03:00

Россия и мир в XXI веке

Что Россия может предложить мировому сообществу уникального, какое направление развития может остановить рапад государста и потерю идентичности?

Два докладчика — профессор МГУ, доктор экономических наук Александр Владимирович Бузгалин и Ольга Георгиевна Леонова, доктор политических наук, доцент, МГУ им. М.В. Ломоносова, профессор кафедры социологии и политологии ИППК МГУ предложили свои варианты ответа на вопрос о миссии России в этом мире.

Тезисы доклада А.В. Бузгалина


Будущее России: концепт культурного лидерства

1. XXI век: под покровом постиндустриальных, информационных и т.п. «обществ» рождается качественно новый мир со-творчества

2. Творческая деятельность создает не просто информацию или новшество. Она, во-первых, создает культурную ценность, которая в пределе бесконечно остается востребованной человечеством (как правила арифметики или поэмы Гомера). И это культурное благо неограниченно для использования. Это такой «пирог», который становится тем больше, чем больше едоков его поглощают. Во-вторых, она создает новое качество ее субъекта – человека знающего, человека любящего, человека-способного-чувствовать-красоту. Самое смешное, что это результат, который нельзя ни купить, ни украсть... Его можно только со-творить. В-третьих, творчество есть всегда еще и процесс общения. Того, что Михаил Бахтин назвал субъект-субъектным отношением, диалогом.

3. Отсюда органично вытекает следствие – основными «отраслями» ближайшего будущего становятся воспитание и образование (непосредственное «производство» человеческих качеств как «I подразделение» постиндустриального общества), а также наука, искусство, высокотехнологичное производство и социальное новаторство (сферы реализации человеческих качеств, II подразделение постиндустриального общества). Добавив к этому охрану и воспроизводство экологически чистых территорий, мы получим эскиз структуры передовых секторов российской экономики будущего.

4. Будущее: 20% интеллектуальной элиты и 80% ненужных людей? Начнем с наиболее фундаментального вопроса: а действительно ли человечество движется к постиндустриальному (информационному...) обществу? Прежде чем аргументировать свой вывод сформулирую еще один вопрос: а прогрессом ли является признаваемое едва ли не всеми развитие новых технологий и институтов?

5. И вот здесь начинаются жесткие и провокационные тезисы автора. Начнем с того, что прогресс человеческих качеств и творчества идет крайне неравномерно во времени и в пространстве. Еще более очевиден тезис о пространственной неравномерности прогресса креативной деятельности. «Общество знаний», творческого труда, а не компьютерных игрушек, развивается чрезвычайно неравномерно, концентрируясь даже не в отдельных странах, а отдельных сетях, контролируемых глобальными игроками. Основная же часть жителей Земли находится в гетто отсталости и при сохранении нынешней модели глобализации будет все дальше отдаляться от мира креатосферы. Лишь крайне ограниченный круг людей из этого гетто имеет шанс вырваться в новый мир.

6. Здесь опять последует жесткий тезис: поле творческой деятельности уже не одно десятилетие принципиально широко и открыто для большинства. Только надо хотя бы на минуту задуматься и понять, что наиболее востребованная и в высшей мере креативная деятельность – это прежде всего труд воспитателя детского сада и школьного учителя, медицинского работника и тренера-физкультурника (инженера и квалифицированного рабочего, художника (причем не только профессионального) и ученого...

7. В мире складывается система, в которой есть два полюса: гетто пресыщения и гетто нищеты, а в середине более-менее сытое/голодное большинство. Это большинство мечтает попасть в первое гетто, страшится скатиться во второе и пребывает в состоянии воспроизводства обывательского стандарта. В лучшем случае (массовидный стандарт США) это частный домик, автомобиль и 2-х недельный отдых за границей. В худшем (массовидный стандарт России) – тесная квартирка, новый телевизор и обед в Макдональдсе по праздникам. Эта модель стратегически тупикова. 8. Если оставить в стороне заглавные буквы и пафос, то тезис прозвучит не слишком ново: можно и нужно искать альтернативы той модели развития креативного потенциала человека, которую реализуют страны «золотого миллиарда». Новым (да и то относительно) будет разве что несколько «пустяков». Первый. Точное указание на то, что не надо делать. Второй. Понимание того, что потенциальная альтернатива существует. Неплохо бы к тому же еще и разобраться с тем, что из себя представляют эти альтернативы.

9. Новый государственнический, державный, «имперский» проект – вот то новое откровение, которое пытается навязать России новый тип формирующейся «элиты». Эта альтернатива тупикова. Во-первых, потому что по природе своей ретроградна, консервативна и ищет будущее в прошлом (сие типично для добуржуазного «мировидения» вообще и российской феодально-имперской критики капитализма и неолиберализма – в частности). Во-вторых, – и это определяющий параметр – этот консервативный проект как нельзя лучше соответствует чаяниям основных пассивно-приспосабливающихся, но при этом вязко-мощных социальных сил современной России – обывательского большинства и серой исполнительской массы «элиты» (государственной и корпоративной бюрократии). Наконец, «имперский проект» адекватен как современным общемировым тенденциям эволюции глобального капитала, так и все возрастающим тенденциям ностальгии по советской державе.

10. Зададимся вопросом: а при каких условиях серый российский мещанин становится гражданином, способным к совместным историческим действиям? История подсказывает и ответ на наш вопрос. Эта невозможная, на первый взгляд, трансформация мещанина в полного энтузиазма прогрессора происходит тогда, когда (1) появляется субъект, объективным интересом которого становится изменение экономической и общественной жизни, (2) противоречия общественной жизни достаточно обострены, чтобы пробудить социально-творческую энергию граждан (пробудить спящего на печи богатыря); (3) этот субъект достаточно организован, чтобы это действие осуществить и (4) субъективно способен к осознанному конструктивному действию, т.е. осознает необходимые цели преобразований и возможные средства их реализации достаточно адекватно, чтобы направить социальную энергию в конструктивное, а не разрушительное русло.

11. Во-первых, в России традиционно сохраняются два ключевых фактора интенсивного общественного развития постиндустриальной эпохи – природа и культура. Расшифруем. Природа – это не только и не столько сырьевые ресурсы, сколько экологически чистые биогеоценозы (лес – значит воздух, вода, природные заповедники и т.п.). Культура – это прежде всего не масс-культура как один из наиболее быстро растущих глобальных рынков, а «человеческие качества» и сферы их развивающие и воспроизводящие: образование, наука, накопленные столетиями достижения искусства.

12. Во-вторых, в нашем обществе подспудно зреет понимание того, что Родина все больше вползает в исторический тупик, выход из которого в принципе есть, но нынешней властью не реализуется.

13. В-третьих, в России все еще имеются интеллектуальные силы для того, чтобы предложить конструктивные альтернативы (именно так – в множественном числе) демократическими методами осуществляемого проекта, выводящего нашу страну на траекторию прорыва в постиндустриальное будущее, а не на обочину «периферийной империйки».

14. Основные черты таких альтернативных проектов уже многократно прорисовывались интеллектуальным сообществом России в диалоге с нашими друзьями во многих странах мира. Коротко их формула проста: реализация долгосрочных общественно-государственных стратегических программ приоритетного развития открытых миру образования, фундаментальной науки, социальных и экологических инноваций — в экономике при сокращении роли государства и усилении гражданского общества в политике.

Цитата из доклада О.Г. Леоновой

Россия и мир в ХХI веке


 "В связи с изменившейся геополитической и социокультурной ситуацией возникает вопрос: какова миссия России в глобальном мире? В своих выступлениях, проповедях, интервью к этому вопросу неоднократно обращался Святейший Патриарх Кирилл. Суммируя все его высказывания и предложения, можно составить четкую концепцию миссии России в глобальном мире. Миссия России в глобальном мире состоит в том, чтобы:

1. затормозить те опасные процессы, которые идут сегодня в мире;
2. произвести коррекцию цивилизационного развития через сохранение наших базовых ценностей. Достижению данных целей глобальной миссии России способствует решение следующих задач. Первая задача - воспрепятствовать греху, остановить зло. Вторая задача состоит в том, чтобы христианизировать языческую культуру.
Третья задача - осуществить синтез культур, и «…через него преодолеть цивилизационные кризис и сформировать духовную культуру будущего».
Четвертая задача - воспитание «нравственной, высокоинтеллектуальной личности». У этой задачи есть два конкретных направления. Во-первых, воспитание в человеке некоего «внутреннего фильтра». Во-вторых, воспитание в человеке умение творить ДОБРО.
Патриарх напоминает: «В слове Божием сказано: «Не будет конца мира, пока не будет взят удерживающий» И вот некоторые богословы размышляют: что же такое удерживающий? Иные полагают, что это государство, это некая сдерживающая сила, а на самом деле удерживающий – это добро. Если из мира будет взято добро, то мир превратиться в банку со скорпионами». Поэтому когда отдельный человек творит Добро в наших сложных условиях, тем самым он дает миру такого «удерживающего».

Выдающийся российский философ А.С. Панарин также изложил свои взгляды на будущую миссию России в глобальном мире. А.С. Панарин считал, что специфика традиционной культуры российского общества, уникальность ее исторического и политического опыта сможет противостоять насильственному нивелированию, деградации и превращению в унифицированную вестернизацией культуру глобального мира. Речь идет о необходимости поставить заслон энтропийному процессу, развязанному Западом и формирования качественного иной морали, чем мораль успеха любой ценой. Запад подчинил людей экономике и превратил экономико-технические критерии в главное мерило людей, национальных культур, стран. Народам России предстоит создать иные критерии оценки людей, иную шкалу иерархии цивилизаций. Речь идет о перспективе революции сознания, которая утвердит новую шкалу оценок и приоритетов развития и прогресса.
А.С.Панарин был глубоко уверен, что нам предстоит обратиться к резервам глубинной цивилизационной памяти, когда технически и экономически «неэффективные», как их считают на Западе, народы России откроют свою новую роль в качестве духовно имущих и имеющих – тех, кто может предложить свою духовно-нравственную альтернативу миру, находящемуся в поисках глобальной революции сознания".

Обсуждение доклада было бурным и эмоциональным. Все самое интересное будет опубликовано и размещено на сайте.

Участники семинара: 

Багдасарян Вардан Эрнестович, доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой Российского государственного университета туризма и сервиса.

Буданов Владимир Григорьевич, доктор философских наук, кандидат физ.-мат.н., ведущий научный сотрудник сектора междисциплинарных проблем научно –технического развития Института философии РАН.

Бузгалин Александр Владимирович, доктор экономических наук, профессор кафедры политической экономии экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, координатор ООД «Альтернатива».

Лексин Владимир Николаевич, доктор экономических наук, профессор руководитель научного направления Института системного анализа РАН. Леонова Ольга Георгиевна, доктор политических наук, доцент, МГУ им. М.В. Ломоносова, профессор кафедры социологии и политологии ИППК МГУ.

Малинецкий Георгий Геннадьевич, доктор физико-математических наук, профессор, заместитель директора по научной работе Института прикладной математики им. М.В. Келдыша РАН.

Межуев Борис Вадимович кандидат философских наук, заместитель главного редактора журнала «Русский журнал».
Межуев Вадим Михайлович, доктор философских наук, Институт философии РАН.

Неклесса Александр Иванович, председатель Комиссии по социокультурным проблемам глобализации, член бюро Научного совета «История мировой культуры» при Президиуме РАН (председатель семинара).

Окара Андрей Николаевич, кандидат юридических наук, директор Центра восточноевропейских исследований.

Пономарева Елена Георгиевна, кандидат политических наук, доцент МГИМО (У) РФ.

Ремизов Михаил Витальевич, президент Института национальной стратегии, кандидат философских наук.

Сулакшин Степан Степанович, доктор физико-математических наук, доктор политических наук, профессор, генеральный директор Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования.

Римский Владимир Львович, Фонд ИНДЕМ, заведующий отделом социологии.

Чернавский Дмитрий Сергеевич, доктор физико-математических наук, профессор, главный научный сотрудник Физического института им. П.Н. Лебедева РАН.

Шубин Александр Владленович, доктор исторических наук, руководитель Центра истории России, Украины и Белоруссии Института всеобщей истории РАН.

Источник: rusrand 


Просмотров: 1613
Рейтинг: 0.0/0
Добавлено: 08.06.2010
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]