03:00

Максим Калашников: «Беда не в коррупции, а в нежелании мечтать»

Максим Калашников работает в экзотическом жанре, который литературные критики прозвали «политической футурологией». Последовательный критик «сырьевой деградации» и горячий сторонник опережающей модернизации, певец грядущего преображения «русского мира» на основе привлекательной идеологии и прорывных отечественных технологий, он также известен как человек, сумевший объединить вокруг себя целую когорту талантливых ученых и изобретателей. В прошлом году Максим Калашников неожиданно достучался до самых верхов. Открытое письмо, написанное им в ответ на программную статью Дмитрия Медведева «Вперед, Россия!», прочел в интернете сам президент и поручил изучить предложения писателя, касающиеся технологической модернизации российской экономики. После этого состоялась встреча Калашникова с вице-премьером Сергеем Собяниным и первым заместителем руководителя президентской администрации Владиславом Сурковым. В этом году к рассмотрению проектов «группы Калашникова» приступили эксперты Российской академии наук (РАН).

«Это не капитализм, а средневековая Московия»

– Двадцать лет назад в России началась трагедия, по своим масштабам сопоставимая с татаро-монгольским нашествием. Все произошло прямо как в романе-катастрофе, когда на цивилизованное общество вдруг обрушивается некая беда (метеорит, эпидемия смертоносной болезни, инопланетяне), и оно начинает стремительно разрушаться, а люди превращаются в новых варваров. Вот нечто подобное случилось и с нами, обитателями обломков СССР. А страшной бедой стала уголовно-«рыночная» революция.

В советскую эпоху мы были пассажирами океанского лайнера. Конечно, многие роптали, что корабль «Советский Союз» хуже, чем круизное судно «Запад»: мол, у них там и каюты поуютнее, и меню в столовой побогаче. Однако мы все равно плыли на теплоходе современного типа. Гнить и разлагаться «корабль» начал в 1970-е годы, когда брежневская правящая верхушка, пораженная косностью и маразмом, стала жить за счет нефтедолларов. Истеблишмент прекратил историческое творчество, отказался от реформ, не стал создавать передовую наукоемкую промышленность. Он утратил способность создавать Образ Будущего. Нефтедоходы не использовались, чтобы вывести страну на новый качественный уровень. И как только американцам в 1985 году удалось сбить мировые цены на нефть, начался кризис. Верхушка стала проводить судорожные, непродуманные реформы, из-за которых СССР просто-напросто взорвался.

Возникшая на обломках СССР Российская Федерация – это плод нашего поражения в холодной войне. У нас часто любят спорить о том, какая у нас за эти двадцать лет сложилась модель капитализма, но эти споры мне кажутся пустопорожним теоретизированием. Никакого капитализма в России нет. А то, что есть, больше похоже на феодализм. Точнее – на средневековую Московию с ее взяточничеством, «шемякиными судами» и чудовищным угнетением низов. Только при настоящем феодализме феодалы стригли ренту с крепостных крестьян и подвластных городов. А нынешние олигархи и высшие чиновники снимают доходы с нефтегазовых промыслов, алюминиевых заводов и с государственного бюджета, который пополняется трудами простых людей.

«Им хочется лыж и тусовок»

В условиях «недокапитализма» мы получили элиту, которая желает только «пилить» и «седлать» финансовые потоки. Но чтобы страна достигала каких-то высот, нашим высшим чиновникам и бизнесменам нужно работать как проклятым – по 18 часов в сутки. Дневать и ночевать в своих начальственных кабинетах. Но разве нынешние бонзы умеют это делать? Хотят ли этого? Нет – им хочется лыж, тусовок, борделей и вообще приятного времяпрепровождения. Не умеют они и не желают гореть на работе, думать и изобретать. Сегодня «элита» превратилась в замкнутую касту, которая имеет свои отгороженные от прочего мира поселения («города золотых унитазов» и пресловутые «рублевки»).

Сия сырьевая «аристократия» отвергает попытки отечественных изобретателей и ученых заинтересовать их плодами русского интеллекта. Зачем поддерживать русскую науку, коль проще и дешевле все покупать на Западе? В итоге все заменяется импортом техники и технологий с Запада – даже если в РФ есть возможности создать что-то лучше западных аналогов или вовсе опередить заграницу на некоторых направлениях. Есть и другая проблема: наша чиновничья и олигархическая верхушка отторгает инновации, если угодно, по классовым причинам. Стоит им только всерьез заняться модернизацией, как их тут же начнет теснить новая, «технократическая» элита.

Досадно, но факт: пример «российской элиты», обогатившейся быстро и бесчестно, разложил общество. Пример быстрого обогащения «верхов» отбил у «низов» всякое желание работать, в результате чего сломана основа основ нормального общества – этика труда и накопления. Увы, я понимаю, что нынешняя власть плоть от плоти народа. Она отражает настроения внизу: ничего не делать, все равно ничего не получится – давайте пить пиво, ходить в гипермаркеты, вспоминать о былом величии или периодически изображать его. Самое страшное – в России исчезла атмосфера дерзости, веры в собственные силы. Общество надломлено, оно считает, что ничего нового быть не может. Увы, каток «реформ» в первую очередь вдавил в грязь молодежь.

Благодаря политике последних двадцати лет нам грозят демографические и кадровые проблемы. В 2010-е годы РФ будет катастрофически не хватать ни рабочих рук в общем, ни квалифицированных специалистов, рабочих и инженеров в частности.

«Русские могут первыми ворваться в будущее»

Не секрет, что русские люди сейчас крайне разобщены. Кто-то размахивает красным флагом и чтит Сталина, кто-то Сталина ненавидит, а кто-то ходит с хоругвями и мечтает о восстановлении православной монархии. Но попытки найти точку опоры только в прошлом будут работать на еще большее разобщение людей. Но если прошлое нас ссорит и разделяет, где тогда нам искать источник вдохновения и исторического оптимизма? Только в будущем!

Не секрет, что сегодня мир переживает не просто циклический кризис экономики, а кризис индустриального общества, возникшего в результате Возрождения, Просвещения и промышленных революций. В свое время англичане и американцы (англосаксы), первыми войдя в индустриальный мир, задали остальному человечеству его стандарты. Это обеспечивало лидерство Британии и США в мире XIX и XX столетий. В индустриальном мире русским, вынужденным примеряться к чужим стандартам, было неудобно. В конечном итоге необходимость следовать чужим меркам дважды приводила нас к национальным катастрофам – 1917 и 1991 годов.

Сегодня привычный индустриальный мир, сделавший Запад глобальным лидером, трещит по швам: еще немного – и от него останутся рожки да ножки. Это дает России уникальный исторический шанс, если мы предложим себе и человечеству более совершенную модель развития и вдохновляющую Идею планетарного масштаба. Ни в коем случае не нужно играть в догонялки с так называемыми цивилизованными странами – в этом случае мы обречены на сомнительную роль вечно отстающих неудачников. Русские должны настроить свои антенны на волны грядущей эпохи, чтобы первыми ворваться в Будущее и задать всему миру его образцы.

Если в индустриальную эпоху главным было производство машин, то уже скоро наиважнейшей «отраслью» станет подготовка, обучение и воспитание людей высшего качества, людей-творцов. Иными словами, Россия в первую очередь должна сделать ставку на «хай-хьюм» – когнитивные технологии, проектирование будущего, технологии сборки социальных систем. Как говорит мой хороший друг, замечательный историк и социолог Андрей Ильич Фурсов, «будущее – за высокими гуманитарными технологиями, которые наша страна должна освоить раньше других».

«Пора создавать агентство передовых разработок»

Радует, что в последнее время власть по крайней мере начала задумываться и говорить об инновационном прорыве. Надеяться в деле модернизации только на бизнес и «его величество Рынок» – значит подписывать себе смертный приговор. Однако в умы нашей «элиты» внедрен особый вариант неолиберализма, с несколькими заложенными в него логическими вирусами. Один из самых опасных таков: «Государство должно вкладывать деньги только в проверенные технологии. А инвестировать в поиск чего-то принципиально нового должны частные предприниматели. Пусть рискуют своими деньгами». Нет ничего лживее и опаснее этого положения. Вся практика человечества говорит о том, что, если бы государство не выступало инвестором и организатором крупных прорывных проектов, мы бы до сих пор об атомной энергии, интернете, сотовой связи, компьютерах и космических кораблях читали в фантастических романах. Мы знаем, что частный бизнес может инвестировать только в то, что проверено, и в то, что может принести рассчитываемую прибыль. И он никогда не вложит деньги в проекты, подобные тем, что сформировали облик нынешнего мира.

Если мы хотим поставить Россию на инновационный путь развития, то государство должно взять модернизацию в свои руки. На мой взгляд, первым шагом вполне могло бы быть создание некоего агентства передовых разработок (АПР). Оно должно следить за тем, чтобы в стране четко работала связка «промышленность – наука – образование».

«Стране нужны футурополисы»

Но что может стать первым шагом на пути к модернизации? Я думаю, какой-нибудь пилотный проект в масштабах всей страны, который позволил бы окрылить нацию и стать «точкой кристаллизации» для России будущего. На мой взгляд, наилучший вариант – создать по всей стране первые в мире футурополисы. Что это такое? Речь идет о небольших поселениях с быстровозводимыми домами-усадьбами нового типа, с производством новых строительных материалов (без использования цемента), с полной утилизацией отходов, с несколькими видами сверхпродуктивного сельского хозяйства и использованием экологически чистых биотехнологий. Футурополис можно строить по принципу ромашки: в центре – лаборатории с учеными, а вокруг них – производства и бизнес-территории.

Это прекрасный способ борьбы с демографическим кризисом – ведь молодые семьи, получив отдельный дом, смогут быстро обзавестись детьми. Это вклад в развитие гражданского общества – подобного рода поселения могут существовать как самоуправляющиеся общины. Благодаря таким поселениям исполнится давняя мечта человечества о стирании границы между городом и деревней – люди получат прекрасные условия для жизни, творчества и раскрытия своих талантов. Успешные примеры футурополисов начнут тиражироваться, на свободу вырвутся такие силы, которые изменят систему, ведь этим «сгусткам инноваций» неизбежно понадобится новый социальный строй.

Создать футурополис можно запросто на отечественных технологиях. Ведь в России по-прежнему появляются разработки, опережающие свои зарубежные аналоги. Это купольные дома Гребнева, которые можно возводить за считаные дни, причем без дорогого цемента. Цифровая связь по проекту Андрея Железнова – телевизор, интернет, телефон «в одном флаконе». Технология Георгия Коломейцева – воздействие на семена растений с помощью особого электромагнитного излучения. Урожайность повышается на десятки процентов. Потом – аэрокары, летающие автомобили (прототип был создан еще в 1975 году). Также в стране действуют главы целых «креаторских батальонов» – Рубен Нагапетян (экранопланы и подводные танкеры), Владимир Кравченко и Валерий Водянов (организационно-управленческое «оружие»), Александр Нариньяни (системы искусственного интеллекта, управляемые голосом человека, понимающие речь оператора).

Кто-то воскликнет: «Да ведь это очередной Город Солнца!» Может быть. Но не забывайте, что только фантазеры смогли создать самолеты, компьютер, интернет и космические корабли. Без людей, способных воплощать в жизнь свои самые смелые мечты, немыслим прогресс ни в обществе, ни в области высоких технологий. На самом деле главная беда России – даже не в элите, коррупции и казнокрадстве. Наша беда – в нежелании фантазировать и мечтать.

Источник: Невское время 


Просмотров: 1371
Рейтинг: 0.0/0
Добавлено: 31.03.2010
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]