновременно церковь требует передать ей 2600 экспонатов из музейной коллекции. Что, кстати, является прямым нарушением принятого в интересах РПЦ закона «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения», а именно, нарушением статьи 1. Все идет к тому, что епископ Павел, выдавив музей из Кремля, останется в нем полновластным хозяином и сможет организовать, наконец, так долго алкаемый им «паломнический центр».

Еще один пример беспредельности церковного корыстолюбия – захват РПЦ в собственность, не много не мало, Валаамского архипелага. «Скепсис» регулярно публиковал материалы о ходе борьбы РПЦ за этот куш «духовности».

Получив во владение от государства в обход действующего законодательства государственную организацию «Природный парк “Валаамский архипелаг”», РПЦ, в лице игумена Валаамского монастыря Панкратия, начала устанавливать там свои порядки. Монастырская администрация сделала все возможное, не гнушаясь ни обманом, ни откровенными запугиваниями, чтобы выжить, выбросить с островов местных жителей, лишить их собственных домов и средств к существованию. Но, как говорят нередко в таких случаях деловые люди: «ничего личного, только бизнес» (туристический). Поэтому, после публикации Обращения жителей островов Валаамского архипелага – крика отчаяния людей, оказавшихся беззащитными перед православной любовью к собственности, «Скепсис» стал одним из ответчиков в судебном процессе о защите… деловой репутации Валаамского монастыря.

Свою деловую репутацию монастыри отстаивают и другими способами. В июле 2009 года «в связи с непрекращающейся гнусной клеветой и сатанинской ложью в адрес насельниц Спасо-Елеазаровского монастыря и в частности игуменьи Елисаветы (Беляевой)» был предан анафеме псковский журналист, корреспондент местной газеты «Правда» Олег Дементьев. «Гнусная клевета» и «сатанинская ложь» в адрес игуменьи Спасо-Елизаровского женского монастыря Елизаветы состояла в изложении фактов, показывающих, чем промышляет игуменья в свободное от молитв и руководства насельницами время. А промышляет она ничем иным, как самовольным захватом земель и недвижимости. Именно так можно расценить требование игуменьи Елизаветы, адресованное Псковскому областному Собранию депутатов, принять постановление «Об утверждении границ зон охраны Собора Спасо-Елеазаровского монастыря, режимов использования земель и градостроительных регламентов в границах данных зон». «Охранную зону» игуменья определила сама просто от балды. В «охранной зоне» собора(!) оказались 3 тыс. га различных угодий, как то: реки, озера, луга, оздоровительные лагеря и 10 населенных пунктов в придачу. Получается, что местные жители, попадающие таким образом в своеобразную зону отчуждения, будут вынуждены вскапывать свои собственные огороды по особому разрешению из монастыря…

Ничего не напоминает? Да-да. Идеал феодальной «духовности» времен расцвета крепостного права во всей красе! Остается только определиться с формой эксплуатации крестьян местных жителей – оброк или барщина.

Несмотря на протест псковских депутатов и прокуратуры(!), это замечательное постановление было принято. После звонка из Москвы.

Следующие впечатляющие примеры православного хищничества, ненасытности и цинизма связаны с попытками РПЦ предъявлять материальные претензии детским медицинским учреждениям. «Скепсис» рассказывал о том, как Московский патриархат РПЦ в несколько приемов захватил часть помещений детской поликлиники при Детской инфекционной больнице №12 по адресу г. Москва, Ленинградский проспект д. 16, стр. 1, 2. Этой истории мы посвятили ряд статей: «Скорая божья помощь», «Московский патриархат не боится “моли и ржи”» и «Как РПЦ восстанавливает “историческую справедливость”». Под лозунги о «возрождении духовности» при активном содействии московских властей у детской поликлиники были отобраны помещения никогда не являвшиеся собственностью церкви и бывшие только частной и государственной собственностью. Никакой компенсации ни от государства, ни от РПЦ, денно и нощно борющихся за повышение рождаемости и здоровье граждан, поликлиника, естественно, не получила. Зато на большей части площадей, перешедших в ведение Московской Патриархии РПЦ, в целях увеличения благодати под вывеской храма разместились VIP-клиника пластической хирургии, лазерная косметология и стоматология и еще несколько организаций, не имеющих отношения ни к православию, ни к детской медицине.

Еще одни пример, иллюстрирующий чрезвычайную прожорливость РПЦ – претензии женского ставропигиального Крестовоздвиженского монастыря Ленинского района Московской области на территорию медицинского центра для детей-инвалидов «Детство». Монастырь, в котором проживают 25 насельниц, претендует на землю медицинского учреждения, где ежегодно проходит лечение несколько тысяч детей. Один из корпусов центра оказался в «охранной зоне» монастыря. Этот пример особенно ярко показывает бесчеловечный облик как РПЦ, так и государства. Ни чиновники, ни церковные иерархи не посчитали нужным вмешаться в ситуацию и поставить распоясавшихся невест Христовых на место. Напротив, патриарх Кирилл, посетив монастырь на Страстной неделе, публично сделал проникнутое сочувствием и состраданием к монахиням заявление (цитирую по видеозаписи с официального канала РПЦ на youtube.com):

«Хотел бы так же поддержать вас, матушка, и сестер в непростых обстоятельствах вашей жизни, о которых наслышан. Дай вам Бог молиться и трудиться таким образом, чтобы Господь Бог приклонил милость к Обители. И чтобы явлена через эту милость была Божья справедливость. Обитель не делает ничего того, что идет вразрез с этой [справедливостью]. Те люди, которые не знают и не понимают всей истории этих непростых проблем, возникших на этом месте, будут более внимательны к тому, что здесь происходит, дабы своими словами, особенно произносимыми в публичном пространстве, не согрешать против Бога. Вас же, матушка, призываю перенести этот крест до конца. С тем, чтобы в тот момент, когда Господь преклонит свою милость, были разрешены все проблемы Обители».

Да, действительно, проблема-то не простая. Как 25 монахиням отхватить кусок земли у медицинского учреждения для детей-инвалидов, чтобы дети и доктора сказали им за это «большое спасибо». Абсурд, скажете вы? А с точки зрения Русской православной церкви эта ситуация абсолютно нормальна и естественна. Выступления же общественных активистов в поддержку центра и детей патриарх Кирилл, как видим, называет «грехом против Бога».

Между тем необыкновенная жадность РПЦ этим вовсе ограничивается, а наоборот, растет в геометрической прогрессии! Служителям православного бога теперь позволено всё, потому что в их руках оказался чудодейственной силы инструмент – федеральный закон № 327-ФЗ «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности» (вступил в силу 3 декабря 2010 года).

Чудодейственность этого закона заключается в том, что какое бы имущество религиозная организация (в данном случае РПЦ) ни захотела получить в собственность, государство не вправе ей отказывать. Потому что согласно закону, фактически не существует таких оснований, по которым религиозной организации может быть отказано в передаче ей «имущества религиозного назначения». Но самое главное, имуществом «религиозного назначения» по закону религиозная организация может объявить практически всё, что угодно (см. ст. 2, п. 1).

«А скажите, это, и в магазине можно стенку приподнять? Ах, какое полезное изобретение!»

Чудотворность закона стала проявляться еще до его окончательного принятия в третьем чтении, утверждения президентом и публикации в «Российской газете». Проявилась она в Калининградской области осенью 2010 года, когда губернатор Н.Н. Цуканов под предлогом предстоящего принятия федерального закона 28 октября подписал свой закон «о безвозмездной передаче в собственность» Калининградской епархии РПЦ «объектов религиозного назначения». Зачем? Вот зачем: среди «объектов религиозного назначения» не было ни одного(!), к которому РПЦ имела бы хоть какое-нибудь, пусть самое отдаленное отношение. А новый ФЗ №327 закрепляет за РПЦ право собственности на всю переданную ей ранее недвижимость, в том числе, переданную незаконно. Таким образом в собственности РПЦ оказались дома церковных общин (уж, конечно, не православных, а католических, лютеранских или баптистских), здание капеллы (тоже построенное в свое время не на средства РПЦ), три кирхи и восемь замков (три – в руинированном состоянии). Какое отношение имеет РПЦ к замкам Тевтонского ордена, с которым еще святой благоверный князь Александр Невский сражался на Чудском озере, остается загадкой. Не иначе как явленным нам чудом можно объяснить обращение рыцарских замков в «религиозную собственность» православного назначения.

Впрочем, «просветительская миссия православия», как часто любят называть свою деловую активность церковные иерархи, в Калининградской области этим не ограничивается. Только в 2010 году в собственность РПЦ было передано несколько десятков кирх, пасторских домов и замков. А иногда собственность в виде очередной капеллы падает на православную церковь в Калининградской области и вовсе, словно манна небесная, безо всякого закона, простым распоряжением одного из небожителей.

Тем временем в Москве городские власти взяли на себя обязательство до середины июня 2011 года подготовить перечень сооружений для передачи религиозным организациям, а к концу июня разработать и порядок передачи. Говорят, в список может войти более 900 объектов!

Не забудем и про масштабный государственный проект обеспечения РПЦ всем необходимым – о строительстве храмов «шаговой доступности». Как известно, мэр Собянин собирается подарить РПЦ 202 земельных участка под строительство таких храмов. Хотя, по его собственным словам, «их, может быть, не совсем достаточно», и должно быть минимум раз в пять больше.

Строительство новых православных храмов при поддержке государства – не частная московская инициатива. Жители других городов России тоже будут приобщаться к духовности шаговой доступности. Недавно, например, Екатеринбургская епархия РПЦ обратилась в администрацию города Екатеринбурга с просьбой выделить земельные участки под строительство 300 храмов. Как говорится: кто больше?

В общем, граждане России духовностью обеспечены будут сполна. А РПЦ будет сполна обеспечена землей, недвижимостью и другими материальными ценностями. Церковные иерархи, «посвятив Богу» средства, вырученные через сеть распространения «духовности», получат много божественной благодати.

Однако и на этом всепоглощающая жадность РПЦ не заканчивается. Она – безмерна. Не так давно мы опубликовали материал о том, как предметом алчных устремлений РПЦ стал черноморский курорт. Недалеко от города Геленджик Московскому патриархату РПЦ не иначе как божьей милостью перепал кусочек черноморского побережья в 10 га. Свежий воздух, пицундские сосны, красивые виды, одним словом – благодать. И вот, огородив предусмотрительно эту благодать глухим забором, Московский патриархат РПЦ занялся возведением здесь не то дачи для патриарха Кирилла, не то санатория для его приближенных. Когда эта история стала одной из самых популярных в интернете, представители Московской патриархии начали говорить, что, мол, нет никакой дачи, и вообще ничего нет. Когда же выяснилось все-таки, что есть, церковники стали оправдываться, что их неправильно поняли. Все это выглядело крайне неубедительно и искусственно.

Приводить примеры православной жадности можно долго. Но, откровенно говоря, это утомляет. То и дело церковники что-либо захватывают, отбирают или хотят отобрать. Очевидно, что история последних двух десятилетий существования РПЦ, как и всё её прошлое, показывает: православная церковь всегда была и остается экономической организацией и одновременно механизмом для промывки мозгов. Нажива, стремление к богатствам, корыстолюбие – главная цель церковнослужителей. Остальное – циничное лицемерие, которым сопровождается погоня за материальными благами. Всё это очевидно, прежде всего, для самих церковников. Тот факт, что служители РПЦ, по крайней мере, те, кого принято называть иерархами, не испытывают иллюзий по поводу целей и смысла своей деятельности, подтверждается высказываниями самих же церковнослужителей.

В апреле настоящее программное заявление об отношении РПЦ и патриарха Кирилла к деньгам и богатствам сделал протоиерей Всеволод Чаплин, председатель «Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества» РПЦ.

Обществу от имени РПЦ о. Всеволод Чаплин сообщил следующее:

«Люди хотят, чтобы и храмы Божии, и облачения духовенства, и элементы, связанные с общественным престижем духовенства, были бы максимально видимыми и отражали бы то место Церкви в жизни общества, которое любой верующий человек считает центральным». <…>

«Когда люди жертвуют что-то на храм, на то, чтобы духовенство выглядело достойно в том числе и перед лицом всех сильных мира сего, которые меряют отношение к человеку деньгами, это естественное стремление человека показать, что самое главное – не рациональное расходование средств на те или иные преходящие нужды, которые никогда не будут полностью восполнены, а посвящение своих денежных средств, своих трудов на то, что принадлежит Богу».

Получается, чем выше престиж богатства в обществе, тем большими богатствами должна обладать РПЦ. (Весьма удобная философия! Только не в духе христианства). Отличие служителей церкви от обычных людей с мирскими интересами как-то теряется. Но в таком случае почему бы нам не назвать самыми последовательными исповедниками христианской веры просто самых богатых людей в обществе? Чем они хуже иерархов РПЦ? Только тем, что не носят рясы и кресты, – других отличий между ними не существует. Или, может быть, переодеть их в рясы и кресты выдать?

Однако, для тех, кто усомнился, что сказанное свидетельствует о корыстолюбии церковных иерархов, В. Чаплин повторил свои мысли еще раз в открытом письме одному из таких усомнившихся. Прошу прошения у читателей, но снова придется злоупотребить их терпением.

«…мы знаем, что и иерархи христианской древности, и практически все архипастыри Церкви Русской имели и резиденции, не уступавшие или немного уступавшие царским и княжеским, и соответствующие колесницы. Мы знаем, что святой праведный Иоанн Кронштадтский носил шелковые рясы и передвигался на личном пароходе. <…>

Какое разочарование для тех, кто привык любить Церковь только слабой, не говорящей с телеэкранов, одетой в драный подрясник, ютящейся в скрытом от нечистого объектива Китеже, за покосившимся забором полуразрушенного храма. Вот там благодать – ни мерседесов, ни мигалок, ни позолоченного иконостаса, ни “нерукопожатных” спонсоров. <…>

Да, Святейший Патриарх ездит на дорогих машинах и живет в дорогих резиденциях. И это неизбежная часть послушания Церкви ее Предстоятеля. Верующие – среди которых чурающиеся богатых вещей интеллигенты (пост)советского типа давно уже не составляют большинство – скорее не понимают и не примут ситуации, когда муфтий или раввин будут ездить на более престижной машине, чем Патриарх. Такой уж у него крест».

Вот ведь как. Такой, оказывается, у патриарха Кирилла крест… Так и вижу, как тащит его патриарх Кирилл на свою «Голгофу», трудно ему, но все-таки тащит, страдалец.

Практически ничего нового В. Чаплин здесь не говорит. Аргументация, в общем, та же. Быть богатым – хорошо, а бедным – плохо. В обществе, где все измеряется деньгами, церковь тоже должна следовать принципам мирской капиталистической морали. В качестве нового аргумента протоиерей В. Чаплин привел евангельскую историю.

«Мы знаем, что Сам Господь Иисус Христос посещал ужины в домах людей, которых нынешние интеллигенты назвали бы “совершенно нерукопожатными” – роскошествующих воров, да и не просто воров, а сборщиков оккупационного налога с собственного народа. Мытаря Закхея, например. Стол при этом наверняка был богатым и оплаченным на нечестные деньги».

Пропустим то обстоятельство, что об одном эпизоде посещения Христом ужина в доме мытаря Закхея В. Чаплин говорит почему-то во множественном числе. В Евангелии больше ни о каких «ужинах» в домах «нерукопожатных спонсоров» не говорится. Но В. Чаплин, акцентируя внимание на аморальной природе богатства Закхея и, подводя нас к мысли, что Христос не видел ничего зазорного в том, чтобы пользоваться богатствами таких людей, забывает привести конец этой истории. А заканчивается «роскошный ужин», как известно, вот чем:

«И все, видя то, начали роптать, и говорили, что Он зашел к грешному человеку; Закхей же, став, сказал Господу: Господи! половину имения моего я отдам нищим, и, если кого чем обидел, воздам вчетверо. Иисус сказал ему: ныне пришло спасение дому сему, потому что и он сын Авраама, ибо Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее» (Лк. 19:1-10)

Почему Чаплин не захотел привести евангельский эпизод полностью? Объяснение напрашивается только одно: на воре и шапка горит.

Напоследок, в своем открытом письме, сравнивая тех, кто упрекает церковных иерархов в сребролюбии, с Иудой, и, назвав эти упреки «иудиной логикой», В. Чаплин приравнивает себя, патриарха Кирилла, и всех остальных иерархов РПЦ… к Иисусу Христу:

«Церковь, ее храмы и священнослужители – иконы Христа, Царя царствующих, – всегда будут украшаться драгоценными предметами, которые жертвуют именно на такое украшение верующие люди. Такова традиция Церкви. А логика Иуды: “К чему такая трата? Ибо можно было бы продать это миро за большую цену и дать нищим” (Мф. 26, 8-9) – иудиной навсегда и останется. И извиняться по этому поводу Церкви нечего. Да и мне, наверное, тоже».

Очевидно, что эти слова протоиерея Всеволода Чаплина, не что иное, как откровенное и публичное богохульство. Специально обращаю на это внимание авторов документа «Отношение Русской Православной Церкви к намеренному публичному богохульству и клевете в адрес Церкви» – случай вопиющий, отреагируйте! Ведь у протоиерея Всеволода Чаплина получается, что г-н Гундяев и другие церковные иерархи равны Христу. А из этого логически следует, что отцом их был Господь Бог, а матери – Богородицами…

Вывод же из всего сказанного о. Всеволодом Чаплиным, следует только один. Его слова – прямое доказательство того, что высший клир Русской православной церкви интересуется исключительно деньгами, богатствами – и больше ни чем. На нужды простых прихожан иерархам РПЦ глубоко наплевать. Более того, иерархи РПЦ, что очень хорошо видно по этим высказываниям, относятся к верующим, как к быдлу, пригодному только для того, чтобы выколачивать из него деньги. Глубоко наплевать церковникам и на самого Христа и на христианские догматы, иначе они не позволили бы председателю «Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества» РПЦ, дойти до публичного богохульства. В прежние времена за такое Чаплина не только бы лишили сана, но и отлучили бы от церкви. Могли и в церковную тюрьму заточить. А теперь – ничего. С момента появления в Сети чаплинских посланий прошло уже достаточно много времени, никто из деятелей РПЦ не посчитал нужным прокомментировать или опровергать слова В. Чаплина. Это означает, что все с ним согласны?

На самом деле, сказанное Чаплиным, – это всего лишь обоснование права РПЦ на участие в конкурентной борьбе за материальные блага в этом мире. Претензии у РПЦ, конечно, немалые – недаром Всеволод Чаплин называет Иисуса Христа «Царем царствующих».

О конкуренции рассказывал недавно и патриарх Кирилл на открытии мероприятия под названием «XV Всемирный народный русской собор»: «…система политической и экономической конкуренции обладает определенным потенциалом положительного воздействия на экономическое, политическое и социальное развитие страны». Её «эффективность… для развития общества и государства становится все более и более очевидной». «Но как важно этот политический, экономический, социальный, мировоззренченский плюрализм связать с базисными ценностями!», – сообщил «Святейший Владыка», г-н Гундяев. То, что он сообщил, если уж называть вещи своими именами, означает прославление капитализма и его главнейшей ценности – стремления к личному материальному обогащению и достижению успеха любыми средствами в обществе, где все измеряется деньгами. Православная церковь в этом процессе должна играть роль идеологического прикрытия, осеняя погоню за прибылью своим авторитетом. Выполняя такую важную функцию, РПЦ, конечно, внакладе не останется, она сама – один из первейших капиталистов, претендующий притом на руководство всем процессом.

Г-н Гундяев своими словами и поведением демонстрирует основную капиталистическую добродетель: важны не моральные принципы, а видимость морали. Г-да Гундяев, Чаплин и компания, отправившись в увлекательное для них путешествие за материальными благами, уже настолько отдалились от христианского вероучения, что даже у верующих, которым РПЦ неустанно проповедует смирение, и у простого духовенства начинает наступать что-то вроде прозрения.

В марте три священника Ижевской и Удмуртской епархии отказались поминать патриарха Кирилла в службах и обратились к нему с открытым письмом. В письме, между прочим, есть и такие слова:

«Не может у нас не вызвать смущения и то, с какой легкостью раздаются церковные награды, ордена с образами святых, представителям власти и бизнеса. <…>

Нам не нужны пастыри-каратисты, пастыри-футболисты, пастыри-штангисты, пастыри-артисты, пастыри-рок-певцы, пастыри-банкиры. А нам жизненно необходимы пастыри, душу свою полагающие за овцы, свидетельствующие о Христе не только своим словом, но и жизнью. <…>

Мы решительно просим прекратить позорную практику слепого соглашательства с властью и всевозможных заигрываний с толстосумами – гражданами нашей страны.

Мы решительно просим, чтобы Вы, Ваше Святейшество, позаботились о том, дабы наш народ видел Вас не только благословляющим и лобызающим представителей высшей власти, но и обличающим их. <…>

Мы решительно просим обратить внимание на жизнь многих сельских батюшек на грани нищеты, в то время как немалая часть духовенства, обласканная сильными мира сего, утопает в роскоши».

Как можно догадаться, разговор церковного начальства со своими взбунтовавшимися подчиненными был коротким: Митрополит Ижевский и Удмуртский Николай на следующий день после публикации обращения лишил их права служить в церкви.

Не осталась не замеченной верующими и откровенность В. Чаплина. Приведу несколько цитат из обсуждения открытого письма Чаплина на сайте «Православие и мир»:

Ольга 78: «“Мотив престижа” – так называется в маркетинге потребление статусных дорогих товаров. А если представители церкви не считают его ничем зазорным, то значит нам мирянам тем паче не стоит мучиться угрызениями совести что на дорогую вещь деньги нашлись а на милостыню нет – нас же тоже “по одёжке встречают”».

Татьяна Гарина: «Возникает закономерный вопрос: кто же составляет по мнению отца Всеволода большинство верующих, если ему, большинству, приписывается такая, простите, братковская психология (“Наш” круче “вашего”). Неужели престижность машины – столь серьезный инструмент христианской миссии в сегодняшнем мире?»

Незарегистрированный гость: «Очень даже открывается нам душа его [патриарха Кирилла]. Странно, что при огромном количестве многодетных приходских священников, живущих на пороге бедности, ютящихся с множеством подрастающих детишек по чужим углам, при тысячах разрушенных храмов по всей России, при патологической бедности приходов в отдаленных от Москвы и Патриарха регионах, он находит время и деньги на покупку дорогих машин и часов, а на людей не находит. Вот вам и душа!»

Евгения Ш.: «Почему-то безмерно грустно было читать ответ Батюшки... Все-таки надо вспомнить, что источник дохода священнослужителя – это приход, а в нем не только люди богатые, там есть и вдова со своей маленькой – самой большой лептой. Что-то в ответе натяжное и отталкивающее, к сожалению».

Грустно – не то слово.

Вот какой складывается облик Русской православной церкви. Символично, что протоиерей Всеволод Чаплин, ссылаясь на церковную традицию «украшения» «церкви, ее храмов и священнослужителей» «драгоценными предметами» и говоря, что «иерархи христианской древности, и практически все архипастыри Церкви Русской имели и резиденции, не уступавшие или не много уступавшие царским и княжеским, и соответствующие колесницы», напоминает нам, что РПЦ была такой всегда. То есть всегда была крупным собственником и эксплуататором, живущим за счет чужого труда паразитом на теле общества. Такой остается она и сегодня. Иерархи РПЦ, вместо того чтобы собственным служением ближним послужить украшением своей Церкви, украшают себя любимых дорогими побрякушками и предметами роскоши. Стремление к наживе и презрение к нуждам униженных и оскорбленных определяет моральный облик РПЦ. Иерархи РПЦ не видят вокруг себя ничего, кроме «имущества» и «ценностей». А ведь Екклезиаст еще говорил: «Умножается имущество, умножаются и потребляющие его…» (Екк., 5:10). Так неужели общество будет и дальше терпеть у себя на шее эту прожорливую, ненасытную чёрную орду?

Источник

Просмотров: 1691
Рейтинг: 5.0/1
Добавлено: 14.06.2011

Темы: РПЦ, политика, РПЦ и собственность, собственность, церковь, религия, Аттракцион неслыханной жадности, Россия
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]