03:00

Ничто так не оздоровит Россию, как стремление быть, а не казаться

Технологические уклады:

Первый уклад (1785–1835 гг.) основан на новых технологиях в текстильной промышленности, использовании энергии воды.

Второй уклад (1830–1890 гг.) – ускоренное развитие транспорта (строительство железных дорог, паровое судоходство), возникновение механического производства во всех отраслях на основе парового двигателя.

Третий уклад (1880–1940 гг.) базируется на использовании в промышленном производстве электрической энергии, развитии тяжелого машиностроения и электротехнической промышленности на основе использования стального проката, новых открытий в области химии. Были внедрены радиосвязь, телеграф, автомобили.

Четвертый уклад (1930–1990 гг.) основан на дальнейшем развитии энергетики с использованием нефти и нефтепродуктов, газа, средств связи, новых синтетических материалов. Это – эра массового производства автомобилей, тракторов, самолетов, различных видов вооружения, товаров народного потребления. Появились и широко распространились компьютеры и программные продукты для них, радары.

Пятый уклад (1985–2035 гг.) опирается на достижения в области микроэлектроники, информатики, биотехнологии, генной инженерии, новых видов энергии, материалов, освоения космического пространства, спутниковой связи и т. п.

Шестой технологический уклад будет характеризоваться развитием робототехники, биотехнологий, основанных на достижениях молекулярной биологии и генной инженерии, нанотехнологии, систем искусственного интеллекта, глобальных информационных сетей, интегрированных высокоскоростных транспортных систем.
Предметом обсуждения на круглом столе стало учение Даниэля Бэлла о постиндустриальном обществе. Бэлл называл постиндустриальным общество, в котором главенствующую роль играют знания и на первый план выходит производство не товаров, но услуг в широком смысле, а вместо заводов и корпораций локомотивом экономики становится «фабрика мыслей», производящая инновации.


На деле теория постиндустриализма, по мнению известного российского публициста Максима Калашникова, послужила самым разрушительным целям мировой капиталистической элиты. Она стала оправданием деградации и регресса, идеологией сохранения отжившего общественного строя, превратившегося в тормоз здорового развития человечества.

«Ей воспользовались те, кто, остановив истинный прогресс в развитии производительных сил, стал выводить производства из дорогих стран Запада («Большой семерки») в азиатские страны с дешевой рабочей силой, гонясь при этом за максимизацией прибыли. Дешевая рабочая сила и «щадящее» законодательство в странах третьего мира остановили развитие трудо- и ресурсосберегающих технологий, гибкую роботизацию с искусственным интеллектом, революцию в энергетике и т. д., но зато привели к экологическому кризису, к стагнации на Западе. Его страны, лишаясь «питательной среды» в виде передового реального сектора экономики, стали терять налоговую базу, входя в жестокий долговой кризис (ведь надо как-то было поддерживать механизмы социальных гарантий). И теперь надутые пузыри государственных долгов грозят страшным взрывом в 2010-е годы, что будет сопровождаться крахом социального государства на Западе», – говорится в докладе Калашникова.

По мнению участников дискуссии, на смену издыхающему, зашедшему в тупик капитализму могут прийти два строя – «восходящий» и «нисходящий». «Нисходящий» может родиться в результате катастрофического обрушения прежнего порядка как результат грандиозного исторического отката. «Восходящий» вариант – новый общественный строй, соответствующий прорывным «антикапиталистическим» технологиям. И основной задачей новой российской науки в данном случае видится как раз разработка теории этого нового строя, его понятийного аппарата, вскрытие главных тенденций. А заодно – поиск предпосылок такого будущего в окружающей жизни.

Один из участников дискуссии, замдиректора Института прикладной математики им. М.В. Келдыша Георгий Малинецкий полагает, что ответом на вызов о необходимости проектирования нового общественного строя может стать опережающий переход России к новому технологическому укладу с опорой на традиционные ценности российского общества. С ним побеседовал обозреватель KM.RU.

– Насколько актуален для современной России вопрос о построении постиндустриального общества?

– Более чем актуален – в плане технологического уклада. Наш президент выдвинул концепцию модернизации, которую он еще раз прочертил на Форуме в Санкт-Петербурге. И теперь, как только речь заходит о модернизации, каждая экспертная группа пытается вдохнуть в это понятие свой смысл. И это создало в России опасную тенденцию: часть политических сил полагает, что модернизация – это еще одна перестройка, еще раз должны быть сломаны политическая, социальная, экономическая сферы.

На мой взгляд, гораздо разумнее смотреть на модернизацию, как это советовал делать Маркс, а именно начать с базиса – с производства. Принципиальной задачей в такой постановке становится создание возможности перехода в следующий – шестой технологический уклад. Мы, втянувшись в разрушительные реформы, полностью пропустили пятый технологический уклад, связанный с компьютерами, телекоммуникациями, Интернетом. Это – все то, на чем США построили свою новую экономику. Сейчас наступает время следующего технологического уклада – шестого, или постиндустриального. Согласно исследованиям Института прикладной математики им. Келдыша, ряд развитых стран войдут в шестой уклад уже к 2018 году.

Локомотивные отрасли в данном случае – это биотехнологии, нанотехнологии, новое природопользование, робототехника, полномасштабные технологии виртуальной реальности. И здесь, в России, должны быть созданы прежде всего производственные мощности, и, конечно, инновационная активность должна вернуться хотя бы на советский уровень. В 2009 году в мире было получено более 155 тыс. патентов, из которых 40 тыс. получили США, а Россия – только 600.

– Выходит, несмотря на то, что постиндустриальные экономики западных стран сегодня находятся в кризисе, России нужно создавать индустриальный базис для того, чтобы перейти к постиндустриальной модели?

– Поясню, почему вкладываться нужно именно в это. Самая близкая аналогия – покорение Латинской Америки горсткой испанцев. Там было прекрасное общество, обладающее предыдущим технологическим укладом относительно завоевателей. У индейцев не было колеса, лошадей и ружей, и когда пришли испанцы, которые всем этим обладали, они легко смогли заставить коренных жителей платить непомерные налоги. Такова цена вопроса о модернизации, о переходе к шестому технологическому укладу и, если угодно, постиндустриальному обществу.

Для того, чтобы наша страна имела историческую перспективу, нам нужно несколько вещей делать самим: мы должны сами себя защищать, кормить, лечить; мы должны сами воспроизводить знания. И вот здесь ситуация такова, что, по оценкам Академии военных наук, отношение по обычным вооружениям между Россией и НАТО сейчас 1:60. После реформ г-на Сердюкова численность вооруженных сил уменьшится в 10 раз, ВВС и ВМФ – в 2 раза, численность Ракетных войск – в полтора раза. Как нам защищать свою страну?.. Нам жизненно необходимы вооружения, опирающиеся на шестой технологический уклад.

– Какие изменения для этого должны произойти в обществе?

– Я скажу жесткую вещь: ничто так не оздоровит общество, как стремление быть, а не казаться. И ничто так не поднимет авторитет руководства страны, как правда о российских реалиях. В самом деле, где Россия на экономической карте мира? Располагая 30% всех природных богатств, Россия вносит вклад в мировой ВВП меньше 3% – т. е. страна не работает. Об инновациях я уже говорил, и такая ситуация – во всех отраслях.

– Модернизация предполагает отказ от традиционных ценностей, это хорошо видно по истории западной цивилизации. Модернизация России, которая сейчас набирает обороты, тоже направлена на отказ от русской идентичности?

– Как я уже говорил, модернизацию сейчас постигает судьба перестройки, лозунгом которой, как мы помним, было «Больше социализма». Выяснилось, что это означает капитализм. С модернизацией происходит то же самое.

Давайте вспомним самые глобальные модернизационные проекты России – петровский, сталинский. Речь идет прежде всего о переходе на новый технологический уровень. Для достижения такого перехода традиционно предлагаются два пути. Первый подход – это подход недалеких западников: копировать всё, брить бороды, пить кофий. И, как следует из анализа Василия Ключевского, при петровской модернизации с короткими кафтанами было все в порядке, а в том, что касалось технологий, произошел огромный откат. Часть современной политической элиты России полагает, что достаточно все списать с западных образцов. Это неверно.

Есть другой путь – это путь Южной Кореи, которая смогла прорваться в пятый технологический уклад. Первым шагом стала «Дорожная карта» (план развития. – Прим KM.RU), к созданию которой они привлекали и своих, и западных специалистов. Второе – это объяснение обществу содержания большого проекта, реализовывать который нужно было всем вместе; объяснение того, ради чего начата модернизация. Третий шаг – подстройка задач модернизации под традиционные ценности корейского общества. В частности, исходя из клановой структуры корейского общества, они создали вертикально интегрированные компании – тот же «Самсунг», где есть пожизненный найм, обучение, карьерный рост и социальная защита. Верность роду оказалась перенесена в верность компании. И, наконец, еще один важный момент: государство разобралось с крупными семейными кланами, которым принадлежали основные капиталы страны. Они были обязаны вернуть деньги из западных банков и вложить их в экономику Кореи.

Россию пытаются отстроить по западным лекалам, начиная со времен Гайдара, и то, что происходит сегодня, – непосредственное продолжение той политики. Только Гайдар полагал, что мы будем покупать оборудование и приборы, а сейчас мы собираемся покупать «Сколково», т. е. отрасль. Все это было бы смешно, если бы не было так грустно. И вот эта же парадигма – парадигма слепого копирования западных смыслов и ценностей, догоняющего развития и т. д. – действует и сейчас. То, что делается сейчас, сочетает в себе худшее из советского и западных укладов. А на самом деле сейчас, как и в Южной Корее, России необходимы быстрые меры, мобилизация. Необходим глобальный общественный проект с опорой на традиционные для России ценности.

Источник: KMnews


Просмотров: 1635
Рейтинг: 0.0/0
Добавлено: 22.06.2010
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]