03:00

Капитализм и научно-технический прорыв несовместны

В то время как власти заявляют о якобы совершающемся «прорыве», о нанотехнологиях и пр., в реальности фактически поставлен крест на позитивных изменениях в атомной и космической отраслях.

Однако для того, чтобы не быть воспринятыми в штыки в своих отраслях, новые руководители были вынуждены пойти на заключение своеобразных договоров со своими коллективами. Во-первых, планы приватизации отрасли в качестве промежуточного этапа включают в себя объединение разрозненных предприятий в вертикально-интегрированные холдинги, которые имеют два варианта развития: либо приватизация, либо возрождение на их основе Минсредмаша и Минобщемаша. Будучи вынуждены принять на себя обязательства по развитию отрасли, Кириенко обещал строительство 40 новых атомных энергоблоков за 25 лет, а Севастьянов обещал создать российский шаттл «Клипер» и к 2020 году наладить программу освоения гелия-3 на Луне.

В 2005 году в атомной и космической отраслях на смену руководителям советской формации пришли молодые буржуазные менеджеры, часто не имевшие необходимого опыта работы в отрасли (С.В. Кириенко во главе Росатома, Н.Н. Севастьянов во главе РКК «Энергия» и т.п.). Общественное мнение отнеслось к этому с известной настороженностью, полагая, что назначения состоялись с целью приватизации отраслей. Планы приватизации (чаще называемой «акционированием»), конечно, никуда не делись.

На этом сходство закончилось, начались принципиальные различия. В атомной отрасли, действительно, была принята ФЦП, предусматривающая строительство десятков новых атомных блоков. Однако бросалось в глаза, что вместо того, чтобы возрождать ядерную энергетику на основе новых технологий, хотя бы тех же «быстрых» реакторов, предполагается воссоздавать ее на основе реакторов ВВЭР конструкции 1960-х годов (естественно, усовершенствованных, под названием «АЭС-2006», но концепция не меняется). Один из руководителей атомной отрасли, докладывая в июне 2005 года о перспективах ее развития, прямым текстом сформулировал: «При составлении программы развития атомной отрасли перед нами были две развилки атомной отрасли: 1) ренессанс или стагнация, 2) на новой или на старой технологической платформе. Мы сделали выбор: ренессанс на старой технологической платформе». А на вопрос, почему проекты быстрых реакторов (тоже, кстати, не особенно новых – 1970-х годов разработки) отодвинуты в сторону в пользу еще более устаревших ВВЭРов, был дан прямой ответ: «Потому что наша задача – получать прибыль. Внедрение чего-то нового коммерчески невыгодно. А ВВЭРы коммерчески выгодны».

Зато «реформирование» отрасли идет быстрыми темпами. Раньше «реформаторы» в ответ на раздававшиеся обвинения в намерении приватизировать атомную отрасль отвечали: «Приватизации отрасли не будет, а будет акционирование». То есть атомная отрасль станет акционерным обществом, но все 100% акций будут в руках государства. Сегодня эти обещания забыты. В постановлении правительства РФ от 26 мая 2007 года № 319 «О мерах по созданию открытого акционерного общества «Атомный энергопромышленный комплекс» неоднократно употребляется именно слово «приватизация» применительно к предприятиям отрасли.

По иному пошли события в космической отрасли. Руководитель РКК «Энергия» Н. Севастьянов, назначенный в мае 2005 года, не оправдал ожиданий «реформаторов» и начал пытаться всерьез реализовать слова о перспективных программах космической отрасли. В первые же месяцы после своего назначения он взял прогрессивный курс на реализацию ряда передовых космических проектов в самое ближайшее время – например, программы освоения лунного гелия-3 для термоядерной энергетики и создания российского многоразового космического корабля «Клипер» (усеченный вариант «Бурана»). Причем, в отличие от чиновников, рассуждающих в стиле «всё это дело не нынешнего века», Севастьянов выступал за реализацию всех этих проектов уже при жизни нынешнего поколения. Предложенная им «Концепция развития пилотируемой космонавтики», которая имела все шансы стать официальным документом, превосходила даже самые смелые требования оппозиции в отношении космической отрасли.

В случае, если бы проекты РКК «Энергия» начались реализовываться, то сразу же ребром встал бы вопрос, что для их претворения в жизнь нужна плановая социалистическая экономика.

Более того, программа создания термоядерной энергетики на гелии-3 вполне вписывается в имеющийся план создания материально-технической базы коммунизма, известной как «Проект МКФ». Конечно, это будет только первый этап, за которым должны будут последовать и другие: не возить гелий-3 с Луны на Землю, а ставить термоядерные реакторы по освоению гелия-3 прямо на месте и использовать вырабатываемую энергию для освоения лунных ресурсов (например, запасы титана на Луне намного больше, чем на Земле)[...] Скажете, нереально? Вот для того, чтобы сделать первый шаг и доказать, что это реально, и нужен проект гелия-3. В 1920-е годы у страны был план ГОЭЛРО, в 1930-е годы – план индустриализации, в 1940–50-е годы – план создания ракетно-ядерного щита, а сейчас таким проектом должен быть проект создания термоядерной энергетики на гелии-3.

Сам Севастьянов тоже, очевидно, понимал, что проект гелия-3 должен быть не самоцелью, а лишь этапом для более далеко идущих планов. При обсуждении в Интернете ситуации вокруг смены руководства РКК «Энергия» один из участников обсуждения высказал гениальную мысль, проясняющую суть событий: «К сожалению, в последнее время к власти на Земле приведены больные люди (или, лучше сказать, нелюди), которые этого не понимают. Они вообще мало что понимают ".

Рассказы Севастьянова о гелии-3 вполне могут быть сознательной маскировкой, призванной побудить этих больных людей дать деньги на космическую программу. Точно так же, как для исследования и покорения Америки изобретались рассказы о золотых горах на этих неведомых землях. Так что к Севастьянову у меня претензий нет. Как говорится, с волками жить – по-волчьи выть.

До некоторых пор эти проекты пользовались поддержкой руководства Роскосмоса во главе с А.Н. Перминовым. Однако с начала 2007 года со стороны руководства Роскосмоса пошел «наезд» на РКК «Энергия» и ее руководителя. На сайте РИА «Новости» отмечалось: «В августе 2005 г. натурный макет корабля был с помпой представлен Роскосмосом на Международном авиакосмическом салоне под Москвой МАКС-2005. В то время никто не сомневался, что в объявленном ранее конкурсе на космический транспорт победит именно «Клипер», созданный в «Энергии». Однако в июле прошлого года на салоне в английском Фарнборо Роскосмос неожиданно переориентирует программу создания транспортной системы с «Клипера» на очередную, страшно вспомнить, какую по счету, модернизацию корабля «Союз». Причем после непродолжительной паузы последовал пространный официальный комментарий Роскосмоса с заявлениями в экономико-технической нереальности программы «Клипер». Но корабль практически разработан, причем на львиную долю из внебюджетных средств, и в «железе», по мнению Николая Севастьянова, может быть создан уже к 2013 г. Странно, но таковы факты». Не странно ли, намерения продолжать летать на «Союзах» 1960-х годов разработки один к одному совпадают с планами Росатома по развитию энергетики на основе ВВЭРов примерно той же давности. Наверно, тоже потому, что «наша задача – получать прибыль».

22 июня конфликт стал открытым. Севастьянов был отстранен от руководства предприятием. На 31 июля было намечено собрание акционеров по формальному избранию нового президента корпорации. Больше месяца между этими двумя событиями – достаточное время для того, чтобы попытаться остановить ситуацию. Однако не получилось. На состоявшемся 31 июля собрании акционеров владельцы крупных пакетов акций проголосовали за отстранение Севастьянова от должности президента корпорации и избрали «единоличным исполнительным органом управления – президентом ОАО «РКК «Энергия» 57-летнего В. Лопоту. Он уже успел заявить, что «лунная программа России будет корректироваться» и что «кадровые перестановки в руководстве "Энергии" не повлияют на выполнение контракта с NASA». То есть не собственные проекты, а «выполнение контракта с NASA» является теперь главным приоритетом.

Почему не получилось сдержать негативное развитие событий? С одной стороны, необходимо понимать, что и Севастьянов, несмотря на всю свою прогрессивность по сравнению с его окружением, – тот же чиновник, поэтому не пожелал идти на обострение. Как это уже не раз бывало.

С другой стороны, не проявила интереса и оппозиция. Зюганов, возмущаясь тем, что обидели его спонсора на Пермском пороховом заводе, при этом не проявил никакого интереса к подобной же ситуации, сложившейся в ближайшем Подмосковье. А функционеры более радикальных организаций оправдывают нежелание что-то делать аргументами типа «всё равно замена одного руководителя на другого ничего не изменит» (хотя на самом деле речь идет о поддержке именно программы, а не той или иной персоналии) или «всё равно при капитализме создать российский многоразовый корабль невозможно» (хотя для того, чтобы это доказать на практике, как раз надо, чтобы попытка реализации началась сейчас). Один из них заявил: «Зачем же вы поддерживаете программу Севастьянова? Ведь это же фантастика». И даже ведь не подумал о том, что задача космической отрасли в том и состоит, чтобы фантастику претворять в жизнь!

Отставкой Севастьянова не ограничилось свертывание передовой линии в космической отрасли. В тот же день, 31 июля, поступило сообщение об отставке пресс-секретаря Роскосмоса Игоря Панарина, занимавшего эту должность с апреля 2006 года. Его назначение вызвало резкую реакцию со стороны прозападно настроенных СМИ, поскольку Панарин был известен своими патриотическими и антиамериканскими взглядами. Газета «Коммерсантъ» за 25 апреля 2006 года писала: «Важной составляющей новой информполитики Роскосмоса, возможно, станет антиамериканизм. Так, в октябре прошлого года, выступая на Международном общественном форуме "Диалог цивилизаций", Игорь Панарин предрек распад США до 2010 года. Видимо, в том же духе Роскосмос будет теперь комментировать и сообщения об очередном переносе запуска американского шаттла или о трудностях с созданием в США нового космического корабля».

Этот прогноз, однако, не оправдался. Действительно, выступая в частных разговорах в поддержку прогрессивного курса, которого придерживался Роскосмос в 2004–2006 годах, Панарин, тем не менее, проявлял чрезмерную осторожность и в ответ на просьбу прокомментировать ту или иную проблемную ситуацию заявлял, что в силу своего статуса не считает себя вправе высказываться. Возможно, именно потому и не удержался.

Что теперь нужно делать для того, чтобы отстоять передовые космические программы и не дать их похоронить? Во-первых, четко осознать и разъяснять всем, что революция научно-техническая и социализм неотделимы друг от друга. Да, осуществление передовых научно-технических проектов невозможно в рамках капитализма. Но в то же время и борьба за социализм не приведет к успеху, если в качестве основного лозунга не ставить требование обеспечения научно-технического прорыва.

И с конкретными вопросами реализации передовых космических программ тоже не всё потеряно. Во-первых, тот же Севастьянов заявил о намерении, несмотря на свою отставку, продолжать заниматься развитием своих проектов, в первую очередь многоразового корабля «Клипер».

Источник: zhuk-kommunist


Просмотров: 1585
Рейтинг: 0.0/0
Добавлено: 24.07.2010
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]