11:31

Время великой расплаты: Европа

Смешно сказать, но западный кинематограф успел перебрать все сюжеты фильмов-катастроф. И ядерную войну, и нашествие инопланетян, и падение астероида, и новый ледниковый период, и разогрев ядра планеты, и биологический апокалипсис, и климатический армагеддон. В книгах разыграли даже драму человечества, испытавшего нехватку нефти. Но нам не показали только одного сюжета: дефолта стран Большой Семерки. Дефолта США. Развала пенсионных систем. Крушения тех государств всеобщего благосостояния, что сложились в 1945-1975 годах.

Между тем, этот сценарий обретает реальные черты с отчетливой быстротой. Но что может быть, если такое стрясется? Какие проекты и сценарии могут быть запущены?

ПОКА ГРОМ НЕ ГРЯНЕТ

В опережающие действия Запада я не верю. Сказывается и общая варваризация его жителей, и падение качества «элиты». Она будет бездействовать или принимать полумеры, покуда гром не грянет. Она изо всех сил сейчас пытается сделать вид, будто ничего не изменилось и старается продолжить все те же игры, что и до 2007-2008 годов.

Все-таки люди уж не те, что в 1930-е.

Рано или поздно, но Запад налетит на необходимость объявить дефолт по государственным долгам и признать то, что уже не может поддерживать работу пенсионных систем. И что необходимо понижать уровень жизни своих граждан.


ЕВРОСТРАДАНИЯ

Очень плохо придется Евросоюзу. Он станет мучиться, пытаясь спасти периферийные страны, висящие над пропастью дефолта. Естественно, за счет вливаний из экономик богатых стран - Германии и Франции. У него нет иного выхода: в долговые облигации стран-бедолаг вложены деньги банков богатых стран. Дефолт периферии грозит и крушением системы евро, и острейшим кризисом европейских банков. Спасение оных от крушения может потребовать лихорадочной работы печатного станка, а это сами понимаете, чем чревато...

Но долго спасать бедную европериферию богатые евространы не смогут. У них самих - громадные трудности в социально-экономической сфере. Тем более, что все эти испании-ирландии от оказываемой помощи примутся только задыхаться экономически, увеличивая общий долг и все время создавая угрозу дефолта. Начнутся трудности в Германии: там ребром встанет вопрос - либо немцы взбунтуются от ухудшающейся жизни и от краха пенсионной системы, либо прекращать спасать «братьев меньших» по Евросоюзу. Признаки этого уже есть. Переход Германии на изоляционизм вызовет цепную реакцию. Откажется от помощи и Франция, которой тоже плохо. Не поможет даже покупка Китаем долговых бумаг богатых стран ЕС. Встанет ребром вопрос: либо исключать из зоны евро бедные сраны европериферии и создавать клуб старых стран Европы с общей валютой - либо же самим выходит из зоны евро, возродив и марку, и франк. Положение усугубит то, что в долговой и пенсионный кризис угодит Италия (рождаемость в ней сейчас ниже, чем в скандинавских странах). Скорее всего, итальянцев тоже придется отделять от зоны евро, ибо ЕС не выдержит помощи еще и этой стране. От одной Греции чуть катастрофа не разразилась - а тут несколько «греций» сразу.

Видимо, создастся положение, при котором образуется более или менее благополучное ядро - остаток? - Европы. А южнее и восточнее - зона брошенных «недоевропейцев» с диктаторскими режимами «национального спасения». В Венгрии процесс уже начался. Как и в тридцатые, образуется пояс лимитрофов - нищие страны бывшего Варшавского договора со своими «отцами народа», жесткие режимы в Греции, Италии, Испании, Португалии.

Очень плохо придется Болгарии, Румынии и Венгрии. Они откатятся к своему положению в первой половине ХХ столетия: к статусу бедных аграрных стран. Но на сей раз - уже с вымирающим из-за малодетности коренным населением. О временах жизни при социализме, под эгидой СССР, там будут вспоминать с грустью. Даже если острый кризис заставит жителей сих стран снова рожать детей, на становление новой жизни уйдут мучительные десятилетия.

В самом лучшем положении окажутся дисциплинированные, социально программированные и умеренные чехи. Сохранив свою промышленность, они пригодятся Германии, окажутся включенными в ее орбиту. Промежуточное же положение ждет словаков и поляков. Выживать придется крайне трудно. Не исключаю того, что белорусская модель батьки Лукашенко станет в этой «младшей Европе» популярной и востребованной. Равно как и китайский опыт.

Заметим, что если русские смогут первыми опомниться, самоочиститься и приступить к строительству новой цивилизации, они действительно сумеют притянуть к себе не только Украину и Белоруссию, но и некоторые бывшие страны Варшавского договора/СЭВ. Наметки этого есть. Например, предлагаемый Павлом Тулаевым проект Великой Славии - союза славянских государств, во многом посторяющий очертания Совета экономической взаимопомощи, существовавшего до 1989 года. Но, увы, пока русские пребывают в кризисе более глубоком, чем Европа.

Не только восточноевропейцам придется туго. Испанцам и португальцам придется отчаянно бороться с сепаратизмом - и Каталонии, и Страны Басков, и Падании. Ибо развал этих стран только усугубит финансовые бедствия. Скорее всего, развалится Бельгия, что может вызвать острый долговой кризис ЕС (кто будет отдавать долги бывшей Бельгии?) и ускорит кризис Европы. Может быть, придется делить Бельгию (бывшие испанские Нидерланды и живой остаток Бургундии) между Францией и Голландией. Но и этим «большакам» придется очень нелегко.

СУРОВЫЕ ДЕСЯТИЛЕТИЯ

Но даже отрезавшись от «бедных родственников» в той или иной форме, Германия, Франция и Голландия продолжат испытывать системный кризис. Старение населения явно не остановится, никуда не исчезнет угроза того, что растущая армия пенсионеров буквально съест средства, нужные на инфраструктуру, образование, молодежную политику. Никуда не денется страшная проблема: как дать гражданам работу, коли реальный сектор уехал в Китай? То есть, нужно строить новую промышленность. А она возможна лишь на прорывных технологиях. Для чего потребны большие вложения в науку и самые передовые исследования. Но как быть, если деньги уходят на многочисленных пенсионеров, а крупный капитал, молясь на прибыль, менять ничего не хочет, продолжая работать с Китаем? (Повышение пенсионного возраста не решит проблемы, а лишь немного оттянет момент краха).

За все в этой жизни приходится платить. Старой Европе беспощадная жизнь предъявит длинные счета за десятилетия бездумного гедонизма. За нежелание целых поколений заводить много детей. За тупую ненависть к русским. За увлечение феминизмом и правами всяческих меньшинств. За деиндустриализацию и увод реального сектора в Китай. И на то, чтобы побороть эти последствия (даже в самом лучшем случае!) уйдут десятилетия тяжелого труда. А в худшем... Об этом - потом.

В лучшем случае для выживания понадобится вкалывать. Значит, придется лишать права голоса стариков - они не захотят жить на нищую «пайку», потому что деньги перенацеливаются с них на науку, образование и на пособия молодым на рождение детей. И одновременно - придется подавлять алчность капитала, привыкшего делать прибыли на выводе предприятий в Азию. Боюсь, что в этом случае в странах старой (Западной) Европы придется устанавливать что-то похожее на диктатуру каудильо Франко. Чтобы избежать социальной катастрофы, в меру прижав и народ, и капитал.

Спектр возможных в данных условиях действий не столь уж велик. Малодетных, а то и бездетных стариков (людей 1950 и последующих годов рождения) в Европе эпохи Великого Выживания станут «бархатно» морить, сажая на продовольственно-вещевые пайки. Синхронно понадобятся средства на повышение рождаемости. Самое простое - отмена пенсий и введение принципа «обратных алиментов», принуждающих молодых содержать своих родителей в старости. Так что если не хочешь в пожилые годы быть нищим - заводи как можно больше детей. А уж дети, выросшие в новом порядке, тоже вынуждены будут обзаводиться большим потомством. Как промежуточная форма такого порядка: пенсию от государства получит лишь тот, кто смог родить и воспитать не менее троих детей. Для всего этого будет введен новый принцип: политические права и право голоса станут иметь лишь те, кто платит налоги. Стало быть, из электората будут исключены пенсионеры и те, кто живет на пособия.

В дополнение к принципу «обратных алиментов» (или «пенсия в обмен на деторождение») кто-то введет и государственное стимулирование рождаемости в молодых семьях. То бишь, пособия и беспроцентные кредиты на каждое новое дитя (с повышающимся уровнем поддержки), жилье для молодых, налоговые вычеты тем, кто работает, ведет свое дело и растит не менее троих чад в своей семье. Как временная мера возможен вывоз в Западную Европу наиболее образованных, квалифицированных и трудолюбивых людей из бывших социалистических стран Восточной Европы. Ибо дыры на рынке труда лучше затыкать белыми чехами, словаками и поляками, а не марокканцами, турками и алжирцами.

Поняное дело, что такие меры в силах осуществить только жесткие политические режимы «постдемократий», подавляющие неизбежное недовольство изрядной доли населения. Привыкшего к прежним социальным льготам и к гедонизму, не желающего снижать свой уровень потребления. А это - усиление полицейских аппаратов, создание тайной политической полиции, механизм соответствующих репрессий, наделение привилегиями полноправных граждан: работающих, платящих налоги и многодетных. Само собой, такие режимы должны взять в ежовые рукавицы общины мусульманских мигрантов.

Подобным режимам придется вспомнить многое из опыта гитлеровской Германии, франкистской Испании или Италии времен Муссолини. То есть - на идеологическом, государственном уровне воспевать ценность трудовой умеренной жизни, крепость религии и семьи, национализм и даже расизм. Логичное продолжение сего: гонения на феминизм и педерастию, изничтожение всяких ювенальных бредней, восстановление роли мужчины: кормильца, отца, защитника и создателя всего необходимого. А это, кстати, и соответствующие изменения в системах образования и воспитания - с отказом от политкорректности.

Ибо ведь в то же самое время придется проводить и новую индустриализацию Европы. А это - неизбежно насильственная перековка новых варваров в работников. Их придется снова учить хотя бы в пределах нормального среднего образования 60-70-х годов ХХ века, направлять в центры профтехобразования, на общественные работы. Понадобится адский труд по возрождению системы подготовки инженерно-технических кадров. Придется решить вопрос больших вложений в научные центры, дать дешевые кредиты и прямые субсидии государства на строительство новых фабрик и заводов, оградив новый реальный сектор (на какое-то время) протекционистскими барьерами. Европейцам придется заново учиться шить себе обувь и одежду, делать тысячи нужных вещей. Придется жестко экономить энергоносители, сводя потребности в них к минимуму. Снова начнется производство долговечных, прочных вещей, настанет отказ от «одноразовости».

НАГЛЯДНЫЙ ПРИМЕР

Проиллюстрируем это на примере возможного будущего автопрома (Роман Назаров. «Автомобиль с открытым кодом» - «Популярная механика», ноябрь, 2010 г.) Итак, никакого больше безумия, когда люди меняют авто как одежду. Нельзя будет больше купить машину, исчерпать ее ресурс на 30-70% - а потом продать или выбросить на свалку. Автомобили с открытым кодом будут продаваться не прямо потребителям, а прокатным компаниям. В отличие от частных потребителей, такие компании заинтересованы в том, чтобы машины служили как можно дольше. Создается сеть сборочных предприятий (до 5000 тысяч сборок в год), каковые сдают готовые автомобили в аренду потребителям на 1-3 года. По истечении срока аренды износившиеся узлы машины заменяются на более современные, старые узлы - отдаются производителям на стопроцентную утилизацию. Срок службы постоянно усовершенствуемых машин доводится до 20 лет.

Британский конструктор гоночных машин Хьюго Споуэрс, создав авто на топливной кислород-водородной ячейке (1 л топлива на 100 км пробега) дополнил идею аренды машин идеей о том, что производители узлов сдают свои изделия сборочным заводам в лизинг. А после того, как узлы отработают ресурс - забирают их на утилизацию. Тогда производители будут заинтересованы в том, чтобы продлить ресурс узлов, стараясь спроектировать каждый узел так, чтобы его можно было легко разобрать для утилизации.

Таким образом, все будут заинтересованы в строительстве экономичных и долговечных автомобилей, способных к постоянному совершенствованию. Окажутся востребованными минеральные порошки, которые снижают износ деталей, уменьшают трение и снижают расход топлива/энергии.

Все это будет дополняться вполне нерыночными мерами принуждения к снижению удельного энергопотребления и расхода ресурсов (коридоры развития). Это создаст спрос на инновации, которые позволят, например, быстро и дешево строить качественное жилье или эффективно излечивать болезни при наименьших затратах.

Экономику придется разворачивать не на прибыль (она перестанет быть самоцелью), а на ресурсную эффективность и демографический рост. Относительно дорогая рабочая сила (производство-то в Китай больше не вынесешь!) заставит переходить к роботизации и к долговечности производимых изделий. А чтобы механизм естественного воспроизводства населения заработал, понадобиться не менее четверти века каторжной работы.

Естественно, изменится политическое поле. Старые политические партии в Европе не могут ответить на вызовы времени. А массы в Германии и Франции уже выходят на демонстрации с лозунгами «Не будем платить за ваш кризис!». Однако платить все равно придется. Левые в кризисной Европе неизбежно усилятся и радикализуются. Но им в противовес создадут неофашистские и неонацистские силы, ратующие за диктатуры национального спасения и за предотвращение гражданских войн вкупе с распадом привычных государств. Тут и капитал придется крепко брать пол уздцы, разворачивая его вглубь собственных стран.

Уменьшение политической вольницы будет компенсирована экономической свободой и свободой инноваций во имя народосбережения.


ЛУЧШИЙ ИСХОД ДЛЯ ЕВРОПЫ

Пожалуй, выше мы нарисовали лучший исход для Европы. В таком варианте возможно объединение самых энергичных и успешных в деле демографическо-экономического возрождения стран (с жесткими режимами) в некую конфедерацию Западной Европы.

Такой союз «постдемократических диктатур» (или республик, где полноправных граждан меньше, чем взрослого населения) может перейти к созданию общих программ европейского развития. Благо, есть опыт еще старой Западной Европы: создание сначала «Конкорда», а потом и широкофюзеляжных аэробусов, совместная работа над истребителем-бомбардировщиком «Торнадо», совместные проекты в электронике, науке, энергетике. Тут понадобятся усилия ради создания новой ядерной энергетики (быстрые нейтроны, подкритические реакторы с ускорителями на обратной волне, высокотемпературные реакторы, «атомные батарейки», дожигание отходов, замкнутый топливный цикл). Развитие принципиально новой энергетики. Общие космические программы. Программы по созданию людей новой расы (люденов), причем разными способами. Создание постчеловеческого будущего есть самый сильный вариант выхода из кризиса.

Туи же - программы по отключению механизмов старения. Биоинженерные и нанотехнологические проекты. Отдельная строка: совместные военные проекты, создание общего океанского и воздушно-космического флота, парка высокоточного скоростного оружия дальнего боя, боевых роботов.

Возможен вариант, когда такое развитие Западной Европы совместится с установлением успешной антикризисной диктатуры в США. И тогда постдемократическая Америка, сумев сохранить научно-технологическое лидерство и проведя новую индустриализацию, может стать для Западной Европы вождем и защитником. Объединившись с нею в некое содружество Большого Запада. Или же спасшаяся Западная Европа останется самостоятельной, а обновленные Штаты создадут Англосаксонскую Океанию (Америка, Канада, Англия, Австралия, Новая Зеландия). Или же европейцам - если американцы потерпят крах - придется существовать и выживать самим.

Дополнительным ресурсом выживания для такой жесткой Западной Европы могут послужить и нищие восточноевропейцы, и бедная, разваливающаяся Украина, и распавшаяся РФ. ВВ варианте полного упадка Русского мира).

Выживут европейцы, смогут вновь усилиться и размножиться - тогда через несколько десятилетий станет возможным смягчение политических режимов. Ибо подрастут новые поколения, привыкшие к труду, учебе, рождению детей и ответственности за свою жизнь. Однако эта жизнь уже не будет капитализмом.

Дополнительным фактором, подталкивающим Западную Европу к такому повороту событий, становится превращение Турции в новую силу. Сохранив рождаемость и активно развивая промышленность, турки объективно станут региональной сверхдержавой. Она будет обладать и внушительной военной силой, и приличной экономикой. Новая Турция объективно станет соперником европейцам. И претендентом на некоторые восточно- и южноевропейские земли.

Таким мне видится наилучший для Западной Европы вариант выхода из глубочайшего кризиса и выживания. Но он требует энергичности и ума, воли и умения отказаться от ложных политкорректных «ценностей», навязывавшихся долгими десятилетиями. Отказа от мягкотелости и квазигуманизма. В 1920-1930-е такие люди в Европе имелись. А вот сейчас... Вопрос! Осуществить жесткие меры тогда, когда так много стариков и так мало молодежи (а имеющаяся - сильно расслаблена и наркотизирована) - очень и очень нелегко.

И потому Европу может ожидать и худший вариант. Падение в социальный ад новых Темных веков.

НОВАЯ ТЬМА

Здесь наступит просто одичание. После жесточайшего кризиса начнутся судорожные попытки выживания на местах. Выдвинутся новые лидеры.

Часть стран просто распадется из-за того, что местные «лидеры выживания любой ценой» предпочтут отложиться от Берлина, Парижа, Лондона, Брюсселя, Рима, Мадрида (и т.д.), дабы попробовать наладить какую-то жизнь на местном уровне. Евросоюз превратится в какое-то подобие аморфно-рыхлой Священной Римской империи германской нации. В лоскутное одеяло из новых «стран» (прежних герцогств и графств по размерам), каких-нибудь вольных городов, университетов, коммун. Появятся какие-то теократии местного пошиба, секты со своими территориями. Какие-то анклавы создадут уцелевшие корпорации. В них власть и собствееность, как в путинской РФ, сольются. Между ними вкрапятся неомусульманские эмираты.

Поскольку мелкие образования не смогут обеспечить научно-технического развития и масштабных проектов развития, они неизбежно архаизируются. Жизнь станет беднее. На пару десятилетий (пока реалии не завставят неосредневековых европейцев вновь рожать деток) ускорятся процессы депопуляции. На это наложится поток мусульманских иммигрантов - ибо кому-то нужно будет заполнять вакансии на рынке труда. А жизнь в европейских лоскутьях, даже став хуже, один черт окажется лучше, чем в Африке и Азии. С другой стороны, продолжится экспансия китайцев. Они начнут заселять стареющую и пустеющую Европу, ставить в ней свои заводы и фабрики. Самому большому Китаю захватывать Европу впрямую не нужно: ему интереснее Сибирь, Казахстан, Персидский залив. И Африка.

В раздробленной, свалившейся в неосредневековую тьму Европе неминуемо придут в упадок и образование, и наука. Оживет мракобесие минувших эпох. Могут вспыхнуть и неофеодальные войны - за контроль над прибыльными территориями и предприятиями. Свой кусок успеют урвать и мусульмане, усилящие натиск. Если русские успеют подняться - то смогут вытянуть к себе из Европы самых ценных, пассионарных людей и даже взять под защиту часть этого континента. Если же и русские падут, обратившись в хлам, то настанет полный мрак. Впрочем, такой вариант может устроить США, в этом случае они останутся и оплотом Запада, и остром относительного процветания, и покровителем бедных европейцев.

Если же и Соединенные Штаты потерпят крах, то настанет общая Тьма. Мир попадет в в руки Китая. Тому останется только укрепляться, захватывать источники сырья, немного расширить жизненное пространство и наблюдать за агонией белого человечества. Ну, а с оставшимися мусульманами и африканцами китайцы разберутся. Они ведь политкорректностью не страдают, все некитайцы для них - всего лишь варвары и демоны.

Такими вижу варианты и сценарии для Европы.

Максим Калашников


Просмотров: 1322
Рейтинг: 5.0/1
Добавлено: 18.01.2011

Темы: Максим Калашников, Европа, Время великой расплаты, СССР, кризис
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]