15:44

Первая пятилетка спасения России в условиях национально ориентированной диктатуры


Интервью Максима Калашникова "Деловому Прикамью"

«Русские встречи» – так называется проект, который стартовал в Перми. Как поясняет один из его инициаторов, руководитель группы «Зеленая Эйкумена» Роман Юшков, пермская общественность уже перекормлена либеральными идеями, при поддержке региональных властей доминирующими в гуманитарной сфере в целом. В то же время есть ощущение: когда говоришь: «Я – русский», окружающие воспринимают это как непристойность. Поэтому проект имеет целью через приглашение национально мыслящих интеллектуалов уравновесить явный либеральный идеологический перекос, сформировавшийся в пермской общественно-политической мысли.

Достигнуты предварительные договоренности о приезде председателя Международного евразийского движения Александра Дугина, редактора газеты «Завтра» Александра Проханова, православного общественного деятеля дьякона Андрея Кураева, представителя русского националистического диссидентства советского периода, узника лагеря «Пермь-36», редактора журнала «Москва» Леонида Бородина.

Первым гостем Перми в рамках «Русских встреч» 11–12 апреля стал идеолог русского национализма, один из лидеров партии «Родина – здравый смысл», автор публицистических и футурологических книг «Сломанный меч империи», «Война с Големом», «Код Путина», «Третий проект», «Звезда пленительного риска», «Вперед, в СССР – 2» Максим Калашников.

Он дал интервью «Деловому Прикамью».

– Наверное, вы знаете, что наш регион подвергся массированной атаке постмодернизма. Местному сообществу внушается, что благодаря современному искусству про Пермь написали в «Нью-Йорк таймс» и в московских журналах. Представлена некая программа развития Перми как культурной столицы Европы. Но ключевое понятие там - деиндустриализация. Видимо, Марат Гельман и его команда идеологически вырастают из той утопии 70-х, которая называется «постиндустриальное общество».

– Главное ведь – не казаться, а быть. «Показаться» – это постмодернистский образ действия. Устроить хеппенинг. К сожалению, это особенность современной Российской Федерации, когда закрывается какое-нибудь хорошее предприятие, а на его месте открывается очередная постмодернистская арт-тусовка.

Если какой-то город является культурной или экономической столицей по факту, то он ею и пребудет. А все эти «художественные акции» – не более чем шутихи. Вообще все, что с приставкой «пост», – это, конечно, шулерство. Не может быть пострабовладения или постфеодализма. Не может быть «пост»-сельского хозяйства. Конечно, должно появиться общество более высокого порядка. Это общество по-разному можно называть, я называю его «нейромиром», «нейросоцем». Кто-то называет «когнитивной эпохой», как Сергей Переслегин. Фактически в Перми пытаются всучить гнилой товар, давно не актуальный на том же Западе.

Сама концепция постиндустриализма потерпела на Западе крах, сейчас там тихо, не признавая этого вслух – трудно ведь признать себя идиотами, – возвращаются к необходимости восстановления промышленности. Англия заявила о том, что нужно делать новую индустриализацию. Обама фактически заявил о том же самом, утверждая, что без производства товаров Америка не сможет развивать высокие технологии и ожидать инноваций.

Думаю, что для Перми более актуально превращение в центр новой индустрии, в научно-индустриальный центр. А какие прорывные работы в Перми ведет академик Валерий Черешнев! Это же переворот в фармацевтике! Вот чем заниматься надо. Кстати, приехал я сюда еще и для того, чтобы встретиться с очень интересными людьми в пермском университете, которые осуществляют крайне прорывной проект. Ведь Максим Калашников с лета прошлого года пытается не только книжками воздействовать на реальность – у нас есть команда, образовалось в Москве некое частное Агентство передовых разработок. Не то чтобы в пику Сколкову...

– Или DARPA*...

– Ну, на DARPA мы не потянем, там бюджет три миллиарда долларов годовой. У нас поменьше, прямо скажем. Но мы пытаемся найти такие прорывные технологии, такие инновации, которые могут очень сильно продвинуть нас к новой промышленной эпохе. В этом смысле работы ученых ПГУ (профессора Вячеслава Панова и его соратников) крайне важны. Ведь нам бросает вызов эпоха так называемых прорывных инноваций, закрывающих технологий, когда достаточно небольшие установки, небольшие предприятия смогут делать то, что делали промышленные гиганты. Не всегда, конечно – в ряде случаев. Мотовилиха-то, конечно, останется, особо не сократишь ее численность.

Мировой опыт говорит: там, где сохраняется производство, там сохраняются и мозги. А где есть мозги и производство, там будет и финансовый центр. И деиндустриализация Перми – это, ну, не знаю... Десахаризация Сахары, что ли. Осушение Атлантического океана.

Но в масштабах одного города, даже такого, как Пермь, нельзя решить проблему, допустим, аэрокосмической отрасли. Здесь нужны национальные программы. И имеются очень большие претензии к центральной власти, которая тоже, оказывается, страдает «гельманизмом» – в том смысле, что деиндустриализует страну, занимается пиар-шутихами и не ставит перед собой по-настоящему амбициозных целей.

– В связи с этим как бы вы оценили политическую ситуацию и какой бы сделали прогноз на обозримое будущее?

– Сейчас мы вступаем в период острейшего кризиса системы. Я не имею в виду «путинскую», «чекистскую» систему – разговор идет о системе, складывавшейся со второй половины 91-го года. Систему «беловежской» России. В ней последовательно провалились: проект Ельцина, то есть либерализма, первоначального накопления, большого хапка, затем – вполне закономерно выраставший из ельцинского проекта путинский период стабилизации, т. е. Приватизации государства, установления авторитарного строя.

Сейчас встает необходимость новой перестройки, и дело ее пытаются захватить в свои руки те же силы 90-х, которые тогда успели полностью обанкротиться. Мы все эти силы знаем, это люди пошиба Чубайса, уже покойного Гайдара, те деятели, которые при Ельцине занимали ключевые посты. Сейчас они пытаются поменять одежку и предстать в виде новой силы. Они группируются вокруг президента Дмитрия Анатольевича Медведева. И если им удастся «перестройка-2», то Российская Федерация просуществует недолго – они устроят новую катастрофу.

Эти люди, как говорится, ничего не забыли и ничему не научились. Судя по заявленным планам этих людей, они готовят второй шок без терапии, вторую гайдаровщину. Если вы посмотрите на те инициативы, которые выдвинули придворные эксперты, то есть ИНСОР при президенте, а при премьере – разработчики новой редакции «плана Путина», или «стратегии 2020» (из Высшей школы экономики), то обнаружится, что они, в принципе, дуют в одну и ту же дуду: вступление в ВТО, шоковая терапия, снятие пошлин на вывоз отсюда углеводородов и энергоносителей. А глава экспертно-экономической группы при правительстве Евсей Гурвич договорился до того, что и отечественную нефтепереработку лучше бы закрыть и перейти целиком на импорт.

Эти люди представляют якобы «конкурирующие команды», но на самом деле и те и другие – это все те же либералы-монетаристы российские, которые умеют действовать только шоком. Если на Западе у тамошних экономических политиков все-таки рука пианиста с пятью пальцами, то у этих – копыто. Они могут делать только шок! Приватизация! Либерализация! Ну, еще налогами можно манипулировать, но и это у них получается очень дубово.

Естественно, нового шока Российская Федерация не переживет, поскольку нет уже больше советского запаса прочности, что был в 91-м году. Мы демографически исчерпаны, массово разочарованы, очень многое потеряли.

Есть ощущение некоей сгущающейся большой угрозы. Возможно, это будет дворцовый переворот. Не знаю, может, в мае, а может, в августе, как раз к 20-летию великой криминальной августовской демократической революции. Вполне возможен некий кризис в Москве. Устраивается крупный теракт, вызывающий паралич метро. На улицы выводят юных национал-демократов манежно-фанатского толка, начинаются погромы, столкновения с лицами азиатской национальности. Соответственно, смертник посылается в глубину манифестаций таких молодых националистов и подрывает себя, непременно с возгласом «Аллах акбар!» Конфликт получает новый виток, наступает полный беспредел. Одновременно у премьера накопилась масса невыполненных поручений президента, и вообще он потерял контроль над ситуацией. Путина «срезают» при поддержке Запада. Воцаряется слабый Дмитрий Анатольевич Медведев, который успешно совмещает в своем лице все отрицательные черты Николая II и Михаила Сергеевича Горбачева. Это самый плохой сценарий.

– А более оптимистический?

– Это приход к власти национально ориентированных сил. Сил, ориентированных на развитие. Тогда мы сможем выскочить из смертельной ловушки. Лично с моей точки зрения, будет неизбежен период диктатуры. Просто потому, что в таком расслоенном обществе демократии не бывает. Вот недавно вышел очень хороший статистический сборник «Неэкономические грани экономики», там четко сказано, что 0,2% населения Российской Федерации владеют 70% национального богатства. 25% населения можно отнести к обеспеченным. Все остальные – это нищие и бедные, они не имеют практически ничего. В условиях сверхконцентрации собственности в руках такой небольшой верхушки какая же может быть демократия?

– В ваших статьях и в блоге говорится о необходимости разобраться с нарушениями закона во время проведения приватизации. Но не справедливее ли вообще тотально отменить итоги приватизации, провести ее снова, «по-честному»? Каково программное мнение партии «Родина – здравый смысл» на этот счет?

– Мы не выступаем за ее тотальный пересмотр. Как ни относись к ваучерной приватизации, но она шла в рамках более или менее законных. Хотя там тоже были юридически ничтожные сделки. Безусловно, нужно пересмотреть часть итогов «ваучеризации», когда речь идет о критически важных предприятиях и объектах. А есть и вовсе вопиющие случаи, так называемые залоговые аукционы 1996 –1997 годов. Вот это полностью юридически ничтожные приватизационные акты.

Если не ошибаюсь, Сиб-нефть приватизировалась процента за четыре своей истинной стоимости, причем за деньги государства. Но и здесь надо подходить избирательно. Говорить: ребята, если вы хотите сохранить то, что вы тогда получили незаконно, заплатите налоги за «прибыль, принесенную ветром». В Англии это называется windfall taxes. Там применили этот механизм после того, как при Тэтчер отдали за бесценок государственную собственность.

По всем остальным объектам надо работать избирательно, смотреть – ведь не все же предприятия были приведены приватизацией к краху и гибели. Есть успешные случаи. Я видел успешный национальный капитал, который хорошо управляется. Зачем отбирать дело у эффективного собственника?

– Какова будет иерархия приоритетов у национально ориентированной диктатуры?

– Что нужно делать безотлагательно? Срочно отказываться от вступления в ВТО и вводить протекционистские меры. Мембранный принцип: импортировать только то, что нужно, и закрываться барьерами от того, что не нужно. Это первая экстренная мера. Вторая: нужно будет срочно стабилизировать положение в энергетике. Сейчас это действительно одна из самых жгучих проблем, она буквально выжигает промышленное производство. Нужно стабилизировать ситуацию с тарифами. Вплоть до того, что можно подумать о национализации энергетики и восстановлении единой энергосистемы.

Третий приоритет: срочный пересмотр финансовой политики. Национализация Центробанка, возвращение его в подчинение правительству. Запуск некоторых новых финансовых механизмов для поддержки производителя и для пополнения бюджета.

Четвертое: неотложные меры по борьбе с коррупцией.

– С использованием, как вы предлагали, полиграфов?

– Это даже не полиграфы, это более продвинутые методы психозондирования, о которых я рассказал в книгах. Нужно будет быстро создать новую опричную структуру, отобрать туда людей и начать работу.

– В связи с этим предполагается ли отмена моратория на смертную казнь?

– В конце концов нам придется применить смертную казнь. Безусловно. Потому что сейчас страна напоминает армию, пораженную мародерством. Навести порядок в такой «армии» без жестких мер будет невозможно. Людей, которые за 20 лет, образно говоря, привыкли врываться в дома, убивать, вырывать изо рта золотые коронки – что, увещевать их? Сказать им: надо жить честно?

– Есть же наряду с технологиями психозондирования, вероятно, и технологии пенитенциарного характера, позволяющие обойтись без крови?

– А зачем? Важны не масштабы смертной казни, а готовность ее применить. В «педагогических целях» какие-то фигуры, конечно, должны быть казнены. Это мое глубокое убеждение. Люди, которые совершили громадные преступления против нашего народа, должны понести назидательную кару. Но это «вопрос шестой» на самом деле. Главное сейчас – сформировать структуры действия и осуществить программу национального спасения.

Далее о приоритетах. У нас демографический кризис. Понадобятся очень решительные меры не то что по предотвращению – демографический кризис неминуем, – но по его смягчению. Фактически нужно принятие долгосрочной программы прыжка через 20-летнюю демографическую пропасть. И наконец, нужно сейчас просто собрать лучшие силы и сформировать промышленную политику страны.

– Экономистов?

– Практиков, не только экономистов-теоретиков. Потому что, пообщавшись с представителями национального бизнеса, я вижу, что люди выше академиков на три головы. Они уже побывали за рубежом и там открывали производства. Они знают, какие формы поддержки промышленности существуют в США, в Канаде, в Австрии. Поверьте, если б такие меры попытались применить сейчас у нас, то наш экономический блок во главе с Кудриным, Игнатьевым и Набиуллиной завопил бы: это же социализм! Нерыночное! На самом деле это «нерыночное» применяется на Западе для поддержки промышленности.

Надо выработать план развития страны. Не прогноз, как сейчас. Не стратегию «2020», которая на самом деле является прогнозом. А именно четкий план: куда мы идем? Какой будет страна? Как мы будем строить промышленность, что и где мы будем размещать, какие трассы тянуть и прочее, прочее? То есть нужно фактически создание первого пятилетнего плана спасения.

Источник


Просмотров: 1772
Рейтинг: 5.0/1
Добавлено: 16.04.2011

Темы: вто, Первая пятилетка, Максим Калашников, политика, Диктатура, в условиях, Россия, интервью, национально ориентированной, спасения России
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]