14:57

Восстание рабочих Египта. Дело совсем не в Мубараке

О событиях в Египте

Американская пресса скрывает суть происходящих в Египте событий, так как это не соответствует ее повторяемой до тошноты песенке о «замечательном капитализме».Правда состоит в том, что экономический курс, который Вашингтон навязывает всему миру, послужил детонатором для массовых волнений рабочих, охвативших весь Ближний Восток.

Мубарак - это лишь первая боевая потеря в войне против неолиберализма. За ним последуют многие другие. В действительности, отставка Мубарака это скорее всего маневр с целью утихомирить рабочих в надежде, что они внемлют призывам военных и покорно вернутся на свои рабочие места, чтобы жирные коты-манагеры в Берлине и Чикаго выжали из них еще несколько фартингов. Возможно, они ошибаются. 18 дней на Площади Тахрир изменили сознание 80 миллионов египтян, вдруг разом сказавших - «Хватит!».

Эта революция началась задолго до демонстраций на Площади Тахрир и не скоро закончится. Повсеместно рабочие восстают против тяжелых условий жизни, нищенских заработков и «приватизации» - главного требования неолиберализма. Приватизация государственной промышленности в Египте имеет непосредственное отношение к этому восстанию. Она повлекла за собой общее падение жизненного уровня до такой степени, что люди предпочитают иметь дело с дубинками полицейских, чем продолжать жить по-прежнему. Вот выдержка из статьи в журнале «Форин полиси». Она помогает понять, что происходит в Египте на самом деле.

«На широко раскинувшихся фабриках эль-Махала эль-Кубра, закопченного индустриального города, расположенного на севере в нескольких часах езды от Каира, по мнению многих и находится сердце Египетской революции. -Это наш собственный Сиди Бузид, говорит рабочий активист Мухамед Марай, имея в виду город в Тунисе, где самосожжение уличного торговца стало искрой для революции. Действительно, массовое восстание, сметшее Мубарака, опирается на центральную роль, которую этот пыльный промышленный город сыграл в распространении рабочего движения и забастовок по всей стране. Недаром решающий перелом в текущей революции наступил в результате волны забастовок против социального и экономического неравноправия. В 2006 более 24 тысяч рабочих на десятках государственных и частных текстильных фабрик провели шестидневную захватную забастовку, добившись повышения заработной платы и кое-какого доступа к медицинскому обслуживанию. Подобные выступления повторились в 2007... - В 2008, после борьбы в Махале, появились первые трещины в режиме Мубарака, - сказал Гамаль Эйд из Арабской информационной сети прав человека».

Сравните эту историю с той, какой нас окармливают американские СМИ, а именно, что революцию якобы начали двадцатилетние завсегдатаи Твиттера, обмениваясь информацией и кружа вокруг Каира. Это полная чушь. Эта революция уходит корнями в борьбу рабочего класса, именно поэтому буржуазная пресса замалчивает, что там происходит на самом деле. Любой разговор о классовой борьбе остается Verboten (запрещено — нем.) в американских СМИ. Ведь это может повредить акулам капитала, которые создали общество самого крайнего неравенства, которое когда-либо существовало в мировой истории. Послушаем Марка Коллинза из "Экономического популиста".

«В 1990-х Египет приступил к экономическим реформам, которые шли против интересов рабочих и крестьян. Правительство продало крупные госпредприятия частным капиталистам. Новые владельцы стали закрывать предприятия и выводить производство за границу. Правительство также приняло новые меры для защиты крупных фермеров, оставив мелкие выживать как смогут. Когда в 2004 консервативный премьер-министр Ахмед Нафиз пришел к власти, ситуация стала просто отчаянной. Были приняты новые антирабочие законы, и давление на промышленный рабочих класс выросло. Профсозное объединение (ETUF) мало чем могло или хотело помочь и часто отказывалось одобрить решения местных отделений о забастовке...

То же рабочее движение, которое вело забастовки 2006 и 2007 годов, призвало к национальной забастовке 6 апреля 2008 с требованием повысить минимальную заработную плату и остановить рост цен на продовольствие. Мубарак послал полицию на фабрики, чтобы предотвратить забастовку. Начались столкновения, полиция применила насилие по отношению к профсоюзным активистам, призывавших к забастовке. Стали арестовывать рабочих. За этим последовали суды, приговоры, тюрьмы. Но оставшиеся на свободе продолжали протестовать. По словам одного египетского писателя, в восстании 6 апреля совпали требования рабочих и широкой публики. Люди требовали понижения цен на продовольствие, рабочие — повышения минимальной оплаты труда. Вдобавок, Молодежное движение 6 Апреля стало играть ключевую роль в пропаганде целей национальной забастовки. Такую же организующую роль она сыграла в подъеме масс в текущей революции».

Как видите, речь идет не о свержении деспота, а о классовой войне, о чем западная пресса даже не заикается.

Эта революция знаменует собой подъем организованного рабочего движения, лобовую атаку против неолиберального консенсуса Вашингтона и режима нещадной эксплуатации, который поставил египетских рабочих на грань выживания. Революционные силы созревали долгое время и наконец привели к взрыву.

Это борьба за права пабочих и политическую власть в неменьшей мере, чем борьба за повышение заработной платы и улучшение условий труда. Отставка Мубарака ободрила людей и усилила их решимость добиться действительных структурных перемен. У них появилась возможность определить будущее своей страны. Вот почему Вашингтон так обеспокоен. И вот почему НПО , за которыми стоит США, и их агенты старались сместить Мубарака. Они думали, что, убрав его, им удастся успокоить массы, погладить их по головке и отослать обратно на фабрики веселых и довольных. На деле события разворачиваются иначе. Кажется, рабочие интуитивно понимают, что Мубарак это лишь легко заменимая шестеренка в имперской машине эксплуатации. Пока что их не удалось успокоить, усмирить или подкупить, хотя команда Обамы со своим любимчиком, лидером хунты фельдмаршалом Мохамедом Тантави, несомненно постараются этого добиться.

Приведу цитату из интервью Мона эль-Гобаши ( Mona El-Ghobashy), доцента Барнард-колледжа, которая помогает лучше понять контекст происходящего в Каире.

«Политика в Египте началась не 25 января. В действительности, как минимум с начала 2000-х Египет охвачен необычайно сильной волной социальных протестов. За нашими действиями сегодня стоит опыт последнего десятилетия с пиками борьбы в 2006 и 2007. Сегодня мы видим сочетание протестной борьбы старого типа с новой политической средой... Поэтому, действительно понять происходящее сегодня можно только как результат политического процесса, начавшегося в 2000. Хочу подчеркнуть вот что. В египетской политике наступил настоящий революционный момент, когда все части населения выходят на улицы для участия в политике. Но это возможно только потому, что они уже знают, как это делается. Они знают, как закрепиться на улице. Они знают, как вести переговоры с правительством. Они знают, сколько человек надо выставить на перекресток, чтобы министр пришел и говорил с ними на этом перекрестке. Вот что очень важно».

За египетской революцией стоит не правительство Обамы. В действительности, оно отчаянно пытается сохранить лицо. У США мало возможностей контролировать ситуацию. Все, что они могут, это как-то уменьшить ущерб своим интересам в этом районе. Поэтому Обама продолжает каждый день обращаться со своими смехотворными увещеваниями к протестующим массам сохранять мир и спокойствие, цитируя при этом Мартина Лютера Кинга. Никто не обращает на него никакого внимания. Никому нет дела и до Хилари Клинтон, которая просит Конгресс выделить больше денег на «усиление светских политических партий». Да пусть она просит хоть на туалетную бумагу! Поезд уже ушел.

Армия также не контролирует ситуацию и поэтому выступает с противоречивыми сообщениями. То она приветствует победу на Площади Тахрир, то угрожает людям, если не вернутся на свои рабочие места. И как только военные решатся подавить массы и начнут расстреливать бастующих, тогда и начнется настоящая революция. Ничто так не гальванизирует людей и пробуждает в них классовую солидарность как кровь на улицах.

Для революции не существует установленного порядка её проведения. Каждая революция имеет свое лицо, уникальна, как и надежды вовлеченных в нее людей. Это хорошо понимала Роза Люксембург.

«Современный рабочий класс не ведет свою борьбу по плану, начертаннму в какой-то книге или теории. Их борьба - это часть истории, часть социального прогресса, и мы учимся как надо бороться, находясь внутри истории, внутри прогресса и борьбы... Это и есть самое замечательное. Современное рабочее движение - это колоссальная часть культуры, определяющая характер эпохи, когда огромная масса трудящихся творит самостоятельно, на основе своего сознания, своей веры и даже своего понимания орудий своего освобождения».

Народ Египта с большим искусством избежал открытой конфронтации с правительственными силами. Но угроза силового подавления революции остается. Рабочие выставили свои требования и вряд ли откажутся от них в новой обстановке политического активизма. Уход Мубарака их не обманет. Они знают, что «новое начальство не лучше старого». Кроме того, как заявляется в манифесте Центра профсоюзов и рабочих служб, речь уже идет не только о «достойной зарплате» или «медицинского обслуживания». Трудящиеся Египта «отказываются жить в унижении».

Из манифеста профсоюзов: «300 молодых людей отдали свою жизнь за нашу свободу, чтобы освободить нас от унизительного рабства. И теперь для всех нас открыта дорога...

Свобода - это не просто требование молодежи... Мы хотим свободы, чтобы заявлять наши требования и права,... чтобы следить за богатством нашей страны, результатом нашего тяжелого труда, которое у нас крадут,... чтобы мы могли перераспределять это богатство по справедливости и чтобы те части общества, которые жили в угнетении, могли получать больше из того, что им должны, и перестать страдать от голода и болезней».

Народ Египта хочет того, что ему причитается, — свою свободу, свое достоинство и справедливую часть национального богатства. И похоже, что он сможет добиться этого.

Майк Уитни

Перевод Валентина Зорина

Примечания

I "Nothing was the same in Egypt after that." ("Egypt's Cauldron of Revolt", Anand Gopal, Foreign Policy)

II "Forces Behind the Egyptian Revolution", Michael Collins, The Economic Populist)

III Mona El-Ghobashy, Democracy Now


Просмотров: 2278
Рейтинг: 5.0/1
Добавлено: 24.02.2011

Темы: Египет, политика, революция, Восстание рабочих Египта? Дело совс, капитализм, Ближний Восток
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]