03:00

2015-й И ДАЛЕЕ

Как подготовиться к самому страшному удару – соединенному удару мирового и внутрироссийского кризисов?

Продолжая тему, поднятую в http://m-kalashnikov.livejournal.com/414361.html
Давеча встретился с Вадимом Викторовичем. Признаться, запустил он мне ежа под череп.
Излагаю вкратце. Специалисты Института прикладной математики имени Келдыша АН СССР/РФ спрогнозировали страшный удар мирового кризиса в 2015 году (см. график – это работали А.Акаев, В.Пантин, А.Айвазов и другие). При этом есть все основания доверять ИПМ – их метод анализа гораздо сильнее «аналистов» из западных «мыслительных танков». Пантин и Лапкин предсказали удар кризиса в 2008 г. еще за несколько лет до событий. А все эти «рэнды» так и не смогли предвидеть этого кризиса.
Теперь русско-советские ученые прогнозируют второй ядерный взрыв в мировой экономике примерно в 2015 г. (см. график).

Это очень коррелирует с предсказанием Андрея Клепача (замминиста экономики РФ, глава Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования – ЦМАКП). Он прогнозирует стращную, разрушительную волну глобокризиса на 2016-2018 гг. из-за лопания пузырей государственных долгов. В то же время, доцент МГУ Андрей Кобяков говорит об очень драматичном и тяжелом переходе мира на Шестой техноуклад в 2015-2020 гг.
При этом глава Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования Степан Сулакшин указывает на критические для РФ годы – начиная с 2012-го. (http://rutube.ru/tracks/3186983.html?v=1f328e6b95014b3ddb7cac7bc974242c).
В.Шишов считает, что второе цунами Глобокризиса несет прямую угрозу Росфедерации. Она действительно может развалиться, причем с гражданской войной. Конечно, неизбежно падение мировых цен на нефть – а это тяжелейший удар по экономике РФ. С другой стороны, весьма вероятнол крушение старых систем мировых валют: ибо уже на 1 реально обеспеченный доллар приходится 10,5 необеспеченных. Обрушение «зеленой пирамиды» в десять раз обесценит долларовые запасы. Т это тоже – удар по РФ.
Один из запалов распада – крах систем ЖКХ. Путин, конечно, запретил повышать тарифы. Но тогда возникает угроза физической гибели того самого ЖКХ. Ибо при замораживании тарифов нужно: 1. драконовскими мерами уничтожить коррупцию в этой отрасли; 2. обеспечить в нее большие государственные инвестиции и внедрение прорывных технологий жизнеобеспечения. (Причем частник на первых порах сюда не пойдет – тарифы же заморожены, частные инвестиции не «отбиваются»). Нынешняя «тандемократия» не может обеспечить ни действенной борьбы с воровством, ни инвестиций в ЖКХ, ни поиск и отбор нужных для них прорывных технологий.

***

В.Шишов считает, что время уже упущено. Скорее всего, Мегакризис нам придется встречать с нынешней властью. И уж лучше она, чем кровавая анархия.
Но для того, чтобы противостоять новой, страшной волне кризиса, необходимо применить передовые методы управления регионами и страной в целом, продолжающие технологию «Киберсин», которую пытался применить в Чили 1972-1973 гг. великий Стаффорд Бир. (Это – попытка антикризисно управлять экономикой страны с помощью «Киберсина» - сетевой системы быстрого реагирования).
Первая дерзновенная попытка построить демократию диалога относится ко временам, когда «Битлз» только-только распались, а персональных компьютеров и Интернета еще не было. Тогда царствовали огромные вычислительные машины-«мейнфреймы», а программисты считались кем-то вроде колдунов и кудесников.
В то время в Чили к власти пришла Объединенная народная коалиция во главе с Сальвадором Альенде. Уже в конце шестидесятых чилийцев до печенок достали прелести жизни в слаборазвитой рыночной стране, жившей исключительно за счет экспорта меди. И они выбрали левых, вознамерившихся без крови и насилия построить новый социализм в стране, протянувшейся вдоль Анд. Победа Альенде стала полной неожиданностью и для Москвы, и для Вашингтона. Страна входила с сфеоу влияния США, а потому после победы Альенде тотчас попала под жесткое давление экономических санкций.
Поздней осенью 1971 года в Чили прибыл знаменитый англичанин Стаффорд Бир – основоположник «организационной кибенетики», один из создателей теории разумных человеческих структур (1926-2002 гг.). И предложил чилийцам нечто сногсшибательное, намного опередившее свое время.

ДОСЬЕ:

Бир, Энтони Стаффорд
Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Энтони Стаффорд Бир (Anthony Stafford Beer) родился в Лондоне 25 сентября 1926 года и умер 23 августа 2002. Был теоретиком и практиком в области исследования операций и так называемой «второй волны» кибернетики.
Начал обучение философии в колледже University College London, который оставил в 1944 году в связи с поступлением на службу в армию. До 1947 служил в Индии. В 1949 году демобилизован в звании капитана.
Впервые познакомился с исследованием операций в армии, где быстро понял выгоды, которые оно может принести для бизнеса. Поступив на работу в крупнейшую металлургическую компанию United Steel и убедив управляющих основать группу исследования операций, он возглавил отдел исследования операций и кибернетики. В 1959 году он опубликовал свою первую книгу Cybernetics and Management (есть перевод на русский язык), построенную на идеях системного подхода к управлению организациями Норберта Винера, Уоррена МакКуллоха и особенно Уильяма Эшби.
Приобретя уникальный практический опыт, в 1961 году ушел с работы в компании United Steel, чтобы начать свой бизнес консультанта в партнёрстве с Роджером Эддисоном в области исследования операций. Компанию назвали SIGMA (Science in General Management — Наука в общем управлении). Бир оставил её в 1966 году, перейдя на работу к клиенту SIGMA — International Publishing Corporation (IPC). Бир стал директором разработок IPC и инициатором использования новых компьютерных технологий. Также в 1966 году он написал книгу Decision and Control. Он оставил IPC в 1970 году, чтобы работать как независимый консультант, что явилось результатом его все более возрастающего интереса к социальным системам.
Его крупнейший независимый проект так и не был полностью завершён, несмотря на полученные многочисленные положительные результаты. В 1971 году его пригласило социалистическое правительство Чили для создания единой компьютеризированной системы управления экономикой в режиме реального времени. Система называлась Киберсин (Cybersyn). Она должна была дейсвовать с помощью сети Кибернет (Cybernet). Проект прервался после переворота Пиночета в 1973 году. Бир продолжал работать в Америке, консультируя правительства Мексики, Уругвая и Венесуэлы. Он также написал серию из четырёх книг, базирующуюся на его собственной Модели жизнеспособной системы (Viable System Model) для моделирования организаций: Platform for Change, Designing Freedom, Heart of Enterprise и The Brain Of The Firm (есть перевод на русский язык — Мозг Фирмы ISBN 5-256-00426-3).
В середине 70-х годов Бир отказался от материальных ценностей и переехал в срединный Уэлс, где уединённо жил, интересуясь поэзией и искусством. Начиная с 1980 года он обосновался в Торонто. Он продолжал работать в своей области и в 1994 году опубликовал свой труд Beyond Dispute: The Invention of Team Syntegrity, посвящённый синергетике группы (Team Syntegrity), формальной модели, построенной на идее многогранных систем для неиерархического решения проблем.
Он являлся профессором тридцати университетов, и получил звание почётного доктора в Сандерлендском университете. Был президентом Мировой организации систем и кибернетики (World Organization of Systems and Cybernetics) и обладателем наград от Шведской королевской академии в области инженерных наук, Системного общества Великобритании, Американского общества кибернетики и Общества исследования операций Америки
Бир предложил чилийцам: а давайте-ка построим кибернетическую систему управления экономикой вашей страны. Опередим одним махом даже развитый мир! Мол, даже на богатом Западе экономикой управляюти скверно. Наблюдается огромное запоздание в получении экономических показателей из-за их медленной обработки бюрократическими машинами. А оттого большинство экономических решений правительства принимают с невероятным запозданием. Мы же, дескать, можем осуществить проект «Киберсин» («Кибернетический синергизм») – создать систему гибкого управления экономикой и социальной сферой страны в режиме практически реального времени.
В те времена еще не было ни удобных «персоналок», ни Интернета, ни волоконно-оптических линий связи. Бир предложил связать предприятия сетью связи Кибернет, используя радиостанции, работающие в сантиметровом диапазоне и линии телексной связи – кабели буквопечатющих телеграфных аппаратов. Все заводилось наединый центтральный компьютер. Но никакой централизации в духе «я начальник, а вы все – дураки» не происходило: Кибернет должен был позволить каждому его пользователю связываться с тем, с кем он захочет. То есть, стоилась система сетевых связей. В то же время, предприятия, подключенные к Кибернету, ежедневно сбрасывали в центральный комп набор показаелей своей работы. «Главный мозг» должен был их обрабатывать и проверять в случае сильного отклонения. Если же в таких данных содержалось что-то, вызывавшее тревогу, то сигнал летел по адресу руководства проблемного предприятия.
Наконец, вся информация стекалась в ситуационную комнату – центр оперативного принятия решений, с развешанными по стенам экранам, отражавшим состояние страны в удобной для восприятия форме. То была технология, несущая смерть старым залам бюрократических заседаний. Тут все участники могли видеть живое биение пульса страны, наблюдая последствия принимаемых решений. Картина обстановки, представленная в виде не таблиц, а удобных разноцветиных графиков, резко ативизировала интеллектуальные и творческие способности тех, кто сидел в ситуационной комнате: ведь у них активно включалось и право полушарие мозга, ответственное за образное мышление. Более того, создавалась и работающая виртуальная (как мы бы сказали сегодня) модель страны, и на ней можно было, как на тренажере, отрабатывать возможные решения правительства, проверяя их последствия. В таком случае управление становилось «высокоточным оружием», а страна в целом получала громадную экономию сил, средств, времени и нервов. Ситуационная комната в Сантьяго должна была стать прообразом для подобных центров нового управления в любой отрасли, фирме, предприятии.
Для новой системы создавался Киберстрайд – пакет программ, а также Чеко – модель чилийской экономики. Главной целью Бир выдвинул замену громоздкой и неэффективной бюрократии на сетевую структуру.
Бира поддержал сам президент Альенде – человек не только честный и волевой, но и обладающий развитым системным мышлением. И англичанин с мая 1972 года взялся за дело, мотаясь между Лондоном и Сантьяго. История его недолгой работы, исполненная драматизмом, изложена в книге самого Бира «Мозг фирмы» (1981 год). Действовать пришлось в самых неблагоприятных, кризисных условиях: экономику Чили лихорадило из-за экономических санкций Запада и падения мировых цен на нефть, из-за забастовок и сопротивления правых сил внутри.
И все же они успели сделать многое! Наладили сеть Кибернет. Стали создавать ситуационную комнату. Конечно, сегодня, во времена огромных плоских дисплеев на жидких кристаллах, вызывают только улыбку тогдашние средства отображения информации – с помощью двухметровых громоздких шкафов с вращающимися стеклянными дисками и лампочками. Но тогда приходилось выкручиваться с помощью несовершенных технологий. Началась проработка системы прямой связи «народ-правительство» с помощью интерактивного телевещания и сети компьютеров для оперативного голосования (так называемой алгедонической цепи).
В октябре 1972-го Бир выпускает в свет брошюрку «Пять принципов для народа», тезисы коей и сегодня впечатляют.

В октябре 1972-го Бир выпускает в свет брошюрку «Пять принципов для народа», тезисы коей и сегодня впечатляют.
«Минуло два года после революции за право собственности. Пришло время начать революция в управлении страной!» – заявил англичанин.
Первый принцип – прекратим смотреть на правительство как на нечто непостижимое и как на бремя для народа. Боритесь с такими представлениями, где только можете! Все должны думать, что и как изменить к лучшему.
Начнем считать правительство людьми, думающими о том, что делать и дружно работающих, чтобы достигнуть намеченных целей. Желания народа должны быть известны правительству. А осуществить их поможет технология, принадлежащая всему народу!
Принцип номер два заключался в беспощадной борьбе с бюрократизмом, неразберихой и бесконечными откладываниями решений. Прямой контакт с начальством плюс его немедленный ответ дадут самый быстрый результат. «Используя технику, мы уже присоединили 60 процентов организаций общественного сектора к компьютерам в столице, которые дают немедленный совет управляющим. Мы распространим эту услугу на весь народ теми же средствами», – написал Бир.
Третим принципом он поставил борьбу с бюрократизмом и плохой работой госаппарата, с отчаянием и пренебрежением обращениями граждан.
«Один служащий занимается малым числом проблем. Он может связаться с любым начальником. По линиям связи он может выйти на самого Президента. Отвечайте на обращения граждан!
Нам предстоит заменить бюрократию на точно построенную и понятную сеть служащих, единственное дело которых – помогать людям и отвечать им. Мы должны свести бумажную переписку к минимуму – только к важным документам. Людей бумагой не накормишь!» – отчеканил кибернетик.
Четвертым принципом стояло: «Долой безликие заявления «Этого нельзя сделать» или «Вам не повезло»! Начнем практиковать прямую личную ответственность – «Я сделаю это... или я знаю, кто вам поможет».
Наконец, принцип пятый гласил: «Будущее начинается сегодня!» Это означало: надо прекратить управлять постоянным кризисом. Каждый должен упорно работать на своем месте – иначе кризису не будет конца.
«Начнем думать о будущем, которое только начинается. Начнем поанировать будущее для наших внуков – лучшее общество!
Будущее – не неизвестность, оно необязательно должно ухудшаться. Впервые в истории человек знает достаточно, чтобы создать такое общество, к которому он стремится. Мы должны помочь народу понять предоставляемое ему право выбора, а осуществлять его должен сам народ...»
Бессмертные принципы!

Чили 1972 года была похожа на Росфедерацию 2000-х тем, что ее рыночные правители обеспечивали страну по принципу: «Продаем медь – и покупаем все необходимое за рубежом». То есть, страна также «сидела» на импортной «игле». Как только цены на медь пошли вниз, а новая власть национализировала рудники, началась блокада. Не на что стало закупать массу вещей, машин, запасных частей. Страну било в судорогах. Согласитесь – не лучшая обстановка для проекта «Киберсин». Попутно Бир пытался выручить Чили, предлагая развивать иной экспорт: например, рыбы – в Китай, прекрасных чилийских вин – в Европу. С осени семьдесят второго пришлось бороться с забастовками водителей дальнобойных грузовиков, грозивших привести к полному хаосу и голоду в стране. С помощью сети Кибернет удалось наладить снабжение городов продовольствием и максимально эффективно распорядиться транспортом. Параллельно шли работы над постройкой ситуационной комнаты. Все осложнялось перетрясками в самом чилийском правительстве.
В апреле 1973-го чертовски уставший Бир отмечал: «Мы приложили огромные усилия, чтобы разработать небюрократическую систему управления государством, просто игнорируя существующий административный аппарат...»
8 сентября 1973 года президент Альенде распорядился перевести ситуационную комнату в его резиденцию «Ла Монеда».


11 сентября Бир завершал поездку в Англию. Вечером на улице он увидел газетный стенд – и кричащие заголовки «Альенде убит!»
В те дни заговорщики во главе с генералорм Пиночетом штурмом взяли президентский дворец, уничтожили Альенде и на много лет установили в Чили террор пополам с ультралиберальными, монетаристскими «реформами». Вместе с Пиночетом пришли тупые «чикагские экономисты» с их топорными методами, коррупция, тотальная приватизация и расстрелы умных людей на стадионах. Мракобесы, выдвинув рекордную по расплывчатости и неконкретности программу из трех положений («Бог, армия, собственность») прервали смелый прорыв в будущее – к обществам без бюрократии, с разумными объединениями людей. Россиянские либералы долго восторгались Пиночетом, ахали по поводу «левака Альенде» и на все лады расписывади «чилийское экономическое чудо». Да вот только сами чилийцы так не считали. Они-то нахлебались этого чуда до тошноты. В 2006 году они снова привели к власти тех, кто решил продолжить дело Альенде.
Жаль, но Бир до этого момента не дожил.
Но теперь времена меняются. Уже есть технологии, которые могли бы воплотить Киберсин намного быстрее и с существенными дополнениями. Бир в начале семидесятых мог только мечтать о машинах с нынешним быстодействием, о нейросетях четвертого поколения и передовых способах отображения информации с помощью виртуальной реальности. Сегодня все это у нас есть. И никто не смог вытравить смелых мыслей из наших голов.



***


В нынешние времена технология «Киберсина» далеко продвинута вперед нашими исследователями (П.Отоцкий и др.) С их предложениями можно ознакомиться здесь (три доклада с презентациями - http://www.smi-svoi.ru/news/?fl=538&sn=1517. Маненков, Отоцкий и Шишов).
То есть, можно в преддверии возможного краха РФ предложить это губернаторам и олигархам. Вот – управленческие технологии, с помощью которых можно в кратчайшие сроки спасти экономику и капиталы, переложив их в футурополисы с производством продовольствия и энергии на основе прорывных технологий.

***

Таким образом, думаю над предложением Вадима Викторовича.
Необходимо ясное изложение нашего предложения регионалам и магнатам.
Будем работать. Нужно использовать все возможности и шансы – пусть даже самые малые.
Продолжение темы:
Так что же такое нынешний кризис? Как мне видится, это исчерпание всех 3-х этих составляющих. Идеологии (целей человечества), технологического ресурса и экономической модели. Это работает всё хуже и хуже.
http://t-grigorchuk.livejournal.com/917.html

М. Калашников


Просмотров: 2978
Рейтинг: 5.0/1
Добавлено: 12.05.2010
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]