03:00

Медленное угасание Объединенного Института Ядерных Исследований

Осень 1990 года. Ликвидация ГДР, деструктивные процессы в СССР, уход с руководящих постов в Объединенном институте ядерных исследований (ОИЯИ) выдающихся советских физиков академиков Н.Н.Боголюбова, Г.Н.Флёрова, И.М.Франка, член-корреспондентов В.П.Джелепова, М.Г.Мещерякова поставили институт в тяжелое положение, в том числе – финансовое. Это вызвало растерянность научной общественности и еще действующего парткома КПСС в ОИЯИ. Академик А.М.Балдин, оставшийся директором одной из крупнейших лабораторий ОИЯИ настраивал партком, что «необходимо добиваться решения правительства СССР по ОИЯИ, надо отстаивать и защищать интересы страны и советских сотрудников… Хватит отсиживаться, нужна политическая работа… Нельзя отмалчиваться, не заниматься доской почета, стенгазетой, проблемами коллектива. Лучших коммунистов – ветеранов выгоняют на пенсию, а организация молчит – сама себя добивает»… Визит делегации ОИЯИ к зам. министра Среднего машиностроения Никипелову с просьбой о поддержке ОИЯИ в ноябре 1990 г. завершился ответом: «Мы вас любим, но держитесь за международный статус института, уговаривайте ФРГ вступить в ОИЯИ, попробуйте просить денег у Ельцина».

Состоявшийся в феврале 1991 г. научный актив ОИЯИ при очень критических оценках ситуации в институте, еще сохранял иллюзии, что СССР может помочь её выправить. Однако визит в ЦК КПСС обернулся холодным душем. Высокопоставленный работник ЦК «растолковал»: «Страны не удержать, будет плохо. Наука пострадает вслед за стариками и детьми… За пять лет научные кадры растеряются, продадутся – уедут, займутся кооперативами, чтобы выжить семьям. Из бюджета для ОИЯИ средств не добудешь, в ФРГ следует посадить от ОИЯИ резидента для рекламы и поиска контактов с фирмачами». Это был финиш – руки опускались. Один А.М.Балдин еще пытался вдохнуть энергию. Призывал по КЗОТу СССР бороться против сокращения советских сотрудников, опираться на «Декларацию прав человека», «защищая коллектив и завоевывая у него поддержку в преддверии оголтелого антикоммунизма и противостоя демократам – необольшевикам… КПСС надо браться за защиту прав человека, протестовать против глупых решений дирекции и правительственных чиновников… Демократы переступили права человека. Всем мыслящим, не только коммунистам, готовым на гражданскую позицию, при отступлении под напором «демократического» антикоммунизма надо защищать права человека. В этом защита людей и себя. Сегодня не до благодушия»… Академик А.М.Балдин не был членом КПСС, но он оказался в ОИЯИ единственным из крупных научных руководителей готовым к открытой обороне. Увы, пришел август, а затем декабрь 1991 г., - всё рухнуло, СССР не стало. Чтобы перейти ко дню сегодняшнему, вспомним славную историю ОИЯИ.

26 марта 1956 г. Полномочные представители социалистических стран подписали Соглашение о создании первого международного научного центра этих стран с целью:

- обеспечения совместного проведения теоретических и экспериментальных исследований в области ядерной физики;

- содействия развитию ядерной физики в государствах-членах Института;

- поддержания связи с национальными и международными научно-исследовательскими организациями в деле развития ядерной физики и изыскания новых возможностей мирного применения атомной энергии;

- содействия всестороннему развитию творческих способностей научно-исследовательских кадров государств- членов Института;

- способствования всей своей деятельностью исследованию ядерной физики только для мирных целей на благо человечества.

Принеся огромные людские и материальные жертвы в войне с фашизмом, СССР почти сразу после Победы оказался в тисках объявленной ему Западом холодной войны с угрозой реального атомного нападения. Восстанавливая быстрыми темпами экономику, СССР вынужден был значительные ресурсы направить на создание атомной бомбы и развитие ракетной техники. В этих тяжелых условиях в нашей стране уже к концу 1947 г. (намного, например, раньше, чем в Англии) была отменена карточная система на продукты питания, в 1949 г. в районе Иваньковской ГЭС на Волге был запущен ускоритель заряженных частиц – синхроциклотрон, позволивший начать исследования в области физики элементарных частиц на уровне, достигнутым тогда в США. В 1953 г. на Ленинских горах открылись двери новых зданий Московского университета, принявшие на учебу студентов не только из всех уголков Союза, но и из стран социалистического лагеря. В 1954 г. в Обнинске была запущена первая в мире атомная электростанция, давшая импульс развитию атомной энергетики во всем мире. К 1956 г. в районе Иваньковской ГЭС был создан еще один крупный научный центр, в котором завершалось сооружение самого мощного на то время ускорителя – синхрофазотрона на 10 ГэВ. При образовании ОИЯИ СССР передал в его состав два Иваньковских института с ускорителями синхроциклотроном и синхрофазотроном, - так состоялось рождение Дубны и международного научного центра ОИЯИ. Первым его директором был избран Д.И.Блохинцев, до этого руководивший Физико-энергетическим институтом в Обнинске и созданием первой в мире атомной электростанции. Состав базовых экспериментальных установок института вскоре пополнился ускорителем многозарядных ионов и импульсным реактором на быстрых нейтронах, сконструированный по идее Д.И.Блохинцева.

Научные направления, развиваемые в ОИЯИ, возглавляли многие годы выдающиеся советские физики.

- Академик Н.Н.Боголюбов (сменивший в 1965 г. Д.И.Блохинцева на посту директора ОИЯИ) – дважды Герой социалистического труда, лауреат Ленинской премии и трех Государственных премий, награжденный шестью орденами Ленина, двумя Трудового Красного Знамени, орденом Октябрьской Революции, депутат Верховного Совета СССР многих созывов, автор теорий сверхтекучести и сверхпроводимости, создатель школы в квантовой теории поля.

- Академик И.М.Франк – лауреат Нобелевской и двух Государственных премий, награжденный тремя орденами Ленина, тремя орденами Трудового Красного Знамени, орденом Знак Почета, орденом Октябрьской Революции, автор теорий Черенковского и переходного излучения, специалист в области ядерных реакций, нейтронной физики и физики реакторов.

- Академик Г.Н.Флёров – Герой социалистического труда, лауреат Ленинской и трех Государственных премий, награжденный двумя орденами Ленина, тремя орденами Трудового Красного Знамени, орденом Октябрьской Революции, соавтор открытия спонтанного деления урана, участник создания первой советской атомной бомбы, инициатор и руководитель синтеза и изучения трансурановых элементов.

- Академик В.И.Векслер – лауреат Ленинской и Государственной премий, награжденный тремя орденами Ленина, орденом Трудового Красного Знамени, автор открытия автофазировки в циклических ускорителях, руководитель создания синхрофазотрона, специалист в физике космических и элементарных частиц.

- Академик Б.М.Понтекорво – Лауреат ленинской и Государственной премий, награжденный орденом Ленина, тремя орденами Трудового Красного Знамени, орденом Октябрьской Революции, выдающийся специалист в области нейтринной физики и физики слабых взаимодействий.

- Академик А.М.Балдин – лауреат Ленинской и Государственной премий, награжденный орденами Трудового Красного Знамени, Знак Почета, Дружбы Народов, автор основополагающих работ по релятивистской ядерной физики, внесший большой вклад в изучение кварковой структуры элементарных частиц.

- Член-корреспондент Д.И.Блохинцев – Герой социалистического труда, лауреат Ленинской и двух Государственных премий, награжденный четырьмя орденами Ленина, орденом Трудового Красного Знамени, руководитель проектирования и создания первой атомной электростанции и импульсных реакторов на быстрых нейтронах, крупный теоретик в области квантовой механики.

- Член-корреспондент В.П.Джелепов – лауреат двух Государственных премий, награжденный орденом Ленина, двумя орденами Трудового Красного Знамени, орденом Октябрьской Революции, участник создания синхроциклотрона, руководитель исследований на нем в области физики элементарных частиц и атомного ядра, инициатор медико-биологических исследований на пучке ускоренных протонов.

- Член-корреспондент М.Г.Мещеряков – лауреат двух Государственных премий, награжденный тремя орденами Ленина, орденами Знак Почета, Красной Звезды, Трудового Красного Знамени, Октябрьской Революции, руководитель создания синхроциклотрона, член правительственной комиссии по подготовке испытаний первой советской атомной бомбы, специалист в области физики элементарных частиц и автоматизации физического эксперимента.

С годами расширялась тематика научных исследований, росла квалификация научных и инженерных кадров. К 1981 г. численность сотрудников ОИЯИ достигла 6000, при этом из стран-участниц работало до 500 специалистов. Институт принимал в год более 1000 ученых, приезжавших на короткие сроки, сотни сотрудников ОИЯИ командировались в институты стран участниц. Станы принимали участие в разработке и поставке экспериментального оборудования. На должности вице-директоров института избирались многие крупные ученые из стран-участниц: Щ.Цицейка, В.Вотруба, А.Хрынкевич, Н.Содном, Х.Христов, К.Ланиус, А.Михул, Ч.Шимане, Д.Киш, М.Совински, И Златев и др.

Научными коллективами ОИЯИ сделано около 40 открытий, зарегистрированных в Государственном реестре открытий СССР. В области физики высоких энергий упомянем открытие антисигма-минус-гиперона, двойной перезарядки пи-мезонов, распада фи-ноль-мезона на электрон-позитронную пару; в области синтеза сверхтяжелых элементов под руководством Г.Н.Флёрова были открыты 103, 103, 104, 105 элементы. В институте открыты также такие явления как протонный распад радиоактивных ядер, запаздывающее деление, существование мюония в конденсированных средах, явление длительного удержания в сосудах медленных нейтронов.

В период благополучного существования содружества социалистических стран ОИЯИ имел достаточное финансирование для развития экспериментальных установок: синхроциклотрон был реконструирован в фазотрон с увеличением интенсивности ускоряемых протонов в 10 раз, создан более мощный ускоритель тяжелых ионов –циклотрон У-400, в связи с развитием релятивистской ядерной физики был разработан и сооружен новый ускоритель «нуклотрон», сооружен высокопоточный импульсный реактор ИБР-2, не имеющий аналогов в мире и предоставляющий уникальные возможности для исследований в области физики конденсированных сред. Развитие физических экспериментов невозможно без опоры на теоретические исследования, которые успешно проводились в ОИЯИ под руководством Н.Н.Боголюбова, А.М.Балдина, Д.И.Блохинцева, В.Г.Соловьева, Д.В.Ширкова. Большую роль играло и постоянное усовершенствование вычислительной техники и автоматизации эксперимента. После пуска ускорителя на 70 ГэВ в Институте физики высоких энергий (Протвино) ОИЯИ активно участвовал в экспериментах на этом ускорителе. Развивалось сотрудничество и с европейским международным научным центром (ЦЕРНом) в Женеве. В коротких заметках для широкого круга читателей нет возможности полно охватить все сферы деятельности ОИЯИ, упомянуть всех героев его 50-летнего плавания. Подчеркнем – успех этого плавания был предопределен вниманием правительств стран-участниц ОИЯИ, обеспечивающих до гибели СССР и социалистического лагеря достаточное государственное финансирование института. Роль государства видна и в том, как поощрялись им ученые – руководители научных направлений. Начиная с 1991 года жизнь ОИЯИ протекала трудно. Часть стран ушло из ОИЯИ, постепенно их места заполнились новыми членами – государствами, возникшими из бывших Союзных республик, которые оказались не способными удержать бюджет ОИЯИ на уровне, достаточном для его развития. Были годы, когда задерживались выплаты зарплат. До сих пор уровень оплаты труда в ОИЯИ остается на низком уровне, не позволяющем привлекать молодежь. Как можно привлечь молодого специалиста на зарплату 3000 руб.? Институт сегодня не только не может предоставить молодому специалисту бесплатное жилье, но и место в общежитии.

В советское время ОИЯИ имел свои объекты социальной сферы: жилье (вводилось в год до 15000 м2), медсанчасть, предприятия ОРСа (не без криминала ушедшие в частные руки), детские дошкольные учреждения (ДДУ), загородный пионерский лагерь (в котором за лето могло отдохнуть 750 детей). ОИЯИ имел дом отдыха в Алуште, в который выделялось до 1200 (в том числе и на детей) путевок в год, сотрудники института получали до 600 путевок в год в санатории. Сегодня жилье можно только купить, в медсанчасти многие услуги платные, место в ДДУ (они теперь муниципальные) нужно «пробивать», пионерлагерь не работает, санаторных путевок на порядок меньше, путевок в Алушту тоже мало и они дороги (с учетом проезда). Почти до нуля разрушена мощная строительно-монтажная организация, построившая все производственные и социальные объекты ОИЯИ и институтской части Дубны. Институт катастрофически постарел, но дирекция пока нашла только способ выживания пенсионеров – посадила их «добровольно» на контракты (на 6 – 12 месяцев), при этом заставив перейти многих на полставки. А старики продолжают «вкалывать» полный день, ведь голова и руки еще работают у ученых, слава богу, независимо от возраста. Зажим старых квалифицированных кадров совершенно не решает проблему притока молодых специалистов. Зарплату им надо поднимать на порядок и помогать с жильем. Сложилась ситуация, что из московских вузов и дипломников почти нет, хорошо еще, что студенты из периферийных вузов в ОИЯИ тянутся. И никуда сегодня не денешься еще от другой беды: для молодого специалиста работа в ОИЯИ – стартовая площадка для отъезда на Запад. Далеко не все из них возвращаются в Дубну. За последние годы в ОИЯИ не создано новых установок, по сути, у него нет своих базовых установок для исследований в области физики элементарных частиц. Спасает участие в экспериментах в ЦЕРНе, на которые ОИЯИ выделяет значительную долю бюджетных средств.

 Источник: zhuk-kommunist.ru


Просмотров: 2660
Рейтинг: 0.0/0
Добавлено: 20.07.2010
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]