13:10

ВРЕМЯ ВЕЛИКОЙ РАСПЛАТЫ: АМЕРИКАНСКАЯ СТАЛЬ

Итак, роковой час Европы и его возможные сценарии мы уже посмотрели. И все же – что может ожидать средоточие глобальной капиталистической системы – Соединенные Штаты?
То, что произойдет в Америке в ходе Великой депрессии-2, без преувеличения, определит судьбы мира…

ТЕРЗАЮЩИЕ МЕНЯ СОМНЕНИЯ

Значит, национал-либертарианцы (Партия чаепития) в США не может считаться выходом из кризиса. Ибо она – плод нового варварства, который загонит Америку в исторический гроб. А посему – с точки зрения интеллектуально развитых людей – сие движение пиндостанских национал-демократов есть только вспомогательный корпус для достижения некоей другой цели. Воплощения иного Проекта.
Но это ведь с точки зрения людей с нормальной логикой, воспитанных в Индустриальном, рационально-научном мире. Для нас с тобой, читатель, относящихся к высшей расе ХХ века, воспитанных в традициях СССР. Без мракобесия. Но, черт возьми, есть еще и фактор новых варваров. Их-то хаотичное, исполненное суевериями и магией мышление для нас так же непостижимо, как психические выверты безнадежного пациента сумасшедшего дома – для нормальной личности. Здорово написал (хотя и по иному поводу) главный редактор «Форума.мск.» Анатолий Баранов:
«В чем особенность технократического сознания, которое было преобладающим в СССР и классическим представителем которого, кстати, является Ю.И.Мухин? В том, что у каждого явления есть причина, есть естественный ход его развития, и есть закономерный финал. А для магического сознания следствие вполне может порождать свою причину, а то и вовсе не иметь никакой видимой причины, а появляться "божьим промыслом". И, естественно, при разрыве в массовом сознании логических связей между причинами и их следствиями, успех может иметь самая дикая пропаганда…»
А может, варваризация уже коснулась и американской элиты? Их богачей и сверхбогачей? Может, у них тоже – совершенно магически-суеверная когнитивная модель в башке, зазеркальная логика? Как там у Струнацких? Кажется так: «Прозрачное масло, которым, как всем известно, наполнена корова…» Может, они действительно поверили в то, что возврат к понятиям и политике середины XIX века – контрмодерн! – это выход? Ибо в та же Партия чаепития имеет в спонсорах и миллиардеров братьев Коч, и Дональда Трампа. Десятки миллионов долларов в поддержку сего движения – факт железобетонный. Мы со времен классической работы Ландсберга знаем, что богачи (на примере Америки второй половины 60-х), как правило, не блещут интеллектом и кругозором. «Большие деньги – не всегда большой ум». Сейчас, почти полвека спустя, положение может быть еще хуже. Ведь прошло почти тридцатилетие рыночного мракобесия, начатого еще Рональдом Рейганом.
Если Голливуд – мощнейший фактор формирования и сознания, и коллективного бессознательно, если «Звездные войны» действительно стали фактором мобилизации США на заключительном этапе Холодной войны, то нельзя не заметить очевидного факта. Последние тридцать лет голливудские фильмы оголтело антиинтеллектуальны и алогичны, в них нарушаются все каноны точных наук. Они иррациональны и суеверны! Об искрах и дыме, валящем в космическом ваккуме в «Звездных войнах», о неимоверных размерах чудовищах с зубастыми пастями, живущих на астероидах (без атмосферы, воды и еды) говорить – уже оскомину набило. Примеров вопиющей антирациональности полно в том же «Аватаре», одно перечисление коих потребует огромной статьи. Но здесь главное – не это, а то, что «важнейшее из искусств» в США уж не одно поколение работает на создание породы новых варваров с мышлением сумасшедшего. И сей процесс неминуемо затрагивает и верхи США, как ни крути.
Мы ведь уже имеем примеры действий США себе во вред. Правление Буша-сына – самый доказательный пример тому.
И еще любопытная деталь: ничего нового в борьбе с кризисом хозяева США в последнее время выдумать не могут. Они берут старые рецепты (подчас 30-х, как в соучае Обамы) – и делают из них «салат оливье». Мол, раньше помогало – может, и теперь пособит? Старое довлеет…
А значит, вполне возможен и вариант с катастрофическим отуплением хозяев США. С последующим самоубийством страны.
Но мы пока отложим сей фактор в сторону. Попробуем представить себе спектр рациональных сценариев вывода Соединенных Штатов из системного кризиса.

ЗВЕЗДНО-ПОЛОСАТАЯ СТАЛЬ

Идеальный для будущего Америки сценарий – создание технократического тоталитаризма, главная задача коего есть проведение индустриализация на принципах Шестого (для начала) уклада, уничтожение нового варварства, восстановление силы белых США. Одна из важнейших задач такого развития заключается в создании человека следующей расы – для ликвидации численного превосходства азиатов.
Эта диктатура развития – а ей предстоит существовать лет двадцать – совместит в себе и частную инициативу, и социализм, и креаномику будущего. Сейчас об этом приходится говорить, ибо слишком много новых варваров вокруг. Они ведь – идиоты с манихейским сознанием: либо черное – либо белое. Либо карикатурная Северная Корея, либо – дикий капитализм в духе Дикого же Запада. То, что существуют примеры Третьего рейха, Сингапура, рузвельтовских США, в их примитивные умы не вмещается. Равно как примеры Южной Кореи и послевоенной Японии. В нынешних капиталистических странах давно нет чисто капиталистической экономики. Она давным-давно многоэтажна (см. наш с Сергеем Кугушевым «Третий проект»). Там есть и плановый сектор, и согласительная часть, и нормативная, и свободно-рыночный уклад. ХХ век научил многоукладности, ибо грозил революциями. Чистый капитализм – дерьмо, ибо чреват циклическими кризисами, которые в начале ХХ столетия едва не взорвали его самого.
Запад умеет совмещать частную инициативу и вполне социалистические принципы мобилизации ресурсов. На конкурсах отбираются самые прорывные и эффективные проекты, созданные частными командами – и в них вливаются государственные средства. Затем возникает совершенно новая «жизнь». В нее охотно идут частные капиталы – и все начинает развиваться по-капиталистически. Так что полезный опыт есть. Равно как и опыт осуществления буквально сталинских по размаху проектов.
Возможная диктатура развития придет не на пустое место. Она начнет космические проекты. Ибо то, что годно для марсианских базовых лагерей, способно в корне изменить жизнь на Земле, «выстрелив» в реальность сотнями революционных технологий. «Нано» сольется с «био», произойдет революция в энергетике – и возникнет совершенно новая цивилизация. С совершенно новыми городами, дорогами, необычными (гибридными) видами транспорта. Америка станет самодостаточной. Да, вне всякого сомнения, на этом пути придется давить и недовольство стала дебилов – новых «постиндустриальных» варваров, и саботаж старой финансовой элиты. Но результат способен искупить все издержки.
Новая индустрия на подобных технологиях породит строй уже более высокой степени развития, нежели капитализм. Он даст то, о чем мечтали коммунисты – изобилие при минимальных ресурсных затратах, полное удовлетворение жизненных потребностей в физическом смысле. Пища, жилище, одежда (причем хорошего качества) станут так же доступны и дешевы, как мобильные телефоны. При этом самодостаточность (наноиндустрия) приведет к отмиранию множества видов промышленности и бизнеса, к свертыванию громадных торговых потоков. Взамен них появятся совершенно немыслимые сегодня «бизнесы» и виды деятельности. Люди будут стремиться к таким нематериальным высям, что дух захватывает. Здесь человек сможет обрести свободу и построить жизнь на совершенно демократических принципах.
Можно сказать, через каторжное двадцатилетие «американской стали» - в царство творчества и свободы.
Подобный вариант, вполне возможно, позволит Америке не остаться изолированной, а выступить в роли лидера белого мира. Вовлечь в огромный исторический прорыв и Европу, создав Большой Запад под своей эгидой. Сильные, технократические США, порвав с зависимостью от Китая, могут взять под контроль Сибирь (вариант «новая Аляска»).

ВОЙНА КАК УСКОРИТЕЛЬ РАЗВИТИЯ

На этом пути Штатам может понадобиться война: как ускоритель научно-технического прогресса и ломщик сопротивления реакционно-шкурных интересов прежнего бизнеса.
27 сентября 2010 года журнал «Эксперт» опубликовал выкладки сотрудников Школы высших исследований Лондонского университета Лусинэ Бадалян и Виктора Криворотова («На излете нефтяной эпохи»), которые обрисовали причины нынешнего кризиса капитализма и очертили пути выхода из него. Для спасения нужен переход на новый этап социального и технологического развития. При этом налицо угроза новой глобальной войны.
Логика исследователей такова. Исчерпывается ресурс главного источника энергии эпохи – нефти. Так же, как раньше вышло время угля. Переход от угольного времени к нефтяному – страшные глобальные войны, падение Британской империи и возвышение США. Смена, так сказать, лидера. И вот теперь необходимо совершить новый рывок в развитии. А для этого нужна не только научно-техническая революция, но и ее ускоритель-война. И новая территория для освоения. (В переводе на США это – Сибирь. Примечание М.К.).
Зачем новая территория? Датский историк Жан Ромейн доказывает: каждая страна — пионер новой, более продвинутой фазы цивилизации — рано или поздно достигает предела, после которого развитие значительно затруднено. В результате следующий шаг вперед должен происходить на новой территории, ресурсы которой раньше не могли быть использованы из-за отсутствия подходящих технологий их освоения. Такое освоение все новых геоклиматических зон обеспечивает накопление богатства в течение истории человечества. (Сегодня такая территория – пока еще русские Сибирь и Крайний Север – М.К.) А каждая новая геоклиматическая зона получается намного тяжелее для освоения, чем предыдущая. Но затраченный на освоение труд никогда не пропадал напрасно — накапливаемые приспособления и умения складываются в общую копилку знания, увеличивая арсенал средств выживания человека. В качестве приятного побочного эффекта происходил скачкообразный рост общественного богатства, позволяя кормить растущее население планеты на более высоком уровне достатка.
Когда-то сами американцы уже использовали подобный цикл. Говорит Виктор Криворотов:
- В Британии была нехватка рек и лесов, основного энергоресурса доиндустриального периода. Поэтому британцы в качестве основного энергоносителя стали использовать свой уголь. После периода промышленной революции расцвела угольная экономика. Небольшой размер островной Британии способствовал развитию инфраструктуры железных дорог, что значительно облегчило проблему доставки угля.
В США с их колоссальными континентальными просторами обеспечить линии снабжения такого типа было бы очень сложно или даже невозможно, особенно учитывая значительный вес угля и трудности погрузки лопатами. Рывок в развитии США связан с отказом от строительства дорогостоящей угольной инфраструктуры за счет использования местного заменителя угля — нефти: в 1858 году в Пенсильвании впервые получена нефть в коммерческих масштабах. В конечном итоге территория США была освоена именно с помощью нефтяной экономики. В 1920-х годах трактором распахали тяжелые, но плодородные почвы прерий. В 1930-х рузвельтовские программы сельской электрификации и строительства дорог создали базовую инфраструктуру для механизированной агротехнологии американского образца. Ее основой стал массовый автомобиль, позволивший осуществлять скоростную доставку продуктов на рынок. Это резко снизило потери и значительно увеличило рентабельность сельского хозяйства. Параллельно выросла зависимость фермера от поставок современного оборудования, технологий, химикатов и, самое главное, от банковских кредитов. В дальнейшем, при обслуживании поставок Второй мировой войны, США доказали, что мощь новой экономики нефти значительно превосходит возможности британской экономики угля… (http://www.expert.ru/expert/2010/38/na_izlete_neftyanoi_epohi/).
И это было сделано в ходе мировых войн 1914-1945 годов – добавлю я от себя.
Теперь же исчерпанность нефтяной эры очевидна. Необходим переход на новый техностиль. И если ясно (для Максима Калашникова), что новая резервная территория – это Сибирь, то еще открыт вопрос об акселераторе для подобного перехода. Не война ли это? Вполне вероятно.
«…Как ни печально, но место для нового технологического стиля, как правило, расчищает война. В частности, как известно, примерно через год после достижения пика цен на уголь в 1913 году мир вошел в полосу войн и экономической нестабильности, которая длилась вплоть до 1950-х годов.
Есть такой крупный историк XX века — Джон Робертс. Он сказал совершенно замечательную вещь: все обычно говорят о войне, что она разрушает, но это скорее плюс, чем минус. Потому что если разрушили, то можно построить заново — активизируется экономика, улучшается занятость. Это положительные факторы. Но война делает и другое — она развивает производственные мощности, которые в мирное время никому не нужны. Это особенно видно в XX веке. Например, в Великобритании в начале Первой мировой войны было 600 грузовиков, а вышла из войны она с 60 тысячами. Вот вам стимулирующий эффект войны для новых технологий…» - считает Лусинэ Бадалян.
«Война — это внеэкономическое стимулирование отработки новых технологий с доведением до действующих образцов. После войны они уже готовы к переводу в гражданскую сферу. Инвестиции в новую неотработанную индустрию не принесут отдачи. Нужно, чтобы кто-то вкачал деньги внеэкономически. Этот кто-то — как правило, государство в экстремальных, то есть военных, условиях, когда чисто экономические соображения отходят на второй план. В нормальных же условиях, как показывает опыт, чтобы довести новую технологию до ума, никаких денег не хватит…» - говорит Виктор Криворотов.

САМАЯ ВЕРОЯТНАЯ ДОБЫЧА - МЫ

Альтернативой войны может быть дефляционный шок.
«Л. Б.: Если без войны, то, возможно, через дефляцию. Известно, что принципиально новые решения, приводящие к значительному удешевлению, исторически возникали на дефляционных спадах. Они вызывались необходимостью выживания за счет резкого снижения стоимости производства в условиях сверхконкуренции на сужающемся рынке. Среди примеров — массовая сталь Карнеги, начать производство которой, по его мнению, было бы невозможно, если бы в конце XIX века не было дефляции.
В. К.: Без дефляции XX век не был бы таким, каким мы его знаем. Потому что в конце прошлого века дефляция дала миру дешевую сталь. А когда сталь стала дешевой, появились мосты, трубопроводы, небоскребы и так далее — все то, что стало символом нефтяной экономики.
Кроме того, когда падают цены, компании прекращают инвестиции во все неопробованное, пусть даже многообещающее. И таким образом очищается поле деятельности для дешевых эффективных новичков. Например, уход нефтяных гигантов из трудных районов нефтедобычи после падения цен в 1980-х открыл дорогу для роста национальных нефтяных и нефтесервисных компаний, таких как «Шлюмберже»…»

По мнению исследователей, мир вошел в опасную полосу. Нас ждет длительный период нестабильности и развитие долгового кризиса. В случае удачи он принесет массовый технологический перелом, с созданием критических технологий, необходимых для освоения новых геоклиматических зон. Новый тип землепользования и новый технологический стиль должны резко поднять производительность территорий, которые сегодня представляют собой неудобья в рамках нефтяной экономики. Тогда в сравнительно недалекой перспективе темпы экономического роста могут резко возрасти.
Л.Бадалян прогнозирует постепенное «рассасывание» системы доллара за счет регионализации — это всегда происходит. Когда доминирующей валютой был фунт стерлингов, в его тени выросли доллар, франк, марка. Сегодня усиление юаня несомненно. Евро также имеет свою зону и обслуживает ее, что дает стабильность. То есть регионализацию валют можно предсказывать совершенно четко. Аналогичный процесс наблюдался между 1918 и 1939 годами.
«Это напоминает ситуацию начала XX века. Между мировыми войнами — автаркия, только региональные валюты и бартер. Потому что ни одна валюта не тянет на мировую, им не хватает мощности, которую имел фунт стерлингов. Аналогичная картина наблюдалась и в предыдущих кризисах: постепенно слабела доминирующая чисто торговая валюта, под ней росли региональные, реальные валюты, и одна из них затем начинала доминировать…»
Однако Криворотов и Бадалян считают, что новым лидером мира будет Китай, а не США – последние теряют силу.
«…Дело даже не в высоких темпах роста китайской экономики. Гораздо важнее то, что китайцы активно занимаются освоением своей территории. У них, как в Индии, одна из основных проблем — обеспечение населения белками. Чтобы ее решить, Китай и Индия освоили агрокультуру нефтяной эры американского типа, основой которой является агрохимия, и получили рост производства продовольствия.
Но китайцы уже поняли, что в их условиях возможности этих технологий очень ограниченны, потому что необходимое условие американской агрокультуры — использование артезианской воды, а в Китае ее немного.
Поэтому они уже начали разрабатывать собственные агротехнологии, похожие на российские разработки XIX века. В России в то время была очень развитая теория и практика агрокультуры: специалисты во главе с агрохимиком Александром Энгельгардтом и почвоведом Василием Докучаевым считали необходимым учет специфики каждой определенной географической зоны. В частности, Энгельгардт сделал свое поместье в болотистой местности Смоленской губернии оазисом, потому что он нашел экономически обусловленные последовательности выращивания культур. Сначала выращивали лен, коммерческую культуру для начальных инвестиций, потом другие культуры для увеличения содержания нитратов в почве, а затем — злаковые на улучшенной почве.
И вот сейчас их исследования и технологии широко использует Китай. Китайцы, в частности, повысили урожайность риса за счет того, что вывели специальный симбиозный грибок, который живет на корнях риса и подкармливает его фосфатами. Широко используется опыт европейских лесов, где устроены ягодники, которые приносят колоссальную прибыль. Используются технологии Израиля, превратившие пустыню Негев в зону агрокультуры, ориентированной на экспорт, с помощью капельной ирригации. Так что Китай сегодня является лидером в разработке технологий для освоения новых экстремальных территорий. Это может стать залогом будущего глобального лидерства…» - убеждает Лусинэ Бадалян. А Криворотов продолжает:
«Кроме того, китайцы сейчас, по сути, создают и продвигают новый тип экономики. Альфред Маршалл еще в конце XIX века установил, что экономика масштаба может быть заменена экономикой разнообразия. В его время это осталось идеей, но сегодня становится реальностью, что видно на примере таких компаний, как европейская Zara. И китайцы активно развивают экономику разнообразия, которая уже сейчас блестяще работает в КНР, например в производстве мотоциклов, которые в десять раз дешевле японской «Хонды».
— А как вы оцениваете перспективы России?
Л. Бадалян: Экстремальные зоны России, включая Нечерноземье и, конечно, Сибирь, — наиболее перспективные кандидаты на следующий этап освоения территорий. В России огромные залежи нераспаханных плодородных земель. Ценность этих территорий резко повышается в связи с ростом дефицита пищи, воды и минеральных ресурсов. Это огромное богатство. К сожалению, из-за упорного нежелания российского правительства инвестировать в собственную территорию сейчас страна уверенно движется к статусу «больного человека Евразии», аналогично Блистательной Порте, «больному человеку Европы» в начале XX века.
Между тем наши исследования показали, что у эволюции существует категорический императив: территория, поддающаяся освоению возникающими технологиями, должна быть освоена и будет освоена. Если это не делается проживающими на ней народами, то, как показывает история, например, североамериканских индейцев, всегда находится значительное число желающих их заменить.
В. Криворотов: Вероятно, сегодня не найдется государств, которые пойдут на прямую войну с Россией. Да и незачем, это неразумно и даже старомодно при наличии целого ряда более эффективных и дешевых методов, включая постепенное заселение заброшенных российских территорий иностранцами. Ясно одно: территории, сегодня представляющие собой неудобья, должны быть освоены. Это нужно всему человечеству, и это единственный шанс преодолеть возможные катаклизмы, связанные с истощением нефтяной экономики.
Л. Бадалян: Эта тема слишком масштабна для одного интервью. Подробнее мы рассмотрели ее в нашей книге, недавно вышедшей в России. Кроме того, только что стартовала трехлетняя совместная программа Британской и Российской академий наук по Евразии, где я имею честь быть директором. Задача программы — прогнозирование ситуации и разработка антикризисных рецептов, опирающихся на специфику евразийского пространства. Сегодня наступило время крупных объединений типа ЕврАзЭС, которые практически решают задачу экономической консолидации в целях совместного выживания всего региона…»
Читаю это и горько усмехаюсь. Никогда не был знаком с обоими учеными – но ведь писал о том же самом. И о том, что для выживания русских требуется создание Русского союза из РФ, Украины, Белоруссии и Приднестровья. Новая империя, черт возьми! И о том, что нужна новая агротехника – сверхэффективные технологии Коломейцева и Шугурова. Но все в РФ идет прочь от такого вариата. Бадалян и Криворотов почти открытым текстом сказали: выход мира из кризиса лежит в освоении русских пространств, приведенных в запустение и беззащитность варварами-россиянами. И Сталин, «нерыночно» осваивая холодные неудобья, как оказывается, глядел далеко в грядущее. Коми, Колыма, Таймыр…
Кстати, дефляционный шок, по моему глубокому убеждению – спутник войны! А отнюдь не только замена оной…

ВОПРОС ЭПОХИ

Но вопрос состоит в том, смогут ли США в варианте «американской стали» перехватить лидерство у Китая? Смогут ли обмануть неизбежность?
Ведь это потребует не только отторжения от РФ Сибири. Не только окончательного ее раздела. В этом ряду – и решительный отрыв Америки от «китайской зависимости». Американцам вновь нужно научиться самих себя обеспечивать товарами, даже самыми простыми. А это потребует предельной мобилизации Штатов – вплоть до тоталитарных методов. Снова нужно заставлять американцев жить бережливо, детей рожать – и работать в реальном секторе. Нужно опять готовить сотни тысяч инженеров и куда больше – отличных рабочих. И в итоге – воевать. Пусть и нетрадиционными методами: террором и взрывом противника изнутри, силами проамериканской (а то и не очень) пятой колонны. Использованием местных сепаратистов, дебилов-упрощенцев и новых варваров. Но в итоге все равно придется вводить оккупационные силы, раскидывать на «резервной территории» сеть новых баз и противостоять китайцам.
Автор бестселлера «Сто ближайших лет» Джордж Фридман (директор мозгового треста «Стратфор») пишет откровенно: Америке не нужно возникновение новой империи в Евразии на месте царской России и СССР. Нужно сделать все, чтобы здесь был как минимум хаос. РФ неминуемо развалится к 2030-м, убитая демографическим кризисом и инфраструктурным коллапсом? Ну и отлично! То, что доктор прописал! Америке еще только останется сохранить контроль над Тихим и Атлантическим океанами. И войны США могут вести в ряде случаев без оккупации территорий: нужно лишь ввергать вероятных противников в каменный век, разрушая их инфраструктуру и добиваясь иной раз просто распада целых государств. Для этого подойдут гиперзвуковые крылатые ракеты и космические военные системы…
Таким образом, теоретически шанс на «американскую сталь» у США есть. Однако в это верится все меньше и меньше. В отличие от 30-х, в нынешних Штатах не просматривается субъекта стратегического действия. То есть, группы людей, обладающих и волей, и возможностями для захвата власти и решительного проведения в жизнь варианта «Сталь». Нет здесь рузвельто-сталинцев нового века…

Максим Калашников


Просмотров: 1791
Рейтинг: 5.0/1
Добавлено: 22.01.2011

Темы: Максим Калашников, США, политика, футурология, Партия чаепитий, глобальный кризис, СССР, кризис, Глобальный смутокризис
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]