10:49

Перед революцией

"Синие ведерки", прыгающие на машину чиновника; марш несогласных, поддержанный государственным омбудсменом и, наконец, активное вооруженное противостояние под лозунгами борьбы с милицией, по сути, означают ровно одно — предкритическую фазу накопления негатива в обществе. По сути, соотношение один милиционер на 100-120 граждан больше напоминает численность оккупационных войск в прифронтовой зоне (кстати, именно такое соотношение считалось «золотым сечением» в вермахте), чем силы правопорядка. Для сравнения, в воюющем Израиле соотношение это один полицейский на 250 человек, в Германии, Японии и США один на 410-470.

Очевидно, прокормить достойно такое количество вооруженных людей экономика не в состоянии. Более того, этого не может себе позволить ни одна экономика в мире. Соответственно, достаточно быстро эта толпа вооруженных и облеченных практически неограниченной властью людей начинает вести себя как победители на захваченных территориях. В отсутствии реальной внутренней угрозы в виде террористов или хотя бы отмороженных спортсменов, позволяющих хоть как-то примириться с подобной структурой, нарастание негатива неизбежно. Граждане начинают свою партизанскую войну. Предупреждение встречных водителей о патруле, нежелание, пусть и в ущерб собственной безопасности, свидетельствовать — звенья одной цепи. От крайних мер, впрочем, обычно останавливает миф о всезнании карающего аппарата и мудрости верховного руководства.

В последнее время мифы, удерживающие население в некоем конструктивном русле сопротивления, сильно потускнели. Милиция, ФСБ и пр. не могут поймать ни боевиков на Кавказе, ни преступников (о чем свидетельствуют оправдательные приговоры по резонансным делам), ни, что страшнее с точки зрения государства, своих обидчиков. То есть появляется понимание, что тигр — бумажный. А с игрушечными пугалами у нас бороться готов всякий.

Вторым немаловажным фактором становятся обманутые надежды и неверие в состоятельность центральной власти. Решение реформировать МВД выглядит театром абсурда, немало при этом ни меняя самой системы. Заявленная борьба с коррупцией выливается в увеличение средней суммы взятки и абсурдные, даже с точки зрения бытовой логики, указы и законы. Причем Госдуме, традиционно ассоциируемой с верховной властью, проще одобрять эти документы, чем объяснять их никчемность. Заявления, не подкрепленные содержательными действиями, быстро разрушают миф о мудрости той самой власти, как, впрочем, и об ее дееспособности. В итоге складывается классическая ситуация, когда «верхи не могут, а низы не хотят». Практически, на сегодня выбор у Кремля невелик, спектр действий находится между 17-м и 37-м годами. Либо они сами начнут чистку в своих рядах, либо это произойдет без них.

P.S. Впрочем, еще остается экспансия, которая опять же на некоторое время позволит стабилизировать социальную обстановку.

Отчасти спокойствие нынешних руководителей обусловлено мифом о том, что для революционных изменений необходимо, чтобы больше половины граждан были недовольны сложившимся положением. Однако на Кубе, если мне память не изменяет, Кастро поддерживали 20 процентов, были против 7 процентов, а остальным 73 процентам было все равно.

Источник


Просмотров: 949
Рейтинг: 5.0/1
Добавлено: 18.03.2011

Темы: мвд, ФСБ, Перед революцией, революция, политика, Россия, милиция
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]