19:21

Что такое государственный капитализм?

А.С.Пушкин и государственный капитализм

У пушкиниста от названия статьи должны волосы встать дыбом, и если он ещё не потерял дар речи, то обязан задать вопрос: "Какое отношение имел Пушкин к теории государственного капитализма?".

Ответ у нас готов: "Ровно такое, какое имеет государственный капитализм в его научном представлении к тому понятию "государственного капитализма", которым пользуются некоторые так называемые марксисты - то есть никакого." И хотя в статье мы покажем, что Пушкина мы помянули не всуе, и "госкап" и государственный капитализм тоже имеют некоторую связь, но основное содержание нашего ответа остаётся тем же: ни Пушкин, ни "госкап", ни государственный капитализм не имеют между собой никакой существенной связи. (Здесь и далее мы будем стараться называть научное понятие государственного капитализма его полным именем, а "государственный капитализм" в головах некоторых теоретиков - "госкапом").

То, что "госкаповцы" уклоняются от ответов на два основных вопроса: "Почему они называют "государственным капитализмом" не то, что понимали под этим понятием Маркс, Энгельс и особенно Ленин?", и "Каким образом в отсталой крестьянской стране (России) могла возникнуть исторически моментально самая высшая фаза капитализма, а после Августовской контрреволюции она деградировала в самую низшую фазу?" - ясно любому мало-мальски знающему читателю (и материалы в этом номере МЛ подтверждают это ещё раз).

Критика теории "госкапа" дана, также в статье В.Брянца "Опаснее врага" ("Просвещение", 2, 2001), или В.Исайчикова "Потерпел ли поражение социализм? (Ответ В.Хазанову)" ("Просвещение", 1,1996) и мы к критике по существу обращаться будем лишь по ходу рассмотрения другого вопроса: "Почему имеет своих сторонников теория государственного капитализма в СССР?"

Рассуждения о том, что эту теорию нам подсовывают наши классовые враги (об этом писал, например, А.Ерёмин в "…Изме", 3, 1995 - и это повторяется кое-кем до сих пор) мы рассматривать не будем - даже если такое иногда и случается, то существуют внутренние причины, по которым эти "вражеские" идеи находят отклик в среде коммунистов.

К классовой основе этих теорий мы вернёмся позднее, а сейчас рассмотрим две основных причины некоторой популярности этой теории: гносеологическую и психологическую.

В статье "Опаснее врага" сделан вывод, что гносеологические причины этих заблуждений кроются в непонимании классовой природы "советского" социализма. Натыкаясь на реальные границы между формациями, и госкаповцы, и "сталинисты" и "троцкисты" "никак не могут определить, что же это за граница и, и что же это за формация… И те, и другие не могут вырваться из рамок разработанной классиками одномерной схемы "капитализм - коммунизм… Формация, которая существовала в СССР и других соцстранах - это особая формация, действительно ранее не виданная и классиками не предусмотренная".(с9).

Очевидно, что не всякий коммунист и даже коммунистический идеолог в состоянии отступить "от Маркса", а, точнее, шагнуть вперед в указанном классиками направлении. Поэтому логические провалы в обосновании теории госкапа прикрываются "мостками", взятыми не из научного, логического аппарата, а из психологии; совершенно закономерно, что в этом случае знание заменяется мифом, верой. Этот момент был отмечен ещё в статье "Потерпел ли поражение социализм?", а выступление С.Губанова на семинаре (см. репортаж В.Ивановой "О теории государственного капитализма в СССР" в данном номере) ещё раз показывает психологическую (и идеалистическую) основу госкаповских заблуждений.

Идеалистический и метафизический характер теоретических построений противников существования социализма в СССР (и не только чистых госкаповцев) был показан в указанных статьях. Сейчас хотелось бы напомнить пару аргументов из этих статей.

"Кроме методологических ошибок, следует отметить, что в своих рассуждениях Хазанов недооценивает психологические моменты. (И это несмотря на то, что он полагает коммунистические идеи заложенными в сознание, то есть в психологию, большинства нормальных людей - прямо-таки психологический социализм, да и только!)… Смею утверждать …, что психологический диагноз … поставлен верно: им легче признать, что социализма не было, чем признать, что может существовать … (и существовал) неразвитый, уродливый социализм, а, главное, социализм, потерпевший поражение от "гадкого капитализма"."(с51). ("Просвещение" 1996г).

Практически те же самые психологические аргументы в защиту теории госкапа высказывал и С.Губанов: "… признать существование социализма в СССР - это признать, что социализм потерпел поражение, что социализм в любой момент может повернуть вспять, и это абсолютно невыигрышная позиция при работе с нашей социальной базой. Наш тезис снимает пораженческие настроения…". Близки к этому высказывания и В.К.Дяченко (см. репортаж В.Ивановой).

А вот здесь стоит вспомнить Пушкина: "Тьмы низких истин нам дороже нас возвышающий обман" - раз социализм хороший, прогрессивный, то он не может потерпеть поражение, а общественное развитие не может повернуть вспять… Раз Маркс сказал, что за коммунизмом наступит социализм (пролетарский, по-Марксу), то, стало быть, он и наступил. А что он не пролетарский, и что к нему выводы Маркса не применимы - это можно не изучать. Если Ленин иногда говорил нечто другое о классовом характере советского социализма, то легче об этом забыть, чем понять (в этом моменте гносеологические и психологические причины "госкаповских" заблуждений сплетаются воедино). Обратимся ещё раз к Ленину, к его известному анализу экономических укладов в послереволюционной России:

"1) патриархальное, т.е. в значительной мере натуральное, крестьянское хозяйство;

2) мелкое товарное производство (сюда относится большинство крестьян из тех, кто продаёт хлеб);

3) частнохозяйственный капитализм;

4) государственный капитализм;

5) социализм" (ПСС,36, с295).

Следует добавить, что каждому из этих укладов соответствует своя классовая структура, и, в общем, она весьма сложная. Известно, что так называемый класс крестьянства, существовавший во всех классовых обществах - это фактически несколько отличающихся друг от друга классов, Например, при капитализме его структура в разных странах различна, в Англии его уже давно фактически не существует, а в России, в которой процесс классообразования затянулся, Ленин выделял в крестьянстве фактически четыре класса: патриархальный (пережиток докапиталистических формаций), мелкотоварный (середняки), капиталистический (кулаки) и сельский пролетариат и полупролетариат (батраки). Аналогичный подход можно отметить и в классовом анализе рабочего класса: в котором ещёе до революции выделяются промышленный пролетариат (занят в крупном машинном производстве) и пролетариат мануфактурного и ремесленного производства (пережиток более ранних укладов или стадий развития). После победы социализма очевидно, что рабочие, занятые в социалистическом производстве (государственный сектор, крупное машинное производство) и рабочие, работающие на капиталиста-нэпмана или кулака (фактически - мануфактурно-ремесленное производство), а также занятые в концессиях (государственный капитализм), существенно отличаются по своему социальному положению. Однако Ленин, не углубляя анализа до таких частностей, выделил в классовой структуре главное: "... Спрашивается, какие же элементы преобладают? Ясное дело, что в мелкокрестьянской стране преобладает и не может не преобладать мелкобуржуазная стихия; большинство, и громадное большинство земледельцев - мелкие товарные производители". И самое интересное - Ленин дал точный психологический анализ причин заблуждений "левых коммунистов": "Во-вторых, они обнаруживают свою мелкобуржуазность именно тем, что не видят мелкобуржуазной стихии, как главного врага социализма у нас...." [ПСС, т.36,295-296].

Вот эту методологию и следует применить к нашим госкаповцам - они не видят мелкобуржуазной природы советского социализма потому что они сами являются выразителями мелкобуржуазных настроений. И не случайно, что во время дискуссии о государственном социализме и госкаповцы, и сталинисты были удивительно едины в оценках истории Советского Союза: высший период - 30-50-е годы, то есть именно тот период, когда крестьянство составляло более половины населения страны, и которое, даже будучи колхозным, сохраняло значительную часть своего мелкотоварного уклада. Это частное мелкотоварное производство на приусадебных участках (или другим способом) питало и питает как своевольный анархизм (госкаповцы), который видит главным недостатком советского социализма не неразвитость производительных сил, доставшихся этому социализму по наследству, а "наёмный характер труда" (т,е. вторичные юридические формы), так и преклонение перед бюрократическим диктатом - сталинисты.

Не случайно, кстати, что Сталин, например, в 1926 г. (через 3 года после ленинского предупреждения о возможности мелкобуржуазного перерождения партии) в докладах и резолюции XV партконференции "Об оппозиционном блоке в ВКП(б)" отрицал такую опасность, а в книге вождя ливийского патриархально-мелкобуржуазного социализма М.Каддафи ("Зелёная книга") даже нет понятия "мелкая буржуазия".

Не случайно также, что госкаповцы не могут создать ни одной сколько-нибудь значимой политической партии - анархическая мелкобуржуазность плохо совмещается с партийной дисциплиной.

Точно также не случайно, что сталинисты создают не демократические партии единомышленников, а "ордена меченосцев" с военной дисциплиной, поддерживаемой насилием вплоть до физического уничтожения инакомыслящих однопартийцев.

И то, и другое течение мелкобуржуазного социализма питаются той мелкобуржуазной средой, которая не только сохраняется в современном капиталистическом обществе, но которая на капиталистической периферии ввиду возрастающей деклассированности общества (а в бывших странах социализма - и ввиду прямого роста численности этих слоёв) становится всё более многочисленной, всё более необеспеченной нормальным существованием, и влияние которой неминуемо будет периодически захлёстывать рабочий класс, внося в него различные мелкобуржуазные шатания.

Хотя бюрократический сталинизм до сих пор представляет основное мелкобуржуазное (и в некоторых случаях даже патриархально-мелкобуржуазное) социалистическое идейное течение, не следует оставлять без внимания и другие мелкобуржуазные завихрения, борьбу с которыми пролетариату и его партиям придётся вести до тех пор, пока существует сама мелкая буржуазия, само мелкотоварное производство.

В.Исайчиков



О теории государственного капитализма в СССP

17 мая в политклубе КПС обсуждалась тема "О теории государственного капитализма в СССР", вёл заседание В.С.Уваров.

С основным докладом выступил С.С.Губанов (ОФТ), который заявил, что оценка природы советского общественно-экономического строя принципиально важна для развития всего мирового рабочего и коммунистического движения, а затем довольно невнятно пересказал свою статью "Госкапитализм и социализм: продолжение дискуссии" ("Что делать?", N17, декабрь 2001). Он особо отметил, что понятие госкапитализм применимо только к СССР периода 30-50х годов, а распространение этого понятия на другие периоды истории СССР и другие страны - абсолютно неверно. 30-50-е годы и годы 80-е - это диаметрально, кардинально противоположные ситуации, сталинский период он назвал пиком госкапа, а период с 60-х годов - началом буржуазной реакции. Он вспомнил несколько цитат из Ленина о том, что с социализму можно придти только через государственный капитализм. Возражения против того, что в СССР был социализм он свёл к наемному характеру труда, наличию критерия прибыли и др, но потом заявил, что признание социализма в СССР - это признать, "что социализм потерпел поражение, что социализм в любой момент может повернуть вспять, и это абсолютно невыигрышная позиция при работе с нашей социальной базой. Наш тезис снимает пораженческие настроения." Далее он говорил о наличии в СССР антагонистических противоречий между частным капитализмом и государственным, о частнокапиталистическом базисе и государственно-капиталистической надстройке, о балансовой капиталистической собственности, о надстроечном госкапе, державшемся только на внеэкономическом насилии.

Из вопросов к Губанову отметим следующие: С.В.Христенко (ВКПБ): "Кто и когда выдвинул гипотезу о госкапе?" - Губанов сперва заявил, что не надо намекать, что это сделал Троцкий, а потом все-таки сказал, что никто (?!). "Каковы характерные признаки социализма в Вашем понимании? Пути его достижения?" - "Переход к экономике свободного времени, отрицающей наемный характер труда, а способ перехода - компьютеризация процесса труда". В.Ф.Исайчиков (Марксистская платформа): "Как вы можете объяснить переход к высшей стадии капитализма (каким Вы назвали госкап) России, страны слаборазвитой, преимущественно крестьянской?" - " В стране существовал ряд трестовских структур, железные дороги и др." "Известно ли Вам, что теория госкапа не принимается ни большей частью коммунистического движения, ни широкими массами?" - "Джордано Бруно тоже в свое время не понимали". Т.М.Хабарова (Большевистская платформа): "Как по-вашему будет выглядеть первый этап социализма?" - "Это будет та же самая сталинская модель, но экономически модифицированная". Ю.Люляев (б/п): "Почему то, что было в СССР не является социализмом, Вы сказали ясно, но почему то, что было в СССР, Вы охарактеризовали именно как капитализм, раз в СССР не было критерия прибыли как основного?" - "Критерий прибыли - не самое главное, главное, что в СССР было производство прибавочной стоимости". А.С.Барсов : "Почему Вас не устраивает ленинский анализ советского социализма"? - "Он отсталый по времени, Ленин не мог его дать, так как период госкапа наступил уже после его смерти".

После ответа на вопросы Губанов покинул политклуб.

Ф.Г.Рябов, историк, отметил абсолютную неисторичность подхода Губанова, о необоснованности отрыва периода 30-50-х годов от предыдущего и последующих, об игнорировании Губановым слов Маркса и Энгельса о неизбежном управлении общественной собственностью при социализме с помощью государства, об игнорировании им социальной направленности советской экономики, о том, что лозунг "неправильного социализма" был подброшен с Запада. Когда на митингах направляли филиппики против привилегий партноменклатуры и 4 управления Минздрава, он, как сотрудник Института марксизма-ленинизма, лечился в этой системе, и заметил, что до 80% пациентов составляли лица не из номенклатуры, вплоть до истопников и уборщиц.

Т.М.Хабарова утверждала, что Губанов совершенно неверно понимает, что такое госкапитализм, его определение полностью расходится с ленинским. Губанов игнорирует то, что всякая форма собственности действует только в паре с системой распределения, а в ней в СССР капиталистического ничего не было. Далее она "села на свой любимый конёк" - перешла к двухмасштабной системе цен при Сталине и выразила удовлетворение, что Губанов не видит другого выхода, как возврат к сталинской модели, и разделяет точку зрения, что советский строй сам по себе не мог деградировать.

С.В.Христенко назвал доклад крайне пустым и путаным, но поскольку сейчас не время баррикад, а время понимания и осмысления, то нужно разбираться. Он не согласился с критикой Губановым советского социализма, хотя и признал его правоту в отдельных частных случаях.

А.С.Барсов заявил, что как споры о допустимости или недопустимости рынка при социализме, так и спор о наличии в СССР государственного капитализма - это увод от реальной действительности на много лет на решение уже решенных проблем. Первым о госкапе сказал Энгельс - он так охарактеризовал "прусский социализм" Бисмарка, национализировавшего железные дороги и установившего ряд госмонополий, и охарактеризовал советский период как одну из форм утопического социализма.

В.И.Дьяченко нашел причину заблуждений Губанова в том, что мы неверно понимаем слово "социализм", и предложил в дальнейшем отказаться от него, говоря только о первой фазе коммунизма.

Н.Г.Кремлёв заявил, что слово госкап он сказал ещё раньше Губанова, и изложил весь ход исторического развития человечества и соответствия производительных отношений уровню развития производительных сил, особенно упирая на возросшую роль интеллектуального труда.

В.Ф.Исайчиков напомнил, что ответ госкаповцам дан в последнем номере журнала "Просвещение", обратил внимание на догматический, поповский стиль выступления Губанова, который в своей обширной статье не дал ни одной цифры, не сделал никакой попытки классового анализа общества, зато десяток раз повторил слова "абсолютно", "категорически", "совершенно адекватно" и др.. Конечно, можно написать книгу о квантовой механике и без единой формулы, но для этого нужно быть великим Де Бройлем, а Губанов элементарно жульничает, когда ссылается на ленинские цитаты о госкапе, так как понятие "госкап" у Ленина и у Губанова совершенно не совпадают. Исайчиков согласился с оценками Барсова о том, что теория госкапа - это увод от решения уже решенных проблем; Рябова - о неисторичности подходя Губанова; Кремлёва - о необходимости придерживаться положения о соответствии производственных отношений уровню развития производительных сил, привел ленинский анализ классового состава России в 1918г. и заявил, что социализм в СССР имел мелкобуржуазный характер, как и нынешние две якобы противоположные тенденции - сталинистов и госкаповцев, которые, однако, приходят к одинаковым выводам о том, что сталинский социализм был пиком в развитии советского социализма, и нужно возвращаться к сталинской модели. Какой социализм мог быть в СССР в начале 30-х годов при подавляющем ручном труде в сельском хозяйстве, в котором колхозы появились раньше, чем тракторы? Какой социализм мог быть в Кампучии при полном отсутствии рабочего класса? Не правы ни госкаповцы, которые относят госкапитализм к капиталистической общественной формации, ни сталинисты, которые утверждают, что социализм в СССР был именно "по Марксу и Ленину". Это была особая формация мелкобуржуазного социализма, и был ли его крах неизбежен, ответа абсолютного дать нельзя - Китай как раз сейчас усиленно развивает настоящий госкапитализм (не по Губанову, а по Ленину), и пока этот процесс не завершён.

В.К.Дяченко. Социализма в СССР не было, поэтому нельзя говорить о его поражении. Госкапа по Губанову у нас тоже не было. У нас был государственный социализм. Мы свихнулись с пути пролетарского социализма. Государственный социализм был обречен на гибель, сталинский период - восходящая его ветвь, затем - нисходящая.

А.В.Хало обратил внимание на ненаучный характер дискуссии, так как кроме Исайчикова никто не обращал внимания на другие выступления, не анализировал их, подчеркнул неясность применяемой терминологии и отметил, что ни Губанов, ни другие сторонники госкапа не дали ответа на то, как в их концепции капитализм в СССР от его высшей стадии - госкапа, упал до самой низшей - эпохи первоначального накопления капитала.

Опоздавший И.Б.Самойлов удачно проманипулировал с ленинскими цитатами, убедительно возразил ими Губанову, неожиданно даже для себя подтвердив правильность позиции Исайчикова.

Ю.Люляев согласился с доводами Губанова, что в СССР не было социализма, так как Губанов понимает социализм практически равный коммунизму, а его уж точно не было в СССР. Он отметил также, что госкап (скорее в ленинском понимании, чем губановском) - это абстракция, в чистом виде не существовавшая и которая в чистом виде существовать и не может, ибо частный капитал госкапом не уничтожается. Он не согласился с Губановым, что в СССР не было ярко выраженных социальных приоритетов (хотя и непоследовательных).

Уваров, подводя итоги дискуссии, подчеркнул, что теория госкапа сама по себе не убедительна, но она постоянно возрождается в разных видах из-за пробелов в теоретической работе коммунистов.

В.Иванова

Марксистам в кавычках и без кавычек

Известно, что марксист лишь тот, кто смотрит на жизнь глазами пролетариата, кто ясно определяет из широкого, постоянно меняющегося, круга задач, стоящих перед классом, ту главную, без решения которой, нельзя решить ничего. Наверное, никто не станет возражать, что такой задачей сегодня вновь является завоевание политической власти пролетариатом, совершение новой пролетарской революции.

Но посмотрим, о чём толкуют наши “мыслители”, “философы”, “учёные”, что не даёт им покоя? Их мучают Сталин, Троцкий, госкапитализм, товарно-денежные отношения, глобализм, КЗоТы, тарифы… Обширны, причудливы интересы наших “марксистов”, особенно замечательна здесь дискуссия вокруг госкапитализма – она наиболее ярко высвечивает мутные глубины “светлых” голов теоретиков.

Уточним терминологию – без этого просто невозможно понимать друг друга. Спросите, к примеру, у 10-ти человек, считающих себя марксистами, что есть "социализм" и вы получите 12 различных ответов, а ведь это базовое, ключевое понятие. Выясним, что в социализме есть главное, на чём, как на фундаменте покоится политика, экономика, законодательство, нравственность,…– весь непростой, противоречивый уклад пролетарского (социалистического) общества.

Началом, основой всему в социализме является твёрдая рабочая власть, – всё остальное выстраивается, вырастает из неё. Это не упрощение, не начётничество, иначе первым начётчиком здесь был бы сам Маркс: “Социализм есть объявление непрерывной революции, классовая диктатура пролетариата (курсив Маркса) как необходимая переходная ступень к уничтожению классовых различий вообще…” (“Классовая борьба во Франции с 1848-1850г.г.”, т.7, с. 91) Вслушайтесь, читатель: “Целью Общества (“Всемирного Общества коммунистов-революционеров”) является низложение всех привилегированных классов, подчинение этих классов диктатуре пролетариев путём поддержания непрерывной революции вплоть до осуществления коммунизма, который должен явиться последней формой устройства человеческого рода…” (там же, с. 351)

Теперь выясним, есть ли разница между низший фазой коммунизма, социализмом и советской властью – здесь тоже сколько "философов", столько и мнений.

А напрасно, ибо: "То, что обычно называют социализмом, Маркс называл "первой" или низшей фазой коммунистического общества". (“Государство и революция”, гл.V, п. 4). Иными словами, это переход общества из одного состояния в другое: из капитализма в коммунизм, от классовости к бесклассовости, причём вся эта историческая полоса является эпохой диктатуры пролетариата. А поскольку и советскую власть Ленин определял не иначе как "государственную форму диктатуры пролетариата", то не можем ли мы сказать, что социализм есть вопрос, прежде всего, ПОЛИТИЧЕСКИЙ, что рассуждать о госкапитализме, экономике, КЗоТах..., не затрагивая, не решая вопроса власти, значит, вольно или невольно, но работать в угоду буржуазии? Не этим ли занимаются наши “герои”?

Конечно, полезным может оказаться разговор и о вещах второстепенных, если только он ведётся по-марксистски грамотно. Как же ведут его многоумые “теоретики”?

Кто-то круто считает, что в СССР был не социализм, а госкапитализм, то есть высшая, самая совершенная ступень в развитии капитализма… Но если они правы, то как объяснить, что в результате горбачёвской, несомненно, буржуазной перестройки госкапитализм в СССР деградировал именно в первую, низшую стадию капитализма? Ведь в России и сейчас практически отсутствует капиталистическая конкуренция, что является стадией первоначального, свободного накопления капитала, которая шла в истории вслед за крушением феодальных отношений. Как объяснить сей феномен, ссылаясь на Маркса-Энгельса-Ленина?

К сожалению, ответа у классиков нам не найти – не наблюдали, не исследовали они подобные кульбиты истории. Это нам понимать, нам осмысливать новейшую историю и сегодняшний день. Давайте займёмся этим вместе, тем более что направление в исследовании вопроса нам уже задано:

"Один остроумный немецкий социал-демократ 70-х годов прошлого века назвал почту образцом социалистического хозяйства. Это очень верно. Почта есть хозяйство, организованное по типу государственно-капиталистической монополии... Перед нами высоко технически оборудованный механизм, который вполне могут пустить в ход объединённые рабочие". (Государство и революция, гл.3, п.3) Как видим, Ленин не боялся, а как бы даже приветствовал здесь госкапитализм. “В Германии мы имеем последнее слово современной капиталистической техники и планомерной организации, подчинённой юнкерски-буржуазному империализму... Поставьте на место государства военного, юнкерского, буржуазного государство советское, т.е. пролетарское и вы получите всю сумму условий, которая даёт нам социализм”. Это мы читаем в работе “О "левом" ребячестве и мелкобуржуазности” (1918г.), то есть уже после революции. Не слышится ли и здесь сожаление, что Россия не дожила, не доразвилась ещё до настоящего госкапитализма? В "Грозящей катастрофе и как с ней бороться" Ленин говорит ещё лаконичнее: “Социализм есть ничто иное, как ближайший шаг вперёд от государственно-капиталистической монополии”. О каком шаге идёт речь? О революции, об установлении пролетарской власти в обществе – вот что важно для Ленина, а в отношении самого госкапитализма у него нет никаких волнений.

Наши “философы” считают иначе. Но, господа “учёные”, элементы государственного капитализма как естественная ступень в развитии производительных сил начали возникать ещё в XIX веке и с тех пор повсюду теснят частнособственнический капитал, а порой (что очень важно!) и отступают перед ним. Не следует ли из этого, что дело вовсе не в госкапитализме как таковом, а в том, какому классу подчинено само государство, т.е. в чьих руках находится власть?

Но “мыслители” самозабвенно ищут не там, где потеряли, причём как “госкаповцы” , так и “антигоскаповцы”. Те и другие одинаково морочат головы рабочим, при этом считая, конечно, себя самыми лучшими, самыми любимыми, их друзьями...

В пору борьбы с "левым" и "правым" уклонами в партии, Сталин на вопрос, а какой из них хуже, ответил: "Оба хуже". Это прямо о наших "героях". Годами, десятилетиями сравнивать социализм с госкапитализмом... Интеллектуалы не в силах постичь, что социализм – это общественно-экономическая формация, а госкапитализм – лишь форма собственности на средства производства в другой формации и сравнивать их всё равно, что сравнивать, скажем, ДОМ с конкретным КИРПИЧОМ в другом доме. Логическая несуразица фантастическая!

Что следует понимать о госкапитализме, если быть марксистом?

В полном, законченном виде государственный капитализм означает, что всеми средствами производства владеет, распоряжается государство, – никакого иного содержания в этом понятии нет. На практике же государство владеет не всеми, а частью производительных сил, которая, в свою очередь, может, как возрастать, так и убывать в объёме. Наглядно это демонстрирует Англия, где одни правительства национализируют отдельные отрасли экономики, а другие, наоборот, проводят приватизацию тех же отраслей, например, угольной. Цель таких перемен экономического курса очевидна: оба эти процесса одинаково приносят громадные прибыли британской буржуазии. За всё расплачиваются бюджет, налогоплательщики, а больше всего - пролетариат… Какой здесь урок пролетариату?

А такой, что госкапитализм - это и не хорошо и не плохо, что никакой опасности или сакраментальной тайны в нём нет, важно лишь то, как его (как форму собственности) использует себе на пользу господствующий класс. Буржуазия (по Марксу) – для извлечения максимальной прибыли из производства. А пролетариат?

Действительно, как и во имя чего должен использовать госкапитализм пролетариат, ведь в прибыли для него (как класса, как единого целого) смысла нет.

Преимущества государственного капитализма пролетариат должен использовать для другого: для роста эффективности производства – в этом его коренной экономический интерес, главная экономическая задача. В силу чего к госсобственности пролетариат должен относится столь же гибко, как и буржуазия: если надо, применять и отказываться от неё (как было, например, с НЭПом). Но действовать при этом он должен уже не как буржуазия, а в рамках и соответствии с ОСНОВНЫМ ЗАКОНОМ СОЦИАЛИЗМА, реализация которого только и обеспечивает пролетариату достижение его классовых целей: построение бесклассового коммунистического общества.

Впрочем “знатокам” марксизма данный Закон не ведом, – он же не сформулирован классиками! Нет его и в разливанном море современной “марксистской” литературы. А между тем Основной закон социализма известен, точен, ясен: им является “Распределение труда и продуктов производства в интересах общества в целом, стимулирующее рост общественного благосостояния и общественного сознания”. (“Второй коммунистический манифест” [ВКМ], гл.II) Только при таком распределении труда и его продукта общество способно неостановимо, бесповоротно двигаться в коммунистическое будущее.

Зная это, мы можем с уверенностью сказать, был ли в СССР социализм, если да, то в какой мере, в каких формах, до каких пор? Например, при Ленине и Сталине Основной закон социализма, несомненно, исполнялся. Как они этого добивались, какие у них были ошибки, во что это обходилось пролетариату и обществу – разговор особый. Начиная же с Хрущёва, всё поворачивалось вспять вплоть до полного, абсолютного краха социализма…

* * *

Марксизм учит, что экономической основой социалистического (пролетарского) общества служит монопольный государственный капитализм, что социализм вообще есть тот же капитализм, только с пролетариатом-хозяином во главе. Но, в отличие от буржуазии, пролетариату осуществлять свою власть, свою диктатуру неизмеримо сложнее: он неимущ, рабочим нечем оплачивать, а значит экономически контролировать работу государства, чиновничества. Не утопия ли вообще рабочая власть?

Не утопия. Рабочие сильны своей организованностью, готовностью к коллективным действиям и самими действиями. Именно высочайшая организованность миллионов и десятков миллионов пролетариев есть то, что называется диктатурой пролетариата, “низшей фазой коммунизма”, социализмом или, как мы теперь говорим, пролетаризмом.

“Хозяин тот, кто распределяет блага” (ВКМ, гл.II), – являлись ли с данной точки зрения рабочие хозяевами в СССР? Нет, распределением благ (кстати, производимых пролетариатом!) всегда ведали начальники, чиновники, партия, государство… - так было во всех социалистических странах в течение всего XX-го века. Не говорит ли это о том, что Октябрьская революция смогла дать миру лишь такой социализм, в котором, к сожалению, не было реализовано первое, необходимое его условие: в нём не было только “организованного в господствующий класс пролетариата”! Не данное ли обстоятельство послужило причиной конечной гибели Октября?

Почему так сложилось, возможен ли был объективно другой, менее трагичный ход истории – вот над чем поразмыслить бы “теоретикам”.

Отметим два важных момента:

1. диктатура пролетариата, а значит, и социализм, советская власть, низшая фаза коммунизма – это такая система общественных отношений, такая государственность, такая правовая, законодательная, духовная и какая угодно основа общества, при которых воля пролетариата (как класса) исполняется неукоснительно;

2. сегодня следует признать, что по историческим масштабам 1917-ый год в действительности оказался 1905-ым годом, – то есть прологом, той ГЕНЕРАЛЬНОЙ репетицией перед новой Волной пролетарских революций, после которой отката в прошлое уже не будет. "Вся история классовых битв пролетариата вообще есть сплошная цепь из побед, порой блистательных, как Парижская коммуна и наша Октябрьская революция, и следующих за ними столь же сокрушительных поражений. Но каждый этап этой исполинской борьбы поднимал и продолжает Поднимать пролетариат на новую высоту, вооружая его бесценными знаниями для побед в следующих битвах". (из программы Партии диктатуры пролетариата (ПДП))

Вспомним, что "В массовом революционном движении, хотя оно и не достигло цели, он видел громадной важности исторический опыт, известный шаг вперёд всемирной пролетарской революции, шаг практический, более важный, чем сотни программ и рассуждений. Анализировать этот опыт, извлечь из него уроки тактики, пересмотреть на основании его (вдумайтесь, догматики) свою теорию – вот как ставил свою задачу Маркс". (Государство и революция, гл. III, п. 1). Так же ставил свою задачу Ленин.

А какие уроки из истории извлекаем мы?

Рассмотрим с высоты нашего времени вопрос, требующий сегодня самого подробного и точного решения: вопрос о вожде, организаторе класса – о Партии.

Решение всякого вопроса наступает тотчас же вслед за точной его постановкой. То есть, здесь нет пустяков, здесь важно всё от самого названия партии до верного понимания её роли, места и значения во всей грандиозной системе диктатуры пролетариата. Каковы должны быть отношения партии и класса? Партии и интеллигенции? Партии и государства? Какова должна быть диалектика внутренней жизни самой партии, чтобы в случае ухода лидера она быстро находила, выдвигала из своих рядов (не хрущёвых, брежневых, горбачёвых…), а новых, материалистически, по-марксистски мыслящих, вождей? Это необходимо и при возможном несоответствии действующего генсека новым требованиям, новым условиям очередного этапа социалистического строительства. Всё это должно быть обеспечено жёсткими нормами внутрипартийной жизни, а не декларациями, не благими пожеланиями её вождёй.

А вот и наиважнейший, поставленный самой жизнью вопрос: должна ли партия брать в свои руки власть? История XX-го века более чем убедительно показала, что такая партия, сращиваясь с государством, неизбежно превращается из руководящей пролетариатом, в правящую, повелевающую им и обществом. Духовная, идейная смерть диктаторствующей партии неотвратима: она со временем становится лишь сытной кормушкой для своих членов, в особенности для партчиновников всех уровней (“пакетные деньги”, “кремлёвки”, закрытые распределители, “телефонное право”, масса других явных и тайных привилегий).

Не партия, а сам организованный пролетариат должен быть правящим, – в этом вся идея, вся суть, весь смысл социализма. Обеспечить же это пролетариату может партия, которая не садиться в кресла, не рвётся к власти, благам сама, – “чтобы вести за собой голодных, надо голодным быть самому”. (Программа ПДП)

Члены партии – это гвардии рядовые пролетарской армии. Лишь не отрываясь от класса, а являясь его частью, действуя в вместе с ними, в его интересах, под его контролем, партия может быть застрахована от перерождения, лишь в таком случае явится подлинным организатором, вождём класса. Почти столетие затратила история на то, чтобы пролетариат предельно ясно осознал великую истину марксизма, что властью делиться ни с кем нельзя. Это должна понять и партия, иначе её ждёт тот же бесславный конец, что постиг, некогда легендарную, изумительную по революционности РСДПР(б) – она, в конечном счёте, потому выродилась в чудовищную феодальную КПСС, что стала правящей.

“Власть развращает, абсолютная власть развращает абсолютно!” (Маркс). Это действительно справедливо в отношении кого угодно и чего угодно, но только не в отношении объединённого, организованного рабочего класса, потому что “власть такая привилегия, которая не может испортить, обуржуазить только сам пролетариат”. (ВКМ, гл.V)

Вот о чём бы повести самый заинтересованный горячий разговор нашим марксистам в кавычках и без кавычек. Но у них очередной теоретический зуд: “глобализация”, цена которому ни чуть не выше теоретического блуда вокруг госкапитализма.

Г.Исаев (Самара)

Примечание редакции. Мы обещали Г.Исаеву, что опубликуем его статью с нашими комментариями, и постараемся сделать это в следующем номере МЛ.


Просмотров: 1994
Рейтинг: 5.0/1
Добавлено: 06.11.2010

Темы: социализм, Ленин, СССР, марксизм, капитализм, Что такое государственный капитализ
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]