03:00

КРИЗИС ШЕСТОГО УКЛАДА: ПРОЗРЕНИЕ 1913 ГОДА

Злая ирония судьбы заключается в том, что выход из нынешнего системного кризиса глобального размаха кроется в переходе на технологии Шестого уклада. И этот же переход невозможен без изменения социально-экономического строя. Без социалистической (вернее – нейросоциалистической) революции. Ибо в рамках капитализма Шестой уклад превращается в страшное бедствие. В еще один кризис из «букета» Мегакризиса.
Это провидел великий Герберт Уэллс (1866-1946 гг.) еще в 1913 году. Как оказывается сегодня, временами сей гений смутно прозревал реалии не только ХХ, но уже и нынешнего столетия.

 

ИНТРО


Перечитал роман «Освобожденный мир» Уэллса (1913) сегодня – 28 лет спустя. Посмотрел на него глазами 44-летнего человека, живущего в 2010-м. И поразился актуальности книги.
К Уэллсу я вообще отношусь крайне серьезно. Если он смог в «Войне миров» (1896 г.) увидеть реалии двух будущих мировых войн, то это обо многом говорит. Будущее тоже отбрасывает тень – в прошлое и наши дни. Особо ценен тот, кто может зрить эту таинственную тень. Тем серьезнее нужно отнестись к пророчествам Уэллса из малоизвестного нынче романа, а по сути – философского трактата.
Итак, в книге человечество овладевает дешевой неисчерпаемой атомной энергией (середина ХХ века по роману). Люди получают океаны почти даровой энергии и компактные двигатели. Закрываются целые отрасли старой индустрии. Наземный транспорт заменяется дешевым воздушным. Резко падает потребность экономики в рабочих: новым заводам просто не нужно столько рук. В общем, это очень напоирает то, что ждет нас при переходе в реалии Шестого технологического уклада. Но вот беда: при этом господствует капиталистический строй. И приходит огромная беда…

ЮДОЛЬ ЛИШНИХ…


«…Эта лихорадочная предпринимательская деятельность, это устремление в небо богатых счастливцев (теперь каждый большой город походил на муравейник, обитатели которого научились летать) составляли светлую сторону первого этапа новой эры в истории человечества. Но за этим блеском можно было различить сгущающуюся тьму, растущее отчаяние. Наряду с колоссальным развитием производства шло гигантское уничтожение былых ценностей. Пылающие огнями фабрики, которые работали день и ночь, сверкающие новые автомобили, которые бесшумно мчались по дорогам, стаи стрекоз, которые парили и реяли в воздухе, - все это было лишь мерцанием ламп и огней, загорающихся, когда мир погружался в сумрак и ночь. За этим слепящим сиянием зрела гибель, социальная катастрофа. В ближайшем будущем ожидалось закрытие всех угольных шахт; огромные капиталы, вложенные в нефть, уже не могли быть реализованы; миллионы шахтеров, рабочих прежних сталелитейных заводов, бесчисленное множество неквалифицированных и низкоквалифицированных рабочих в самых разных областях промышленности вышвыривалось на улицу, так как новые машины несли с собой гораздо большую производительность труда.
Быстрое падение стоимости перевозок губительно отражалось на цене на землю во всех густонаселенных областях. Существующие дома обесценивались. Золото стремительно дешевело. Все виды обеспечения, на которые опиралась всемирная кредитная система, утрачивали былую надежность и незыблемость – банки были накануне краха, на биржах царила паника – такова была изнанка блестящего фасада эпохи. Таковы были черные и чудовищные последствия «Прыжка в воздух»…
…Человечество не было готово к тому, что произошло; казалось, человеческое общество разлетится вдребезги благодаря собственным великолепным достижениям.
Весь этот процесс шел вслепую. Никто даже не пытался заранее установить, какие перемены может произвести этот неиссякаемый источник дешевой энергии в жизни планеты. В те дни мир вовсе не управлялся – в том смысле, в каком это слово стало пониматься позже. Управление покорно следовало за событиями, вместо того, чтобы планировать их; риторика, консерватизм, неслаженность, слепота, бездумность, творческое бесплодие – вот что характеризовало правительства тех лет. Во всем мире … управление находилось в руках касты законников (юристов – М.К.) – единственной касты, воспитывавшейся для этого и потому имевшей неоспоримое преимущество перед всеми другими. Получаемое ими профессиональное образование и все даже самые мельчайшие детали той удивительно наивной избирательной системы, при помощи которой они добирались до власти, заставляли презирать факты реальной жизни, страшиться всякого воображения, алчно гнаться за личной выгодой и подозревать заднюю мысль за любым благородным или великодушным поступком. Управление было тормозом в руках энергичных фракций, прогресс шел вне общественной деятельности и вопреки ей, а законодательство представляло собой запоздалое и до предела искаженное признание потребностей, настолько настоятельных и неотложных, и фактов, настолько властно утвердившихся в действительности, что даже судьи в своем глухом уединении осознавали их появление, поскольку они уже начинали угрожать самому существованию политической машины, которая иначе не соблаговолила бы обратить на них ни малейшего внимания.
Мир управлялся настолько мало, что нам по-прежнему приходится рассказывать о нищете, голоде, злобе, хаосе, столкновениях и неизбывном страдании, несмотря на наступление изобилия, когда в распоряжении человечества оказалось все необходимое для удовлетворения его потребности, все необходимое для осуществления его заветных целей и стремлений. Не существовало никакого плана для правильного распределения этого огромного нового богатства, которое наконец стало доступно людям, и никто даже не догадывался, что такое распределение возможно…»
Учтите – это увидело свет почти век назад!
В НАШИ ДНИ
Картина, нарисованная Уэллсом, может стать реальностью в наши дни. Представьте себе, что ждет мир позднего капитализма, когда в нем появятся нанотехнологические материалы, заменяющие сталь. Неогневая энергетика. Дешевые самолеты-аэрокары типа «Ларк». Гибридные летательные аппараты с большой грузоподъемностью, не нуждающиеся в аэродромах. Струнный транспорт Юницкого и его сеть «Транснет». Роботизированные производства. «Закрывающие» технологии в медицине. Электронные системы, заменяющие орды чиновников (о чем писал ныне покойный Александр Нариньяни). В сельском хозяйстве процесс зашел уже далече: стали реальностью громадные фермы – когда 12 тысяч голов свиней обслуживает всего 6 человек (http://m-kalashnikov.livejournal.com/329866.html). Огромные сокращения ждут банковскую сферу, строительство – и так далее.
Все это может вызвать тяжелейший кризис. Причем не только на Западе, но и на Востоке, куда с 1980-х вывели (в рамках капиталистической глобализации) старую промышленность. Сотни миллионов работников станут ненужными. Ни в каком качестве. И на Западе, и на Востоке образуются армии лишних людей, которые станут рассматриваться капиталистической верхушкой как абсолютно бесполезные и даже вредные.
У Уэллса подобное развитие событий привело к глобальной войне. Причем войне инновационной. В «Освобожденном мире» наиболее эффективно действуют военно-научные силы, в которых нетрудно узнать нынешние Joint Operation Forces США. Боюсь, что и нынче переход на Шестой уклад чреват все тем же. В сочетании с волнами жестоких восстаний, беспорядков, глобальной гражданской войны и повального сепаратизма.

НЕЙРОСОЦИАЛИЗМ


Уэллс предложил в 1913 году свой рецепт: всемирный социализм с мировым правительством. И всевластие власти (кратократию по Андрею Фурсову), опирающейся на науку. Дескать, из законов нужно оставить только уголовный кодекс – а во всем остальном развязать власти руки.
Максим Калашников считает: социализм в этом сценарии неизбежен. Многоукладный (с ярусом свободного рынка), но и с сильным плановым началом. Ибо только социалистическое государство может в плановом порядке переобучить и устроить в жизни неисчислимые рати работников, лишившихся прежних ролей в обществе из-за пришествия трудо- и ресурсосберегающих технологий нового уклада. Никакой капитализм с этим не справится. А если и справится – то только переняв такие черты социализма (или национал-социализма, или фашизма Муссолиниева толка), что перестанет быть собственно капитализмом.
Для вымирающего русского народа с его дикой нехваткой молодых и трудоспособных Шестой техноуклад – истинное спасение. Но лишь при одном условии – создании нового социалистического государства. Нейросоциалистического общества (как у нас с Игорем Бощенко в книге «Будущее человечество»).
У белой расы нет иного выхода для выживания, кроме перехода на новый техноуклад. Ибо в противном случае ее уничтожат старение, умственная деградация, наркомания, долговой кризис (кризис не только госдолгов, а вообще), смещение делового, финансового и интеллектуального центра планеты в Азию. Просто переход этот придется делать уже не по-капиталистически.
Тот, кто первым создаст Нейросоц, тот и сможет стать гегемоном, формирующим Мировое правительство.
И это – задача нас, умных патриотов и самураев Будущего, а не нынешней тупой власти. Ибо если этого не сделаем мы – то нам навяжут новый порядок (и свое глобальное правительство) совсем иные силы. Совсем не тот смешной и примитивный «Комитет трехсот», о котором писал Джон Коулмэн, а гораздо более серьезные…

Максим Калашников


Просмотров: 1600
Рейтинг: 0.0/0
Добавлено: 10.08.2010
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]