17:05

Киргизия в ВТО: уроки для России и СНГ

Недавние саммиты G8 и СНГ актуализировали в России и ряде стран СНГ давние дискуссии по проблеме интеграции, включая ее глобальный и региональный аспекты. В значительной степени этому способствовали как провал переговоров России по вступлению в ВТО, так и новые инициативы по реанимации СНГ, выдвинутые руководством Казахстана.Оценивая эти события, большинство аналитиков сходятся во мнении, что кажущаяся неудача в продвижении России в ВТО способна обернуться для нее в перспективе стратегическим выигрышем. Правда, этому должно сопутствовать, как минимум, одно условие – российская дипломатия обязана более активно заниматься реализацией долгосрочных интеграционных проектов на постсоветском пространстве. Результатом может стать создание Россией и государствами СНГ конкурентоспособной геоинтеграционной общности в Центральной Евразии, позволяющей им более успешно интегрироваться в общемировой рынок.

В связи с этим, особый интерес представляет оценка участия Кыргызской Республики в ВТО, первой в СНГ вступившей в эту организацию. Этот опыт приобретает принципиальное значение с точки зрения того, как участие в ВТО способно повлиять на развитие экономики транзитного государства, а также потенциального воздействия ВТО на динамику и содержание процессов интеграции на постсоветском пространстве.

Официально членство Кыргызстана в ВТО берет начало с 20 декабря 1998 года. Этому предшествовал переговорный процесс, занявший около 2,5 лет. Первое, что обращает на себя внимание – стремительность принятия Кыргызстана в ВТО. По оценкам экспертов, вплоть до настоящего времени, столь быстрое вступление в эту организацию остается единственным прецедентом подобного рода. Негативным следствием тому стала недостаточная проработка условий вступления Кыргызстана в ВТО. К примеру, руководство Кыргызстана не оговорило для него статуса развивающейся страны, лишившись, тем самым, преференций, открываемых этим. Вследствие того, были приняты крайне тяжелые и жесткие обязательства развитой страны, каковой Кыргызстан на самом деле никогда не был.

Помимо этого, при вступлении в ВТО Кыргызстан пошел на серьезные уступки ведущим странам-участникам. Кыргызская Республика взяла на себя обязательства присоединиться практически ко всем необязательным соглашениям и «секторальным» инициативам стран–членов ВТО. Это – отдельные соглашения ВТО по тарифным уступкам в отношении химической продукции, текстиля, цветных металлов, научных исследований, сельскохозяйственного оборудования, иностранных технологий. Данные условия резко ограничили возможности защиты национального рынка, открыв его во всех сферах, включая финансовый. Кыргызстан добровольно отказался от использования льготных периодов по всем соглашениям ВТО. Это сопровождалось заявлением о том, что республика не имеет намерений применять меры, искажающие торговлю, либо защищать какую бы то ни было отрасль, рынок или субъект хозяйствования. Вследствие этого, страны ВТО могут оспорить любой шаг правительства Кыргызстана, направленный на стабилизацию внутриэкономической ситуации.

Благодаря этому, под угрозу были изначально поставлены цели, преследуемые республикой при вступлении в ВТО. Наиболее значимыми, по приоритетности, были следующие:

1. Возможность расширенного привлечения прямых иностранных инвестиций,

2. Открытие мировых рынков для экспорта товаров и услуг, производимых Кыргызской Республикой,

3. Получение преимущества для товаров республики в форме национального режима и режима наибольшего благоприятствования на международных рынках.

Их успешное достижение было призвано создать предпосылки для получения экономикой Кыргызстана стратегических преимуществ. Среди них – привлекательные условия увеличения количества и улучшения качества инвестиций, рост объема торговли товарами и услугами, включая повышение производства и занятости в стране, свобода транзитных перевозок товаров через территории стран ВТО. Конечным итогом тому должна была стать относительно безболезненная адаптация национальной экономики в мировую систему производства товаров и услуг.

Как показало время, подавляющее большинство этих целей не были достигнуты. Страна, и без того крайне болезненно переживавшая процесс адаптации к рыночной экономике, оказалась в еще более тяжелом положении. Членство в ВТО обернулось для Кыргызстана «дорогой с односторонним движением» – после вступления в эту организацию Кыргызстан начал постепенно терять основные достижения в экономике. Низкая конкурентность товаров и услуг, производимых страной, не позволила ей сколько-нибудь успешно продвинуться на рынки развитых стран. В свою очередь, внутренний рынок оказался открыт для более дешевых и качественных товаров извне.

Одним из главных отрицательных следствий стало создание, по правилам ВТО, равных условий реализации собственных и импортных товаров на внутреннем рынке, что отрицательно сказалось на промышленности, переживающей реконструктивный период. Мировой опыт показывает, что для таких стран, как Кыргызстан, существует жесткая дилемма – «товары либо инвестиции». Имеющиеся исключения лишь подтверждают общее правило. Вступление в ВТО, открыв внутренний рынок для импорта товаров, закрыло его для инвестиций.

Это привело к росту сырьевой направленности экономики Кыргызстана и затяжной рецессии в ее различных секторах, включая основной – аграрный, доля которого достигает 80%. Вступив в ВТО, Кыргызстан был вынужден отменить экспортные субсидии для сельхозпродукции, отказался от применения лицензирования или квотирования аграрного импорта, обязался облагать импортируемые продукты таможенными пошлинами не более 10%. В итоге Кыргызстан, несмотря на почти восьмилетнее пребывание в ВТО, имеет одни из наихудших экономических показателей по СНГ.

Другим следствием поспешного вступления Кыргызстана в ВТО стало резкое ухудшение отношений с традиционными партнерами по СНГ, ТС (ЕврАзЭС) и ЦАЭС. Благодаря этому, Кыргызстан оказался в фактической изоляции внутри этих интеграционных объединений. Это было обусловлено как необходимостью для стран-участниц защищать рынки от проникновения более дешевых товаров из Кыргызстана, так и серьезными противоречиями в обязательствах, принимаемых на себя Кыргызстаном в ВТО и ЕврАзЭс. В результате, с 1999 года происходил последовательный поворот экономики Кыргызстана в сторону ВТО (увеличение во внешнеторговом обороте к 2005 году доли стран ВТО до 52,9%), сопровождаемый подрывом интеграционных процессов на постсоветском пространстве.

В пользу последнего утверждения прямо свидетельствуют следующие факты. После Кыргызстана в ВТО были приняты Грузия (июнь 2000 года) и Молдова (май 2001 года). Как отмечает Е. Галушкина, возникает обоснованный вопрос: почему ВТО активно работала с этими тремя государствами СНГ? Действительно, почему, легче и быстрее всех в ВТО были приняты наименее развитые страны бывшего СССР, обладавшие наихудшими стартовыми возможностями для этого? Трудно не согласиться с мнением эксперта в том, что ведущие страны ВТО фактически преследовали единоличные цели, менее всего учитывавшие собственно интересы принимаемых стран. С одной стороны, это обуславливалось заведомой неконкурентоспособностью товаров и услуг этих стран на рынках развитых стран. С другой, товары стран ВТО через эти относительно небольшие страны отныне могли свободно проникать на рынки СНГ. Таким образом, во всех крупных регионах – Центральноазиатском, Закавказском и Европейском – были открыты «двери» для проникновения товаропроизводителей ВТО на более емкие рынки государств СНГ. Поэтому страны, граничащие с Кыргызстаном, одновременно с его входом в ВТО, ввели таможенные ограничения и высокие налоги для защиты своих товаропроизводителей от наплыва через Кыргызстан конкурентных товаров из развитых стран. В конечном итоге, все это прямо способствовало разобщению внутри СНГ и замедлению интеграционных процессов на его территории.

Помимо этого, условия вступления Кыргызстана в ВТО прямо отражаются на экономических интересах государств СНГ, способствуя значительному усложнению их переговоров с этой организацией. Партнеры по ЕврАзЭС, чьи условия при вступлении в ВТО окажутся более жесткими, будут испытывать давление, цель которого заключается в том, чтобы заставить их пойти на такие же уступки, что и Кыргызстан.

Таким образом, недостаточная оценка вероятных выгод и потерь от вступления Кыргызстана в ВТО привела к очевидному перевесу последних. Само по себе вступление Кыргызстана в ВТО, вероятно, не было ошибкой. Ошибкой стали поспешность и несогласованность этого шага с партнерами по ТС-ЕврАзЭС, из-за чего Кыргызстан испытал на себе все тяготы, выпадающие на долю первопроходца. Основная вина за это ложится на руководство Кыргызстана, погнавшееся за политическими дивидендами, призрачным имиджем «островка демократии», вследствие чего политические мотивы участия перевесили экономические. Этому прямо способствовала практика непрозрачности принимаемых решений по стратегическим вопросам развития, столь характерная для постсоветских государств, в целом.

В свою очередь, ведущие страны ВТО при вступлении Кыргызстана преследовали двоякие цели. С одной стороны, налицо была попытка создания «витрины демократии» как позитивного образа успешной рыночной экономики для близрасположенных государств Центральной Азии. С другой, ими двигали прагматичные интересы, руководствуясь которыми развитые страны мира используют Кыргызстан как сырьевую базу и рынок для продвижения своей продукции внутрь СНГ. Этим, в значительной степени, и объясняется столь стремительное принятие Кыргызстана в эту организацию. В конечном итоге, в выигрыше остались лидеры ВТО.

В этом отношении, заведомо большие перспективы для Кыргызстана открывает участие в интеграционных проектах на постсоветском пространстве. Это обусловлено как сходством транзитного периода, обеспечивающим относительно равноправное положение республики в СНГ, так и большей вероятностью реализации совместных инвестиционных проектов, укрепления производственной кооперации, экспорта продукции аграрного сектора и обрабатывающей промышленности.

Главным уроком, в этой связи, являются негативные последствия от быстрого вступления в ВТО страны, не подготовленной должным образом к жестким условиям современного рынка. Данное положение актуально для всех стран СНГ, включая Россию.

Как и в случае с Кыргызстаном, они, безусловно, представляют интерес для развитых стран ВТО лишь как источник дешевого сырья и сбыта высококонкурентной продукции. Показательно, что лобби ВТО в России представлено преимущественно стальными и алюминиевыми «королями», а также представителями энергетического сектора, для которых главный интерес заключается в продвижении их продукции на мировые рынки. Несогласованное и разновременное вступление России, Казахстана и других стран СНГ в ВТО приведет как к деградации национальных экономик, так и окончательному затуханию интеграционных проектов внутри СНГ. Последнее касается не только Союза России и Беларуси, который первым станет жертвой вероятного вступления России в ВТО, но, и, в последующем, ЕврАзЭс и СНГ в целом.

В связи с вышесказанным, оправданным выглядит вывод российских ученых о том, что за долгие годы становления рыночной экономики открытого типа большинство развитых стран, последовательно и без спешки осуществляя либерализацию внешнеэкономических связей, сумели создать глубокоэшелонированную оборону национального рынка и производителя, и, одновременно, развитую систему его поддержки. В случае же с Россией, не имеющей опыта современного протекционизма в сочетании с ослабленной, и по ряду направлений, кризисной экономикой, последствия либерализации будут совершенно иными. Данный вывод, в полной мере, можно отнести не только к России, но и к другим странам СНГ, «рвущимся» в ВТО.

Более оправданным выглядит создание Россией в равноправном союзе с Казахстаном высокоинтегрированного экономического пространства как ядра евразийской геоинтеграционной общности, способной постепенно адаптировать экономики стран СНГ к полноправному участию в мировом рынке. Следующим шагом может стать либо их согласованное вхождение в ВТО (и то, в достаточно отдаленной перспективе), или же создание альтернативных институтов, главной целью которых должна стать совместная выработка собственной идеологии участия в глобальном рынке (что, к сожалению, выглядит менее вероятным).

Настоятельная необходимость интенсификации интеграционных проектов в СНГ обусловлена активными попытками, предпринимаемыми США, странами Евросоюза и КНР по переформатированию постсоветского пространства. Так, США реализуют это посредством ГУАМ и проекта «Большой Центральной Азии»; Евросоюз путем целенаправленного формирования региональных подсистем в восточноевропейской, кавказской и центральноазиатской зонах СНГ; КНР через экономические механизмы ШОС.

В свете указанного не вызывает сомнений, что только единая, скоординированная позиция государств СНГ является определяющим фактором преодоления усиливающейся разобщенности и ослабления, способствуя полноценной реализации национальных интересов и принципов экономической безопасности. Одновременно, успех евразийской интеграции под эгидой стран-лидеров СНГ позволит им скорректировать неолиберальный проект глобализации, реализуемый США, усилив его социальный компонент.

В ином случае, странам СНГ, и в частности, России грозит плачевная участь стран-аутсайдеров и переход к состоянию «разменных карт» в борьбе геоэкономических интересов мировых гигантов, которое, в полной мере, ощущают на себе современные Кыргызстан, Грузия и Молдова.

Нур Осмаров


Просмотров: 1477
Рейтинг: 5.0/1
Добавлено: 22.04.2011

Темы: огребла, уроки для России, и СНГ, Киргизия в ВТО, несчастная Киргизия, Молдова, Чего, в ВТО, Кыргызстан, Грузия
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]