18:54

СТАНКОСТРОЕНИЕ – И МЕГАПРОЕКТЫ

Чтобы решить проблему отрасли, необходимо изменить всю социально-экономическую политику и по-новому посмотреть на будущее мира.

Никакое здоровое развитие страны невозможно без сильного отечественного станкостроения. Эта мысль стала уже банальной.
И хотя она уже дошла до голов в Кремле и на Краснопресненской набережной, на деле спасение русского станкостроения оборачивается неприкрытым фарсом. Но что же нужно сделать реально, а не «для галочки»? Ответ на этот вопрос искали эксперты в Институте динамического консерватизма.

КОГДА ВСЕ РЕШАЕТ НЕКОМПТЕНТНАЯ ДЕВЧОНКА…

Тон дискуссии задал лидер Движения развития Юрий Крупнов.

По его словам, совещаний по выводу из кризиса важнейшей отрасли (от нее осталось полторы сотни предприятий в РФ) провели за последнее время немало, причем на самом высшем уровне. Все давно знают, насколько деградировала эта важнейшая сфера русской экономики. За последние полгода даны все необходимые поручения правительству и отдельным ведомствам. Поставлена задача – к лету 2011 года создать приличный нормативно-правовой и программный базис для развития станкостроения. (Юрий Васильевич поведал о совещаниях у вице-премьеров С.Иванова и И.Сечина, о двух – у премьера В.Путина).
Однако печальный опыт недавнего прошлого говорит о том, что слишком велика угроза того, что и станкостроительная программа окажется бесполезным распылением денег при минимуме отдачи. Несмотря на все совещания на высочайшем уровне, конкретный выход от них – смехотворен. Ну, прошло заседание у Первого Лица, прозвучали серьезные предложения – и что дальше? Дальше поручение попадает в Министерство промышленности и торговли (ранее – Минпромэнерго), где все попадает к девушке двадцати шести лет, отвечающей едва ли не за все машиностроение. В итоге рождается бумага без всякого серьезного содержания. То есть, там, где во времена СССР впросом занимались 2-3 серьезных министерства с компетентными специалистами, в РФ с ее «вертикалью власти» сидит одна девушка «только после вуза», обрекшая себя на прозябание в министерской структуре. Ну, и результат получается соответствующим.
При всем этом в стране, считает Юрий Васильевич, не хватает фундаментально-научного представления о современном станкостроении. Нет основополагающего документа, работу здесь придется начинать практически с нуля.
Но самым обескураживающим для эксперта был недавний разговор в «коридорах власти», когда одно высокопоставленное «величество» прямо заявило: «А чего голову ломать? Пригласим американскую фирму – и она нам сделает станкостроение. Мы уже создаем управляющую компанию, дальше к нам подтягивается американский монстр – через Сколково ли, иным путем – и она нам все организует да сделает».
Большего убожества мысли (и образчика откровенной лени) найти трудно. Стать в зависимость от одной-единственной компании США (которые, заметим, сами теряют станкостроение), не обращая внимания на станкостроения Германии, Японии, Испании – это преступно со всех точек зрения. Политической, геоэкономической, военной, технологической! Но таков уровень «государственного мышления» в нынешней РФ. Ничего не делать, ни за что не отвечать.
Вне всякого сомнения, 20 лет развала и глупости не прошли бесследно. РФ сильно отстала от всего мира по части производства станков и станочных линий. Но все-таки есть полторы сотни предприятий, считает Ю.Крупнов, десяток из которых – достаточно сильны. Они уже успели скооперироваться с немцами.
- Созданы совместные производства в Москве, Иваново, Краснодаре и т.д. Есть продукция, которая идет, как и в советские годы, на экспорт в развитые страны. То есть, нельзя говорить о том, что у нас ничего больше нет, - убежден Ю.Крупнов. Но, хотя принципиальное решение о создании частно-государственного холдинга (системного интегратора) «Станкоинструмент» и принято, на деле он вышел весьма рыхлым образованием. Пока государство три года думает, как в нем участвовать. Таких возможностей и такой поддержки, как у других госкомпаний («Роснано», к примеру) у «Станкоинструмента» нет. Его создали сами промышленники «полупартизанским методом», в том числе – для обороны от рейдеров. Этот зародыш системного интегратора три года пытается добиться от государства либо льготного кредита, либо субсидирования процентных ставок по банковским ссудам (чтобы пополнить оборотный капитал) – а ему не дают. (Видимо, олимпиады и футбольные чемпионаты – важнее. М.К.)
Но надо решить не только эту проблему! Важно еще добиться того, чтобы отечественному станкостроению пошли заказы на оборудование от тех отраслей и госкомпаний, в которые государство в «тучные годы» вкачало изрядные средства. Это – авиа- и судостроение, автопром, космическая отрасль. Станкостроение должно выступить на центр интеграции их потребностей. Нельзя допустить того, чтобы станки закупались только за рубежом! Здесь нужно волевым усилием (решениями правительства) создавать рынок.
- Меня поразил разговор с выскопоставленным менеджером «Сименса», - делится впечатлениями Ю.Крупнов, – когда мы стали обсуждать детали шпиндельного производства… Зашел разговор о том, кто же будет брать шпиндели российского производства. И немец заявил: « А в чем проблема? Пусть ваше правительство обяжет ваш же автопром 30% шпинделей брать у вас». Вот вам и рынок – не надо ничего придумывать…
Как видите, в Германии делают такое, от чего с дикими воплями (нерыночно! принудиловка!) взвился бы весь «экономический блок» правительства РФ. Они же - рыночнее всего остального мира.
- Для меня это было как гром с ясного неба, чем-то недосягаемым в условиях РФ, - говорит эксперт. – Хотя для топ-менеджера «Сименса» подобное «нерыночное» решение – из разряда обыденности, очевидности. В Германии понимают, что рынок должно создавать государство, что без жесткого квотирования сбыта станкоинструментальной продукции ничего не получится!
Наконец, Юрий Васильевич сообщил, что возрожденное станкостроение могло бы стать настоящим лицом промышленной политики РФ. Это предприятие выгодно со многих точек зрения: обеспечения промышленно-технологического суверенитета, например. Поэтому нужно создавать общественную группу «Станкостроение – лицо новой индустрии страны». При этом крайне важно крайне важно создать связную концепцию будущего нашего станкостроения (технологические платформы, создание цепочек производств и гибких комплексов, включенность в мировую кооперацию, применение перспективных инноваций). Пока ее, увы, нет в природе.
Это же касается и отечественных прорывных инноваций. Спору нет, прекрасны лазерные разработки (и совершенно фантастические станки) Валентина Гапонцева, однако пока они не укоренены в отечественном станкостроении.

Оно – отметим уже мы – и неудивительно. После гибели СССР В.Гапонцев, не найдя применения в РФ, был вынужден уехать на Запад и там создавать свою технику Будущего. Сегодня важно интегрировать и его, и все подобного рода разработки в русское станкостроение, создавая по сути новый технологический уклад. Новую системную основу.
- Лазерщики, которые вырвались вперед, и реальные практические заводы существуют в отдельных «реальностях», - сетует Юрий Крупнов. – Конечно, есть хорошие предпосылки для исправления ситуации. Тому же Анатолию Борисовичу Чубайсу, главе «Роснано», деваться некуда: ему нужно практические проекты показывать. Поэтому он Гапонцева сейчас профинансировал. Но системного концепта по включению таких технологий в реальное станкостроение пока еще нет! Еще раз призываю создать общественную целевую группу (и мы найдем способ ее оформить), чтобы нужно для подъема страны дело поставить на системную основу. В противном случае летом 2011 года на свет появится очередная выморочная и беспомощная «программа»…

ГОТОВЯСЬ ВСТУПИТЬ В «ЭКОНОМИКУ ВЫЖИВАНИЯ»!

По мнению доктора технических наук, профессора Игоря Острецова (бывшего замдиректора ВНИИ атомного машиностроения по науке), нынешний системный кризис капитализма приведет к глобальному краху так называемой «рыночной экономики». А потому нужно уже сегодня готовиться вступить в эру директивной экономики выживания, где станкостроение – одна из самых важных составляющих. Спасать станкостроение само по себе нельзя: оно должно стать частью более грандиозного плана.
Игорь Острецов – фигура очень заметная в отечественном научно-инновационном мире. В СССР именно этот человек стоял у истоков создания аппаратуры плазменной радионевидимости для боеголовок межконтинентальных ракет и для перспективной крылатой ракеты «Метеорит» стратегического назначения. (Все это было успешно испытано). В нынешнее время он – приверженец строительства АЭС с подкритическими реакторами (с применением ускорителей элементарных частиц на обратной волне). Игорь Николаевич после тридцати лет работы был изгнан с должности замдиректора ВНИИ атомного машиностроения нынешним главой «Росатома» С.Кириенко. Конфликт с Кириенко-Израителем произошел из-за настойчивых попыток Острецова продвинуть крайне перспективный проект развития ядерно-релятивистских технологий в энергетике и обороной сфере.
По его словам, в развитии промышленности есть только два направления: рыночное и директивно-проектное. В России рыночное направление бесперспективно, каких-либо успехов на сем пути ждать бесполезно. А вот благодаря директивному пути наша страна смогла добиться огромных успехов в космосе и ядерной отрасли, создав обеспечивающие их машино- и станкостроение. Что ждет нас в ближайшем будущем? Директивное управление сильно тогда, когда задача абсолютно ясна и когда мы, мобилизовав все силы, бросаем их на выполнение той самой четкой задачи. Таковая уже есть: задача выживания общества. Рыночная же система – поисковая, ищущая новые решения.
- Чтобы определить вектор развития, мы должны понять: что нас ждет? Утверждаю: человечество вступает в период выживания, - говорит Игорь Николаевич, апеллируя к своей книге «Введение в философию ненасильственного развития». Там он показал, что время рынка в нынешнем мире кончилось.
- Пресловутая Силиконовая долина лежит, простите за выражение, в дерьме, а в РФ решили ее копировать! – говорит эксперт. – Чем это кончится? Посмотрите на Калифорнию, где в той Долине сейчас масса людей потеряла работу.
С окончанием рыночной эры становятся ясными принципиальные задачи выживания. Прежде всего – энергетическая. Человечеству нужно нарастить свою энергетическую мощь. Сейчас планета обладает мощностью в два тераватта при населении в 6,5 миллиарда душ. То есть, «на нос» приходится примерно 0,3 кВт. Уровень же, который резко снижает смертность, увеличивает продолжительность жизни и позволяет жить цивилизованно – 2 киловатта на душу населения. То есть, мы имеем на сегодня в шесть раз меньше. Все бескомпромиссно стремятся к хорошей жизни, отсюда – и терроризм, и гражданские выступления, и войны. К середине XXI века на Земле будет примерно 10 миллиардов человек. Перемножаем эту цифру на 2 киловатта и получаем требуемую сумму – 20 тераватт. А пока есть только два тВт. То есть, нужно увеличить производство энергии десятикратно. Никакой рынок эту задачу не решит: это даже смешно обсуждать…
По словам И.Острецова, русские могут предложить новые энергетические технологии, позволяющие решить задачу на первую половину столетия, не вызывая при этом экологической катастрофы и дикой нехватки углеводородов (ссылку на материал о ЯР-технологиях см. выше – М.К.)
- Максим Калашников знает судьбу этих технологий, - говорит эксперт. – Они у нас продвигались раньше, но сейчас их тормозят на самом «верху», прежде всего – из-за давления Соединенных Штатов. Мы, надеюсь, сможем взломать это сопротивление. Однако нужно смотреть дальше. Чтобы обеспечить 20 тераватт мощности, в перспективе энергопроизводство нужно будет переносить на Луну. Благо, там есть нужное сырье для использования в новой ядерной энергетике. И какой тут, к черту, рынок? Это слово надо забыть, как проклятие….
И.Острецов считает, что придется заниматься делом в директивном порядке. Только СССР создал технологии, позволяющие решить грандиозную задачу выживания человеческого рода. Например, космические ядерные двигатели, без коих невозможно освоение Луны. США не смогли справиться с подобными задачами, хотя самая крупная социалистическая система, помимо советской, существует именно в Америке – как ее военно-промышленный комплекс. Но он был намного слабее СССР, и потому русские смогли добиться гораздо более принципиальных прорывов.
Если страна приступит к решению грандиозной задачи выживания (а прочие страны к ней присоединятся), то сформируются мощные проекты и программы, под которые и нужно будет создавать необходимые машино- и станкостроение. Под Мегапроект нужно подверстывать станкостроительные планы.
По мнению Игоря Николаевича, конец эры рынка в мировом масштабе совпадет с концом Соединенных Штатов. Уже сегодня Китай наложил лапу на богатства Африки и Латинской Америки, он выдавливает США и с Ближнего Востока – чтобы придти туда самому. Русским нужно прекратить валять дурака и переходить на мобилизационную экономику выживания. С тем, чтобы строить новый мир вместе с китайцами, а не превратиться в руину и новую территорию для чужого освоения.

ВТО НЕСОВМЕТИМО С ЖИЗНЬЮ РУССКОГО СТАНКОСТРОЕНИЯ

Доктор экономических наук Александр Анисимов, главный научный сотрудник Центрального экономико-математического института (ЦЭМИ) АН СССР/РФ, смотрит на дело с иной точки зрения. Потеряв советский потенциал, РФ сегодня вынуждена конкурировать уже не с Америкой и Европой, и даже не с Китаем, а с Ираном. И вступление Российской Федерации в ВТО грозит сделать наше положение еще горше…
ДОСЬЕ.
Анисимов Александр Николаевич, выдающийся советский и российский экономист, блестящий компаративист (специалист по сравнительным оценкам статистических моделей различных стран мира), автор многочисленных публикаций по экономике Китая. В 1991 году вышла знаковая работа Анисимова "Эконометрический анализ развития КНР". В 2006 году экономист опубликовал работу "Китайский противовес США: мифы и реальность", которая не утратила своей актуальности и после преодоления острой фазы мирового кризиса.

Итак, если взять импорт машиностроительной продукции в РФ по состоянию на относительно успешный («докризисный») 2008 г., то это – 140 млрд. долларов. А экспорт подобной продукции из страны в тот же год – 23 миллиарда. Сейчас положение еще хуже. После гибели СССР уничтожению подверглись прежде всего конечные звенья промышленности, и машиностроение (со станкостроением внутри) – прежде всего. Потеряли мы самые высокотехнологичные мощности.
- В станкостроении в номинальном выражении мы скатились, по-видимому, до уровня 1913 года, - считает эксперт. – Машиностроительный комплекс РФ стремительно деградирует, и по своему относительному положению относительно основных конкурентов его положение хуже, чем в 1913 году (относительно главных соперников на тот момент, естественно). Утрата возможностей ярче всего видна в сравнении: если накануне Первой мировой Россия могла самостоятельно строить линейные корабли и эсминцы на мировом уровне, но сейчас РФ закупает французский десантный вертолетоносец «Мистраль»…
По словам А.Анисимова, «верхи» РФ представляют сегодняшний мировой рынок как молочную реку с кисельными берегами. Мол, выходи на него – и черпай, сколько влезет. Вступай в ВТО – и будет тебе счастье. Но на самом деле, здесь царит ожесточенная конкурентная борьба. На глобальном рынке запросто могут раздавить, если вы не готовы к яростной борьбе. Но никакой подготовки к этому в РФ за последние 20 лет не было! Более того, была «подготовка наоборот». Ослабление наших потенциальных позиций под видом «рыночных реформ». И теперь РФ втаскивают в ВТО…
А каковы наши потенциальные конкуренты после вступления в ВТО? Эксперт привел в пример купленный недавно видеопроигрыватель «Филипс», который на самом деле состоит из китайских комплектующих и на деле является продукцией не Голландии (и не Запада в целом), а КНР. От западного там – одно название (каковое китайцы в любой момент могут сменить на другое и не платить «брэндоносцу» - М.К.). Конечному покупателю (в розничной торговле РФ) сей высокотехнологичный агрегат обошелся в 1050 рублей, что равносильно обеду в средней руки московском ресторане, пяти кило мяса или эквиваленту цены кастрюли отечественного производства. Есть ли лучшее подтверждение громадным объемам машиностроительного сектора (и индустрии в целом), созданных в Китае – и их эффективности, коли такая техника стоит по сути гроши?
- Таков уровень нашего потенциального конкурента, о котором принято говорить пренебрежительно: мол, не достиг Китай западных высот. Достиг! По производству станков КНР превосходит РФ почти в сотню раз. Вот вам и ключевые показатели для конкуренции, - говорит ученый.
По его словам, в предприятиях машиностроительного комплекса с иностранным участием (но на деле – китаизированных) в КНР работает 30 миллионов человек. Их продукция идет в основном на экспорт. Само собой, РФ тягаться с таким соперником уже не в состоянии. Китай уже превзошел США по занятости в сфере производства электроники. Учтем, что машиностроение у китайцев делится на высокоразвитое городское и сельское – уровнем пониже. Так вот, машиностроение РФ не в силах соревноваться даже с деревенским аналогом в КНР.
И вот в таких условиях Российская Федерация вступит в ВТО. Что произойдет? Правильно: Китай сметет остатки машиностроения в РФ.
Китайское машиностроение, доказывает эксперт, по объемам равно американскому и европейскому (другим конкурентам РФ в системе ВТО), вместе взятым. Но мы не можем конкурировать и с ними. Равно как и с японским машиностроением, каковое специализируется в некоторых областях и дает неплохие результаты.
Какие же машиностроительные комплексы сопоставимы с российским на данный момент? Иранский, например. Доля машиностроительной продукции в иранской промышленности уже сейчас вдвое больше, чем в РФ. Иранцы уже обставили русских по объемам производства в автопроме. Он дышит нам в затылок области ВПК.
- В условиях открытой экономики (а это и есть ВТО) у российского машиностроения нет ни одного шанса. И быть не может! – считает А.Анисимов. – И к ВПК это также относится…
Публика, да и многие представители истеблишмента РФ, до сих пор наивно считают, будто членство в ВТО означает только сильное снижение ввозных пошлин на товары и готовые изделия. Но это не так. Таможенные пошлины и сегодня достаточно низки. Главное, говорит эксперт, в ином: в предоставлении иностранным компаниям из стран-членов ВТО такого же режима, как и отечественным. Это – так называемый «национальный режим», главный «секрет фирмы». В середине 90-х дураки думали, что благодаря этому все, что достойно внимания в мире, приберут к рукам американские, европейские и японские транснациональные корпорации. Некоторые и до сих пор жаждут такого процесса в РФ, толкая его с середины 90-х. Мол, придут сюда ТНК – и обеспечат нам развитие.
Но реальность будет иной, считает Александр Анисимов. Придут сюда китайцы, чье машиностроение, растущее по 10% в год, уже мощнее всех в мире, и которые обладают гигантскими финансовыми ресурсами. РФ, вступившую в ВТО, приберут в рукам китайские компании, чаще всего – полугосударственные. Китай заместит сломанный в 1991-м советский государственный комплекс своим государством. Он заблокирует вступление РФ в НАТО (и даже гипотетическое членство Росфедерации в ЕЭС) так же, как он успешно препятствует принятию в НАТО Украины.
Что делать? Однозначно – отказаться от вступления в ВТО. Одновременно нужно интегрировать остатки советского машиностроения в пару десятков крупных компаний, охватывающих 70-80% объема производства. Управленцы этих фирм должны быть взятые в жесткие рамки (чтобы работали, а не воровали), причем контрольные пакеты компаний А.Анисимов предложил сконцентрировать в холдинговой копорации под контролем государства.
- Нужно внимательно изучить зарубежный опыт организации подобного рода структур, - считает эксперт. – А то у нас реформы проводят так, как будто никто ничего подобного в мире не делал. Необходим выпуск «белых книг» по реформам тех или иных отраслей в разных странах. А то наши «реформаторы» делают все сами, свято веря: чем меньше государства – тем лучше. И мышление их сводится к десятку заученных терминов, смысла которых они толком не понимают. Либерализация и приватизация – хорошо, уменьшение доли государства – тоже, а все остальное – плохо. (Реплика Андрея Кобякова: перед нами - краткое изложение речи Медведева в Давосе в феврале 2011-го).

НЕ УПУСТИТЬ ВЫГОДНЫЙ МОМЕНТ
Дмитрий Сапрыкин, директор Института электронного специального технологического оборудования, для начала вспомнил 1916 год. Тогда царская Россия приняла решение создать мощный станокостроительный завод в Туле. Если бы план воплотился, русские, мол, закрепились бы в сегменте самых высокотехнологичных станков, чего якобы не смог сделать СССР. А Советский Союз занимал ту же позицию, что сейчас занял Китай: массовое производство суррогатных станков.
Именно этот сектор и пострадал больше всего после 1991 г. Но РФ, как сие ни парадоксально звучит, находится в точке возможного роста именно в области высокотехнологичного станкостроения. Ситуация напоминает 70-е годы в компьютерной технике: возникли принципиальные прорывы. Если говорить о станкостроении, то это – прорыв в области материалообработки. Например, новые типы лазеров. Они стали компактными – достаточно вспомнить волоконные лазеры Валентина Гапонцева. Но станкам нужна еще точная механика и «мозг» - электронные системы управления. С прогрессом компьютерной техники малые фирмы получили здесь возможность конкурировать с гигантами вроде «Сименса». Появление новых типов прямых приводов (линейные электродвигатели) обеспечило прорыв в кинематике. Кстати, линейные двигатели – советский приоритет. Хотя его и умудрились утратить (технология расползлась), но научная школа сохранилась.
- У РФ сейчас имеются все три компонента для прорыва, - считает Д.Сапрыкин. – Есть технологии, школы и необходимые связи среди наших ученых, уехавших на Запад. Появились небольшие станкостроительные фирмы (например, «ЭСТО» в Зеленограде - лазерные системы прецезионной обработки), несопоставимые по размеру с советским «Красным пролетарием», которые сегодня выпускают станков больше, чем нынешний «Красный пролетарий». Очень важно не упустить выгодный момент. Но лоббистские интересы западных компаний и «заморочки» доморощенных либералов, совершенно не думающих о материальной части, приводят к тому, что в РФ нет никаких механизмов поддержки отечественных производителей такого рода…
Дмитрий Сапрыкин выступил в поддержку предложения Юрия Крупнова о создании системной программы возрождения русского станкостроения. Ибо оно – залог суверенитета страны. Повторить СССР невозможно: ниша занята Китаем. Значит, нужно делать ставку на прорывные технологии в станкостроении.
(Примечание Ю.Крупнова: сегодня не существует «штаба» на государственном уровне, способного соединить «точки роста» и возможности выживших советских предприятий. Пока никто не может нарисовать идею нового российского станкостроения, но не идеологическую, а схематическую. Тем более важно подключиться к созданию программы развития станкостроения РФ силами компетентных специалистов, не доверяя всего некомпетентным постсоветским чиновникам. Ибо так или иначе, но к лету государство выдаст пресловутую программу. Без вмешательства компетентных заинтересованных лиц она рискует превратиться в бездарную бумагу).

СТАНКОСТРОЕНИЕ КАК ЧАСТЬ МЕГАПРОЕКТОВ И НОВОЙ ОПРИЧНИНЫ
Выступив в защиту советского станкостроения и напомнив об экспорте уникальных советских станков даже на Запад, автор сих строк предложил некоторые ключевые моменты будущей программы.
Вне всякого сомнения, деградация отечественной станкостроительной индустрии ставит под вопрос будущее РФ. Уже сейчас в той же космической отрасли, где у иностранцев работает один человек на мощном обрабатывающем центре, у нас – пятнадцать рабочих на разных, устаревших станках. Одно это обрекает нас на поражение в конкуренции. А между тем, впереди – суровый мировой кризис с необходимостью строить (и тут я согласен с И.Острецовым) мобилизационную экономику выживания. Причем в условиях крайней нехватки русских людских ресурсов. И здесь передовое станкостроение – важнейшее условие нашего спасения. (Кстати, по мнению автора, и США ожидает попытка создать тоталитарный режим с директивной экономикой).
Однако пока наша «элита» направляет гигантские средства в футбол, а не на новое, прорывное станкостроение.
Развитие станкостроения должно стать одной из программ национального выживания. И здесь целесообразно соединить прорывы малых компаний с возможностями сохранившихся старых предприятий отрасли, применяя принцип «вырвавшихся вперед лошадок». Совмещая при этом частную инициативу с советским принципом мобилизации ресурсов. Народившиеся сейчас малые компании с прорывными разработками – те самые лошадки, что вырвались вперед. И если их интегрировать в общий комплекс, вкачав ресурсы в их проекты (вполне по-советски) – то получишь новые корпорации мирового уровня.
Вне всякого сомнения, в одной программе всего не уложить. Нужен постоянный поиск «резвых лошадок». Так не заложить ли в проект спасения русского станкостроения такой механизм, как Агентство передовых разработок по образцу американского DARPA? Не постеснялись же янки создать нынче DARPA-Energy – агентство для поиска прорывов в энергетике! Аналогичный поисковый механизм должен быть и в отечественном станкостроении.
Но одновременно нужно идти отчасти и по китайскому пути, по дороге импортозамещения. Все, что можно – нужно тащить с Запада. Что хорошо и плохо лежит – неважно. Китайцы, пользуясь разорением западных фирм, вывозят из тех же США и оборудование станкостроительной отрасли, и тонны технической, проектно-конструкторской документации. Как это делали американцы в поверженной Германии в 1945-м и позже. Так, например, КНР поступила с «Ингерсол» - фирмой, производившей станки с ЧПУ на Среднем Западе. Действуют так прежде всего китайские госкомпании: не пилят и не откатыают, как наши, а рыщут по Западу в поисках технологий. Нужно работать на сочетании принципов прорыва и импортозамещения.
Необходим еще один принцип возможной программы: спасения станкостроения не самого по себе, а его вписывания в мегапроекты Проектного государства, о котором говорит Юрий Крупнов. Или Государства развития, о коем заговорил Эрик Райнерт. Переход на такой тип государства неизбежен в условиях обострения мирового кризиса. Русское станкостроение необходимо строить, отталкиваясь не от одних требований мирового рынка, но и от запросов отечественных мегапроектов. Это могут быть транспортные, аэрокосмические проекты, новая урбанизация (по Крупнову) или создание ядерной энергетики на подкритических реакторах с ускорителями (по Острецову). Иначе смысла в программе не будет. Тут нужен еще и новый Госплан – Росплан. Как интегратор подобных мегапроектов.
Предложил бы ввести еще один принцип в программу: создания временного – под выполнение задачи в оговоренные сроки – Министерства станкостроения. В свое время Ю.Крупнов предложил создать подобное министерство для новой урбанизации. Почему бы сей принцип не «зибить» и в станкостроительную программу?
Еще один немаловажный момент: в нынешнем рынке даже признанные в мире русские инновации прорывного характера не могут зачастую пробиться на рынок. Инновации на нем просто затираются, исходя из шкурных интересов корпораций, переделивших рынки. Живой пример тому – судьба фирмы «РусАтлант» с ее уникальной технологией производства долговечных алмазных инструментов, годных для прецезионной обработки. Поток сверхдешевых, но недолговечых китайских инструментов забивает качественную прорывную продукцию. На Западе русские компании с принципиальными инновациями встречают в штыки и не позволяют развернуться. Отечественные же заводы (через своих малограмотных снабженцев) смотрят не на качество и долговечность, а на цену тех же сверл или фрез.

Подробнее - http://vimeo.com/17723923

Поэтому в рамках нелиберального Государства развития тем важнее применять «нерыночные» методы принуждения к инновациям, которые и создадут нормальный рынок. Взломают нынешнюю «коросту» сопротивления и чьих-то меркантильных интересов. Благо, и на сей счет идеи есть, механизмы – известны по мировой практике. Скажем, советский принцип существования головных министерских предприятий, где испытываются в деле новые станки и инструменты. Если они показывают впечатляющие успехи – их затем (через систему норм и стандартов) принуждают применять и на других предприятиях. Здесь нужен нормальный протекционизм, его нечего стесняться. Сколько можно ориентироваться на безмозглых «реформаторов»? Принуждение не вечно, оно необходимо для того, чтобы «продавить» новые отечественные технологии. А дальше все пойдет в автоматическом режиме.
Вне всякого сомнения, надо интегрировать в программу станкостроительные предприятия не только РФ, но и Украины, и Белоруссии. Нужно блокироваться и с новыми индустриальными странами на Востоке.
И, наконец, в программу нужно вбить принцип из концепции «новой опричнины», автором коей является наш ИДК. Принцип тщательного отбора компетентных и честных кадров управленцев в отрасли – и принцип суровой борьбы с коррупцией в ней. Иначе китайские госкомпании продолжат работать – а наши топ-менеджеры госкомпаний займутся воровством.
Нужно успеть внедрить эти положения в предполагаемую программу. Ибо в противном случае мы увидим очередное убожество и распыление денег. Как это уже случилось и в судостроении, и в авиапроме…

СТРЕМИСЬ К НЕВОЗМОЖНОМУ – ПОЛУЧИШЬ МАКСИМУМ
- Целиком соглашусь с Максимом Калашниковым. Нам нужны мегапроекты – инструменты развития. И так же важен человеческий фактор, - заявляет эксперт Всероссийского фонда образования Олег Сергеев.
Он напомнил, что первый советский мегапроект – план ГОЭЛРО – смог преобразить разрушенную страну. ГОЭЛРО служил примером для подражания и американскому ДАРПА, и немецкому «Анэнербе». Именно электрификация страны привела к появлению мощного станкостроения СССР. Суперплан стал «детонатором» развития.
- Конечно, время сейчас иное, и потому директивное управление не годится. Но очевидно, что станкостроение наше должно стать частью более широкого плана, - убежден эксперт. – Даже российские национальные проекты при всех своих недостатках в виде «просачивания денег в песок» дали положительный результат, став альтернативой узковедомственным, министерским подходам. Но есть и более удачные примеры. Например, в Соединенных Штатах 1960-х реализовали мегапроект «Сатурн-Аполлон». Он, благодаря эффекту спина-«наматывания», потянул за собою развитие самой передовой промышленности, породил массу сопутствующих технологий. Затем на этой основе поднялись и космическая ПРО, и система глобальной навигации GPS...
О.Сергеев предложил сделать русским супепроектом пилотируемый полет на Марс.
- Но нужно еще побороть внутреннего врага, - считает он, - в виде Высшей школы экономики. ВШЭ родила законопроект «Об образовании», который равносилен диверсии и аннулирует русский человеческий потенциал…
…Станкостроение не является приоритетом само по себе. Оно вплетается в высшие приоритеты…
Олега Сергеева поддержал Игорь Острецов. Станкостроение – вторично, сначала надо определить приоритет: ради чего мы все это делаем?
- Примеров полно в истории СССР, - говорит эксперт. - Тут нам говорили, что в Союзе не имелось передового станкостроения. Бред все это! Когда я однажды привез на «Южмаш» к Лене Кучме японцев, и те увидели сварку двух обечаек для ракеты Р-36 – они просто обалдели. Такого у них вообще не имелось! То же самое японцы говорили, увидев оборудование ЦНИИ машиностроения в Королеве: «Япония такого не сделает никогда». Вот он, эффект мегапроектов. Плановая экономика лучше решает крупные задачи. Американская программа «Сатурн» это тоже показала. Самая мощная в мире ракета была создана всего за пять лет, и станки для этого появлялись с изумительной скоростью. Технологий в сегодняшнем мире навалом, их зачастую не нужно создавать. Не хватает Крупной Задачи. Если она появится, то передовые станки под нее будут созданы очень быстро.
Без постановки мегазадачи программа развития станкостроения превратится в блеф…

Максим Калашников


Просмотров: 1860
Рейтинг: 5.0/1
Добавлено: 09.02.2011

Темы: вто, Мегапроекты, Олег Сергеев, Максим Калашников, США, ГОЭЛРО, DARPA-Energy, КНР, СССР, станкостроение
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]