17:53

Фурсенко – в кунсткамеру либеральных «реформ»!

«Модернизационные» опыты Андрея Фурсенко, как ни страшно это осознавать, готовят российской системе образования видное место в кунсткамере либеральных «реформ». Сам глава Минобрнауки по степени отрицательного отношения народа к проводимым им экспериментам может конкурировать разве что с А. Чубайсом, А. Сердюковым, А. Кудриным, а теперь ещё и с Р. Нургалиевым, запятнавшим свою репутацию полицейщиной. Эти политические персоны в общественном сознании стали символом разрушения.

МОЖНО БЫ СКАЗАТЬ, что «правительственный час» в Госдуме с участием Фурсенко, состоявшийся 9 февраля, вызвал у депутатов и сторонних наблюдателей такой же интерес и такое же возмущение, как средневековые операции по превращению полноценного ребёнка в уродливого карлика, если бы речь не шла о будущем наших детей.

Выступая с докладом, министр обозрел пространство своей деятельности — от нормативно-правового регулирования отрасли до отдельных проектов. При этом наиболее животрепещущих тем коснулся лишь слегка (так и хочется процитировать классика: «…с учёным видом знатока»). О проекте нового закона «Об образовании» сказал только, что выставленный в Интернете на обсуждение он получил общественный резонанс, и невнятно пообещал, что, пока не будут выработаны по основным концептуальным его положениям решения, имеющие общественную поддержку, министерство не станет форсировать принятие закона. Слова, слова…

Формат «правительственного часа» предусматривал, помимо доклада приглашённого чиновника, вопросы депутатов и выступления представителей фракций. Вот здесь парламентарии и смогли немного расширить информационную насыщенность встречи. Отвечая на вопрос Николая Разворотнева о судьбе начального профобразования, Фурсенко подтвердил намерение разработчиков законопроекта ликвидировать этот образовательный уровень, а имеющиеся учреждения перевести в региональное подчинение. Намечено перекроить и среднее профессиональное образование: возникнут так называемые образовательные кластеры, предполагающие присоединение бывших техникумов к вузам. А средние специальные учебные заведения, сохранившие свою самостоятельность, будут обучать по программам прикладного бакалавриата. По сути, это означает включение среднего профобразования в систему высшего. Такой искусственный подъём статуса учреждений может привести к снижению образовательной планки. Нечто подобное предлагается сделать и в системе средней школы.

Вызвавшие негодование значительной части образовательного сообщества федеральные стандарты для старших классов, закрепляющие в качестве обязательных без-альтернативных предметов лишь основы безопасности жизнедеятельности (ОБЖ), физкультуру, суррогат отечественной истории (курс «Россия в мире») и нечто, называемое индивидуальным проектом, диктуют ученикам необходимость уже с 10-го класса определять свою профессиональную ориентацию и в зависимости от этого углубляться в изучение одной из шести групп дисциплин: русского языка и литературы (а также родного языка и родной литературы), иностранных языков, математики и информатики, общественных наук, естественных наук, искусства. Что это, как не скукоживание образовательного горизонта, обедняющее личность человека?

— Это национальная измена, — говорит лидер коммунистов Геннадий Зюганов. —Если принять проект реформы, предложенный Фурсенко, без современных знаний о ключевых науках, на стыке которых в последнее время и делаются все важнейшие открытия, мы получим не модернизацию, а, как сказал известный писатель Михаил Задорнов, дискотеку на кладбище.

С 2013 года некоторые школы уже начнут апробацию федерального образовательного стандарта для старшеклассников. А повсеместное внедрение этого стандарта, если общество покорно проглотит ядовитую реформистскую пилюлю, произойдет к 2020 году.

Фракция Компартии совместно с общественным движением «Образование для всех!» разработала свой вариант закона «Об образовании», который, как отметил заместитель председателя нижней палаты парламента, доктор педагогических наук, профессор Иван Мельников, впитал в себя лучшее из опыта СССР, полезное из западного опыта и необходимое из закона «Об образовании» 1996 года. Последний, написанный в своё время при самом активном участии депутатов от КПРФ О. Смолина и И. Мельникова, был признан, кстати, экспертами Совета Европы самым прогрессивным в мире. Впоследствии он был до неузнаваемости деформирован законами о «монетизации» льгот, об автономных учреждениях, о ЕГЭ, о «совершенствовании» правового положения бюджетных учреждений. Сопоставляя на общественных слушаниях, проведённых в январе в Госдуме (с подробным их обзором можно ознакомиться в № 8 «Правды») правительственный законопроект и предложенный депутатами от КПРФ, И.И. Мельников подчеркнул: «Закон власти идёт под флагом «Образование для рынка», наш закон — под знаменем «Образование для человека». В законе власти реализуется принцип: образование для избранных. Мы же проповедуем принцип: образование для всех. Законы эти — как разные полюса, и это различие носит глубоко политический характер».

Детальную характеристику неоколониальной образовательной «реформы» дал в своём выступлении член фракции КПРФ Олег Смолин.

Выступление заместителя председателя Комитета Госдумы по образованию Олега СМОЛИНА на «правительственном часе» 9 февраля

ПРИМЕРНО раз в три года федеральная образовательная политика напоминает мне старую притчу о хане Золотой Орды, который посылал баскаков за данью на покорённую Русь. Каждый раз по возвращении он спрашивал:

— Ну что русские?

— Плачут.

— Поезжайте снова.

И только когда на тот же вопрос баскаки ответили: «Смеются», — мудро заметил:

— Значит, у них уже ничего не осталось.

Так и образовательному сообществу в 2011 году остаётся только смеяться — сквозь слёзы. Именно в этом году над нашим образованием нависло одновременно невиданное прежде количество угроз — сразу шесть.

Первая угроза — Федеральный закон № 83 об автономных, бюджетных и казённых учреждениях, или, как говорят в народе, об АУ, БУ и КУ. Он фактически предусматривает превращение некоммерческих учреждений в коммерческие организации, нацеленные на зарабатывание денег. По опросу «Левада-центра», казённый оптимизм правительства и правящей партии по поводу этого закона разделяют только семь процентов граждан, а 54 процента убеждены, что от его реализации станет намного хуже.

Вторая — федеральный бюджет, который гарантирует снижение реальной заработной платы большинства педагогов России. На федеральном уровне в большинстве регионов зарплата педагогов и так не повышалась в 2009—2010 годах и не будет повышаться в 2012—2013 гг. В 2011-м, в расчёте на год, она повысится на 3,5 процента, что в два раза ниже официального прогноза инфляции и в 3—4 раза ниже роста цен на товары первой необходимости. Модернизация при нищем учителе — это один из самых коротких анекдотов, которые я слышал в своей жизни.

Третья угроза — Федеральный закон № 439 от 29 декабря 2010 года о постепенной ликвидации льгот для сельского учителя. Закон требует так называемой монетизации льгот на уровне 2010 года. Но в большинстве регионов они и без того урезаны, а главное — тарифы на коммунальные услуги растут по 15—20 процентов в год, и через 2—3 года от учительских льгот останутся одни воспоминания. В декабре я уже спрашивал депутатов Государственной думы: кто хочет пожить на зарплату сельского учителя без коммунальных льгот где-нибудь в Сибири? Декабристов не нашлось. Может быть, найдутся февралисты среди членов правительства?

Ещё одна угроза — Федеральная целевая программа так называемого развития (а на самом деле — разгрома) образования, которая, помимо прочего, предполагает сокращение доли студентов вузов среди лиц, получающих профессиональное образование, с 71 процента до 50. С учётом демографической ямы это означает, что в течение ближайших пяти лет число студентов в России собираются ополовинить.

Напомню, в наиболее продвинутых странах типа Южной Кореи, Японии, Соединённых Штатов, скандинавских стран доля людей, получающих высшее образование, колеблется от 80 до 90 процентов — и не от общего числа получающих профессиональное образование, а от числа лиц данной возрастной категории, что намного выше, чем в современной России! Какое дело нашим властям, что весь мир идёт в противоположную сторону? Они же собираются модернизировать Россию задом наперёд!

Следующая угроза — так называемый образовательный стандарт для школьников старших классов, который уже вызвал массу протестов. Неправда, что этот образовательный стандарт расширяет возможности выбора для старшеклассников. Если я захочу дать моему внуку полноценное естественное, математическое или гуманитарное образование, бесплатными будут один или два предмета, за остальные придётся платить. Академики с чувством юмора называют этот стандарт «Одурённые дети».

И последняя угроза — проект федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» столь же толстый, сколь и пустой. Образованию он ничего не даёт, но зато ухудшает положение сельского учителя, просветительских организаций, высших учебных заведений (ликвидирует академии, первая из которых в России была основана ещё в 1687 году), а также инвалидов.

Отдельно хочу спросить: за что Минобрнауки так не любит начальное профессиональное образование? Его хотят ликвидировать, а между тем у меня на руках находятся протесты от всех, кто ещё способен протестовать: от представителей Газпрома и шахт Кузбасса, от профессиональных ассоциаций, от десятков академиков, от президента союза ректоров Виктора Садовничего и изобретателя автомата Михаила Калашникова... Быть может, у Минобрнауки проблемы со слухом и требуется слуховой аппарат?

Иногда у меня возникает подозрение, что в правительство и руководство правящей партии пробрались скрытые агенты влияния, которым хочется, чтобы страна непременно превратилась в Тунис или Египет.

Фракция КПРФ подготовила альтернативный законопроект, который отвечает требованиям образовательного сообщества. Мы думаем, что нашими соавторами фактически являются все те, кто заинтересован в будущем своих детей и внуков, в будущем страны. Мы провели несколько общественных слушаний. Жаль, что министр образования не присутствовал ни на одних. Возможно, он понял бы истинные настроения педагогов, родителей и студентов.

А вот и два приговора сразу, причём такими большими жюри, что больше не бывает. Первый вынесен Программой развития ООН. Если в советский период мы входили в тройку стран, наиболее продвинутых в области образования, то доклад Организации Объединённых Наций о развитии человеческого потенциала 2004 года даёт России 15-е место, 2005 года — 26-е, 2007-го — 41-е, 2008-го — 54-е место. Чем больше так называемых реформ, тем дальше вниз. Если все шесть угроз российскому образованию будут реализованы, покатимся во вторую сотню.

Автором другого приговора является население Российской Федерации. Согласно последнему опросу общественного мнения, министр образования и науки по-прежнему остаётся последним в рейтинге министров российского правительства. И без всякой иронии добавлю: нам бы очень хотелось, чтобы первую тройку этого рейтинга составляли министры образования и науки, культуры и социального развития. Вот тогда в России стала бы возможной подлинная модернизация.

А сегодня мы вынуждены пикетировать Министерство образования

и науки с требованием отвести от нашего образования дамоклов меч. Если верить Дворковичу, президент уже услышал наши требования о разделении министерства на Минобр и Миннауки. Надеюсь, услышит и другие. Но главная наша надежда — образовательное сообщество.

Мы сделаем всё, чтобы российская интеллигенция и студенчество наконец проснулись и всеми законными методами научили власть уважать себя и наше образование.

Источник


Просмотров: 1321
Рейтинг: 5.0/1
Добавлено: 19.02.2011

Темы: реформы, образование, политика, Россия, Смолин, фурсенко
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]